Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

О чем молчат театральные критики

Новый московский интернет-журнал "Жираф" пишет о театре. Он скорее напоминает активистский проект, чем традиционное издание, посвященное "культуре и искусству". English

Сценография, из архива государственного музея детских театров в Москве. Фото: CC-by-NC-2.0: Elizabeth / Flickr. Некоторые права защищены.

В ноябре 2016 года в русскоязычном интернет-пространстве появился новый журнал под названием "Жираф" (длина шеи тут имеет значение).  Первый выпуск создатели  называют манифестным. Им присуща некоторая воскресная неспешность и самоирония. Авторы "Жирафа" в подавляющем большинстве - выпускники  театроведческого факультета ГИТИСа, о котором в течение последних двух с половиной месяцев все чаще слышно в новостях из-за студенческого бунта по поводу решения недавно назначенного ректора института слить  театроведческий  и продюсерский факультеты.

Тексты "Жирафа" не принадлежат  строго  искусствоведческой науке или сфере журналистики. Их объединяет скорее свободная среда, в которой выросли авторы. Эти тексты вырастают из темы "театр", но они всегда шире - про время, про связи с другими искусствами и сферами жизни. Подробности рассказывает идеолог и главный редактор "Жирафа" Аня Жук — тоже совсем недавняя выпускница театроведческого факультета ГИТИС.

Что нужно прочитать между строк манифеста? Какая у "Жирафа" миссия?

"Жираф" создан для того, чтобы услышать, как сейчас реагировать на жизнь. С моей компетенцией и с моим образованием — на художественную жизнь. Но я убеждена, что в какие-то моменты человек в принципе должен стать немножечко больше своей концепции. Только что произошел инцидент в ГИТИСе, и мы поняли, что на него надо как-то отреагировать, то есть выйти за свои границы:  до того практикуя абсолютную анонимность (первый месяц мы не подписывали тексты именами авторов), мы вывесили два портрета, потому что это были самые что ни на есть личные высказывания. Наша реальность очень сложная, я хочу создать пространство, которое будет живо реагировать на происходящее. Создавая "Жираф", я хотела открыть дискуссию, в которой я сама бы хотела участвовать.

А чем "Жираф" отличается от всех прочих интернет-изданий о культуре, в чем ты ощущала нехватку как читатель?

Сейчас практически все в прессе пишется под определенный информационный повод. Мне кажется, что люди изголодались по поиску своего ритма, он нужен так же, как и актуальная информация. Я хочу задать изданию неспешный ритм — неспешный, но плодотворный.

Кто пишет в "Жираф"? Есть какой-то постоянный пул авторов?

Я хочу собрать "под одной крышей" людей разных профессий, связанных с художественной критикой. И чтобы этих людей было много, чтобы каждый имел возможность писать собственным почерком, в собственном стиле. Ищу людей с разными интуитивными темами, с разными ритмами, чтобы читатель пришел и нашел себе человека, с которым он совпадает. Хочется, чтобы доверие к изданию пришло индивидуально.

В начале мы оставляли тексты анонимными, потому что нам самим очень важно было посмотреть на них со стороны. Сейчас мы выводим анонимность в эстетический пласт: первые, дебютные статьи мы подписали, а в тот момент, когда человек пишет вторую статью, мы ее подписываем: "...(имя) Жираф", маркируя принадлежность к одному идейному сообществу.

Мы выводим анонимность в эстетический пласт: когда человек пишет вторую статью, мы ее подписываем: "...(имя) Жираф", маркируя принадлежность к одному идейному сообществу

Каковы границы, в которых лежат темы "Жирафа"?

В театральной жизни есть всего несколько тем, о которых принято разговаривать. Процесс появления новой темы очень болезненный, на это можно положить целую жизнь. Для меня яркий пример - театральный критик Алена Карась, которая принесла в наш театральный дискурс темы памяти и травмы. Казалось бы, это невероятно важно, но только спустя несколько лет ее постоянной публичной работы, я вижу, как тема входит в ежедневную театральную жизнь. Самое главное для меня - чтобы все имело индивидуальный авторский исток, чтобы мы говорили о том, что болит. Когда я начала говорить о том, что болит у меня, со своими авторами, я вдруг поняла, что так и появится тема первого "выпуска". Этой внутренней темой стала тема эмиграции.

