Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Гламурный фашизм: как итальянские СМИ помогают ультраправой группе CasaPound

Отдельные журналисты неосторожно называют это агрессивное движение и его лидеров-женщин "красивыми", "миловидными" и привлекательными для избирателей. English

Демонстрация движения CasaPound в Остии, 2017 год. Источник: Карлотта Кьяралуче (Carlotta Chiaraluce)/Facebook. В ноябре 2017 года итальянская редакция женского журнала Marie Claire опубликовала статью под названием "Знаете ли вы, кто такие женщины ‘CasaPound’?" Статья повествует о воинственных активистках итальянской ультраправой группы, основанной в 2003 году в Риме, и предлагает читателям взглянуть на их личную жизнь, получить от них модные советы, узнать, что им нравится носить, и как они совмещают семейную и социальную жизнь с издержками, которые предполагает участие в агрессивном фашистском движении.

Последние пять лет члены "CasaPound Italia" ("Итальянский дома Паунда", CPI) стараются вернуть политическое доверие и отмыть свою репутацию, намереваясь стать полноправными членами господствующей политической дискуссии в Италии. И СМИ играют очень важную роль в этом плане, помогая нормализовать и даже "огламурить" это ультраправое движение.

Ноябрь был важным месяцем для "фашистов третьего тысячелетия", как себя называют активисты CPI. Через несколько дней после выхода статьи в Marie Claire жителей римского пригорода Остия призвали выразить свое мнение по вопросу восстановления местной администрации (распущенной в 2015 году из-за внедрения туда агентов из числа мафии).

Итальянские СМИ сочли эти выборы "проверкой", которая покажет, насколько CPI закрепилась в политической жизни Италии. Движение выставило кандидатов в администрацию Остии, а сейчас замахивается на места в национальном парламенте, выборы в который назначены на март 2018 года. Активисты полны уверенности в том, что у них есть все шансы на успех.

На выборах в Остии CPI получило 9% голосов – одно место в местном муниципальном совете. Это небольшие цифры, учитывая то, что в выборах приняли участие лишь 36% избирателей; при этом за движением пристально следили СМИ. Так случилось и потому, что член одной из преступных группировок Остии, который по совместительству является сторонником CPI, ударил журналиста головой и сломал ему нос.

Кроме того, в этой избирательной кампании бросилось в глаза то, что главная роль была отведена Карлотте Кьяралуче, местной представительнице движения и партнерке муниципального кандидата от ИДП, а ныне новоизбранного члена совета Остии Луки Марселлы.

Газеты (особенно издания правого толка) окрестили Кьяралуче "Леди CasaPaund", называли ее "красивой фашисткой... привлекающей голоса" и даже "королевой ультраправого движения".

Кьяралуче окрестили "королевой ультраправого движения"

В раболепных передовицах описывалось, какая она преданная мать, верная подруга, спортсменка и воительница. В одной статье ее представили как женщину "с чистым лицом, искренней улыбкой и твердыми убеждениями".

В интервью газете правого толка Кьяралуче отметила, что в их движении много женщин, и все они довольны тем, чем занимаются. "Пусть СМИ мало обращают на это внимания, но мы разрушаем теорию о мизогинии в фашистской среде".

По мнению антрополога Маддалены Гретель Каммелли, "с момента образования CasaPound присутствие женщин в этом движении излишне рекламировалось, но в действительности там их очень мало".

Каммелли заметила, что еще в 2010 году "женщины играли довольно маргинальные роли, они фактически отсутствовали на вершине любых иерархий" в CPI, и это движение, как и сам фашизм в качестве политической философии, – в высшей степени мачистское.

Исследовательница вспоминает, как она посещала одно мероприятие CPI и увидела, что "количество женщин не радовало: всего около 20 женщин на 500 участников события. Почти все они находились на кухне, готовя бутерброды для мужчин".

Карлотта Кьяралуче. Источник: Карлотта Кьяралуче/Facebook.Тем временем медийное присутствие Кьяралуче постоянно растет: в начале января ее пригласили выступить в роли постоянного эксперта политического ток-шоу на национальном итальянском телеканале Rai3 (пусть она и продержалась там всего неделю). По словам самой Кьяралуче, ведущий ток-шоу, известный своими левыми взглядами, "понял, что не может игнорировать нас".

Кьяралуче также была в числе женщин CPI, представленных в ноябрьском выпуске журнала Marie Claire. Ее жизнь — это "работа, сын, сцена [она поет] и политика", расхваливает героиню автор статьи.

Другая активистка CPI была представлена в журнале как обладательница "стильных нарядов, которые были в моде в 50-х", потому что "мода подрывает устои, она действительно может быть видом революционного самовыражения, политическим посланием, выражением творческой свободы". В статье указывалось, что близость активистки к левым группам в прежние времена "подпортила ее эстетические вкусы".

Третья активистка CPI из Милана изображается как "женщина за тридцать, покрытая татуировками, без всяких излишеств, без макияжа, выступающая против Jus soli (лат. "право земли" – имеется в виду отрицательное отношение CPI к принятию закона, который позволил бы детям иностранцев, рожденным и обучающимся в Италии, быстрее получить гражданство этой страны)".

Статья также описывает реакцию родителей этой активистки на ее решение присоединиться к CPI, и тогда как отец сильно ее осуждает, рассказывая, что ее же дед был убит фашистами и ей должно быть стыдно за свое поведение, мать кажется более понимающей.

"Поскольку мы действуем в рамках закона, мы не выходим за рамки Конституции, мы никого не бьем, когда я хожу на митинги, моя мама с радостью присматривает за моими детьми," – говорит активистка.

