Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Эти горы – наши

В Башкортостане разгорается конфликт между крупным промышленным предприятием и гражданским обществом региона. Несмотря на поддержку региональных властей – редкую по нынешним временам вещь – трудно предположить как конфликт разрешится. English

В Башкортостане обострился конфликт между «Башкирской содовой компанией» и общественностью. Конфликт возник из-за гряды гор, которые геологи называют шиханами: они состоят из известняка, являющегося сырьем для содовой промышленности.

Уже разработав и срыв до основания в предыдущие десятилетия одну из гор – Шахтау – теперь компания требует снять охранный статус с другой горы, Тратау. Она заявляет, что в отсутствии новых месторождения через несколько лет производство может остановиться из-за нехватки сырья, и работу потеряют несколько тысяч человек.

В защиту Тратау выступили ученые и активисты из местного населения, башкирских национальных и других гражданских организаций.

Правительство Башкирии в течение ряда лет придерживается уклончивой позиции по этому вопросу, в последние недели заявляя, что не намерено отдавать гору и предлагая компании заняться разработкой альтернативных источников сырья. Обе стороны, обладая лоббистскими возможностями в федеральном центре, апеллируют к Москве, за которой, по мнению экспертов, останется последнее слово в этом конфликте.

Национальный символ

Для коренного населения республики шиханы являются священными горами, с которыми связано множество народных преданий. Заселившие эту местность в I тысячелетии башкирские племена дали им свои названия – Шахтау (Царь-гора), Куштау (Двойная гора), Юрактау (Сердце-гора) и Тратау (Крепость-гора).

Гора Тратау - источник не только национальной гордости, но и известки. CC: Olegfoto, 2008.Историки и археологи утверждают, что на вершине Тратау находилось древнее святилище башкир. У одного из башкирских родов – племени Юрматы – гора служила местом для совершения культовых обрядов, территория вокруг нее была запретной для любых хозяйственных работ.

Для коренного населения республики шиханы являются священными горами, с которыми связано множество народных преданий

«Когда-то на горе Тратау была ставка ногайского хана, – рассказывает Абдрахман Валидов, житель расположенного под подножия горы села Урман-Бишкадак. – Много веков подряд здесь хоронили святых – первое такое захоронение относится ко II веку до нашей эры. Всего на вершине горы их семь, а у подножия – восемнадцать».

Археологические раскопки в ХХ веке обнаружили на шиханах культурный слой, относящийся к бронзовому и раннему железному векам, что позволило в 1960 году установить государственную охрану исторических памятников. Почти одновременно биологи обнаружили, что шиханы обладают богатейшей флорой и имеют колоссальное значение с точки сохранения биоразнообразия. По данным Уфимского института биологии Российской Академии наук, только на Тратау произрастают 12 реликтовых и 21 эндемичный вид растений, многие из которых занесены в Красную книгу России и Башкортостана.

В 1965 году Тратау и Юрактау были объявлены комплексными природными памятниками республиканского значения и взяты под охрану. Однако к началу XXI века этот статус гор оказался под угрозой.

Одной горой меньше

В 1930-е гг. Башкортостан был определен в качестве перспективного региона для строительства предприятий по производству соды и цемента. В 1936 году геологоразведка обнаружила, что громадные запасы известняка – исходного сырья для производства соды и цемента – находятся в стерлитамакских шиханах. Разработки было решено начать с горы Шахтау. С 1941 года началось строительство Стерлитамакского содового завода, позднее рядом с ним были построены цементный и шиферный заводы, общей сырьевой базой для которых и стали шиханы.

В памяти населения и местной устной культуре остались лишь случаи молчаливо-осуждающего отношения местного населения к промышленным разработкам. «В 1955 году моя бабушка говорила: нельзя разрушать горы – начнется сильное наводнение», – рассказывает Валидов. «По преданию, люди, присутствовавшие при первых взрывах на Шахтау, увидели, как из-под клубов дыма вышел маленький белый старичок, дух горы, и в слезах побрел прочь», – говорит заведующая школьным музеем в Урман-Бишкадаке Зухра Искандарова.

