Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

"Химкинский лес" по-карельски

Почти год назад, в марте 2017 года, неподалеку от карельского местечка Суна завершился многолетний "лесной" конфликт местных жителей с предпринимателями и властями. В отличие от истории с Химкинским лесом, в Сунском бору победу одержали местные жители и активисты. English

Лагерь осенью. Фото предоставлено автором. Все права защищены.На прошлой неделе в Петрозаводске состоялся показ фильма "Экстремисты" молодого режиссера Алексея Тихомирова, который вдохновился борьбой защитников леса.

Представляя свой фильм, режиссер сказал, что снимал "доброе кино", но на фестивале “Артдокфест” этого не поняли ни организаторы, поставившие "Экстремистов" в пару к фильму о Pussy Riot, ни зрители, отреагировавшие на историю остро и агрессивно. Петрозаводская публика, заполнившая небольшой зал местного арт-пространства "Agriculture club", оценила фильм по достоинству.

"Сейчас это смотрится почти как комедия, – комментирует вполголоса одна из героинь фильма Татьяна Ромахина, вслушиваясь в короткие, но весомые фразы главного героя повествования Василия Дийкова. – Но чего нам стоила эта победа..."

Инвесторы важнее людей

В июне 2011 года Министерство по природопользованию и экологии Карелии выдало компании "Сатурн Нордстрой" лицензию на геологическое изучение, разведку и добычу песка на месторождении "Южно-Сунское" в 40 км от Петрозаводска, в 600 метрах от деревни Суна. Для республики, через всю территорию которой на несколько сотен километров протянулась активно реконструируемая федеральная трасса "Кола", связывающая Москву, Петербург и Мурманск, в этом нет ничего необычного: "Южно-Сунское" – лишь одно из почти сотни месторождений песчано-гравийных отложений. Правительство раздает лицензии, предприниматели добывают песок и гравий, местное население глотает пыль и трясется при взрывах твердой породы.

Логика властей проста: любой инвестор важнее местного населения, потому что приносит доход в небогатую республиканскую казну

Логика властей проста и незамысловата: любой инвестор важнее местного населения, потому что приносит доход в небогатую республиканскую казну. Местные жители иногда сопротивляются: в 2009 году в карельском городке Лахденпохья состоялся референдум, на котором 77% жителей высказались против создания в границах города двух гравийных карьеров. Власть и бизнес не сдаются: в 2011 году по инициативе главы города границы Лахденпохья были изменены так, что карьеры оказались за его чертой, и предприниматели начали взрывные работы в нескольких сотнях метров от жилых домов.

В большинстве же случаев желающих отстаивать свое право на здоровье, комфортную окружающую среду или просто спокойную жизнь без взрывов и шума карьерной техники находится мало. И чем дальше "в лес", от столиц, тем меньше. Но в Суне вышло иначе.

Социально-значимый лес

Сунский бор – небольшой, в несколько гектаров, лес, преимущественно сосновый. Вокруг него на много километров – болота, в километре от бора проходит федеральная трасса "Кола". Этот участок леса на песчаном пригорке не только красивый, но и "социально-значимый". Поисковики до сих пор находят в сунском лесу останки советских солдат, а археологи организуют экспедиции к стоянкам древних людей. Лихинологи (биологи, занимающиеся изучением лишайников) находят вокруг бора краснокнижные растения. А жители окрестных деревень и поселков называют его своим кормильцем. Только здесь местные пенсионеры могут собирать грибы, ягоды, лекарственные травы, делать заготовки на зиму. Сюда же водят своих внуков, потому что гулять по бору – не только полезно, но и приятно.

Нина Шалаева. Фото предоставлено автором. Все права защищены.О том, что компания "Сатурн Нордстрой" начинает разработку карьера жители Суны узнали не от министерства природопользования, не от районной администрации и не от главы поселения. Одна из будущих "сунских партизан", как прозвали борцов с карьером карельские журналисты, пенсионерка Нина Шалаева, летом 2012 года столкнулась в лесу с рабочими, которые отмечали предназначенные для валки деревья. Они рассказали, что лес будет спилен и вывезен, а на его месте появится карьер. С этого момента началась борьба за Сунский бор.

По закону или по недосмотру

Обращения людей в местную администрацию и региональное правительство дали предсказуемый результат: компания-разработчик делает все по закону, на основе выданной лицензии. Стало ясно, что простыми обращениями к властям вопрос не решить. Тогда одна из активисток, Татьяна Ромахина, обратилась за помощью к экологам, попросила проверить, нет ли в выдаче лицензии нарушений природоохранного законодательства. Обследование местности показало, что на территории планируемого карьера действительно произрастают редкие виды — лобария легочная и неккера перистая, пусть и не самые дефицитные, но все же краснокнижные виды лишайников. Последовали иски в суд, к региональному министерству, которое обязано было провести подробное обследование территории до выдачи лицензии, но этого не сделало, и компании – разработчику карьера.