Жираф в московском зоопарке, 2005 г. Фото: Дмитрий Федосеев / Flickr. Некоторые права защищены.

Понимать это можно максимально широко: это переход из одного пространства в другое. Русскому художнику очень нужен дом. И гораздо легче жить в другой стране и тосковать по этому дому, чем быть внутри и созерцать, как дому на тебя наплевать. Отношения с родителями, отношения с домом - это всегда самые сложные отношения. Я делала "Жираф" с помыслом делать его "здесь и сейчас", и в первом же выпуске решила поговорить об этом со своими авторами. Cейчас мы доделываем свою страницу на английском.

Что в вашем случае значит "выпуск", ведь сайт обновляется еженедельно?

Для нас выпуск - это найденная тема. У нас много людей, связанных с театром, кино, музыкой. Тут же появился, например, коуб про граффити. Художница - автор этого видео Таня Моралес сначала закончила школу Родченко, а потом перешла в Британскую школу дизайна, пережив две стадии современной жизни, которые непонятно как соединить в одном пространстве: в школе Родченко учат - "чистое искусство, не вписывающийся художник, который никогда не продается", а в Британке - "искусство - это продукт, и если ты не продаешься, ты никто". Одна из главных попыток и задач "Жирафа" - это создать художественный журнал, который будет говорить о современной жизни разных искусств, но который сам по себе не станет продуктом.

Кто "мы"? Расскажи про структуру редакции.

У нас две редколлегии. Одна отвечает за тексты, редактирует их стилистически. С другой стороны - арт-коллегия, которая смотрит, чтобы сохранялась суть. Мой внутренний пример - это Эми Уайнхаус. Человек, который, когда выходит на сцену, только поет: больше она ничего не может. Она сама суть. Она совсем не умеет делать продукт,   всю внешнюю картинку делают другие люди: режиссер,  танцоры, музыканты. И если не будет формы - не будет и выступления. Так вот я хочу, чтобы авторы "Жирафа" пели, но при этом уделяю много времени единому стилю издания.

Кто ваша аудитория, для кого вы пишете?

Мы создаем издание для интуитивного и интеллектуального читателя. Для нас важна и та, и другая сфера. К тому же, я думаю, что есть два типа людей: один воспринимает через суть, другой - через форму. Я хочу, чтобы "Жираф" захотели читать эти разные люди  - с по-разному устроенными полушариями мозга. Сегодня читатель устал от избытка рекламы, от того, что заказные материалы перемешаны с авторскими текстами. Мы хотим создать "зону доверия" между читателем и ресурсом. Нам важно сохранить на ресурсе независимое экспертное мнение.

И мы просим, чтобы наши суждения не воспринимали политически. Когда мы ругаем - мы хотим, чтобы явление состоялось, а не умерло. Мы работаем уже с созданными материями или явлениями в процессе создания, но никогда не будем действовать на разрушение того или иного процесса. Наша цель - наблюдать за увлекательным развитием искусства. И мы ищем читателя, которому интересно за этим развитием наблюдать.

Сегодня читатель устал от избытка рекламы, от того, что заказные материалы перемешаны с авторскими текстами. Нам важно сохранить независимое экспертное мнение

Дискуссия по поводу театроведческого факультета во многом была связана с высказанными нынешним ректором института мыслями о том, что специальность нуждается в обновлении, что театроведческая наука в кризисе. Как ты относишься к этому заявлению?

Я вижу в протесте, который произошел на театроведческом факультете, реакцию на высказанное ректором предположение, что нужно самоидентифицироваться. А проблемы самоидентификации, по-моему, как раз нет. Наоборот, театроведение закрылось внутри самого себя, защитило себя от нового времени. И можно было надавить на любую больную точку, но не говорить театроведам, что они не знают, кто они. Так же и продюсеры: они тоже очень хорошо знают, кто они такие. И дело не в том, что кто-то с кем-то поссорился, а в том, что двум профессиям навязали не тот вектор развития. Хотя каждая из них ждала преобразований. И протест выглядит логичным: с каждым днем все очевиднее, что кадровая политика ректора направлена скорее на "громкие имена" и  размывание границ целостных театральных компетенций, а не наоборот.