Гора Куштау была спасена из-за низкого качества известки. CC: WadPol, 2005.Исторические и научные анналы не зафиксировали особенных протестов против начала разработки гор. «После войны не до этого было: надо было поднимать страну из разрухи», – говорит Валидов. «Экология в советские времена была на задворках – можно было выступать против браконьеров, в защиту редких животных и растений, но попробуй выскажись против большой индустрии – быстро окажешься в желтом доме», – вспоминает председатель башкирской национальной организации «Аркадаш» Валиахмет Бадретдинов.

К концу ХХ века гора Шахтау была срыта почти до основания

Содовый комбинат из года в год наращивал объемы производства – в настоящее время он выпускает 66 % кальцинированной соды и 98 % пищевой соды в Российской Федерации. Постепенно комбинат превратился в большое градообразующее предприятие. Вокруг Стерлитамака стремительно выросла Южно-Башкортостанская агломерация, включавшая также города Салават и Ишимбай.

К концу ХХ века гора Шахтау была срыта почти до основания и перед содовой компанией встал выбор: искать другие месторождения сырья, обновлять технологию или добиваться снятия охранного статуса с других гор, прежде всего с Юрактау и Тратау. Последний вариант показался промышленникам наименее затратным.

Начало противостояния

С начала 2000-х гг. компания стала добиваться от правительства Башкирии снятия охранного статуса с шихан. Вскоре вопрос вышел в публичную плоскость. С этого времени башкирские национальные организации, местные гражданские активисты, экологи и другие общественники стали проводить кампании в защиту гор.

«Противостояние с компанией началось в 2005 году, – рассказывает Валидов. – В том году мы провели первый большой митинг, писали обращения к президентам России и Башкортостана. Устраивали возле горы публичные культурные акции, например, международный фестиваль этнической музыки».

Основное противостояние, однако, шло в правительственных и ведомственных кабинетах. Компания «Сода» последовательно отказывалась осваивать предлагаемые ей новые альтернативные источники известнякового сырья, заявляя, что эти месторождения не подходят для производства соды по химическим и физико-механическим показателям.

Июнь 2014: протестующие перед Тратау. CC: Ютуб.«Еще в начале 2000-х годов мы обратились в Управление по недропользованию «Башнедра» с просьбой: найдите для нас новую сырьевую площадку, – рассказал директор по связям с общественностью «Башкирской содовой компании» Сергей Лобастов. – Нам ответили: разрабатывайте нижнюю часть горы Шахтау, там достаточно запасов известняка. Но специалисты, проведя исследования, сказали, что из-за сложных гидрогеологических условий разработку там вести невозможно, опасно. Тогда мы провели разведку горы Куштау – результат отрицательный, качество известняка нам не подходит. Снова обратились в «Башнедра» – на этот раз нам порекомендовали Каранское месторождение. Результат разведки вновь был отрицательный. В то же время департамент по недропользованию Приволжского федерального округа на наш запрос ответил, что в республике нет для нас пригодного сырья, кроме того, которое сосредоточено в шиханах. Так, что, как ни печально, но другого выхода, кроме разработки Тратау, нет».

Аргументы промышленников вызывают скепсис у гражданских активистов. «Я бы доверял заключениям специалистов «Башнедр», которые говорят о том, что в республике есть месторождения известняка такого же качества, как в шиханах, а не расчетам, которые представляет «Сода», – заявил председатель Союза экологов Башкортостана Александр Веселов. – Компании, конечно, выгоднее всего осваивать гору, которая совсем рядом, а не вкладываться в обновление технологий, в модернизацию производства, в детальную разведку новых месторождений, которые находятся от производственных площадок подальше, чем шиханы, – ведь все эти затраты повлекут за собой уменьшение выплат акционерам по дивидендам».

Мнение республиканских властей по вопросу разработки шихан много лет оставалось неясным. Нынешний глава республики, Рустэм Хамитов, имеющий в глазах общественников хорошую репутацию по экологическим вопросам, долгое время колебался, прежде чем определенно высказаться по сырьевой проблеме. В конце 2010 года глава региона написал в своем блоге: «Надо искать альтернативные варианты. Пока меня пытаются убедить в том, что Тра-Тау – единственный и неизбежный вариант поставки известняка. Я не согласен хотя бы потому, что не видел расчетов. Так что остаюсь при своем мнении – Тра-Тау не трогать!»

