Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Валенок на ядерном пульте

21 мая Андрею Дмитриевичу Сахарову исполнилось бы 97 лет. Перестроечное движение за безъядерный мир стало возможным во многом благодаря его идеям. Сегодня занять его место некому - и это опасно. English

Выступление академика Сахарова на Первом съезде, 1989 год. Источник: Youtube.Когда в 2015 году российские войска вошли в Сирию, многие стали говорить о неизбежности военного столкновения США и России на сирийской земле.

В середине апреля 2017 года президент США Дональд Трамп заявил, что Путину, России и Ирану "придется заплатить большую цену" за химическую атаку в сирийском городе Дума. США объявили о подготовке ракетного удара по сирийским военным базам, на что посол РФ в Ливане Александр Засыпкин пригрозил, что Россия будет сбивать американские "Томагавки".

В ответ Трамп написал свой знаменитый твит: "Готовься, Россия, потому что ракеты полетят– новые, хорошие и умные!". Американцы давно уже смеются над эпатажными твитами своего президента, но в тех условиях его предостережение прозвучало как возвращение реальности Судного дня, особенно учитывая, что vis-à-vis Трампа на другой стороне планеты – человек тоже не совсем адекватный и – в отличие от Трампа – совершенно не подконтрольный государству и обществу. В 2015 году именно Путин первым применил ядерную угрозу в качестве инструмента международной политики, когда заявил, что Россия была готова привести в состояние боевой готовности ядерное оружие во время крымских событий.

Тем не менее, ракетная атака западной коалиции на сирийские базы прошла успешно, а Россия, к счастью, не вмешалась в операцию, по крайней мере, официально (хотя возможно, российскими зенитными комплексами, сбившими "Томагавки", управляли российские же военные). Война с Западом была отложена, и время до и после инаугурации Путина (или до окончания грядущего чемпионата мира по футболу) можно назвать периодом относительного затишья.

Менее чем через месяц после обострения в Сирии – на параде 9 мая – по Красной площади в очередной раз торжественным строем проехали пустые контейнеры из-под межконтинентальных баллистических ракет, на этот раз из-под "Ярсов" (в 2017 году были "Тополи-М"). Один такой "Ярс" мощностью до 0,9-1,2 мегатонн способен в одно мгновение уничтожить город-миллионник (мощность бомбы, сброшенной на Хиросиму – 13-18 килотонн). Помимо "Ярсов" у России есть МБР "Тополь-М" (1 мегатонна), "Воевода" (до 25 мегатонн) и многое другое.

Человечество знало о полной бесперспективности ядерной войны при накопленных к тому времени количествах боеголовок еще полвека назад. Доктрина взаимного гарантированного уничтожения (MAD) была выработана в 1960-х. При этом идет новая гонка вооружений. Количество боеголовок хоть и уменьшается, но миллиарды продолжают вкладываться в совершенствование средств доставки (бомб и ракет), систем контроля и управления.

При этом никакого массового гражданского международного антиядерного движения, подобного тому, что было 30 лет назад, сейчас не видно. Не приходится слышать в наши дни и о призывах ученых к своим правительствам прекратить ядерную эскалацию. В фазе глубокой эйфории после окончания Холодной войны мир растерял знание и понимание последствий возможного глобального конфликта.

Правда, по инерции со времен разрядки действует еще пара комитетов. Например, Пагуошские конференции, созванные впервые в 1957 году группой ученых, среди которых были Эйнштейн и Жолио-Кюри. С тех пор Пагуошское движение все больше напоминает комитет мира. В его работе принимали участие советские академики, потом российские, в любом случае - только признанные и обласканные властью, никаких Сахаровых там быть не могло. Один из инициаторов и главный спонсор конференции, миллиардер и общественный деятель Сайрус Итон в 1960 году получил Ленинскую премию "За укрепление мира между народами".

Карта мира с различными видами ядерного распространения и зонами, свободными от ядерного оружия, как это определено в резолюции 3472 Организации Объединенных Наций от 1975 года. Фото CC BY-SA 3.0: JWB / Wikipedia. Некоторые права защищены.Есть еще ICAN – международная кампания за запрещение ядерного оружия. О ней большинство из нас узнали только после того, как в 2017 году организация получила Нобелевскую премию мира.

Все эти организации со своими бюджетами, грантами и структурами управления, конечно, не представляют собой подлинно гражданского, массового антиядерного движения, каким оно было во времена Перестройки.

Между тем, пока в мире остается достаточно оружия, чтобы уничтожить жизнь на Земле, о глобальной опасности стоит снова задуматься.