Студенты-театроведы из Петербурга на акции в защиту коллег из ГИТИСа. Фото: tvc.ru / YouTube. Некоторые права защищены.

А что касается образования на факультете - театроведов бы я не трогала, я вижу больший кризис в прессе. Я собрала издание из авторов, еще не успевших "трудоустроиться", или осознанно не сделавших этого - что еще важнее. Они писали диссертации или копили свои мысли. Это оказались самые сформированные специалисты. Искусствовед - не тот, кто бежит за временем, а тот, кто сам улавливает время и ведет читателя.

Какие условия позволяют авторам найти в "Жирафе" свое место, писать о театре как-то иначе?

Я смотрела в Берлине "Дыхание" Кэти Митчелл: минималистская декорация с двумя черными тумбами, на которых стоят велосипеды, актеры крутили педали и разговаривали, и мне казалось, что в первые две минуты это изжило себя и что это неинтересно. А потом я еще три дня жила в Берлине, и уже забыла о том, что я была на этом спектакле - мне стало казаться, что разговор героев об экологии, рождении ребенка и так далее, был мной подслушан в толпе, я совершенно присвоила этот разговор городу. Через четыре дня этот спектакль раскрылся передо мной, я поняла, что это произведение искусства сделано по самым современным рецептам человеческого восприятия. И тогда я подумала: мы должны не писать о спектаклях на следующий день. Я в какой-то момент увидела, что театроведы ходят в театр, возвращаются и говорят на те темы, на которые принято говорить. А мне интересно то, что авторы оставили "для себя".

Индивидуальным профессиям, экспертным, где дарования появляются раз в несколько лет, необходимо выжить в глобализации

"Жираф" - это волонтерский проект?

Нет. Авторы в этой истории точно должны быть мотивированы финансово. "Жираф" - попытка вести творческий процесс по законам бизнес-проекта. Волонтерское творческое начинание, не подкрепленное грамотной внутренней структурой, обречено на провал - сегодня или завтра. Мы сейчас ищем спонсоров. По нашей концепции это компании, напрямую не связанные с арт-сферой. Но я хочу, чтобы наша спонсорская площадка тоже была креативной площадкой. Мы ищем компании, для которых важна репутация, которые относятся к своему делу в высшем понимании творчески. Это доступные даже для малого бизнеса деньги, поэтому я думаю, проблем не будет.  

Ты сказала, что темы следующих выпусков уже намечены.  

Да, есть две темы, которые точно на наш взгляд "болевые", своевременные. Это "время": категория времени, в связи с ней перформативность и жанры, связанные с восприятием времени, с его изменением, скачками. Еще мы хотим поговорить про образование. Образование  - это передача знания. Это не всегда связано с системой обучения. Мы хотим рассмотреть передачу знаний культур разных стран, и разных типов образований - и от учителя к ученику, и самообразование, и внедрение современных технологий, путь к "он-лайн" учебе.

За последние десятки лет в корне изменилась в мире и потребность в получении высшего образования, и меняется вся вертикаль учебного процесса. Идет глобальное разделение массовых профессий и индивидуальных. Индивидуальным профессиям, экспертным, где зачастую дарования появляются раз в несколько лет, необходимо выжить в глобализации. Для этого им нужно внимание государства. Именно поэтому так нелегок процесс выживания искусствоведения, к примеру, в ГИТИСе. Я верю, что театральное образование все же сможет привлечь к себе внимание государственных деятелей, которые заинтересованы в уровне экспертных специалистов в нашей стране. Но мы хотим сейчас говорить о свободе выбора у молодого человека не только в художественных сферах, но и во многих других. Каким образом сегодня передается традиция? Об этом можно будет скоро прочесть исследования и мысли наших авторов, наших жирафов. И это, скорее всего, будут очень разные позиции: мы разные и любим поспорить друг с другом.

 

About the author

Училась в ГИТИСе и в Школе театрального лидера в Москве. Участник Группы юбилейного года в Театре на Таганке. Со-куратор независимого продюсерского объединения vottebe. Публиковалась в журнале "Театр", "Петербургском театральном журнале". Сейчас магистрант Института прикладного театроведения - Institute for Applied Theatre Studies (Гиссен, Германия).


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.