Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Атомная энергия и политическая власть

127800_127123717305139_3976046_n_0.jpg

Через 30 лет после Чернобыльской катастрофы российское экологическое движение переживает непростые времена. Лидеры организации “Экозащита!» Владимир Сливяк и Найля Ибрагимова рассказывают о сегодняшнем состоянии и перспективах антиядерного активизма. English

В эти дни основное внимание российских, украинских и белорусских медиа, освещающих 30-летие Чернобыльской катастрофы, будет посвящено событиям в апреле 1986 года. Немногие обратят внимание на то, что происходит сегодня с атомной энергетикой в этих странах, и на то, почему же идея пост-ядерных России, Украины и Белоруссии не получила должного внимания в странах, пострадавших от аварии. И, возможно, немногие скажут о тех активистах, что пытаются убедить общество в возможности безядерной альтернативы.

В рамках проекта oDR по освещению 30-летия Чернобыльской катастрофы мы говорили с Владимиром Сливяком и Наилей Ибрагимовой, двумя активистами известной экологической организации "Экозащита!". Она была основана в 1989 году и проводила успешные кампании, в результате которых прекратился импорта радиоактивных отходов в Россию, было остановлено строительство АЭС в Калининградской области.

"Экозащита!" стала первой экологической организацией в России, внесенный в реестр "иностранных агентов", по заявлению Министерства юстиции РФ - за "противодействие строительству атомной станции". "Экозащита!" вместе с другими российскими экологическими организациями участвует в кампании "Чернобыль+30". Владимир Сливяк - сопредседатель группы "Экозащита!", Найля Ибрагимова - координатор кампании "Чернобыль+30" группы "Экозащита!".

В каком состоянии сейчас находится пост-Чернобыльский активизм? Как он отличается от антиядерного движения 90-х и нулевых в приоритетах и динамике?

Владимир Сливяк: Разница довольно большая - в начале 1990-х было намного больше людей и разнообразной деятельности, а государство и атомная промышленность были в кризисе и не строили новых АЭС. В 2000-х движение стало малочисленным и не очень активным, но при этом возможно более успешным.

Несмотря на спад, экологическое движение сыграло большую роль в том, что было заморожено строительство как минимум двух больших атомных станций - возле Мурома и в Калининградской области. Стоимость этих проектов приблизительно 15 млрд. долларов, так что это серьезный удар по атомной промышленности. Был остановлен ввоз радиоактивных отходов из Западной Европы на несколько предприятий в России.

Найля Ибрагимова: В последние десять лет давление государства на экологическое движение нарастало. В 2012 году был принят закон об иностранных агентах, под действие которого попали практически все организации, критикующие атомную энергетику.

Фактически атомная энергетика является для российских властей политическим инструментом

Сейчас экологическое движение находится под очень серьезным давлением государства, которое сильно заинтересовано в развитии атомной промышленности и строительстве новых АЭС в России и за рубежом.

Владимир Сливяк: Фактически атомная энергетика является для российских властей политическим инструментом, направленным на распространение международного влияния России, а также и на борьбу с международными санкциями.

Так, несмотря на санкции со стороны Европейского Союза, российское правительство предлагает отдельным странам в Европе строить новые атомные станции и обещает оплатить эти проекты из российского бюджета.

"Нет новым реакторам". Акция - Экатеринбург, 2005. Источник: Экозащита!Так что все слова о том, что атомная энергетика вне политики - полная чушь. Экологические группы мешают этим планам, поэтому подвергаются серьезному давлению. Недавно вышел наш доклад "Имитация успеха", посвященный деятельности госкорпорации "Росатом", где среди прочего описаны и эти вопросы.

Какие гражданские инициативы могут стать самыми эффективными для того, чтобы привлечь внимание к проблеме использования атомной энергии?

Владимир Сливяк: В сфере атомной энергетики есть жесткое столкновение позиций - активисты считают, что АЭС неприемлемо опасны и их не нужно строить, деньги стоило бы потратить на возобновляемые источники энергии, а власти хотят развивать атомную энергетику при любых условиях. Тут не может быть сотрудничества, потому что позиции в настоящий момент зафиксированы и не могут быть изменены.

