Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Дагестан: дальнобойщики продолжат акцию

5 апреля в Москве был задержан организатор Объединения перевозчиков Дагестана Рустам Малламагомедов. Вторую неделю в России продолжается акция дальнобойщиков против бортового устройства "Платон". В Дагестане митингуют около трех тысяч водителей. English

Протестующие дальнобойщики у Манасского кольца. (с) Аида МирмаксумоваВ Дагестане – самая большая протяженность федеральной трассы на Северном Кавказе, более 600 км. Дагестанские дальнобойщики стоят на нескольких участках от юга до севера республики: Дербент, Каякент, Манас, Махачкала, Кизилюртовский район, Хасавюрт, Кизляр. Больше всего машин – свыше 300 – стоит у Манасского кольца: это участок южнее Махачкалы на 30 км, при въезде в поселок Манас Карабудахкентского района Дагестана.

"Государство тебя обирает"

43-летний Умар Гарисов водит большегрузы уже 23 года. Его машина – единственный источник дохода в семье, в которой двое взрослых и четверо детей. При удачных рейсах  Умар может принести в дом 60-70 тысяч рублей в месяц. При неудачных водитель остается в минусе.

– Зимой я уже не выхожу в рейс, потому что трижды замерзал, подорвал здоровье. Зимой либо машина стоит, либо я нанимаю водителя, которому нужно заплатить. Хорошо, если будут деньги, и у меня будет с чего платить, а если что-то случится с машиной в дороге, то это еще и непредвиденные расходы. Содержать большегруз очень сложно. Постоянно тратишь на него уйму денег, а тут еще государство тебя обирает, - говорит Умар.

О том, что платить приходится часто и много, говорят все протестующие: поборы на дорогах, без которых не обходится ни один рейс, покупка лицензии на перевозку, официально уплаченные налоги, теперь еще и "Платон". От Махачкалы до Москвы – почти 2 тысячи километров. С повышением тарифов "Платона" водители должны будут платить дополнительные 14 тысяч рублей.

– Считайте: допустим, выручка за рейс в Москву 70 тысяч рублей. С этих денег нужно залить в бак тонну солярки. Минимум на нее уйдет 32-33 тысячи. Плюс непредвиденные расходы: колесо может лопнуть или еще чего-нибудь с машиной случится. Плюс на питание в дороге тратимся. И сколько у нас остается? Сейчас я, когда живой-здоровый возвращаюсь, пусть даже с маленькими убытками, благодарю Аллаха. Но нам на шею Ротенберга сажают. А с ним хоть машину продавай, но обязан ему заплатить. И никакие твои проблемы – прогорел ты, пустой ли едешь – никого не интересует, - возмущается бастующий Зайналабит Багавов.

"Те последние копейки, которые мы могли привезти для своих детей, у нас хотят забрать"

Выдвигая свои требования, забастовщики говорят не только об отмене системы "Платон". У них немало претензий у водителей к налогам и к поведению работников пунктов контроля на федеральной трассе.

В частности, бастующие требуют уменьшить ставку транспортного налога в Дагестане до среднего уровня по СКФО. Если водители автосредств, зарегистрированных в республиках СКФО, платят 15-20 рублей с одной лошадиной силы в год, то водители зарегистрированных в Дагестане фур должны платить 50 рублей с лошадиной силы. Кроме того, митингующие требуют уменьшить количество контрольных пунктов Госавтодорнадзора в Дагестане, пересмотреть условия выдачи карточек допуска к международным автомобильным перевозкам и предпринять какие-то меры, чтобы искоренить факты расхождения показаний в разных пунктах весового контроля.

Дальнобойщики также требуют "довести до сведения общественности, на что используются средства, полученные от акцизов на топливо, транспортного налога и по системе "Платон" в 2016 году.

Забастовщики не понимают, почему митингуют только они - проблема касается всех жителей страны

– Нам хотят объяснить, что Ротенберг нам дороги построит. А где те деньги, которые до того собирали – 7 рублей, 50 копеек с литра топлива? Если бы это был государственный вопрос, одно дело. А тут для какого-то частника, приближенного человека, ради какого-то одного человека нас всех хотят в рабство отдать, - говорит один из протестующих, но его перебивают другие.

– Мы от отчаяния вышли. Это уже предельная граница, к которой мы приблизились. Дальше уже эту работу невозможно делать. Те последние копейки, которые мы могли привезти для своих детей, у нас хотят забрать.

Забастовщики не понимают, почему митингуют только они, ведь последствия проблемы касаются любого жителя страны.

