Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Юлия Галямина: "Партийная политика себя изжила"

oDR начинает цикл интервью с российскими независимыми политиками и общественными деятелями. Открывает серию разговор с Юлией Галяминой - активным участником движения против реновации и с недавних пор муниципальным депутатом Тимирязевского района. English

Юлия Галямина - гражданский активист, политик, преподаватель филологии и журналистики. Фото: Юлия Королева. Все права защищены.У Юлии Галяминой, общественного деятеля и преподавателя филологии в НИУ ВШЭ, богатое активистское прошлое. Она занималась проблемами российского образования в рамках движения "Диссернет", организовала "Школу местного самоуправления"боролась против незаконной застройки парка "Дубки" и баллотировалась на выборах в Государственную думу VII созыва от партии "Яблоко". Как и многие другие оппозиционеры, Галямина подвергалась давлению. Так, на митинге против коррупции 12 июня активистку и ее мужа сильно избили полицейские - у нее диагностировали закрытую черепно-мозговую травму.

Тем не менее Галямина не оставила общественную деятельность. В сентябре 2017 года она одержала победу на муниципальных выборах в Москве и стала депутатом в совете Тимирязевского района. Выборы прошли не безоблачно: местный ТИК сфальсифицировал результаты голосования, в результате чего независимые кандидаты потеряли одно место. Галямина пытается опротестовать решение ТИК через суд и попутно решает локальные проблемы.

oDR расспросил ее о планах на будущее, сетевом протесте, партийной дисциплине и доле первопроходца.

Победу независимых кандидатов на московских муниципальных выборах - а это стало своего рода сенсацией - большинство национальных СМИ уже успели окрестить триумфом "штаба Гудкова". Вы согласны с такой трактовкой?

Смотреть на эти процессы как на срежиссированные одним человеком или даже двумя совершенно глупо. Это примитивный взгляд, связанный с инерцией нашего восприятия и нашими представлениями о "вертикальном" характере власти. В реальности победили гражданские активисты, лидеры локальных протестных групп, участники массового "низового" протеста, заявившего о себе в последние годы. Это их победа. И спасибо всем тем, кто им помогал.

Кац и Гудков, как и другие проекты - "Школа местного самоуправления, "Oткрытые выборы", "Личный наставник кандидата" - много сделали для хорошего результата. Но потом они удачно воспользовались ситуаций, чтобы приклеить свой "бренд" на кандидатов. Пусть это останется на их совести, сейчас спорить об этом уже не имеет смысла

А откуда взялись эти локальные сообщества, гражданские группы, о которых мы говорим?

В какой-то момент самоорганизация для москвичей стала вопросом выживания. Деньги у государства кончились, оно стало все агрессивнее наступать на интересы граждан: вырубать парки, отнимать парковки, сокращать здравоохранение. И как только людям начали "наступать на пятки", они сразу проснулись. Появилась "Торфянка", группы обманутых дольщиков, ипотечных заемщиков, очередников, автомобилистов, дальнобойщиков, группы против строительства хорды или храма. Со временем они стали налаживать горизонтальные связи, появилась сетевая структура, взаимная поддержка. Потому что, если ваши права никто не защищает, приходится защищать их самим.

Фото: Юлия Королева. Все права защищены.

Ваша политическая карьера как раз начиналась с очень небольшой группы районных активистов, собравшихся вокруг парка "Дубки", отданного городской администрацией под застройку коммерческому девелоперу. После "реновации" многие СМИ заговорили о второй волне протестов. Вы в этой истории заняли одну из ключевых позиций. Чем этот новый раунд протеста отличается от "белоленточного"?

Да не будет никакой второй волны, и не нужно ее. Во-первых, история с "Дубками" давно закончилась. Тот участок охранной зоны парка, за который мы боролись, в итоге все-таки застроили. Во-вторых, совершенно понятно, что ни "Дубки", ни "реновация" не были никаким "белоленточным" протестом. И тем более его вторым  раундом. Это два совершенно разных процесса, которые может друг с другом как-то и связаны, но очень косвенно. Кроме того, никаких больших митингов, тем более стотысячных, больше не будет. Даже против реновации.