Татьяна Ромахина. Фото предоставлено автором. Все права защищены.В суде правительство и "Сатурн Нордстрой" отбились, пригласив своих экспертов и проведя показательную операцию по "спасению" краснокнижных растений: профессиональные лесорубы спилили несколько стволов деревьев с лишайниками и вывезли их за территорию предполагаемого карьера. Впоследствии выяснилось, что в результате этой операции "спасенная" лобария все же погибла, но к тому моменту все решения суда в пользу предпринимателей были приняты и на подъезде к Сунском бору начали вырубать деревья и строить дорогу для карьерной техники.

Сунские партизаны

20 июня 2016 года местные жители узнали, что в лесу работает техника. Татьяна Ромахина и еще несколько человек в прямом смысле встали на пути лесозаготовительного харвестера и заставили вальщиков остановиться. После этого приняли решение – поставить на пригорке, рядом с уже проложенной дорогой к бору палатку и дежурить по очереди, а в случае появления людей и техники любыми способами не допустить валки леса.

С июня по октябрь "Сатурн Нордстрой" несколько раз пытался возобновить работу на подступах к бору, но каждый раз встречал сопротивление кого-то из "сунских партизан": в лесу посменно дежурили 80-летние Нина Маккоева и Василий Дийков, 68-летняя Нина Шалаева, Татьяна Ромахина, Вера и Николай Мушниковы, и другие жители Суны.

Василий Дийков. Фото предоставлено автором. Все права защищены.В октябре харвестер – лесозаготовительный комбайн – вернулся в сопровождении участкового полицейского. Участковый призывал людей свернуть лагерь, в противном случае грозил завести уголовное дело на стариков. Местный участковый – далеко не самый высокопоставленный представитель силовых структур, участвовавших в конфликте по призыву компании "Сатурн Нордстрой" или по собственной инициативе. К Нине Шалаевой приходили не только из полиции, но и из ФСБ: осенью 2015 года ее подозревали в подготовке незаконной акции по перекрытию федеральной трассы, а весной 2016 года даже заподозрили в экстремизме, угрозах поджога техники и уничтожения разметки будущего карьера. Были у правоохранителей вопросы и к другим участникам сопротивления. Но сунские партизаны стояли на своем: защищать бор до последнего. Поэтому и в октябре 2016 харвестер снова уехал ни с чем.

Спасибо корреспондентам и СПЧ

На петрозаводском показе фильма "Экстремисты" Василий Дийков, 80-летний "партизан" и главный герой фильма, повторял как мантру: "Спасибо корреспондентам". Он и его соратники уверены – если бы не внимание региональных и федеральных журналистов, на месте бора давно бы появился карьер. О проблеме говорили, подписывали петиции, писали статьи и посты в соцсетях, снимали видеосюжеты и фильмы.

Шумиха вокруг Сунского бора и его защитников не ослабевала. Региональные власти вынуждены были сдерживать натиск "партизан". Осенью 2016 года в министерстве по природопользованию и экологии состоялись два круглых стола, на которых слово было представлено обеим сторонам конфликта. Директор "Сатурн Нордстроя" Игорь Федотов настаивал на том, что его компания действует в рамках закона, потому что получила лицензию министерства и уже вложила в объект немалые деньги. Местные жители продолжали настаивать, что нельзя измерить деньгами тот вред, который принесет создание карьера. Региональная власть колебалась: накануне предвыборного для губернатора года нельзя было оставлять проблему нерешенной, но пойти на поводу "партизан" означало проявить слабость и открыть "ящик Пандоры" для других гражданских активистов, которые в разных уголках Карелии требовали от правительства прислушаться к ним и принять меры против нерадивых предпринимателей.

Директор "Сатурн Нордстроя" Игорь Федотов. Фото предоставлено автором. Все права защищены.В феврале 2017 года, за несколько дней до того, как в Карелии сменился губернатор, к сунским партизанам заехали даже представители Совета по правам человека при президенте России. Во время посещения и на обсуждении ситуации члены СПЧ соглашались, что социальная значимость сунского бора выше, чем его инвестиционная ценность. В рекомендациях по итогам визита СПЧ отмечено, что неправомерно поступил Росприроднадзор, в августе 2015 года выдавший "Сатурн Нордстрою" разрешение на перенос краснокнижных видов с территории карьера. Во время итогового выездного заседания СПЧ губернатор Александр Худилайнен публично пообещал председателю СПЧ Михаилу Федотову, что "разумное решение" проблемы будет найдено.