– Мы здесь не собрались воевать. Мы собрались, чтобы высказать свое мнение, свой протест, требования. Когда власть ведет себя так, будто в рот воды набрала, то ничего не слышно. Нет никакой проблемы. Но эти проблемы касаются народа. Всех людей, живущих в Дагестане, в России, это не только проблема водителей. Проблема водителей — это то, что мы находимся на дороге, и мы расплачиваемся, а за результат, за потребление той продукции, которую мы привозим, будет платить народ. Любая бабушка, любой ребенок, которые покупают что-то в магазине.

Сколько стоит  "Платон"

"Платон" - это система взимания платы на проезд большегрузов. Большегрузами считаются транспортные средства 12 и выше тонн. Согласно распоряжению правительства России от 29 августа 2014 года, плата взимается "в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения". Впервые система была введена в ноябре 2015 года. С апреля 2016 года регистрироваться в системе обязательно должны все большегрузы. В этом же распоряжении правительства указано, что российские Минтранс, Минэкономразвития и Минфин должны заключить концессионное соглашение с ООО "РТ-Инвест Транспортные системы".

ООО "РТ-Инвест", которое на 50% принадлежит Игорю Ротенбергу, сыну олигарха Аркадия Ротенберга, друга Владимира Путина. Ротенберг-младший - автор и разработчиком системы, за использование которой  государство в течение 13 лет будет выплачивать компании 10,6 миллиарда рублей ежегодно.  За это время в эксплуатации введут  2 миллиона бортовых устройств. На федеральных автотрассах будет расставлена 481 рамка контроля системы и 100 мобильных комплексов.

(с) Аида МирмаксумоваПервая акция против введения "Платона" прошла во многих городах России в ноябре 2015 года, еще до запуска системы. Изначально предполагалось, что взимаемая сумма за проезд по федеральной трассе составит 3 рубля 73 копейки за километр. Дальнобойщики страны решили устроить марш-пробег на Москву. Но добраться до столицы удалось не всем. Многих для проверки останавливали сотрудники патрульно-постовых служб в регионах, находили нарушения, штрафовали либо отбирали права.

После того, как чиновники увидели масштабы акции протеста в ноябре 2015 года, сумма, взимаемая за проезд с большегрузов на федеральных трассах, была снижена до 1 рубля 53 копеек.

23 марта председатель правительства Дмитрий Медведев встретился с грузоперевозчиками. По итогам встречи было принято решение продлить льготный период работы системы: увеличить тарифы не в два раза, а на четверть. Согласно постановлению правительства от 24 марта 2017 года, с 15 апреля этого года текущего стоимость за километр проезда составит 1 рубль 90 копеек.

На официальном сайте "Платона" сообщается, что "полученные средства ежедневно поступают в Федеральный бюджет РФ и направляются на обеспечение поддержания автомобильных дорог, финансирование строительно-ремонтных работ и улучшение дорожно-транспортной инфраструктуры".

Однако сами водители большегрузов не верят в благие намерения правительства и уверены, что деньги будут оседать в карманах чиновников.

– Полтора года работает "Платон". Пусть мне покажут хотя бы один километр дороги, который был отремонтирован или построен на эти средства. У нас 10-15 платных участков дорог, по Дону когда едешь. Где 500 рублей, где 400, где 300. Через каждый 30-40 километров. На баннерах большими буквами написано "Росавтодор", а внизу мелкими буквами написано ООО "Рога и копыта", то есть все это идет мимо кармана. Если бы государство еще на 1 рубль поднял бы цену на солярку, может быть, не столь возмущались бы люди, потому что, заплатив деньги, эта солярка в твой бак перекочует. И государство имеет прибыль, и солярку мы в баке имеем, хоть она и дорогая. А сегодня мы платим якобы куда-то за что-то, но никто из нас не знает, куда ушли эти деньги, для чего ушли, и зачем нас они обирают, - возмущается водитель большегруза Зайналабит Багавов.

Росгвардия против дальнобойщиков

К Манасскому кольцу участники забастовки стали стягиваться с 26 марта. По их словам, как только на месте стачки стали собираться участники акции, незамедлительно подъехали несколько "Уралов" с войсками Росгвардии.

– Вот они все стоят с первого дня. Ждут команду "фас". Проводить акцию они нам не мешают, но иногда задевают наших ребят. Просят убрать с обочины легковые машины, на которых кто-то из наших подъезжает. Мол, якобы машины движению на трассе мешает. Посмотрите: машина на обочине стоит, трасса – там. Как они мешают? - говорит Умар Гарисов, участник акции.

Но конфликт у забастовщиков с силовиками  все же произошел. В первый день забастовки дальнобойщики в Манасе остановили фуры из Азербайджана. По словам митингующих, они призвали своих азербайджанских коллег проявить солидарность с ними и "постоять хотя бы один день" или перенести график проезда по трассе.

