openglobalrights-openpage-blog

Возможности доступа к средствам судебной защиты за нарушения прав человека корпорациями уменьшаются

Thorgeirsson.jpg

It is getting harder to seek legal redress for corporate human rights abuse in the countries where they are headquartered, and those pursuing such efforts face increased harassment. EnglishEspañolFrançais

Sif Thorgeirsson
26 January 2015

Если компания отнимает землю, загрязняет воду или использует частную милицию, которая нарушает права человека,  у затрагиваемых лиц должно быть право на средства правовой защиты, а также законное возмещение. Право на «Доступ к средствам правовой защиты» является одним из трех столпов Руководящих принципов Организации Объединенных Наций по вопросу о предприятиях и правах человека.

Тем не менее, обзор многих судебных дел против компаний относительно их воздействия на права человека во всем мире на протяжении более десяти лет дает основания говорить о незначительном улучшении для жертв, надеющихся получить доступ к правосудию. В самом деле, это может стать более, а не менее, трудным для них.

Существует две ключевые тенденции. Существующие места рассмотрения экстерриториальных споров сокращаются; правительства стран, где транснациональные корпорации размещают головной офис, не обеспечивают достаточного доступа к судебным средствам правовой защиты за нарушения своих компаний за рубежом. Появляются некоторые новые места для подачи исков против компаний, но пока  еще слишком рано говорить о том, каким будет их влияние. Во-вторых, учащаются случаи судебного преследования тех, кто работает, чтобы привлекать компании к ответственности за нарушения прав человека.

Когда бывшие заключенные тюрьмы Абу-Грейб в Ираке пытались добиться справедливости за подвергание пыткам и бесчеловечному обращению, как утверждается, со стороны военных подрядчиков CACI и L-3 Communications, они знали, что в иракских судах было бы невозможно добиться справедливости. Они подали иски в той стране, где располагались штаб-квартиры компаний – Соединенных Штатах Америки. Так же как упомянутые иракские жертвы пыток, многие другие жертвы нарушений корпорациями не имеют доступа к судебным средствам защиты в своей стране. До нынешнего времени, некоторые жертвы подавали иски в суды тех стран, в которых находится головной офис компании (часто в США или Великобритании). Фактически, из 108 судебных дел, которые были описаны Ресурсным центром по вопросам бизнеса и прав человека, большинство связано с экстерриториальными исками, то есть исками о нарушениях, имевших место за пределами страны суда, рассматривающего дело. К сожалению, подавать такие иски становится тяжелее.

Поворотным моментом в отношении экстерриториальных исков, связанных с правами человека, стало решение Верховного Суда США в деле Киобел (Kiobel) против Shell в апреле 2013 года. Решение Верховного суда в деле Киобел гласило, что существуют основания против экстерриториального применения законодательства США, включая Закон о правонарушениях в отношении иностранных граждан (законоположения, используемые для возбуждения дела против компаний в США за причастность к нарушению прав человека за рубежом). Во время вынесения решения по делу Киобел, в американских судах на рассмотрении находились, по крайней мере, 19 дел, связанных с правонарушениями в отношении иностранных граждан, где утверждались нарушения прав человека со стороны компаний. С тех пор в суд США был подан лишь один новый иск против компании о правонарушении в отношении иностранных граждан. Суды низшей инстанции отклонили большинство исков, связанных с применением Закона о правонарушениях в отношении иностранных граждан, которые находились на рассмотрении в момент принятия решения в деле Киобел, используя более узкую интерпретацию экстерриториальности. Хотя, окончательное толкование экстерриториальной юрисдикции в судах США после дела Киобел все еще формируется.

Thorgeirsson.jpg

Flickr/earthrightsintl (Some rights reserved)

An EarthRights International protest and press conference outside the U.S. Supreme Court during arguments in the Kiobel v. Shell case in 2012.