Бедствие неописуемого масштаба

В 1983 году Андрей Сахаров написал из горьковской ссылки открытое письмо своему коллеге, американскому физику-теоретику Сиднею Дреллу. В тот год американская девочка Саманта Смит уже съездила в Советский Союз по личному приглашению Андропова, как раз и державшего великого академика в изоляции в Горьком. Визит Саманты, возможно, способствовал сближению СССР и США и наступлению будущей разрядки, но в то время Холодная война была на самом пике.

В своем письме Сахаров описывал термоядерную войну как "бедствие неописуемого масштаба и совершенно непредсказуемых последствий, причем вся неопределенность – в худшую сторону".

По его словам, мощность всего запаса ядерного оружия в мире на конец 1980 года (50 тыс. ядерных зарядов) составляла 13 тыс. мегатонн, тогда как мощность всех видов оружия, использованных во второй мировой войне, не превысила и шести мегатонн.

"Вы приводите оценку, – обращается Сахаров к Дреллу, – согласно которой сброс на основные города северного полушария 5 тысяч зарядов суммарной мощностью 2 тысяч мегатонн приведет к гибели 750 миллионов человек только от одного из факторов поражения – ударной волны. <...> Принятое среднее число жертв, приходящихся на один заряд – 250 тыс. человек <...> Чрезвычайно важным фактором поражающего действия ядерных взрывов является тепловое излучение. Пожары в Хиросиме были причиной значительной части (до 50%) смертельных случаев. <...> Неизбежно возникновение радиоактивных "следов" – полос выпадения поднятой взрывом с поверхности пыли, "напитавшейся" продуктами деления урана."

Но еще более существенными для человечества, по словам академика, стали бы непрямые экологические и социальные последствия взрывов. Один из таких факторов – нарушение прозрачности атмосферы от дыма пожаров и пыли, недостаток кислорода, как следствие – ядерная ночь и ядерная зима. В результате только один этот фактор, по мнению ученого, способен погубить жизнь на планете.

Далее – паника, хаос, невозможность оказания медицинской помощи миллионам пострадавших, появление многочисленных банд, "которые будут убивать и терроризировать людей и вести борьбу между собой по законам уголовного мира: "Умри ты сегодня, а я завтра".

Сахаров пишет, что победителей в большой термоядерной войне не может быть – "это коллективное самоубийство" – и делает следующий вывод: "Ядерное оружие имеет смысл только как средство предупреждения ядерной же агрессии потенциального противника". Поэтому и сокращать ядерные арсеналы Андрей Дмитриевич предлагал, исходя из концепции ядерного паритета – в виде поэтапного и одновременного сокращения числа зарядов.

Однако сегодня полагаться на разработанную еще в 1980-х политику разоружения уже неэффективно

Однако сегодня полагаться на разработанную еще в 1980-х политику разоружения уже неэффективно. Борис Жуйков, доктор химических наук, заведующий лабораторией радиоизотопного комплекса Института ядерных исследований РАН в беседе с автором назвал вывод Сахарова о ядерном паритете несколько устаревшим, так как за последние 35 лет данные существенно обновились: "Ядерный паритет как средство сдерживания агрессии противника сейчас абсолютно бессмысленен. Если даже только одна сторона произведет атаку небольшой частью своего ядерного потенциала и попадет в несколько больших городов, большая часть населения Земли вскоре погибнет, причём не от радиации, а от катастрофического снижения температуры, как погибли динозавры 70 млн. лет назад в результате падения и взрыва большого метеорита. Есть аккуратные расчеты "ядерной зимы", которые хотя и подвергаются сомнению, но строго не опровергнуты".

Такие расчеты действительно были сделаны. Американский исследователь Алан Робок опубликовал результаты компьютерного моделирования, которое показывает, что локальная ядерная война, например, между Индией и Пакистаном, в которой стороны используют около 50 зарядов (примерно 0,3% от мирового арсенала на 2009 год), каждый из которых по мощности равен бомбе, взорванной над Хиросимой, взрывая их в атмосфере над городами, даст беспрецедентный климатический эффект, сравнимый с малым ледниковым периодом и называемый "ядерной зимой".

Портрет и цветы на доме 48 по улице Чкалова, где последние годы жил Андрей Дмитриевич Сахаров. Фото: Юрий Абрамочкин / Риа Новости. Все права защищены.По воспоминаниям Бориса Альтшулера, физика и правозащитника, написавшего книгу воспоминаний о Сахарове, Андрей Сахаров осознавал недопустимо высокий уровень риска ядерной войны, в том числе, и потому что понимал, "какого типа люди фактически контролируют ядерную кнопку СССР, понимал практически полную оторванность от реальности обитателей этого советского Олимпа".