– Нам не понравилось то, что мы тут стоим, а они работают. Мы же надеемся, что наша проблема до Путина дойдет, а эти ездят у нас перед глазами. Мы одного остановили, говорим, загоняй машину на стоянку, постой хотя бы день. Скажи своим коллегам, которые оттуда едут, пусть тоже нас поддержат. Из-за этого начался конфликт, кто-то из ребят в фуру камни покидал, получилась драка. Бойцы, что тут стоят, начали стрелять в воздух, чтобы отпугнуть толпу. И четверых наших забрали. Оштрафовали, потом отпустили. В Италии, например, была забастовка за 10 дней до нас, они парализовали все. Но ведь мы движение не закрываем, просто просим проявить солидарность, - говорит Зайналабит Багавов.

Автомобили Росгвардии у Манасского кольца. (с) Аида Микмаксумова Забастовщики ожидали внимания к акции со стороны местных властей и СМИ. В первый день к ним приехал заместитель министра транспорта Якуб Худжаев. Выслушав требования митингующих, замминистра уехал. Тогда митингующие решили привлечь внимание общественности к своим проблемам с помощью автопробега.

Акция состоялась на следующий день, 28 марта. Участие в ней приняли около 300 машин. Первоначально планировалось проехать от Манаса до поселка Шамхал, что в 15 километрах северо-западнее Махачкалы. Но на середине пути дальнобойщиков развернули. Трасса лежит через пост у въезда в Махачкалу. По рассказам участников автопробега, дальше этого поста им проехать не дали.

– Мы ехали так, чтобы не мешать движению другого транспорта: одним колесом по обочине и между машинами держали дистанцию, чтобы легковушки могли нас обогнать. Начало колонны, наверное, уже в Махачкале было, а конец – еще здесь. Но на Талгинском посту [при въезде в Махачкалу с южной стороны – А.М.] нам закрыли проезд и отправили назад, - рассказывают дальнобойщики.

В итоге протестующие  проехали всего 30 километров. И опять, кроме водителей проезжающих по этому участку трассы автомашин, никто не обратил внимание на протестующих. Тогда дальнобойщики решили повторить автопробег в пятницу, 31 марта.

В Дагестане массово рассылаются сообщения "почему нужно уважать труд дальнобойщика" и просьбы поддержать митингующих автопробегом легковых машин

В феврале прошлого года Госдума приравняла автопробег к демонстрациям. То есть, для проведения автопробега нужно согласование с властями. О проведении митинга дагестанские власти были уведомлены заранее, но об автопробеге – нет. Штраф за незаконную акцию мог составить до 300 тысяч рублей, но обошлось.

Вечером 31 марта в соцсетях стали распространяться видеозаписи, снятые на мобильные телефоны. На одном из видео мужчина, представитель московского профсоюза дальнобойщиков, сообщает о том, что к Манасскому кольцу стянуты войска, которые пытаются разогнать дальнобойщиков силовыми методами, а республиканским СМИ якобы приказано молчать об этом.

По словам митингующих, дежурившие рядом силовики узнали о планируемом автопробеге, и ближе к обеду на участок, где проходит акция, стали стягиваться "Уралы" с бойцами. Всего, по их словам, подъехало около 25 машин с военными. Кроме того, к месту подъехали и другие дальнобойщики и на этом участке оказалось более тысячи фур.

– Мы собрались после пятничного намаза и решили выехать на акцию. Завели машины. 10-20 минут прошло, пока машины прогрелись, потом тронулись. А выехать не можем: нам дорогу перекрыли. Заблокировали Каякентское кольцо, Избербаш, все стоянки, въезды, выезды — все. И с той стороны, и с этой перегородили дорогу "Уралами". На этот ограниченный участок они не пропускали ни одну грузовую машину. Кроме легковушек всех разворачивали, а грузовики загоняли на стоянку. Один ехал груженный, его тоже загнали на стоянку, он потом как-то уехал, - рассказывает Умар Гарисов.

6 апреля водители легковых машин поддержали митингующих дальнобойщиков и выехали на автопробег "Махачкала - Манас"

В тот же день к митингующим приехал вице-премьер республики Шамиль Исаев. Услышав требования митингующих, он предложил создать совместную рабочую группу, в которую включат по одному представителю районов и транспортных компаний, представителей общественных организаций и соответствующих ведомств и учреждений. Что касается транспортного налога, Исаев сообщил, что после актуализации базы данных ФНС и ГИБДД этот вопрос удастся решить в двух-трехмесячный срок.

2 апреля поддержать дальнобойщиков в Манасе приехали грузовые "Газели". Около ста машин объехали Манасское кольцо, а затем оставили свои машины на территории закрытого рынка, где сейчас стоят большегрузы. Весь день водители "Газелей" простояли вместе с митингующими, ближе к ночи большинство из них уехали, но, по словам дальнобойщиков, некоторые остались еще на один день. 6 апреля водители легковых машин поддержали митингующих дальнобойщиков и выехали на автопробег "Махачкала - Манас".