Однако в мае 2014 года, в начале своей новой избирательной кампании глава региона заявил о возможности передачи одной из гор содовой компании. «Мы стараемся с «Башкирской содовой компанией» найти вариант, который позволили бы не разрабатывать шиханы. Если не будет ничего другого, то тогда какие-то специальные решения будут рассматриваться, в том числе и по сырью в одной из этих гор», – рассказал Рустэм Хамитов на встрече с журналистами.

В течение последних двух лет общественность не раз беспокоили утечки о том, что в правительстве Башкортостана уже готов проект постановления о снятии охранного статуса с шихан. Так, по словам члена совета директоров содовой компании Владимира Балабанова, работавшего до сентября 2013 года руководителем администрации президента Башкортостана, такой проект в начале 2015 года уже «прошел согласование во всех республиканских инстанциях и на федеральном уровне, однако, позиция руководства республики неожиданно изменилась».

Перетягивание каната

В ноябре текущего года глава Башкортостана Рустэм Хамитов сделал ряд публичных заявлений, в которых отверг притязания содовой компании на гору Тратау.

«У нашего правительства долгое время было ощущение того, что, кроме шиханов, другого источника сырья нет. Сознательно или несознательно наше правительство вводили в заблуждение. Поэтому на каком-то этапе приходилось «маневрировать» ввиду нехватки знаний по этому вопросу. Предварительные данные показывают, что такие месторождения есть, благо наша республика имеет огромные запасы известняка, в том числе пригодные для химической промышленности и производства кальцинированной соды», – заявил Рустэм Хамитов на встрече с журналистами. Он сказал, что приемлемое для содовой компании месторождение известняка, наконец, определено – это Гумеровское месторождение, расположенное всего в 35 километрах от Шахтау.

«Согласно проведенным соцопросам, до 70% населения республики против того, чтобы гора Тратау разрабатывалась. По всем ощущениям, люди просто-напросто не дадут разрабатывать эти горы, и компания останется без сырья», – добавил глава региона.

Площадка ОАО "Сода", г. Стерлитамак. CC sterlitamak.ru. «Рустэм Хамитов озвучил позицию федерального центра, – так прокомментировал заявления главы республики уфимский политолог и предприниматель Азамат Галин. – По моим данным, полномочное представительство президента РФ в Приволжском федеральном округе проводило очень серьезный мониторинг настроений в регионе и пришло к выводу, что негативные политические последствия от передачи горы могут перевесить всю экономическую выгоду: на защиту Тратау встанут не только башкиры, но и весь регион, произойдет мощная мобилизация гражданских движений. В этих условиях «Соде» было сказано: разрабатывайте существующие запасы, пока ситуация не стабилизируется».

Вслед за главой республики, позицию защиты шихан заняла и региональная государственная пресса, депутаты Государственного собрания Башкирии, республиканская Академия наук.

В ответ содовая компания также продемонстрировала свои лоббистские возможности. В Общественной палате Российской Федерации был проведен круглый стол по проблемам разработки шихан, по итогам которого республиканскому правительству была направлена рекомендация снять охранный статус с горы Тратау. На этом же мероприятии председатель Общественной палаты Стерлитамака Дамир Гарифуллин заявил, что если глава Башкортостана «не отдаст гору», то он должен уйти в отставку. Правда, в отставку после такого заявления был вынужден подать сам Гарифуллин.

Ранее руководство «Соды» публично напомнило главе республики, что высокий уровень его поддержки на президентских выборах 2014 года «был обеспечен, в том числе значительной поддержкой крупнейших промышленных предприятий, к каковым относится и ОАО «БСК», ее многотысячный коллектив, профсоюзы, ветеранская организация и большая часть жителей города Стерлитамак».

По последним данным, содовая компания вынесла вопрос о разработке горы Тратау на обсуждение в Российский союз промышленников и предпринимателей. «Давление по шиханам идет очень серьезное, все чувствуют этот прессинг», – отмечает депутат Госсобрания республики Руфина Шагапова.