В английских судах жертвы также долго пытались добиться правовой защиты в отношении компаний. Тем не менее, в 2012 году новое законодательство ограничило возможности того, каким образом адвокаты истцов могут финансировать свою работу. Учитывая дорогостоящую природу транснациональных судебных разбирательств, данное изменение создает проблемы представителям жертв, хотя, также как в деле Киобел, еще неясно, что именно значит это изменение на практике. Например, Leigh Day, ведущая фирма, занимающаяся исками о нарушениях прав человека транснациональными корпорациями в английских судах, заметила, что количество других фирм, занимающихся подобными исками, сократилось почти до нуля. С другой стороны, Leigh Day недавно добилась внесудебного урегулирования от Shell по иску от общины Бодо в отношении обширных разливов нефти в дельте реки Нигер.

В то время, как возможности получения средств правовой защиты  в судах США и  Англии сужаются, другие национальные суды становятся потенциальными местами подачи  экстерриториальных претензий. Недавно  были поданы  иски в Канаде, Франции, Швейцарии и Германии о предполагаемых нарушениях прав человека со стороны компаний за пределами этих стран. Однако, данные случаи пока еще не предоставили никакого возмещения жертвам нарушений.

Закон является инструментом, который был заточен для бизнеса, но притупился для правозащитников. Ресурсный центр по вопросам бизнеса и прав человека отслеживает иски о нарушениях прав человека против компаний уже более десяти лет. Ресурсный центр проанализировал иски о предполагаемых нарушениях в отношении компаний с центральным офисом в странах ОЭСР, которые были поданы в национальных судах стран, в которых они базируются. Стало очевидно, что количество исков намного ниже, чем общее число случаев предполагаемых нарушений прав человека компаниями с центральным офисом в странах ОЭСР, совершенных за пределами этих стран. Страны, в которых находятся штаб-квартиры компаний, осуществляющих деятельность по всему миру,  должны прилагать гораздо больше усилий для того, чтобы жертвы нарушений, связанных с данными компаниями, имели доступ к средствам правовой защиты.

Когда Энди Холл (Andy Hall), британский правозащитник и активист по защите прав рабочих мигрантов, базирующийся в Юго-Восточной Азии, задокументировал насилие в отношении работников, использование детского труда и другие нарушения на тайском заводе по переработке ананасов, он не ожидал, что компания выдвинет против него уголовные и гражданские обвинения. Но именно это и произошло. Обвинения потенциально влекут за собой восемь лет тюремного заключения и штраф в размере более $10 млн. Судебные дела против правозащитников, таких как Энди Холл, являются препятствием для жертв нарушений со стороны корпораций в борьбе за свои права или получение возмещения. Правозащитники все чаще становятся жертвами судебных атак в попытке помешать их работе в области прав человека. Закон является инструментом, который был заточен для бизнеса, но притупился для правозащитников.

Правозащитники становились мишенью судебных преследований по  обвинениям в диффамации и клевете, налоговых расследований и попыток отмены регистрации организаций правозащитников. Подобные преследования оказывают сдерживающий эффект на деятельность правозащитников. Учитывая ограниченные ресурсы, которыми располагает большинство правозащитников, защита самих себя может быть дорогостоящей, а иногда запредельно дорогой. Мишель Форст, Специальный докладчик ООН по вопросу о правозащитниках, недавно подчеркнул конкретные риски, с которыми сталкиваются правозащитники, работающие в области привлечения компаний к ответственности за нарушения прав человека.

Возможность привлечь компанию к юридической ответственности за нарушения прав человека в любой точке мира является ключевым механизмом стимулирования предприятий соблюдать права человека. Без средств правовой защиты, которые обеспечивают выполнение обязательств по соблюдению прав человека, компании могут осуществлять свою деятельность с ощущением безнаказанности – и слишком многие так и делают. В то же время, жертвы нарушений и представляющие их правозащитники продолжают быть уязвимыми для судебного преследования и, в итоге, не могут добиться справедливости.

imgupl_floating_none

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram