Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Панкисская долина и медиа: невзаимная любовь

Расположенная в Грузии Панкисская долина в последние годы стала ассоциироваться с вооруженным экстремизмом. Однако внимание мирового сообщества к этому региону не только является нежеланным, но и приносит ему вред. English, Georgian

Дуиси, Грузия: местные жители устраивают скачки, чтобы отметить Эйд аль-Фитр, завершение Рамадана (c) Доминик Кшиштоф Цагара. Все права защищены."Почему бы вам не приехать и не сделать что-то полезное?" — говорил мне старый знакомый, не скрывая издевки, когда я шел по Дуиси, самому крупному селу в Панкисской долине.

Я регулярно бываю в Панкиси вот уже более пяти лет, но в этот раз я впервые решил пообщаться с местным сообществом как журналист. Не все, с кем я поделился этой новостью, встретили ее с энтузиазмом - здесь распространено отрицательное отношение к журналистам.

Заведомое знание

“Все журналисты, работавшие здесь, приезжали с заранее написанным сценарием”, — сказал мне Муса Панкисский, активный участник местной салафитской общины. Разговор этот происходил на крыльце у моего друга после ифтара, вечернего приема пищи во время месяца Рамадан. Свою настоящую фамилию Муса сообщить отказался.

"Журналисты знают заранее, что хотят найти в долине, — утверждает Муса, — Они приезжают не для того, чтобы найти истину, которая где-то посередине; они приезжают за  скандалом. Это одна из причин того, почему люди не доверяют журналистам. Журналисты приезжают, проводят съемку, а потом редактируют снятое, лишают события  контекста и выдают это за репортаж. Вот почему это сказалось на доверии людей".

"Журналисты знают заранее, что хотят найти в долине. Они приезжают за скандалом"

Такое отношение сформировалось пятнадцать лет назад, когда Панкисская долина дала кров большой группе беженцев из соседней Чечни и заработала репутацию источника угрозы. Местные жители действительно винят иностранные СМИ в том, что их община стала восприниматься как "террористическая" — и с этим ярлыком им приходится жить до сих пор.

Эти настроения усилились в последнее время, после того, как стало известно, что несколько десятков кистов, представителей говорящей по-чеченски этнической группы, покинули долину и отправились воевать в Сирии и Ираке на стороне Исламского государства. Члены общины говорили мне, что подход иностранных СМИ к проблеме вооруженного религиозного экстремизма снизил их доверие к журналистам до нуля. Более того, несбалансированное и непоследовательное освещение повлияло на низовые инициативы, направленные на то, чтобы община могла сама поведать о своих проблемах.

С появлением жителей Панкиси в Ирак и Сирии долина снова привлекла к себе международное внимание (c) Доминик Кшиштоф Цагара. Все права защищены.История этой невзаимной любви между журналистами и Панкисской долиной связана с особенностями СМИ в целом. Панкиси — далеко не единственный регион Кавказа и Европы, откуда люди уезжают на Ближний Восток, Жители долины привлекают и российские, и западные средства массовой информации, поскольку находятся на своего рода сюжетном перекрестке между Россией, Ближним Востоком и Западом. Главный герой этого сюжета — неукротимый чеченский воин, который одновременно является и вызывающим симпатию борцом против России, и неустрашимым исламским боевиком.

Это уникальное положение подкрепляется российским и западным ориенталистским отношением к чеченцам и привело к непропорционально большому количеству репортажей о Панкиси, в том время как другим мусульманским общинам Кавказа — в Кахетии, Аджарии, Гурии, Квемо-Картли или Азербайджане — почти не уделяется внимания.

Такое освещение не ставит под сомнение, а наоборот усиливает существующее отношение грузинской и мировой общественности к региону и придает легитимность политике, которую проводит грузинская элита.

Белый шум

Отрицательное отношение к журналистам и их работе сказалось на работе местного панкисского радио WAY, название которого переводится с чеченского "Мы". Радиостанции стало трудно нанимать сотрудников и освещать события из-за смеси подозрительности и недоверия по отношению к журналистам и культурных барьеров, которые мешают местным жителям публично высказываться о  жизни своей небольшой общины.

"Местным репортерам очень трудно работать здесь, — признает Гела Мтивлишвили, главный редактор радио WAY и Информационного центра Кахетии. — Работа репортера считается приемлемой только для местной молодежи и то в исключительных случаях. Мы пытаемся построить общинное радио, его контент должен создаваться сотрудниками из числа местных жителей. Мы прилагаем огромные усилия, чтобы наладить контакт с местным населением".

Трагедия запутанных отношений Панкиси с мировыми СМИ заключается в том, что общее разочарование в журналистах приводит к нежеланию людей участвовать в низовом медийном проекте, который не стремится использовать их с целью извлечения прибыли, а призван придать им уверенность и дать возможность выразить свои интересы.

Гела Мтивлишвили обучает нового журналиста на ради WAY (c) Доминик Кшиштоф Цагара. Все права защищены.Шорена Хангошвили, местная учительница английского языка и журналистка радио WAY, говорит, что, несмотря на эти трудности, во взаимодействии с общиной появились и положительные моменты, как только жители Панкиси начали осознавать, что радиостанция дает возможность общине заявить о себе.

"Было трудно проводить опросы людей, спрашивая даже о банальных вещах, — говорит мне Шорена. — Например: "За кого вы будете голосовать на следующих выборах?" На эти попытки взять интервью люди иногда реагируют очень отрицательно. Но я всё равно думаю, что радио удалось сделать свое дело. […] Роль радио — не только в том, чтобы освещать какие-то темы, но и в том, чтобы отстаивать интересы людей, а это рано или поздно побуждает их вступить в контакт. Они начали более или менее привыкать к тому, что могут публично высказывать свое мнение, на что раньше не решались".

Роль радио — не только в том, чтобы освещать какие-то темы, но и в том, чтобы отстаивать интересы людей

Панкисская долина привлекла большое число иностранных журналистов, которые используют регион в своих целях и спекулируют одним фактом  из общего опыта общины — на проблеме вооруженного экстремизма, символом которой стала фигура Умара Шишани, родившегося здесь боевика Исламского государства.

Эти журналисты гонятся за рейтингом, который в случае западных СМИ гарантирует прибыль, а в случае российских СМИ позволяет продвигать политическую повестку дня. В погоне за рейтингом международные СМИ систематически игнорируют те социальные и экономические проблемы, которые подавляющее большинство жителей Панкиси считают своей самой большой общей трагедией.

Некоторые представители общины, пусть и неохотно, но продолжают давать интервью, поскольку боятся выглядеть "радикальными" и отказывающимися от сотрудничества, как если бы им было что скрывать. Ситуация с радио WAY показывает, что особенности работы СМИ могут затруднять реализацию низовых инициатив, призванных  придать общине сил в поиске новых решений существующих  проблем.

Освещение, сконцентрированное на вооруженном экстремизме, привлекает внимание международных доноров, которые начали финансировать различные проекты в регионе. Реакция на эту деятельность — встречи с исламскими учеными, уроки вождения и компьютерной и интернет-грамотности — была преимущественно положительной. При этом более стратегические проекты, такие, как развитие экотуризма или создание рабочих мест (например, недавняя инициатива по созданию пошивочной мастерской), оказались недостаточно устойчивыми с финансовой точки зрения, чтобы стать успешными.

Сельский разрыв

Однако эти проекты — это только капля в море, они мало что могут изменить в отсутствие всеобъемлющей грузинской политики развития сельских районов.

Например, проекты по развитию навыков, пусть хорошо обоснованные, теряют свое значение, потому что приобретенные умения невозможно применить навыки, найдя полноценную работу. Создание местной пошивочной мастерской — благородное дело, но безнадежное, поскольку поочередно приходящие к власти либеральные правительства Грузии стремятся привлечь прямые иностранные инвестиции, а не наращивать усилия по поддержке местного производства.

