Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Принять ислам и полюбить

Женщины в России принимают ислам и выходят замуж за мусульман с уверенностью, что общая религия укрепит их семью. Но нередко их надежды не оправдываются: для посторонних мир российских мусульман закрыт. English

Мусульманки возле рынка "Беркат" в Грозном, Чечня, 2012. (c) Рамиль Ситдиков / РИА Новости. Все права защищены.
Русская девушка встретила сильного, уверенного в себе, целеустремленного и брутального кавказца, приняла ислам и вышла за него замуж. И жили они счастливо, но недолго, потому что он улетел и не обещал вернуться. Грустная и уже немного обыденная история.

Статистики, показавшей бы, сколько женщин в России за минувший год приняли ислам, нет. К сожалению, нет и данных о разводах мужчин-мусульман  и принявшими ислам женщинами. oDR решил выяснить, как живут такие пары, и находят ли они свое счастье.

Будь моей женой, еще одной

С Миланой (имя изменено по просьбе девушки) мы беседуем в уютной, современной московской квартире. Здесь моя собеседница живет и принимает клиенток – она стилист-парикмахер. Красота для нее – это образ жизни: длинные волосы Миланы идеально уложены, недавно сделан маникюр. Ее кожа невероятно ровная, наращенные ресницы не отличить от настоящих. В гардеробе много одежды, призванной подчеркнуть достоинства точеной фигуры. Обувь очень разная – есть и кроссовки, и туфли на высоком каблуке.

Недавно прошло десять лет с того момента, как эта девушка модельной внешности сменила всю одежду на черное платье, хиджаб и ботинки на плоской подошве. Тогда Милана приняла ислам и начала одеваться по строго по требованиям религии. До этого она, девочка из Оренбургской области, любила тусовки, успешно строила в Москве карьеру стилиста, работала со звездами. А потом познакомилась в "Одноклассниках" с будущим мужем. Тогда ей было 18 лет.

"Моя страница была пуста – ни информации, ни фото. Как-то раз мне написал сообщение человек, у которого тоже была совсем пустая страница. Он задал вопрос – "Ты мусульманка?" Не знаю, почему, я ответила "Да". Он ответил – "Ты джяхилька?" Я не знала, что это, а когда он пояснил, что это мусульманка, не соблюдающая требования веры, мне стало очень обидно. Он начал писать мне, что истинная мусульманка должна совершать намаз, ходить с покрытой головой.

Накануне мы с подружками тусовались в клубе, а на следующий день я уже читала хадисы

Через несколько дней он написал снова, у нас завязался разговор. Он рассказывал мне об исламе, спрашивал, почему я не совершаю намаз. Я спросила, что для этого нужно, и он начал присылать мне молитвы.

Накануне мы с подружками тусовались в клубе, а на следующий день я уже читала хадисы (описания жизни, мыслей и действий пророка Мухаммада о религиозно-правовой жизни, которые вместе составляют Сунну), не выходя из дома. Еще через день я начала искать человека, который бы научил меня делать намаз. Нашла девушку в хиджабе, жившую по соседству, пригласила в гости, слушала и смотрела на нее, как завороженная. Тогда я поняла, что не могу выйти в магазин без платка. Вот так я закрылась".

За неделю Милана полностью сменила одежду. В длинном платье и хиджабе она пришла на свою работу. "Там были шокированы. Они решили, что какой-то кавказец меня "вербует". Родные были, мягко говоря, не в восторге – у тети началась истерика, мама и папа паниковали, но мне было все равно. Я удалила все номера подруг, которые не поняли меня. Честно говоря, я удалила всех". Через месяц все московские друзья Миланы пропали.

Я поняла, что мне придется стать второй женой, но не испытывала сомнений или ревности

"Со временем клиентов в салоне, где я работала, у меня стало меньше. А через пару месяцев управляющая сказала, что в моих услугах они больше не нуждаются. На скопленные деньги я не могла долго жить. От квартиры в центре пришлось отказаться, я начала искать другое жилье, но никто меня не впускал. Прямо говорили, что закрытым не сдают. Я не могла устроиться работать даже в простую районную парикмахерскую. Как только меня видели, я сразу получала отказ.