Может к Навальному молодежь еще и выйдет, но только по неопытности, потому что им кажется, что митингами можно еще чего-то добиться.

Сейчас люди начинают мыслить конкретно и планомерно захватывают власть - на том уровне, конечно, до которого могут дотянуться

Чем на самом деле был протест 2011-2012 годов? Это были эмоции. Взрыв эмоций возмущенного класса, которым воспользовались федеральные политики и "около-политики", чтобы возглавить движение. Там было много лозунгов, но не было программы действий. Сейчас люди начинают мыслить конкретно и планомерно захватывают власть - на том уровне, конечно, до которого могут дотянуться. Например, в Москве и крупных региональных столицах, на Урале и в Сибири.

В столице именно локальные протестные группы стали альтернативой "большой" партийной политике. Почему?

Старые партии стали слишком неуклюжими, неповоротливыми, они перестали отвечать вызовам времени. На них государству проще оказывать давление, а на сетевое сообщество вообще очень сложно воздействовать силой. Как можно надавить на людей, которых не связывает общая институция? Прогнешь одного локального лидера - на его месте возникнет другой. Без ущерба для дела.

То есть современная партийная система себя изжила?

Это эволюционный процесс. Когда динозавры вымерли, появились млекопитающие, и мамонты уже были чуть поменьше. Потом вымерли мамонты, появились другие животные, еще мельче... Я убеждена, что большая партийная политика в России, в том виде в каком она существовала последние 20 лет - вертикально интегрированная, вождистская - безусловно себя изжила.

Фото: Юлия Королева. Все права защищены.Партии должны стать сервисными организациями для местных лидеров, их задача - обслуживать политиков, формулировать общие цели, координировать.

По факту в двухтысячных наши парламентские партии таковыми не были. Они были подразделениями администрации президента. В какой-то момент такими ресурсными организациями могли стать партии оппозиционные, но и они не справились с задачей.

Теперь возникло самостоятельные лидеры, которым партии особо и не нужны. И если все партии в стране просто исчезнут, для них ничего не изменится

Оппозиция очень долго занималась какой-то фигней, устраивала "Марши несогласных", мы ходили по улицам… Вы не подумайте, я за митинги, но митинг - это инструмент. Инструментом чего были "Марши несогласных"? Они просто не работали.

Теперь возникло значительное число самостоятельных лидеров, которым партии особо и не нужны. И если все партии, действующие в стране, просто исчезнут, для них ничего, по большому счету, не изменится.

"Перемен! Мы ждем перемен!" Граффити в Москве, 2012 г. Фото CC-by-2.0: Евгений Исаев / Flickr. Некоторые права защищены.

Локальные "бучи", впрочем, были и раньше, в том числе в регионах: после запрета праворульных авто, вокруг монетизации льгот, против точечной застройки.

Не было инфраструктуры, не было понимания как это должно быть устроено. Теперь сменилось поколение. Появилась идеология низовой политизации, появились сервисы, способные структурировать локальный протест.

Вы сказали про Урал и Сибирь, но в регионах подобного эффекта как в Москве все же пока не наблюдается.

Чем беднее люди живут, тем меньше у них ресурсов для самоорганизации. Есть такая метафора, что после начала санкций в России развернулась схватка между "телевизором и холодильником". Но это миф. Холодильник и телевизор, как правило, либо выигрывают сообща, либо проигрывают, но тоже вместе.

Мне кажется, что старые "вертикально" интегрированные партии, в том числе либеральные, были партиями условно "ленинского типа": то есть мыслили себя как некий авангард, посылающий "в народ" своих активистов, чтобы те возглавили пассивный и не способный к самоорганизации по определению электорат… Теперь все изменилось, инициатива оказалась на другой половине поля.