В целом, дагестанцы положительно отзываются о протесте дальнобойщиков. В WhatsApp’е массово рассылаются сообщения "почему нужно уважать труд дальнобойщика" и просьбы поддержать митингующих автопробегом легковых машин.

"Никаких проблем нет"

3 апреля в Махачкале прошла пресс-конференция с участием представителей Министерства транспорта и дагестанского офиса системы "Платон". На встрече присутствовали также несколько перевозчиков, но среди них не было никого с участка в Манасе.

Заместитель министра транспорта Якуб Худжаев отметил, что забастовщики говорят об ущемлении своих конституционных прав, но при этом забывают о правах тех, чьи машины "забрасывают камнями", когда они едут по трассе. Якуб Худжаев рассказал о нескольких подобных инцидентах, произошедших в течение первой недели стачки. Однако, отвечая на вопрос журналиста, действительно ли те, кто бросал камни, как-то связаны с дальнобойщиками, замминистра сказал, что ему об этом неизвестно.

(с) Аида МирмаксумоваРуководитель управления Ространснадзора по Дагестану Муртузали Муртузалиев заявил, что претензии водителей к частому контролю на трассе на территории республики необоснованны. По его словам, транспортный контроль в Дагестане осуществляется в дневное время и только на одном посту в Джемикенте (Дербентский район).

– Мы решили сделать так: если транспортное средство в одном месте проверено, в других местах на территории Дагестана это транспортное средство сотрудниками Ространснадзора не проверяется. Там будет штамп "контроль прошел" и никаких проблем нет, – сказал Муртузали Муртузалиев.

Представителям дагестанского офиса "Платона" собравшиеся задали самый важный вопрос – про деньги: сколько в год собирает "Платон" с федеральной трассы в Дагестане и сколько средств  из собранных пошло на улучшение дорог. Но ответить на этот вопрос представители системы не смогли, ответив, что не владеют этой информацией. Представители "Платона" предложили задать этот вопрос федеральному министерству транспорта.

Представители "Платона" предложили задать вопрос, сколько собранных средств пошло на улучшение дорог, федеральному министерству транспорта

– Многие владельцы транспортных средств жалуются на то, что платят деньги и не видят, где какие дороги отремонтированы. Но сами дальнобойщики могут подать заявку с указанием тех участков дорог, которые, по их мнению, нужно отремонтировать. Так было сделано в Казани, в Краснодаре. Там подали заявки, чтоб средства "Платона" были направлены туда-то, средства были направлены, сейчас ведутся работы, - проинформировала собравшихся Лидия Абдуллаева, ведущий специалист информационной поддержки пользователей системы "Платон" в Махачкале.

Директор ООО "Юг-транс" Башир Джанхуватов возразил, что в городах большегрузы не ездят и городские дороги не портят. Предприниматель не понимает, почему нельзя в нашей стране построить альтернативную дорогу, по которой можно проезжать бесплатно. Иначе получается, что российских дальнобойщиков принуждают ездить по одной дороге и платить за проезд по ней.

По его словам, с введением лицензий, налогов и системы вести бизнес стало невыгодно, и он вынужден закрыть предприятие: "Если 15 лет назад у компании было 160 машин, то сейчас осталось 17-18".

Заместитель начальника отдела налогообложения имущества УФНС по Дагестану Ильяс Мазанаев напомнил о том, что с 2015 года в России введены налоговые льготы, освобождающие от уплаты транспортного налога владельцев большегрузов весом свыше 12 тонн. По словам чиновника, автовладельцев полностью освобождается от уплаты налога, если сумма платы за "Платон" выше или равна сумме налога или дальнобойщик платит только разницу между суммой налога и платы за систему.

Во время пресс-конференции чиновники неоднократно призывали дальнобойщиков разойтись по домам. По их словам, все проблемы , которые можно решить на региональном уровне, уже урегулированы или вскоре будут решены. Что касается отмены "Платона", то здесь нужно надеяться на местных депутатов, которые доведут требования дальнобойщиков до Госдумы. Но митингующие расходиться не собираются и, по их словам, готовы стоять до тех пор, пока все их требования не будут выполнены.

 

About the author

Журналист, правозащитник. Окончила Дагестанский государственный университет. Работала в еженедельниках "Новое дело", "Настоящее время", газете "Труд". Сотрудничает с информационными агентствами IWPR, Open Caucasus Media, "Это Кавказ" и с информационно-просветительскими проектами о женском миротворчестве – "Даптар" и www.women-peace.net. Лауреат премии Грузинской хартии журналистики в 2016 году в номинации "Журналистское расследование за выявление фактов женского обрезания в аварских селах Грузии.


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.