Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Кабардино-Балкария: плохие соседи

Межнациональный конфликт в балкарском селе Кенделен, в окрестностях которого кабардинцы намеревались торжественно отметить 310-летие Канжальской битвы 1708 года, был неизбежен.

Фото: Науруз Агоев. Все права защищены.26 сентября глава Кабардино-Балкарской Республики (КБР) Юрий Коков покинул свой пост. Он уступил его однофамильцу Казбеку Кокову – сыну первого президента КБР Валерия Кокова, правившего республикой пятнадцать лет, до своей смерти в 2005 году. Отставка произошла на фоне едва не разгоревшегося в масштабах республики межэтнического конфликта после столкновений в балкарском селе Кенделен. Любопытно, что десять лет назад аналогичный конфликт в Кенделене доставил серьезные неприятности предшественнику Юрия Кокова – Арсену Канокову.

Старая история

Казбеку Кокову досталось тяжелое наследство. За годы губернаторства Юрия Кокова КБР опустилась в “топ” худших регионов России по ключевым социально-экономическим показателям: уровню доходов населения, производству товаров и услуг, объему инвестиций, развитию малого бизнеса, доле собственных бюджетных доходов, миграционному оттоку жителей etc.

Поле для маневра у временно исполняющего обязанности главы весьма ограниченное. Он не контролирует силовой блок, подчиняющийся напрямую Москве, и в отличие от генерала-полковника полиции Юрия Кокова сам не силовик. Но при Путине именно силовые элиты и на Кавказе, и во всей России определяют избыточно многое.

Сегодня Кабардино-Балкария полностью зависима от пересыхающего ручейка дотаций из Москвы. Юрий Коков оставляет республику в долгах, с уничтоженной алкогольной промышленностью, бывшей до него ведущей отраслью республиканской экономики. Климат для бизнеса в КБР стал весьма дискомфортным, поэтому республику покинули, свернув свои дела, многие бизнесмены.

Сегодня Кабардино-Балкария полностью зависима от пересыхающего ручейка дотаций из Москвы

Обедневшие жители КБР давно лишены каких-либо прав и не имеют легальных рычагов контроля над своими властями. Они утратили навыки гражданского общежития и стали прекрасным объектом для манипуляций. Этим пользуются как местные, так и внешние по отношению к республике игроки.

Возможно, именно результатом провокации и стало недавнее отстранение от должности Юрия Кокова – сразу после конфликта в Кенделене, связанного с торжествами по случаю 310-летия Канжальской битвы.

Войны памяти

Кенделен (Гунделен) – горное село, основанное российской имперской администрацией в Кабарде в 1868 году, как поселение безземельных жителей из балкарских обществ. Такая практика была рутинной. Классический пример имперской доктрины "разделяй и властвуй".

Земля – надежный инструмент в подобных делах. Горские крестьяне, привыкшие к тому, что "земля, на которой стоИт бык, стОит быка", проявляют себя как чрезвычайно цепкие, бескомпромиссные люди, когда что-то представляет угрозу контролю над этим сокровищем.

К примеру, уже после падения царизма, в 1925 году, жители Кенделена разрушили черкесский некрополь с захоронениями конца XV – начала XX вв, находившийся поблизости с их селом и напоминавший о старых владельцах этих мест. Так исчезли с лица земли величественные мавзолеи кабардинского княжеского дома Хатохущыкуэ.

Отрицание реальности, присущее балкарским националистам и "окормляемой ими пастве", когда речь заходит об исторических вопросах, возникло не вчера и не на пустом месте. Оно имеет прозрачное рациональное объяснение, а именно: горячее желание закрепить за собой право на свои сегодняшние земли, а заодно обосновать претензии на новые.

В Кабардино-Балкарии все привыкли к перманентным "войнам памяти", составляющим ежедневный фон жизни в этой бедной республике, где величием предков, истинным или мнимым, гордиться куда проще, чем сегодняшним положением дел, которое вгоняет в уныние даже самые крепкие души.

Величием предков, истинным или мнимым, гордиться куда проще, чем сегодняшним положением дел, которое вгоняет в уныние даже самые крепкие души

Но до поры до времени ни лубочные картинки из аристократической жизни великокняжеской Кабарды, столь любимые черкесскими националистами, ни фантастические панорамы "великого прошлого", рисуемые воображением их балкарских коллег, на политическую повестку республики практически никак не влияли.

#КанжалНаш

В 2003 году был принят 131-й федеральный закон РФ "О местном самоуправлении". Жители таких балкарских сел, как Кенделен, увидели в нем юридическую лазейку, связанную с так называемыми "межселенными территориями".