Я распродавала свою дорогую одежду и обувь – благо, у меня скопилось почти три чемодана. Оставила только два платья – зимнее и весеннее, и одну пару обуви. Через некоторое время устроилась в крошечную парикмахерскую и начала немного зарабатывать. Туда ходили таджики и узбеки, мой вид их устраивал.

Я многого насмотрелась за это время в Москве. Люди крестились напротив меня в трамвае, материли, обсуждали, кричали гадости, назвали ваххабиткой. Но меня волновало только отношение родственников, которые все еще думали, что меня вербуют. Даже ставили условие – либо ислам, либо мы".

Люди крестились напротив меня в трамвае, материли, обсуждали, кричали гадости, назвали ваххабиткой

Анонимный друг продолжал писать девушке, а через полгода, так и не увидев даже фотографию, предложил стать его женой. Когда Милана согласилась, он написал, что есть одно "но". "Я поняла, что мне придется стать второй женой. До этого он присылал мне много хадисов, где рассказывалось о роли второй жены, что это нормально, это не любовница. Так что я была готова к этому и не испытывала сомнений или ревности".

Салам, Дагестан

Вскоре Милана уехала в Махачкалу – выходить замуж. "Перед свадьбой он позвонил и сказал, что нужен махрам – мой отец или брат, кто бы выдал меня замуж. Он сказал, что, так как мой папа христианин, его можно заменить на его друга-мусульманина. К тому же родители все равно не одобрили мой брак. Я просто поставила их перед фактом, что уезжаю в Дагестан.

Его братья и сестра знали о браке, а вот от жены и матери он это скрыл. Как он это сделал, я не знаю, но меня это нисколько не тревожило – я была абсолютно счастлива. За пять лет мы ни разу не поссорились".

Муж Миланы тщательно скрывал, что он обеспеченный человек – год девушка жила в крошечной съемной квартире на окраине Махачкалы. "Конечно, он не был со мной все время – просто приходил иногда ночевать. Как-то в канун уразы (в конце священного месяца Рамадана) он приехал и сказал, что хочет сделать мне сюрприз. Посадил меня в машину и привез к красивому большому дому, сказав – этот дом твой".

Я была абсолютно счастлива. За пять лет мы ни разу не поссорились

Потихоньку в жизнь Миланы начали возвращаться ее московские подруги, которые отвернулись от нее в начале. Муж покупал им билеты, и они прилетали навестить ее в Махачкалу, не забывая сказать, что та "не прогадала" и ей "грех жаловаться". "Я вернулась в индустрию красоты, у меня появилось много новых подруг, не только закрытых. Все они знали историю принятия мной ислама, все мной восхищались.

Но была и обратная сторона. Дагестанские женщины говорили иногда, мол, тащатся сюда всякие русские, закрываются и уводят наших мужиков. Это говорили мусульманки, взрослые. Таких случаев было много. Одной из таких женщин оказалась его мать".

Мечеть в Гимрах, Дагестан. Фото СС: Варвара Пахоменко / Международная Кризисная Группа / Flickr. Некоторые права защищены.

Через четыре года мать начала активные попытки отправить Милану обратно в Москву. "К нам в салон приходили подозрительные женщины, интересовались мной, спрашивали, как я живу, интересовались мужем. Я понимала, что их подсылала она.

Однажды он приехал домой очень напуганный. Позже оказалось, что мать дала ему неделю на то, чтобы убрать меня из его жизни, иначе меня похоронят. Ей показали мои фотографии до ислама, где я была в клубах, на пляже в купальнике, и так далее. И она сказала, что не даст "какой-то русской модели развести сына". Он поддался ее давлению".

Дагестанские женщины говорили иногда, мол, тащатся сюда всякие русские, закрываются и уводят наших мужиков

Муж отправил Милану в Москву "на время", но девушка приняла решение больше не возвращаться в Махачкалу. "По возвращению я ходила закрытой около полугода. Это были сложные времена, тогда очень часто происходили теракты. Я понимала, что на работу в такой одежде не устроюсь, а жить на попечительстве или в общежитии я не могу. Тогда я сменила хиджаб и платье на косынку и юбку до колена. Потом нашла хорошую работу, где управляющая убедила меня снять и косынку".

Ингушетия в Москве

С Лейлой (имя изменено по просьбе девушки) мы встретились в московском сетевом кафе. Она взяла с собой младшую дочь – малышке скучно без мамы. Дома Лейлу ждут еще двое сыновей, старшему скоро будет 14.

Лейла – русская, приняла ислам в начале 2000-х, когда ей было 19 лет. "Я родилась в Питере, а школу заканчивала уже в Москве. Когда поступила в институт, уже занималась поиском смысла жизни. Родители не ставили мне никаких рамок, и мой приход в ислам был чем-то вроде попытки всех удивить. Это мне удалось".

Приняв ислам, Лейла очень быстро поменяла образ жизни, перестала общаться с противоположным полом. "В институте я разговаривала только с девочками, садилась там, где нет ребят. Все подруги были в шоке, пытались меня "спасать". Я полностью сменила одежду, хотела говорить только о религии. В итоге круг общения полностью сменился".

Через полгода Лейла уже вышла замуж. С избранником ее познакомили новые друзья-мусульмане, а через две недели они уже заключили религиозный брак - никях. Ингуш, на 10 лет старше, разведенный, жил в Москве вместе с родителями, сразу сказал, что ищет жену. Брак узаконили не только перед богом, но и перед государством – расписались в загсе. Лейла сразу родила ребенка и бросила институт.

Новая соборная мечеть в Москве. CC-by-NC-ND-2.0: Хусен Рустамов / Flickr. Некоторые права защищены.

Лейла ни разу не была на родине мужа, однако это не помешало ей познать все "радости" жизни ингушской снохи. Мама мужа была русской, но легче от этого не становилось. "Она прошла через жизнь в высокогорном ингушском селе – варила супы в котле и мыла коров под надзором восьми сестер мужа. Систему устройства ингушской семьи она знала хорошо и сразу сказала мне, что замуж выходят, чтобы работать в доме. Его родители были уже пожилыми, и вся домашняя работа легла на мои плечи. Коров я не доила и дворы не мела. Как говорил муж, делала обычную женскую работу".

Женской работы было немало. Когда приезжали родственники, а это происходило часто, приготовить на всех еду, убрать за всеми, мыть всем обувь было обязанностью Лейлы. "Двоюродные братья мужа бросали в ванне рубашки и носки, и утром все должно было быть чистым. Я старалась, как могла, но все равно постоянно ощущала чувство долга.

Когда я просила у мужа разрешения посидеть вместе за столом, он отвечал, что "как у Васьки тут не будет"

Муж не был закмнут на традициях, и для него не составляло труда помыть посуду. Но тут в дело вступала мама, которая всегда отпускала замечания в мой адрес. Ингушские традиции вспоминались всегда, когда было нужно оказать давление. Через некоторое время начинаешь чувствовать себя ничтожеством. А из-за того, что это происходило в Москве, возникал постоянный диссонанс. Ты ни там, ни здесь. Непонятно, кто ты вообще".

Ислам не становится достаточным связующим фактором для укрепления семьи, убедилась Лейла. "Если хочешь стать ее частью, от своей национальности придется отказаться. Нужно стать ингушкой. Когда я просила у мужа разрешения посидеть вместе за столом, он отвечал, что "как у Васьки тут не будет". Кавказский менталитет совсем другой. Нельзя с ним слиться, даже если вы одной религии".

Русских мусульманок мужчины очень любят, потому что они мало требуют. Им нужна только любовь.

Развелись они по инициативе Лейлы – по личным причинам, не связанным с национальностью мужа. Сейчас она уже не так строга в отношении внешнего вида – сменила хиджаб на шарф и шапочку, может надеть джинсы. Дети остались вместе с ней, хотя по ингушским традициям так не положено. Полгода муж угрожал забрать детей, но так этого и не сделал. Потом успокоился.

"Русских мусульманок мужчины очень любят, потому что они мало требуют. Им нужна только любовь. Особенно арабы этим часто пользуются – у них ходят легенды о русских женах, принявших ислам. Они дарят любовь и ничего не просят взамен. Да и кавказцы часто уходят к русским – по этой же причине", - считает Лейла.

Из Грозного с любовью

Алена живет в Грозном три года. Ей 31, с будущим мужем она познакомилась на Севере. Украинка по национальности, она родилась и жила в республике Коми. Он, как и многие другие кавказцы, приехал туда на заработки.

"Сначала я думала, что это несерьезно, что он уедет в Чечню и ничего не получится. Но вышло по-другому. Я работала тогда в банке, и вдруг появилась вакансия в Кабардино-Балкарии. Я подала запрос, и через полгода меня перевели туда. Уже по приезду я приняла ислам, и мы поженились", - рассказывает Алена.

Муж старше Алены на 10 лет. Он уже был женат, от первого брака у него есть дети, которые живут с его матерью. Эти обстоятельства не смутили ни Алену, ни ее родственников – он оказался хорошим и воспитанным человеком. "Он познакомился заранее со всеми моими родственниками и покорил их – такой интеллигентный, начитанный мужчина. Мама видела, что он обо мне очень заботится, поэтому не была против моего переезда и нашего брака".

В Чечне редко кто расписывается. Есть брак перед Всевышним, остальные моменты не существенны

В загс они не ходили. "Сначала я думала, что расписываться необходимо – ведь это важно для моих родственников. Но сейчас я понимаю, что это не нужно. В Чечне редко кто расписывается. Тут достаточно никяха. Есть брак перед Всевышним, остальные моменты не существенны", - уверена собеседница.

Решение о переходе в ислам Алена приняла еще до переезда на Кавказ. Общественное мнение было тогда негативно настроено к мусульманам, тем более на Севере. "Даже сейчас, когда кто-то спрашивает моих родителей обо мне, и они говорят, что я живу в Чечне и вышла замуж, начинаются вопросы – а как же так? Там же опасно? Страшно? Маме приходится переубеждать других", - говорит девушка.

Случались с Аленой и курьезные случаи. "Однажды я ехала на поезде из Нальчика на Север. Разговорились с женщинами, я рассказала, что у меня муж-чеченец. Было холодно, я была в сапогах, а сменную обувь в поезд забыла. И вот наступила ночь, я легла спать. Через сон слышу, что они шепчутся – мол, доедем не доедем, не взорвемся ли… Я не сразу поняла, что это обо мне. Оказалось, что они решили, раз я везу большой чемодан, но не взяла сменную обувь, у меня там бомба. Русские женщины, бабушки. В общем, я поняла, что меня в эту ночь охранял весь вагон", - вспоминает Алена.

В Чечне Алене не сложно – она полностью влилась в окружающий социум и приняла правила, по которым живет здешнее общество. Как сама говорит - очеченилась. "Чеченцы не могут быть полностью светскими. Да, они могут поддержать любой разговор, будут лояльны и коммуникабельны, но в семье будут следовать правилам. Чеченская семья – это мусульманская семья. В обществе тоже нужно вести себя так, как требуют традиции и религия", - говорит Алена.

Мусульманская мода. Рекламные щиты в Грозном, Чеченская Республика. (c) Рамиль Ситдиков / РИА Новости. Все права защищены.

Говорить о разделении ролей на главный-не главный между мужем и женой в чеченской семье бессмысленно. Тут все решает мать мужа – марнана. "Тут говорят - марнана правит миром. И неважно, сколько лет мужчине - как она скажет, так и будет. Это беда – мамы часто лезут в семьи детей. Я мало знаю семей, где марнана была бы довольна снохой", - говорит Алена.

Самой ей не приходится часто общаться с матерью мужа, как и с другими его родственниками. Они не очень хорошо восприняли новость о том, что в семье появится нечеченская сноха. Родственников мужа не было и на их свадьбе. "Раньше всех узнали его братья. Другие родственники думали, что это у него не серьезно, а когда мы поженились, то начались скандалы. Было непросто, да и сейчас нелегко. Но у меня выработался иммунитет к этому. Они не говорили открыто, что дело в национальности, но я понимаю, что им не все равно, что я не чеченка".

Друзья и коллеги куда более равнодушны к ее национальности, многие начали принимать "за "свою". К тому же она здесь не одна такая. "Я знаю достаточно девушек, которые, как и я, приняли ислам, вышли замуж и переехали сюда из других российских городов", - рассказывает Алена.

Они решили, раз я везу большой чемодан, то у меня там бомба. Русские женщины, бабушки

Алена считает, что для построения нормальной семьи с мусульманином женщине нужно принять ислам, иначе ссор не избежать. "А как обучать детей, что говорить о боге, какое религиозное образование давать? Как молиться, как отмечать праздники? Семья с разной религией вряд ли сможет нормально просуществовать, будут споры, противоречия", - уверена она.

У Алены детей пока нет, но планы они с мужем уже строят. "Конечно, дети будут воспитываться в чеченских традициях, но я бы хотела, чтобы они знали о том, что дедушка был украинцем. Главное для меня, что дети будут хорошо воспитаны в исламе – а среди мусульман нет разделения на национальности, тут все братья и сестры".

Своя – не своя

К сожалению, история Алены скорее исключение, чем правило. Часто браки между принявшими ислам женщинами и этническими мусульманами заканчиваются разводом. Религиозный фактор, призванный объединять людей – в том числе и внутри семьи, не срабатывает. Почему?

Доцент кафедры этнопсихологии и психологических проблем поликультурного образования МГППУ, этнопсихолог Ольга Павлова объясняет, что проблема кроется не в исламе, а в обычаях тех народов, которые исповедуют ислам.

"К сожалению, браки между женщинами, принявшими ислам, и мусульманами по рождению часто распадаются. Но дело не в том, что девушка попадает в мусульманскую семью и терпит из-за этого трудности. Многие народы, исповедующие ислам, относятся к культурам традиционного типа или сохранившим традиционные черты, и живут не только по вероучению, но и по своим обычаям – адатам. Эти адаты сильно отличаются от того образа жизни, который привыкла вести девушка в Москве. Например, Северный Кавказ – это совершенно другой, очень специфичный тип культуры.

Девушка должна понимать, что входит в семью, где есть не только ее муж, но и весь его род, который будет принимать определяющее участие в их семейной жизни

Вступая в брак с человеком традиционной культуры, девушка должна понимать, что входит в семью, где есть не только ее муж, но и весь его род, который будет принимать определяющее участие в их семейной жизни. То есть, помимо выстраивания отношений с мужчиной – мужем, ей надо выстроить отношения с большим числом его родственников, среди которых главными являются его родители, и прежде всего свекровь.

Это очень сложная задача для неподготовленной к этому девушки. Когда девушка принимает ислам, возникает иллюзия, что принятие религии откроет перед ней брачные двери вне привязки к национальности. На практике это, как правило, заблуждение. Религиозная идентичность является интегрирующей, надэтнической составляющей, но в реальной жизни национально-культурная специфика в подавляющем большинстве случаев все равно остается.

Поэтому проблема межэтнических браков заключается в разном культурном коде супругов. По большому счету, вступая в межэтнической брак, женщина в психологическом смысле должна стать чеченкой, ингушкой и так далее – в зависимости от семьи, в которую она хочет войти", - поясняет Павлова.

Принять ислам - не самое главное для того, чтобы быть "своей" в мусульманской семье. Главная сложность в том, чтобы наладить отношения с другими членами семьи, особенно, с женщинами. Фото: ansar.ru

Представление о любви у новообращенной мусульманки и ее избранника тоже зачастую абсолютно разное. "Семья во всех традиционных культурах создается для укрепления рода, для рождения большого количества детей. Понимание любви, как и роли мужа и жены, в традиционных культурах другое. Для девушки из иной культуры будут непривычными многие табу на публичную демонстрацию чувств к жене, которые приняты в традиционных культурах, и могут восприниматься ею как отчужденность.

Представление о любви у новообращенной мусульманки и ее избранника зачастую абсолютно разное

В Москве, Петербурге, в других подобных городах главенствует индустриальная модель семьи, которая кардинально отличается от традиционной. Равноправие полов, стирание гендерной разницы – это все свойства индустриальной модели. В традиционной модели мужчина – это непререкаемый авторитет, женщина зависит от него.

Нередко девушки считают, что почувствовать себя настоящей женщиной можно только с брутальным представителем Северного Кавказа. Это очень большое заблуждение. Те маскулинные черты, которые демонстрируются мужчиной во время ухаживания, не гарантируют счастья в семейной жизни. Тут важны терпение, доброта, забота, а это не всегда кроется за внешней брутальностью. Зачастую молодые девушки не в состоянии это понять", - объясняет Павлова.

В итоге большая любовь может обернуться большим разочарованием. А разойтись с принявшей ислам женой, которая в большинстве случаев из другого этноса, очень просто. Ведь в проблемной ситуации она остается одна против целого рода, к которому принадлежит муж. Сходная ситуация была и у Лейлы, которая испытывала серьезное давление со стороны родственников мужа и не могла опереться на собственных родственников в конфликтных ситуациях.

Pазойтись с принявшей ислам женой, которая в большинстве случаев из другого этноса, очень просто

"Когда женятся внутри своего этноса, то один род соединяется с другим, и молодые люди не могут просто так взять и развестись, ведь они представляют интересы двух больших сторон, которые породнились посредством брака. Бывает, что мужчина хочет развода, но род его останавливает, потому что это не его личное дело. А когда брак межэтнический, и жена – русская, то за женщиной не стоит никакой род. В этом случае развод происходит очень легко. Межэтнические браки чаще оказываются вне системы неформального социального контроля, что, в конечном счете, снижает их стабильность", - поясняет Павлова.

Вторая жена: теория и практика

Наша первая героиня на редкость спокойно восприняла новость о том, что ей предстоит разделить мужа с другой женщиной. Предложение стать второй женой поступают девушкам очень часто, но мало кто осознанно соглашается на такой вариант отношений. Наиболее негативно настроены мусульманки по рождению, хотя ислам разрешает многоженство. Так что же не нравится женщинам?

"К сожалению, не всегда под формулировкой "вторая жена" подразумевается именно жена. Нередко за этим кроется роль любовницы, которая не имеет никаких прав", - объясняет Ольга Павлова. Со второй женой брак в загсе не заключается, она не всегда бывает обозначена для широкого круга родственников. Зачастую ее скрывают от первой жены и детей, что полностью противоречит религии. Ведь по шариату главное, что отличает блуд от семейной жизни – это публичность, напоминает эксперт.

Не всегда под формулировкой "вторая жена" подразумевается именно жена. Нередко за этим кроется роль любовницы, которая не имеет никаких прав.

"Моя практика показывает, что русские девушки чаще готовы стать второй женой, чем чеченки или ингушки. А ведь они подвержены большему риску. "Тайных" браков с ингушкой не может быть – у нее есть большая семья, и ее права будут соблюдены ее родом. А если мужчина возьмет в жены девушку из другой культуры, то тут все ее права жены, вытекающие из шариата, могут быть нарушены. Развестись с ней можно в любой момент и без объективных причин.

Так как брак в загсе оформлен не был, отстоять свои права при разводе женщина может только обращаясь к авторитетным духовным лицам, алимам или имамам. Но в условиях светского государства их влияние очень ограничено, их решения не имеют юридической силы и могут не иметь авторитета для мужа и его рода", - констатирует Павлова.

Нередко, у второй жены нет никаких прав, и развестись с ней намного проще, чем с первой. Фото: islamdag.ru

Новообращенная мусульманка очень уязвима в психологическом смысле, и мужчина легко может этим воспользоваться. Последствия, увы, могут быть печальными.

"Девушки, только что принявшие ислам, вообще очень часто попадают под какое-то влияние, а нередко и принимают ислам, находясь под влиянием. Разочаровавшись в мужчине, женщина может разочароваться и в его религии или в его интерпретации религии, как следствие – перейти в более радикальное направление ислама", - говорит Павлова.

Никях: что я могу и что я должна

Принять ислам ради того, чтобы выйти замуж за мусульманина – частая схема, которой следуют девушки. Однако чтобы вступить в брак с мужчиной-мусульманином, женщина вовсе не обязана принимать его религию, напоминает имам-хатыб Анар хазрат Рамазанов. Более того, исламе есть запрет на принуждение к вере. "В Коране написано, что мужчина-мусульманин может жениться на мусульманке, иудейке и христианке. Это монотеистические религии, которые признают существование единого творца. На кяфирах и язычниках – атеистах или отрицающих единого бога – жениться нельзя, ислам категорически это запрещает", - поясняет Анар хазрат.

Чтобы вступить в брак с мужчиной-мусульманином, женщина вовсе не обязана принимать его религию

Однако среди пар, где женщина принадлежит к немусульманской этнической группе, в половине случаев жена принимает ислам. Так показывает практика имама.

Запрета на чтение никяха между мужчиной-мусульманином и женщиной другой монотеистической религии также не существует. Но есть правила, приверженность которым женщина должна подтвердить перед имамом. "И в Библии, и в Торе подразумевается, что мужчина в семье главный, мы напоминаем об этом. Дети, рожденные в браке с мусульманином, должны придерживаться религии отца – женщина обязательно должна дать согласие на это", - поясняет имам-хатыб. Отказов он не слышал ни разу за 21 год своей практики.

Деревянная свадьба в Дагестане, 2011 г. Фото: CC-by-2.0: Un Bolshakov / Flickr. Some rights reserved.

Разводы, к сожалению, не редки, соглашается Анар хазрат. Но людей, которые бы разошлись из-за религиозных противоречий, встречается очень мало. Чаще всего причина в другом. "Основные жалобы: муж перестал меня обеспечивать, не уделяет внимание, редко появляется дома. Особенно часто такое бывает в случае браков между кавказцем и не-мусульманкой. Он постоянно уезжает на Кавказ, и его месяцами нет дома. Ко мне часто обращаются женщины, которых интересует, что делать в такой ситуации. Я им рекомендую просить развод. Заметьте, тут не идет речь о религии вообще, это бытовые неудобства".

Женщина имеет право на развод, даже если разлюбила супруга и не может больше с ним жить

Женщина также может просить развода, если мужчина ее оскорбил, унизил или ударил, перестал обеспечивать, не выполняет свой супружеский долг, заболел заразной болезнью, попал в тюрьму или пропал без вести. "Женщина имеет право на развод, даже если разлюбила супруга и не может больше с ним жить. Мужчина, конечно, может отказать. В таком случае мы даем паре время попытаться найти общий язык. Если этого не удается, то женщина вновь требует развода. Она имеет полное право просить священнослужителя, чтобы он вызвал свидетелей и мужа, и в их присутствии в мечети требовать ее отпустить. Мужчина в такой ситуации редко упирается. Но в этом случае женщина должна вернуть махр – свадебный подарок", - напоминает имам-хатыб.

Между браком и развратом

Самая большая проблема, с которой в современном обществе сталкиваются новообращенные мусульманки - это тайный брак. В случае Миланы об ее браке знала лишь часть окружения мужа, а случается, что о никяхе не знает почти никто.

