Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Тихоокеанский рубеж Владимира Путина

Отмена результатов губернаторских выборов Приморье и все, что предшествовало этому непростому решению, стало главным скандалом сентября во внутрироссийской политике. 

Отмена результатов губернаторских выборов Приморье и все, что предшествовало этому непростому решению, стало главным скандалом сентября во внутрироссийской политике. (c) Виталий Аньков / РИА Новости. Все права защищены. Решение Центральной избирательной комиссии беспрецедентно: фальсификации и вбрасывание голосов давно уже стали обыденностью на российских выборах, но до отмены их итогов дело не доходило, что вполне объяснимо – все манипуляции производятся в интересах "партии власти" и кандидатов от нее. Остальные участников выборов вовсе не ангелы и тоже рады бы набросить в свою пользу голосов, но для того, чтобы выгонять с участков наблюдателей с помощью МЧС и устраивать фокусы на уровне избирательных комиссий необходимо иметь доступ к рычагам власти, который есть только у этой самой власти.

Почему же в Приморье пришлось пойти на такие радикальные шаги и что на самом деле там происходит?

Главное, что победу у кандидата-коммуниста Андрея Ищенко все-таки украли, причем дважды: сначала во время голосования, а потом еще и административно, отменив все выборы как таковые и признав ничтожными не только голоса, вброшенные за действующую власть, но и честное голосование граждан Приморья.

Такое решение ЦИК является лишь очередной манипуляцией для обеспечения сохранения власти в руках назначенцев Кремля

Отмена грязных выборов может показаться кому-то здравым и правильным шагом, свидетельствующим об искренности слов председателя ЦИК Эллы Панфиловой про честные выборы. Но на самом деле такое решение ЦИК является лишь очередной манипуляцией для обеспечения сохранения власти в руках назначенцев Кремля.

Рассмотрим ситуацию спокойно: по итогам первого тура выборов никаких вопросов не было – хотя бы потому, что в нем с хорошим отрывом все-таки победил поддерживаемый Владимиром Путиным Андрей Тарасенко. Скандал разразился во втором, когда ставленник власти начал проигрывать, но при окончательном подсчете вдруг победил – ценой всевозможных махинаций, производимых на глазах чуть ли не всей страны и откровенного вброса 24 000 голосов (цифра названа председателем ЦИК Эллой Панфиловой).

Если дело только во втором туре, то выход из ситуации вполне очевиден: надо отменять именно второй тур и переголосовать или же пересчитать голоса избирателей, исключив из них те самые 24 000 голосов, недостоверность которых подтверждает ЦИК России. Почему же власть (иллюзий относительно независимости и самостоятельности органа, возглавляемого госпожой Панфиловой ни у кого нет) пошла иным путем? Потому что пересчет голосов во втором туре привел бы к победе кандидата Ищенко и ему пришлось бы отдать пост губернатора Приморья, что невозможно в условиях современной России.

Подмена понятий

В работающей представительной демократии выборы – это гласный и прозрачный механизм перераспределения власти между всеми теми, кто хочет ее получить и имеет на это законное право. Для того, чтоб такой механизм заработал, нужен консенсус всего общества вокруг того, что выборы проводятся честно. Тогда  с помощью прозрачных электоральных процедур выявляется самый популярный среди избирателей политик и в положенный срок и по установленной процедуре ему и передается власть. Что особенно важно – передается даже в том случае, если это не устраивает вышестоящие органы власти.

В современной России от всей этой сложной конструкции остались только красивые названия и тщательно воспроизводимые ритуалы, которые в день выборов с готовностью показывают иностранным наблюдателям: видите, вот у нас кандидаты, вот избиратели, вот урны для голосования, вот бюллетени, все как у вас. Между тем, бросание избирателями бюллетеней в урны в современной России не имеет ничего общего с выборами в странах Запада по той простой причине, что никак не соотносится с перераспределением реальной власти, что мы и наблюдаем в случае с выборами в Приморье.

Кто какой пост будет занимать – это определяется отнюдь не на избирательных участках и задолго до дня голосования. Если мы говорим о выборах губернаторов, то избиратель на них один – президент. Понятно, что перед принятием окончательного решения может происходить ожесточенная борьба различных заинтересованных чиновничьих и коммерческих кланов, но в итоге все заканчивается в тот момент, когда перед телекамерами Владимир Путин говорит утвержденному кандидату самые важные слова, что-то вроде: "скоро выборы и я уверен, что у вас все будет хорошо!"

Все, что бывает после этого – праймериз, избирательная кампания, голосование, подведение итогов – не имеет никакого практического значения. По сути, эти процедуры важны только для нижестоящих чиновников и других заинтересованных в хороших отношениях с губернатором лиц и структур: участвуя в них, они демонстрируют избраннику президенту свою преданность, свою готовность работать с ним и на него, свои мобилизационные и финансовые возможности.