Позиция властей со временем изменится - из-за роста расходов и противодействия населения

Активисты защищают общественный интерес, они не имеют права изменить позицию, ведь это было бы предательством интересов российских граждан. А вот позиция властей со временем изменится - из-за роста расходов и противодействия населения, так как придет срок массового вывода из эксплуатации старых атомных станций и вырастет актуальность вопроса об утилизации ядерных отходов.

Решение обеих проблем обойдется очень дорого, платить за это будут налогоплательщики, а безопасной технологии окончательной изоляции ядерных отходов на все время пока они будут опасны - не существует.

Найля Ибрагимова: Планы эвакуации при авариях на ядерных предприятиях или при перевозке радиоактивных материалов - важный вопрос, люди имеют право знать, что делать в этом случае, а власти по сути не информируют население, чтобы лишний раз не поднимать вопрос рисков.

В рамках всероссийской кампании #Чернобыль30 мы проводим «Чернобыльские уроки» в школах и университетах Воронежа, где просим участников занятий составить план действий при ядерной аварии. В большинстве случаев группа не понимает, как действовать, не знает, где находятся убежища и в каком они состоянии, где они могут получить об этом информацию. Это большая проблема. А качественное информирование граждан по этому вопросу –залог высокой организованности людей в случае аварии, и как следствие, меньшего количества жертв.

Ростовская АЭС. Сергей Венявский / VisualRIAN. Все права защищены.При работе с этой сложной темой мы стараемся создавать проекты на стыке экологии и искусства. Так, например, 19 и 21 апреля в Санкт-Петербурге и Москве мы организовали показ документального спектакля «Чернобыль» театра «Крылы Халопа» (Беларусь) с последующей дискуссией о проблемах атомной энергетики.

Владимир Сливяк: Но прежде всего нужно объяснять населению, что атомная энергетика - это не только и не столько реакторы, которые могут взорваться. Это ядерные отходы, которые будут опасны тысячи лет, и за это придется еще очень долго платить будущим поколениям налогоплательщиков.

Ядерные отходы - главная тема, о которой нужно разговаривать с населением. Мы должны перестать их производить

Человечество еще никогда не сталкивалось с проблемой такого рода, ведь такая деятельность ведет к негативным последствиям на многие века вперед. Это трудно осознать, потому что человек мыслит категориями, включающими короткие промежутки времени.

Но здесь все несколько иначе - энергия, которую мы тратим сегодня, прибыль, которую мы тратим сегодня, и проблемы, которые есть сегодня и останутся в наследство тем, кто будет жить через тысячи лет после нас. Ядерные отходы - главная тема, о которой нужно разговаривать с населением. Мы должны перестать их производить.

Что нужно делать для того, чтобы поощрять альтернативное образование - особенно для тех, которые впервые знакомятся с антиядерным активизмом и мало что знают об истории вокруг Чернобыля?

Владимир Сливяк: Необходимо постоянно напоминать людям о той трагедии, которая случилась 30 лет назад из-за того, что кто-то в правительстве однажды принял неверное решение. Жизнь драматическим образом изменилась для миллионов людей, не говоря уже об экономических убытках и радиоактивном загрязнении.

На саму атомную промышленность это повлияло радикальным образом - многие страны прекратили развивать атомную энергетику или подумывали о ее развитии, но отказались от таких планов. По сути, из пост-чернобыльского кризиса атомная индустрия так до конца и не вышла. Пропагандисты атомной промышленности пытаются убедить тех, кто молод и не знает истории в том, что никаких проблем нет.

Найля Ибрагимова: Мы подвергаемся серьезному давлению со стороны властей. Это делается не столько с целью наказать, сколько заставить тратить все свободное время и ресурсы не на распространение информации об опасности "мирного атома" и необходимости изменения вектора энергетического развития, а на сопротивление, на хождения по судам, поиск ресурсов, чтобы выплатить штрафы.

Но если мы позволим людям забыть реальную картину событий, то однажды снова случится Чернобыль, а потом еще и еще. Нельзя позволять переписывать историю и внедрять в общественное сознание искаженную картину прошлого из-за того, что кому-то хочется заработать большие деньги на атомной энергетике, а критика мешает это делать. «Чернобыль+30» направлен на то, чтобы не дать забыть: помнить – значит бороться!


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.