Знаете, в конце восьмидесятых — начале девяностых все было не совсем так. Откуда взялся, например, Борис Немцов? Какая партия его выдвинула? Кто его послал? Партийная система, о которой мы говорим и которую я критикую, сложилась позже. Но как только она сложилась, практически сразу и забронзовела.

Современные процессы, кстати, очень похожи на то, что происходило со страной в конце 80-х. Победа независимых депутатов на муниципальных выборах в Москве в каком-то смысле — это еще и аналог выдвижения "демократов" первой волны в городские, еще "горбачевские" советы. С той лишь разницей, что в восьмидесятых в обществе было всеобщее воодушевление, а сейчас апатия.

Современные процессы очень похожи на то, что происходило со страной в конце 80-х

Хотя и в 1990, и в 1991 годах было много разочарованных, много цинизма. Это сейчас кажется, что все было так безоблачно. Я бы сказала, что мы опять наблюдаем появление в России политики как таковой.

Другое дело, что это все может прекратиться в любой момент — если местные стихийные лидеры, которые выдвинуты сообществами в советы, вдруг покажут, что они не в состоянии ничего сделать, то есть если они не смогут стать политической силой. И кроме того, если они не будут ближе к людям, чем политики старшего поколения. Тогда люди от них отвернутся. И это будет самое страшное. Мы являемся пионерами, первопроходцами, первооткрывателями огромных политических континентов, и на нас, безусловно, сейчас лежит огромная ответственность.

Юлия Галямина призывает жителей Москвы принять участие в акции протеста 27 и 28 мая против планов московского правительства начать массовый снос пятиэтажек. Фото: Штаб защиты москвичей / YouTube. Некоторые права защищены.

Кстати, об ответственности. Мы договорились не говорить о Каце, но вот в Хамовниках, тем не менее, в только что избранном муниципальном совете уже возник раскол, в котором Кац как раз принимает самое активное участие.

В Хамовниках, где независимые кандидаты взяли большинство, действительно, произошел раскол, потому что одни депутаты, прошедшие в собрание, принадлежат к "штабу" Каца, а другие нет. Кандидатом последних на пост главы районного совета стала Александра Парушина, старый активист. У "команды Каца", с подачи самого Максима, есть свой кандидат.

И чем Каца не устраивает Парушина?

Он не желает видеть Парушину  главой совета  в первую очередь потому, что не контролирует ее.

А "своих" контролирует?

Да, многим Кац кажется авторитетом, и они его слушаются. Я не знаю, зачем ему весь этот контроль. Но факт в том, что сейчас Кац активно участвует в процессе назначения глав местных образований как некий серый кардинал. Он приходил на заседания собраний и в других районах, насколько мне известно.

Можно сказать, что среди трехсот независимых столичных депутатов в муниципальные советы прошли, с одной стороны, реальные районные активисты, локальные лидеры, избиравшиеся самостоятельно, а с другой — люди совершенно случайные, которых набрал Кац: "с улицы", без опыта. Кроме того, есть некоторое количество депутатов — их тоже немало — которые были активистами, но в итоге воспользовались услугами штаба.

Фото: Юлия Королева. Все права защищены.В Восточном Дегунино от Максима, например, баллотировался человек с двумя судимостями за грабеж, против него своего кандидата выставили коммунисты. В итоге проиграли и те, и другие. Ни одного независимого депутата в совет не прошло.

А какой был смысл ему тащить в муниципальные советы случайных людей?

Тут все как раз просто. Для Каца и Гудкова муниципальные выборы — это технический вопрос. Гудков осенью собирается в мэры, ему нужно преодолеть муниципальный фильтр. Если смотреть на местное самоуправление только с этой стороны, то какая разница, кто именно будет депутатом? Если от него требуется лишь поставить свою подпись напротив нужной фамилии.

Кстати, КПРФ на этих муниципальных выборах в целом провалилась.