Новый закон, в трактовке балкарских активистов, позволял закрепить за их поселениями общереспубликанские альпийские пастбища. Теоретически 225 тысяч гектаров превосходных горных полей могли поступить в эксклюзивное пользование всего трех балкарских сел, одним из которых является Кенделен.

Сердцем этих "молочных" пастбищ является плато Канжал – место воинской славы Кабарды, по значимости для нее сравнимое с Бэннокберном для Шотландии и Саратогой для США. В 1708 году в этом местечке кабардинские черкесы одержали историческую победу над вторгшимся в их пределы войском крымского хана.

Заранее запланированные на 2008 год торжественные мероприятия в честь 300-й годовщины Канжальской битвы обрели новые смыслы.

Балкарские националисты развернули кампанию по категорическому отрицанию историчности Канжальской битвы как таковой и даже существования Кабарды в дороссийский период.

Их черкесские оппоненты ссылались на исторические источники, включая османские, работы крымских историков. Но ни архивные документы, ни официальное заключение Российской академии наук не возымели на балкарскую сторону никакого воздействия. Это неудивительно, поскольку спор был совсем не об истории.

Страсти накалялись. Такой ситуацией не могли не воспользоваться оппоненты тогдашнего президента КБР Арсена Канокова (2005-2013). Одним из главных противников Канокова в борьбе за власть стал полицейский генерал Юрий Коков. И первый значимый удар по позициям действующего на тот момент главы республики был нанесен именно в Кенделене.

Первый значимый удар по позициям действующего на тот момент главы республики был нанесен именно в Кенделене

17 сентября 2008 года местные балкарские жители преградили дорогу торжественной черкесской конной процессии, двигавшейся на плато Канжал, категорически отказываясь ее пропускать. Свою позицию они аргументировали тем, что никакой битвы в Канжале быть не могло, хотя бы потому, что и черкесов тут, по их мнению, в то время не было.

Властям тогда с трудом удалось не допустить вспышки массового насилия на межнациональной почве. Но античеркесская кампания, проводимая, в частности, так называемым "Советом старейшин балкарского народа" (ССБН), костяк которой составляли отставные полицейские, имевшие хорошую "крышу" в Москве, не прекращалась до самой отставки Арсена Канокова.

В 2013 году его сменил на посту главы республики Юрий Коков. И вот, ровно через 10 лет после истории с кенделенскими беспорядками и через пять лет после назначения на пост главы уже самому Кокову, похоже, передали привет через все тот же Кенделен.

Десять лет спустя

На этот раз до начала юбилейного конного перехода в честь 310-летия Канжальской битвы общество черкесских всадников КБР "Шууэй Хасэ" согласовало маршрут с представителями республиканской власти. Общественных активистов заверили, что никаких эксцессов, как десять лет назад, в Кенделене не будет.

Не доверять властям оснований не было. В народе Юрия Кокова называли "балкарским зятем" и среди балкарского населения он был весьма популярен, в отличие от Канокова. Но уже за несколько дней до выступления в поход власти передумали и исключили всадников "Шууэй Хасэ" из программы мероприятий по случаю юбилея Канжальской битвы. К тому же накануне они провели профилактические работы и смогли убедить около двухсот человек никуда не ехать.

Тем не менее 17 сентября под предводительством известного черкесского общественного деятеля Ибрагима Яганова в поход выступили 22 всадника – как из КБР, так и из соседней Карачаево-Черкесии. Их кавалькада в Кенделен не заезжала, всадники обогнули село и по дороге на плато Канжал, и на обратном пути.

Вечером того же дня в интернете стали появляться провокационные аудиозаписи и текстовые сообщения, суть которых сводилась к тому, что балкарцы не позволили черкесам проехать через Кенделен.

Фото: Науруз Агоев. Все права защищены.Быстро распространившись через социальные сети и мессенджеры, издевательские по сути сообщения вызвали взрыв негодования среди черкесской молодежи. В результате 18-19 сентября в Кенделене произошли столкновения черкесов с балкарцами, а также с российскими силовиками, стянутыми из соседних регионов с подозрительной стремительностью.

Силовики, похоже, имели приказ "прессовать" исключительно черкесскую сторону. Из 120 задержанных только пятеро были балкарцами и карачаевцами, остальные – черкесами. Более 100 из них были задержаны отнюдь не в Кенделене, а в черкесском селе Заюково и недалеко от города Баксан с преимущественно черкесским населением.

Кто-то считает, что последние кенделенские события были провокацией. Кто-то полагает, что беспорядки стали закономерным следствием общей некомпетентности республиканских властей, не способных ни обеспечить право на свободу передвижения по общественным дорогам, ни пресечь попытки установить национальную сегрегацию, ни адекватно дозировать и распределять применение силы.