Парфенчиков решает

Однако решать проблему пришлось не Худилайнену. 15 февраля в Карелию прибыл назначенный Кремлем врио губернатора Артур Парфенчиков. Бывший прокурор Петрозаводска и главный судебный пристав России неожиданно для многих стал проводить линию на открытый диалог по многим социальным проблемам региона. Всем было понятно: если Парфенчиков – хоть ради пиара, хоть по внутреннему убеждению — сумеет решить проблему Сунского бора и притушить еще пару-тройку "горячих точек" гражданского протеста, это даст ему очки на предстоящих сентябрьских выборах.

Сунским партизанам повезло – врио губернатора успел принять решение еще до того, как прошел его запал информационной открытости и желание идти на диалог с общественностью. 17 марта 2017 года, через месяц после назначения в Карелию, Артур Парфенчиков объявил, что "Сатурн Нордстрой" добровольно отказывается от права пользования Южно-Сунским месторождением. Детали этой "сделки" правительства и предпринимателей не известны до сих пор, но для сунских пенсионеров это не имеет значения, потому что выполнена главная задача: бор спасен, карьера не будет.

Волонтер у костра в лагере партизан. Фото предоставлено автором. Все права защищены.Лагерь партизан, превратившийся за 9 месяцев из одинокой брезентовой палатки в оборудованный для постоянной зимовки пункт с профессиональным туристским шатром, печкой, запасом дров и постоянно дежурившими местными жителями и добровольцами из Петрозаводска и Кондопоги, свернули после того, как на официальном сайте правительства Карелии было опубликовано сообщение о том, что министерство отозвало лицензию на разработку карьера:

“20 марта министерство природопользованию и экологии Карелии досрочно прекратило право пользования недрами по лицензии, предоставленной ООО "Сатурн Нордстрой" для геологического изучения, разведки и добычи песка на участке недр "Южно-Сунское"”.

Бор спасен. Что дальше?

Партизаны отмечают победу. Фото предоставлено автором. Все права защищены.В начале апреля 2017 года в группе защитников сунского бора в социальной сети появилось обращение к участникам группы:

“Друзья, мы победили! Мы сохранили Сунский бор, решили проблему совместными усилиями. Но мы решили только одну проблему! Конечно, мы не сможем объять необъятное. Но в наших силах – сделать жизнь вокруг себя лучше! И мы хотим этого. Мы, жители Суны, очень хотим развивать нашу деревню. Сделать её лучше в части социального устройства, занятости жителей, информационного образования, экологии. Мы хотим привести в порядок берега Суны. Мы готовы работать”.

С тех прошло девять месяцев, и во время показа фильма "Экстремисты" Татьяна Ромахина рассказала, что бывшие партизаны и эксперты-экологи, помогавшие им отстаивать лес, работают сразу в двух направлениях. Экологи – участники некоммерческой природоохранной организации "СПОК" – помогают в сборе документов для создания на территории несостоявшегося карьера "комплексного памятника природы". У ученых уже готово обоснование проекта, где говорится о социальной и природоохранной значимости Сунского бора, подготовлены схемы нахождения охраняемых законом растений и памятников археологии и карта с предлагаемыми границами нового памятника природы.

Показ фильма "Экстремисты". Фото предоставлено автором. Все права защищены.А сами местные жители создают местную общественную организацию, в том числе и для того, чтобы принимать участие в грантовых программах поддержки местных инициатив, реализуемых в республике, а может даже замахнуться на более серьезные проекты.

– Проблем в деревне много: с дорогами, с освещением, с мусором. Мы хотим жить уютно и комфортно, поэтому и создаем общественную организацию, чтобы деньги привлекать, – поделилась планами Татьяна Ромахина. – Летом мы собрались, сделали новые мостки через ручей. На месте лагеря оставили навес, наши заготовленные дрова, костровище. Добро пожаловать!

В отвоеванном лесу сунские пенсионеры-активисты хотят сделать не просто "памятник природы", но и своеобразное место паломничества для всех, кто хочет отстаивать свои права.

 

About the author

Анна Яровая – журналист, редактор карельского раздела в межрегиональном интернет-журнале «7х7». Сотрудничает с телевизионным проектом «Current Time». C 2014 года – координатор SCOOP Russia, проекта по развитию журналистских расследований в регионах Северо-Запада России. В 2016 году вместе с разделом «7х7-Карелия» стала лауреатом Национальной премии «Гражданская инициатива» в номинации «Новое слово», в 2018 – лауреатом премии «Редколлегия».


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.