Да и "Яблоко" выступило прилично во многом только благодаря Слабуновой, которая все-таки мыслит правильно: "снизу-вверх", а не наоборот… Другое дело, что мы, кандидаты-победители, даже и шедшие под партийными флагами, сейчас о себе заявляем как о независимой силе. Как о силе, не желающей совершенно объединяться в какие-то организации с бюрократическим аппаратом и бюджетом.

Фото: Юлия Королева. Все права защищены.

Недавно вы провели конгресс независимых депутатов. Кандидаты "от Каца" там были?

Да, но у нас это не про Каца — "за", или "против" — была история. Конгресс — это попытка наладить горизонтальные связи между муниципальными советами. В нем приняло участие около ста человек. Мы договорились о координации законодательных усилий, о том, чтобы в противовес провластному "Совету муниципальных образований Москвы" создать свой "Совет", куда от районных собраний будем выдвигать делегатов...  Это уже политическая история.

Что-то вроде Петроградского совета столетней давности? То есть своего рода альтернативная "вертикаль"?

Да, но в рамках закона. Совет, в том виде как я его вижу, может стать драйвером положительных изменений в городе.

Давайте теперь поговорим о личном! До какого-то момента вы были ученым, спокойно занимались как лингвист языками Сибири...

Я и сейчас ученый. Но спокойно языками Сибири я никогда не занималась. Я всегда чередовала активистскую деятельность и науку.

Ну вот у дальнобойщиков их "химкинское стояние" закончилось для многих разводами...

А... Так вы про мужа спрашиваете?

Ну да, была ведь у человека нормальная жизнь!

Не было у него никогда нормальной жизни! (Смеется). Я пришла в политическую журналистику в 2003 году, когда нашему ребенку был год, мы два с половиной года как поженились… Так что он привык, что меня все время то задерживают, то бьют. Свой последний день рождения он и вовсе справил в ТИКе, был как раз разгар муниципальных выборов, и первым, кто его поздравил, был секретарь избирательной комиссии, а вовсе не жена. Ну он понимает, что все это не зря.

Я заметил, что у вас на двери написано: "STOP коммунизм!"

Наши районные коммунисты про этот стикер мне все время говорят: "Сними!" А я не снимаю. Это мои убеждения. И все равно, я знаю, что они мои лучшие соратники, я всегда могу на них положиться, а они на меня.

Люди должны собираться не под партийный бренд - "коммунисты" они там, или "либералы"- а под конкретную задачу

Люди сейчас должны собираться не под партийный бренд - "коммунисты" они там, или "либералы"- а под конкретную задачу, которая соответствует конкретным интересам выдвинувших их сообществ, если она не противоречат общим ценностям.  Иначе мы погрязнем в бесконечных спорах, так ничего и не достигнув.

Но как же отношение, например, к Сталину?

Это тоже важно, но на муниципальном уровне вопрос стоит просто: ты голосуешь на выборах главы муниципального собрания за члена "Единой России" или против? Вот это важно, потому что это и есть политическое действие. А какое у вас мнение по поводу истории и правителей прошлого века - это, как ни странно, не имеет большого значения.

А как же партийная дисциплина? Особенно для тех, кто все-таки шел под партийными брендами.

Я лично видела как люди выбирали под чьими флагами идти. Им нужно было сделать фото на листовку и они дискутировали: вот у "Яблока" такой фотограф, у "КПРФ" такой, а у кого-то там еще - третий. Кто из них лучше фотографирует? У КПРФ? Тогда пойдем к ним! В этой ситуации "партийная дисциплина" и все то, к чему привыкли наши динозавры от политики - это такая архаика, о которой и говорить смешно.

Да, партия - это эффективный инструмент, если у вас есть федеральная повестка. В том числе и потому, что наше законодательство написано под партии. Но у местных лидеров такой повестки пока нет. Возможно со временем она появится.

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.