Присутствие международных неправительственных организаций и их проекты должны служить ориентиром для грузинских властей. Однако деятельность НПО не избавляет власти от необходимости включиться в процесс и взять на себя ответственность за длительное отсутствие перемен к лучшему в долине или любом другом сельском районе Грузии.

Грузинское государство должно радикально пересмотреть свои приоритеты в политике регионального развития (c) Доминик Кшиштоф Цагара. Все права защищены.Местные говорят, что долина теряет население в результате вызванной экономическими факторами миграции в Россию и на запад. Грузинская перепись населения 2002 года зафиксировала, что в Грузии живут 7100 кистов, а согласно переписи 2014 года их всего 5700, то есть произошло снижение на 20%. Уровень безработицы стремительно растет, и население испытывает отчаяние, в особенности молодежь, которая почти не видит возможностей для самореализации в Панкиси и вообще в Грузии. Шорена, учитель и сотрудник радио WAY, отмечает, что эту проблему надо рассматривать в национальном масштабе.

"Безработица — это проблема всех регионов Грузии, включая этот. — говорит Шорена. — Панкиси в этом планене отличается  от других. Очевидно, что уровень миграции молодежи высок . Несмотря на реализацию различных проектов, молодые люди всё равно предпочитают уезжать, чтобы найти свой способ самореализации. В каком-то смысле Панкиси — это тупик. Это всего несколько деревень, и не важно, насколько хорошее образование вы получили, все равно вы не сможете здесь развиваться".

Со времен переписи 2002 года Грузия потеряла 15% своего населения в результате эмиграции. Тбилиси — это единственный регион Грузии, которые за последние двенадцать лет вырос, и этот рост можно связать с миграцией в столицу в поисках работы. Это показывает, что неконтролируемая урбанизация, отсутствие всеобъемлющего плана развития сельских районов, чрезмерный акцент на прямые иностранные инвестиции при почти полном отсутствии вложений со стороны государства — это те факторы, которые объясняют полный провал попыток создать рабочие места в сельских районах Грузии.

В результате монополия на социальную помощь оказалась в руках местных салафитских активистов, действующих при поддержке зарубежных благотворительных фондов, и это отталкивает кистов от государства и грузинских общественных структур, усугубляя их изоляцию. Почти все кисты свободно говорят по-грузински и могут считаться хорошо интегрированными в грузинское общество. Их трудности с поиском работы, помимо проживания в сельском регионе, что лишает их некоторых преимуществ, можно также связать с распространенными в Грузии антиисламскими настроениями.

Местная среда такова, что граждане Грузии, в том числе жители Панкиси вынуждены покидать страну, чтобы получить возможность удовлетворять свои базовые потребности —  полноценное питание и наличие теплой одежды, не говоря уже о самореализации и развитии. Грузинское государство должно радикально пересмотреть свои приоритеты, адаптировав свою политику развития к ситуации. В противном случае есть риск, что никакая из форм низового активизма не принесет успеха и община продолжит молча и в изоляции страдать от своих проблем.

Только политика, опирающаяся на идеалы социальной справедливости, способна дать местным жителям силу вместе с достоинством, чтобы они могли заниматься активизмом — в журналистике, развитии или предотвращении вооруженного экстремизма — и отстаивать свои интересы.

Почему грузинское Агентство по делам религий обвиняет НПО в усилении радикализации? О роли гражданского общества Грузии в противодействии экстремизму можно подробнее прочесть здесь.

About the author

Доминик Кшиштоф Цагара — журналист, переводчик и гражданский активист, который занимается вопросами мира, безопасности и меньшинств по обе стороны Кавказа. Сейчас он сотрудничает с Democracy & Freedom Watch, The Clarion и IWPR Georgia. Подпишитесь на него в Твиттере: @dkcagara.


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.