Как бы там ни было, для Юрия Кокова этот конфликт, похоже, стал черной меткой. Но даже если в его отставку вмешался случай, сами по себе политические манипуляции в условиях межэтнической напряженности как будто вплетены в ткань устройства Кабардино-Балкарской Республики.

Обреченные жить вместе

Смысл, заложенный при создании обеих бититульных республик Северного Кавказа Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, был далек от декларируемых советской пропагандой "принципов национального строительства". Их миссия – быть взорванными в случае рождения импульса антиколониального сопротивления на востоке региона (Дагестан, Чечня, Ингушетия), где сохранился крупный массив автохтонного населения, уцелевший после Кавказской войны XVIII-XIX вв.

Конкуренция "титульных народов" и порожденная ею взаимная неприязнь, подогреваемая Москвой, делает эту задачу простой. Почти полная зеркальность этнических балансов в КБР и КЧР исключает объединение этих двух республик или выработку ими консолидированной позиции по отношению к Москве.

Постоянное межэтническое напряжение, иногда более явное, иногда менее – суть этих российских регионов. Оно было, есть и будет, пока бититульные республики существуют в нынешнем виде.

Не столь важно, что послужило триггером проявления этой их особенности в Кенделене. Важно, что конфликты между "титульными народами" являются привлекательным объектом инвестиций, как для московских, так и для региональных элит. Одной из любимых игр федеральных и республиканских властей является "борьба за межнациональный мир".

Одной из любимых игр федеральных и республиканских властей является "борьба за межнациональный мир"

В 90-е годы именно под этим лозунгом власти в КБР ликвидировали гражданские свободы, похоронили наиболее значимые реформы, включая земельную, а также национальные движения черкесов и балкарцев, расчистив тем самым дорогу для "интернационалистов"-исламистов, время которых пришло в следующем десятилетии.

Экономическая несостоятельность бититульных республик, изначально заложенная в них, была усугублена системной маргинализацией кавказских национальных окраин в новейшее время. Это позволяет Москве действовать в логике чрезвычайного положения и проводить политику, нацеленную на эффективный контроль над "потенциально нелояльным" неславянским населением.

Будущее создается в городах

После тихого переворота в России в начале нулевых годов, когда к власти пришел Путин, львиная доля налогов перестала оседать в регионах. Теперь все бюджетные поступления уходят в Москву, где потом уже решают, какому субъекту и сколько выделить средств. В результате вся страна, за исключением нескольких регионов с сильной нефтегазовой отраслью, стала состоять из дотационных провинций.

Сегодня в КБР федеральные трансферты являются основным источником обогащения местного истеблишмента и выживания обычных людей, занятых в бюджетной сфере. В регионе с высокой безработицей трудоустройство в государственную организацию стало отдельным криминальным рынком.

В регионе с высокой безработицей трудоустройство в государственную организацию стало отдельным криминальным рынком

После целенаправленного уничтожения Москвой алкогольного бизнеса, бывшего становым хребтом экономики КБР в условиях неразвитости и примитивности городской экономики, вторым по значимости ресурсом стала земля. Это обострило земельные споры в регионе, в котором за почти уже тридцать лет, прошедших после распада СССР, так и не проведена земельная реформа.

Такое положение вещей открывает широчайшие возможности для злоупотреблений со стороны местного чиновничества, а также призывает к жизни архаичные формы борьбы за землю, которая до сих пор не обращается на свободном рынке. Инструментами "отжатия" земель стала этническая мобилизация, увязка владения землей с этнической идентификацией владельцев, а также иные примитивные формы манипуляций этническим фактором.

При этом аграрный сектор не способен обеспечить приемлемыми доходами большинство населения КБР. Вследствие нового витка технологической революции в лучшем случае сотая часть жителей республики может рассчитывать на рабочие места в сельскохозяйственной индустрии.

При этом неразвитость городов республики не позволяет им абсорбировать "лишнее" население – для него нет рабочих мест за пределами относительно примитивной сферы услуг. Даже Нальчик – столица КБР – является не столько городом в современном понимании, сколько разросшимся посадом при замке наместника провинции.

Местные национальные движения, как черкесское, так и балкарское, с увлечением спорящие о нагорных пастбищах и древней истории, не озабочены деградацией городской среды и повальной эмиграцией тех же нальчан, заменяемых людьми, не умеющими читать "текст города". А будущее Кабардино-Балкарии решается именно в Нальчике и других ее городах. И решается не в пользу республики.

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.