Как писал Альтшулер, определенную роль в перевороте сознания Сахарова сыграл любопытный эпизод, произошедший в 50-х. На торжественной церемонии после удачного испытания советской водородной бомбы в 1955 году Андрей Дмитриевич поднял тост: "Предлагаю выпить за то, чтобы наши изделия взрывались так же успешно, как сегодня, над полигонами, и никогда – над городами".

В ответном тосте маршал Неделин, руководивший испытаниями, рассказал непристойный анекдот про старика и старуху и "укрепи и направь" в том смысле, что "вы – ученые должны "укреплять" (создавать оружие), а уж "направлять" (принимать решения о его использовании) будем мы".

Сахаров в воспоминаниях Альтшулера рассказывает: "Меня вообще нелегко обидеть, шуткой – тем более. Но маршальская притча не была шуткой. Неделин счел необходимым дать отпор моему неприемлемому пацифистскому уклону, поставить на место меня и всех других, кому может прийти в голову нечто подобное".

Техника в руках дикаря

Советскую Перестройку сопровождало невиданное по размаху международное гражданское движение за безъядерный мир, при этом именно Горбачев инициировал подписание важнейших договоров о сокращении вооружений между СССР и США. Разумеется, в западных странах пацифистские протесты (например, против размещения американских ракет в Европе) были и раньше, но никогда такое мощное мирное движение не охватывало все континенты одновременно. Среди ярких примеров можно назвать антиядерное движение "Невада-Семипалатинск", зародившееся в Казахстане в 1989 году. Благодаря ему количество запланированных ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне было сокращено наполовину, а в 1991 году президент Казахстана Назарбаев подписал указ о его закрытии.

Оставим в стороне вопрос, насколько действиями Горбачева руководило осознание надвигающейся экономической катастрофы из-за гонки вооружений. Важно то, что сделано генсеком: с конца 1980-х годов процесс сокращения запаса ядерного оружия СССР и США привел к ликвидации двух третей ядерного арсенала на Земле (с 63 тыс. боеголовок в 1987 году до 20250 – в 2010-м). Оставшихся запасов, правда, тоже достаточно, чтобы многократно уничтожить жизнь на планете.

В наши дни забытый, казалось, страх ядерной войны зарождается вновь. Риторика якобы возможной победы в ядерной войне становится в буквальном смысле государственной. Не слишком успокаивают мантры вроде высказывания Збигнева Бжезинского о том, что пока 500 миллиардов долларов российской элиты лежат в американских банках, он не видит ситуации, при которой Россия воспользуется своим ядерным потенциалом.

В 2016 году Горбачев сказал в интервью The New Times: "Случайность – вот чего я опасаюсь. Я говорю об опасности технической случайности. А кроме того, сейчас ядерное оружие может оказаться в руках отпетых авантюристов. У меня вызывает опасения, что, говоря о локальных войнах, кто-то допускает в своих доктринах использование ядерного оружия – и наши это записали в своей оборонной доктрине". Фактически Горбачев в этом интервью повторил свои опасения 30-летней давности.

Повышение риска – это не только количество боеголовок, но и качество пропаганды. Намерения избранного в результате незаконных и антиконституционных выборов "президента РФ", зажатого в угол страхом неминуемого уголовного преследования в случае потери власти, в последние месяцы стали более-менее ясны – он хочет довести эскалацию напряжения до самой высшей точки, и с помощью всемирного страха перед своей неадекватностью попытаться сделать свое правление пожизненным.

Однако дело может кончиться и раньше – например, когда уставшие нервы и техника примут за ядерную атаку отблеск от фюзеляжа ракеты Falcon Heavy, на которой Илон Маск запускает свой очередной красивый роудстер.

Локальных конфликтов, в ходе которых могут вспыхнуть более серьезные войны, все больше, и уже чуть ли не после каждого известные силы в мире начинают блажить про "расчехление". Как будто всем очень интересно, что будет с Землей, когда ряд необходимых условий внезапно достигнет своего фатального сочетания и роковой валенок таки долетит до нужной кнопки на пульте.

 

About the author

Андрей Калих – российский активист и независимый журналист. Ранее сотрудничал с Deutsche Welle и другими международными и российскими СМИ. Автор и редактор многочисленных докладов по правам человека и борьбе с международной коррупцией. В настоящий момент пишет аналитические обзоры для Index On Censorship. С 2014 года – координатор рабочей группы по борьбе с трансграничной коррупцией Гражданского Форума ЕС-Россия.


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.