"Проблема "тайных" браков, к сожалению, очень остра. Ко мне часто обращаются девушки, попавшие именно в такую ситуацию, - отмечает Ольга Павлова. – Особенно этому подвержены новообращенные мусульманки. Такие браки обычно заканчиваются разводом, и у женщины остается множество психологических проблем. Могут развиться разные болезни на фоне стресса, даже онкология. Ради собственного достоинства, чести и здоровья, ради соблюдения прав детей нужно настаивать на официальном, публичном браке. И не забывать, что с точки зрения ислама тайных браков не бывает. Брак – это то, о чем объявлено обществу".

С точки зрения ислама тайных браков не бывает. Брак – это то, о чем объявлено обществу

К сожалению, никях для многих стал не настолько серьезным актом, как поход в загс, констатирует Павлова. "Даже в религиозной среде я часто слышу, что штамп необходим. То есть жить вместе после никяха можно, но серьезность намерения он, увы, по факту не отражает. А загс – это некая гарантия серьезности намерений. Такие условия диктует современная жизнь. И если мужчина настаивает на том, что никяха достаточно, это должно смутить женщину.

Кстати, Европейский совет по фетвам (заключениее муфтия по какому-либо правовому вопросу) вынес решение, что государственная регистрация брака между мусульманами в присутствии двух свидетелей является полноценным браком, так как все минимальные требования к мусульманскому браку: обоюдное согласие и публичное объявление - есть в наличии", - добавляет эксперт.

Анар хазрат Рамазанов напоминает правила, по которым заключается религиозный союз. Любая попытка жениха отступить от этих правил должна смутить девушку. "Дочь выдает замуж ее отец или опекун, в случае если отец умер или не может присутствовать по серьезным причинам. Если девушка выходит замуж первый раз, то разрешение родителей обязательно!

Цветы Кавказа, в горах Республики Карачаево-Черкессия. CC-by-SA-2.0: Людмила Хорунжая / Flickr. Некоторые права защищены.

Родители могут не присутствовать, но они должны непременно подтвердить свое согласие. Сейчас век прогресса, можно это сделать и по телефону. Когда ко мне приходят пары, где девушка выходит замуж первый раз, я всегда требую звонить родителям. Это справедливо – ведь ее могут обмануть. Нужно защитить девочку – она может от любви слишком очароваться, а потом сильно разочароваться", - предупреждает он.

Доводы мужчины о том, что не нужно разрешение родителей-не мусульман, не нужно принимать на веру. "Если родители девушки язычники или атеисты, он не должен перед ними объясняться, это правда. Но если они христиане или иудеи, он должен с ними знакомиться и получать согласие на брак", - объясняет имам-хатыб.

Женщинам, принявшим столь серьезное решение, как принятие ислама, стоит помнить, что главная проблема – это не религия, а менталитет супруга и его родственников

"Если у молодого человека серьезные намерения, он обязан познакомиться с родителями невесты, устроить встречу их со своими родителями, то есть произвести все обычные досвадебные процедуры. Если же мужчина хочет этого избежать, стоит задуматься о серьезности его намерений", - уверена Ольга Павлова.

Трудности перехода

Мы привели лишь три примера возможного развития отношений между принявшими ислам женщинами и мужчинами-мусульманами. В реальности ситуации бывают очень разными, в том числе куда более трагичными. Зачастую никакие нормы ислама не спасают женщину ни от притеснения со стороны родственников мужа, ни от психологического и физического давления со стороны самого мужчины.

Женщинам, принявшим столь серьезное решение, как смена религии и переход в мусульманскую семью, стоит помнить, что главная проблема – это не религиозная идентичность, а менталитет супруга и его родственников. Женщине необходимо досконально изучить свои права и обязанности, предусмотренные как шариатом, так и адатами. А в случае возникновения проблем, с том числе и психологических, не стесняясь обращаться за помощью. Ислам дает женщине не только обязанности, но и права, в том числе на уважение и защиту – об этом ни в коем случае нельзя забывать.

 

About the author

Екатерина Нерозникова – репортер, обозреватель по Северному Кавказу. Пишет для некоторых изданий о политике, межнациональных отношениях, проблемах прав человека в России.


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.