Демонстрация CPI в Больцано. Пьетро Кьекка/Wikimedia Commons. Открытый источник.Еще одна женщина, с которой нас знакомит статья в Marie Claire, – Эммануэла Флорино. Автор представляет ее как "еще одну женщину за тридцать, мать. Из Неаполя. Непохожа на других. Женщина с cazzimma" – диалектное итальянское выражение, означающее хитрость и способность выходить из любого положения.

Что не упомянуто в статье, так это причастность Флорино к расследованию в 2013 году, которое привело к арестам ультраправых экстремистов (большинство из них принадлежали к CPI), обвиняемых в создании подпольной организации, насильственных нападениях на левых активистов и незаконном хранении оружия.

"Эта статья – пропаганда чистой воды," – говорит Каммелли. Например, она обратила внимание, что фотографировал женщин член CPI Альберто Палладино (известный как "Циппо"), ранее получивший более двух лет лишения свободы за нападение на активистов Демократической партии в 2011 году, после которого последние угодили в больницу.

"Во-вторых, этих пятерых женщин нам представляют для того, чтобы показать, что можно быть женщиной и боевой активисткой CasaPound одновременно," – говорит она.

Но почему движение CPI так озабочено демонстрацией самоотдачи и крутости своих женщин?

Почему CPI так озабочен демонстрацией самоотдачи и крутости своих женщин?

По мнению Катерины Фройо, доцента Европейской школы политических и социальных наук в Лилле, Франция, то, чем занимается CPI , следует рассматривать в более широком европейском контексте. "В этом отношении CPI не является чем-то исключительным," – говорит она.

"Современные исследования показывают, что исторически ультраправые движения сталкивались с проблемой так называемого "гендерного дисбаланса", например, преобладание мужчин и мужских политических предпочтений среди членов, избирателей и политического состава. Однако сейчас считается, что в современной Европе эта тенденция в разных сферах меняется. Если брать избирателей, женщины представляют собой большой потенциальный резерв поддержки для ультраправых движений."

Этот феномен ярко иллюстрируется на примере французской партии "Национальный фронт" (ФН). "В 2002 году, когда "Фронт" возглавлял Жан-Мари Ле Пен, партия получила намного больше голосов мужчин, чем женщин. В 2012 году, к моменту когда Марин Ле Пен стала главой партии, этот гендерный разрыв фактически сошел на нет", – объясняет Фройо.

"Все больше ультраправых партий стараются привлечь внимание к женщинам в своих рядах, чей имидж будет смотреться "мягче" в отличие от "суровости" и агрессии, с которыми ассоциируются их коллеги-мужчины, – продолжает она. – В этом отношении CPI не является исключением."

Нидерландский ученый Кас Мюде подобным образом отмечает, что "для радикального правого политика может быть очень выгодно" выставлять женщину на роль лидера.

"Если брать избирателей, женщины представляют собой большой потенциальный резерв поддержки для ультраправых движений"

В марте 2017 года Нина Морич, бывшая хорватская модель, которая работает в итальянском шоу-бизнесе, заявила о поддержке CPI. Вскоре после этого она начала появляться на многих публичных мероприятиях CPI (тем самым привлекая множество журналистов), а также пожертвовала на избирательную кампанию в Остии.

В последние месяцы в Италии идут важные споры о том, как СМИ стоит писать о фашистских и ультраправых движениях. В этой стране такой вопрос поднимается с завидной периодичностью, по крайней мере со времен Второй мировой войны.

Эта проблема снова обрела популярность в сентябре, когда CPI организовало серию дебатов между вице-президентом движения Симоне Ди Стефано и известными тележурналистами в римском офисе CPI – захваченном здании, которое группа называет "Итальянским посольством".

"CasaPound" в Риме. Фото (CC BY 4.0): Хосе Антонио/Итальянская "Википедия". Некоторые права защищены.Слоган, используемый для рекламы мероприятия – "CasaPound открыт для свободных дискуссий" – соответствовал цели инициативы: представить движение открытым для всех мнений, уважающим демократию и ее правила, в отличие от антифашистов, которые борются с присутствием CPI и языком вражды, который последние активно продвигают под видом права на свободу самовыражения.

Эта новая маска стремится отодвинуть на задний план историю насилия и ксенофобии, которые характеризовали движение с момента его основания и которые CPI часто использовал для захвата пространства в СМИ и в социальных сетях.

И эта стратегия, по-видимому, отлично сработала. Два выдающихся журналиста приняли приглашение поучаствовать в дебатах (одни из которых модерировала Кьяралуче), заявив, что раз движение CPI участвует в выборах, оно "легитимировано демократией". В то же время лидеры, члены и сторонники движения стали все чаще мелькать на национальном телевидении.

Хотя СМИ предоставляют значительное пространство этому движению, журналисты, по-видимому, неохотно используют по отношению к ним "слово на букву „ф", особенно освещая случаи насилия или нападений, даже когда это касается политических групп, открыто называющих себя фашистскими – как это делает ИДП.

"Ясно то, что фашизм старается создать себе позитивный имидж: быть фашистом сегодня классно,” – утверждает антрополог Каммелли. – “Разумеется, здесь налицо (фашистская) пиар-стратегия, но за последние десять лет СМИ сыграли свою роль в этом процессе нормализации. И сегодня мы пожинаем плоды."

 

About the author

Клаудия Торриси - итальянский журналист фрилансер. Она освещает социальные проблемы, в частности, миграцию и гражданские права. Торриси - постоянный автор openDemocracy 50.50. Ее твиттер: @clatorrisi.


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.