Ложь и лоббирование

Информационная война вокруг шихан не утихает с того момента, как конфликт вышел в публичную сферу. Время от времени защитники содовой компании пускают в ход «геополитический» аргумент о том, что задержка с освоением новых месторождений (тем более закрытие Стерлитамакского содового комбината) сыграет на руку турецким и другим зарубежным производителям соды, которые в этом случае неизбежно придут на российский рынок.

«Молодость – за Шиханы!». Декабрь 2015. Фотография автора.Не так давно на одном из оппозиционных сайтов появилось сообщение о том, что некий «председатель Торгово-промышленной палаты Турецкой Республики г-н Шариф Саид» якобы направил главе Башкирии Рустэму Хамитову письмо, заверив о готовности «немедленно наладить поставки соды с заводов в Турции». Вскоре выяснилось, что публикация была фальшивкой, поскольку такой организации в Турции попросту не существует.

«Разумеется, все такие обвинения – это чистой воды спекуляции, – считает уфимский политолог Станислав Шкель. – «Сода» и ее сторонники, конечно, будут пугать закрытием производства, социальными бунтами и прочими вещами». Недавний интернет-флеш-моб, в котором пользователи топтали пачки соды либо выбрасывали их в мусор, гражданские активисты назвали одним из примеров «черных» пиар-технологий. Они предположили, что за этой акцией также может стоять руководство предприятия. 

За кем останется победа?

В последние недели защитники Тратау, несмотря на то, что на их сторону встала республиканская власть, испытывают тревогу в связи с неопределенностью позиции федеральных ведомств. Все стороны противостояния отчетливо понимают, что решение вопроса остается за Москвой, которая имеет достаточно рычагов для того, чтобы повлиять на конечную позицию руководства республики.

Все стороны противостояния отчетливо понимают, что решение вопроса остается за Москвой

«Победа будет за теми, на чьей стороне, в итоге, окажется федеральная бюрократия, – полагает политолог Станислав Шкель. – В России именно она диктует правила и для экономических лоббистских групп, и для региональных властей. Думаю все же, что Рустэм Хамитов может рассчитывать на победу в этой схватке, поскольку его позиции в федеральном центре серьезно укрепились после проведения президентских выборов в прошлом году и, особенно, после проведения в этом году в Уфе саммитов ШОС и БРИКС».

«Решение, в конечном счете, будет принимать федеральный центр, и это неудивительно, поскольку «Сода» – стратегическое предприятие», – согласен с политологом корреспондент интернет-издания «Про Уфу» Рамиль Рахматов. Журналист также предполагает, что позиция «Соды» может быть поддержана политическими противниками Рустэма Хамитова, которые могут бросить ему вызов на следующих выборах главы республики.

Председатель Союза экологов Башкортостана Александр Веселов также не исключает, что «Сода» рассчитывает на смену власти в республике»: «На перспективу же, я думаю, что противостояние будет продолжаться. У шиханов много сторонников, и если лоббисты «Соды» продавят отдачу горы во властных структурах, – а у нас, к сожалению, все решения принимаются в угоду крупному бизнесу, – то в регионе может возникнуть зона социально-экономической и политической нестабильности».

О неизбежном противостоянии, в случае отдачи Тратау содовой компании, заявляют и представители башкирских национальных организаций, и местные жители. «Если даже Рустэм Хамитов отойдет от позиции защиты горы, народ все равно ее не отдаст», – уверен Бадретдинов. Снятие природоохранного статуса с Тратау ничего содовой компании не даст».

«Используя законные способы, которые позволяет нынешнее федеральное законодательство по недрам, мы не допустим их на пушечный выстрел к нашим святыням еще в ближайшие 100 лет», – заявляет член совета общественной организации «Сохраним шиханы Тратау и Юрактау» Динар Зайнуллин. «Наша молодежь уже заявила, что будет активно защищать горы. Нужно будет – построят у горы палаточный лагерь. Нужно будет – встанут в «живой щит», – говорит Валидов.

About the author

Артур Асафьев — внештатный корреспондент Радио "Свобода" и "Новой газеты" в Уфе. 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.