Как работает система

В Приморье описанная выше схема дала сбой: согласованный на всех уровнях и поддержанный лично Владимиром Путиным буквально за несколько дней перед вторым туром кандидат не смог довести порученное ему дело до конца и организовать свою легализацию в качестве губернатора. Это само по себе довольно позорно и заставляет задуматься о непопулярности, бездарности и ничтожности выдвигаемых властью кандидатов, неспособных победить даже тогда, когда на них работает весь аппарат власти и даже лично президент России.

Впрочем, есть и объективные причины, которые влияют на ситуацию. Андрей Тарасенко ничуть не хуже большинства других губернаторов, побеждавших и побеждающих на проводимых в России выборах, просто в его случае совпало несколько тенденций – общее падение популярности власти, специфические проблемы Приморья и неожиданное упрямство его оппонента.

Тем не менее, признать победителем Андрея Ищенко по итогам выборов или даже после пересчета голосов – это значит создать прецедент. Получается, что региональный политик может навязать себя президенту в качестве партнера и сотрудника, предварительно растоптав кандидата, которого лично Путин поддержал.

До самого последнего времени личная поддержка Путиным кандидата в губернаторы, да еще и во время визита первого лица в регион, считалась гарантией победы

Именно поэтому было принято решение объявить недействительными выборы вообще и выиграть три месяца для работы над ситуацией. За это время Администрация президента может найти более сильного кандидата от власти и все-таки обеспечить ему победу на выборах, особенно если надавить на КПРФ и заставить ее выдвинуть на выборах кого-то посговорчивее Андрея Ищенко.

В конце концов, можно даже дать победить все тому же Ищенко – но уже в качестве кандидата от Кремля, поддерживаемого президентом и поклявшегося ему публично и многократно в вечной верности. Такой вариант тоже возможен, тем более, что коммунист Ищенко и так не устает изъявлять лояльность лично Владимиру Путину.

Главное – продемонстрировать нерушимость принципа, что важны не результаты выборов, а позиция Кремля, который в любом случае решает, кому отдать власть в том или ином регионе. А выборы сами по себе вторичны, так что их можно фальсифицировать, отменять, проводить снова – до тех пор, пока их результатом не будет удовлетворен самый главный избиратель.

Начало конца?

Тем не менее, вся эта ситуация показала кое-что действительно важное: началось обрушение мифа о несокрушимой популярности Путина и всемогуществе возглавляемой им вертикали власти. До самого последнего времени личная поддержка Путиным кандидата в губернаторы, да еще и во время визита первого лица в регион, считалась гарантией победы. В Приморье эта схема дала очевидный сбой.

Если даже результаты полностью управляемых, а потому несправедливых и нечестных выборов с тщательно подобранными оппонентами приходится грубо фальсифицировать, а потом и вовсе отменять с позором, то из чего следует, что президент Путин и весь его режим и в самом деле так популярны, как об этом принято думать? Если народ России действительно так его обожает, как твердят пропагандисты, то почему его личная поддержка приморского губернатора Тарасенко буквально накануне голосования не принесла тому победы в первом же туре? Ведь избиратели Приморья со всей определенностью знали, какого выбора от них ждет любимый президент – и что же заставило их голосовать иначе?

Много лет выборы старательно превращались в ритуал, который должен был демонстрировать единение россиян вокруг своего несменяемого национального лидера. Прошло всего несколько месяцев после триумфального переизбрания Владимира Путина, и заурядные региональные выборы продемонстрировали, что никакого единения нет вовсе и даже вполне лояльный электорат готов голосовать вопреки очевидным установкам сверху.

Если эта тенденция будут развиваться, то каждые новые выборы будут все дороже обходиться власти в смысле организационных затрат и моральных потерь.

Перед руководством страны со всей очевидностью встает дилемма: или сделать выборы конкурентными и честными, тем самым вернув им хоть какой-то практический смысл, или же взять курс на окончательное свертывание демократии. В первом случае придется смириться с тем, что в органах власти и не депутатских трибунах будут появляться политики, с которыми придется договариваться и чьем мнение придется учитывать, а во втором – расписаться в собственной непопулярности, что в отдаленной перспективе все равно означает поражение, но уже полное и окончательное.

К сожалению, надежд на первый вариант нет: Путин не любит и не умеет проигрывать даже в мелочах, так что скорее надо ждать усиления реакции, расширения репрессий против несогласных и новых внешнеполитических авантюр, которыми так хорошо оправдывать необходимость диктатуры. В любом случае, своего поражения в Приморье он не простит ни приморцам, ни России в целом.

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.