Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Тест на образованность: кто борется за судьбу российской науки

Пока российские власти озабочены воображаемой угрозой со стороны “иностранных агентов”, истинная угроза стране зреет изнутри: развал системы образования остановить уже некому. English

11 ноября: митинг петербургских студентов в поддержку образования и культуры. Источник: Петербург за образование и науку!. Федеральные СМИ проигнорировали недавний митинг петербургских студентов в поддержку образования и культуры, организованный студентами нескольких ВУЗов. Информация об этом мероприятии распространялась преимущественно через социальные сети. Оно и понятно: по оценкам специалистов, протестная активность в стране начала возрастать, и широкое информирование населения о том, где и как можно выразить свой протест, накануне выборов грозит правительству новыми проблемами.

Само по себе данное мероприятие нельзя назвать крупномасштабным: конечно, полтысячи человек, пришедшие выразить несогласие с закрытием Европейского университета, слиянием культурных и образовательных учреждений, строительством жилых комплексов в районе Пулковской обсерватории и рейдерскими захватами в науке, не делают погоды в современном социальном поле. Это вам не какой-нибудь марш РПЦ, организованный в память о давно ушедших и убиенных соотечественниках. Плакать о прошлом легче, чем бороться за жизнь настоящего. Во всяком случае, не так рискованно.

Плакать о прошлом легче, чем бороться за жизнь настоящего. Во всяком случае, не так рискованно

Но поражает другое: за сохранение культурных и образовательных ценностей (а Европейский университет или Пулковскую обсерваторию, или другие образовательные учреждения можно отнести именно к таковым), борется самая молодая, уязвимая, и "низкоресурсная" часть общества. При этом, те структуры которые должны и могут вставать на защиту науки и образования делают вид, что ничего не происходит.

Депутатский корпус - молчит. В стране то тут, то там вспыхивают "образовательные конфликты", но, в отличие от проблемы признания зарубежных СМИ иностранными агентами, наша Госдума не считает "убийство" Европейского университета серьёзным поводом для экстренного заседания. Как будто развал системы российского образования, уже принявший очертания гуманитарной катастрофы, не грозит национальной безопасности страны.

Молчат и академические структуры: Российская академия наук, Российская академия образования, Общественный совет при Минобрнауки. Казалось бы, кому как ни этим организациям (лучшие академические умы всё-таки!) выразить своё экспертное мнение, обосновать стратегию развития того или иного научного кластера и убедить государство двигаться в человекоцентрированном направлении? В стране ежегодно проходит несколько тысяч научных конференций и сотни тысяч Учёных советов. Почему на этих конференциях не обсуждаются те вопросы, по которым студенты и сотрудники этих организаций выходят на митинги?...

Интересно, что судьба образования волнует многих людей, весьма далёких от этой сферы. Меня, как человека, долгое время проработавшего в вузе, нередко спрашивают: почему образование, благодаря которому наша страна когда-то первой запустила человека в космос, сегодня разваливается на глазах?

Кто, где и в какой момент позволил начаться процессу девальвации культурных ценностей? И почему после революции 1917 года страна сделала мощный рывок в образовании, а после перестройки 1991 года стала постепенно деградировать? Возможно, разница между двумя революциями в том, что сто лет назад к власти пришли более образованные люди, чем то большинство, что проживало тогда в России. Новое революционное правительство взяло курс на тотальное образование рабочих и крестьян. Ценность образования стала безусловной: оно провозглашалось национальной идеей, и на нем строилось новое государство.

Почему после революции 1917 года страна сделала мощный рывок в образовании, а после перестройки 1991 года стала постепенно деградировать?

Спустя 70 лет, в конце девяностых, к власти стали приходить люди, для которых гуманитарные идеи были, прямо скажем, чуждыми. И эти люди пошли строить "новую Россию" по своим криминальным эталонам, попирая и закон, и культуру, руководствуясь прагматическими, а не социальными целями. Для таких людей совсем не стыдно отобрать здание у детского реабилитационного центра, или заняться слиянием многотысячных вузовских коллективов, за каждым из которых – чьи-то жизни, потраченные на развитие научных идей. Они ведь не видят разницы между астрономией и астрологией, система образования для них - лишь средство получить дополнительную прибыль. Бюджетная кормушка становится мала для постоянно разрастающегося депутатского корпуса (всегда думала, зачем стране столько депутатов?), поскольку в стране приоритетное обеспечение получают администраторы, а не производители.

В цивилизованных странах этика миллионеров предусматривает активную благотворительную деятельность, существенные пожертвования на социальные цели. Несмотря на то, что в России периодически появляются люди, пытающиеся как-то помогать образованию (вспомним “Федерацию Интернет-образования” Михаила Ходорковского, Фонд “Династия” Дмитрия Зимина, или Фонд Владимира Потанина), основная часть российских миллионеров гордится лишь количеством приобретенного имущества. Их жёны и дети выкладывают в сеть селф-репортажи о шикарном отдыхе или безнаказанном криминальном поведении. Им не стыдно в стране, где 15 миллионов людей живет за чертой бедности, бравировать достатком, полученным за счет этих нищих.

Почему? Потому что эти люди плохо образованы.

Образованный человек отличается от необразованного тремя важными качествами: он признаёт ценность культуры и образования; он уважает не только свои, но и чужие интересы; от несет часть социальной ответственности за развитие своей страны (и своей "малой Родины" - двора, города, вуза). А теперь представьте себе представьте: что будет, если качество образования в нашей стране начать оценивать по этим критериям?

Митинги в защиту Европейского университета проводятся неоднократно. Источник: YouTube / Polit.ru. Некоторые права защищены.Например, давайте оценим качество воспитательной работы в вузе по количеству студентов, принявших участие в митинге "За образование и науку"? Или уровень социальной ответственности представителей различных Академий по содержанию заседаний их Учёных советов? Или (не к ночи будь помянуто) качество деятельности Министерства образования по количеству научных школ, имеющих более чем 10-летнюю историю?...

Страшно подумать, на какой ступеньке рейтинга после такого “тестирования” мы можем оказаться. Получается (как бы это высокопарно не звучало) что “тест на образованность” прошли только полтысячи студентов, вставших на защиту российской науки? Ведь никого из членов правительства не возмущают ни двойные стандарты при проверке лицензий вузов, ни потеря уникальных научных школ, ни общественная ирония в отношении лозунгов об "открытости" и "прозрачности" нашей жизни. Люди, призванные по своему социальному статусу сохранять и приумножать культурные и общественные ценности, спокойно взирают на то, как в образовании уничтожаются точки роста (а в стране, помимо Европейского университета, происходит много таких "убийств"); как под надуманными предлогами отбираются здания, в которых веками кристаллизовались национальные интеллектуальные ресурсы; как молодежь - то ли от легкомыслия, то ли от безысходности, – ищет лучшей жизни за рубежом…

Никого из членов правительства не возмущают ни двойные стандарты при проверке лицензий вузов, ни потеря уникальных научных школ

Неужели только вот эти 300-600 человек, пришедшие на митинг 11 ноября, реально беспокоятся о судьбе российской науки? Заметьте – они защищают не только конкретный вуз, они пытаются обратить внимание властей на то, что происходит с нашим образованием сегодня. Здесь и сейчас.

К сожалению, их силы тех, кто пытается отстоять Европейский Университет неравны силам тех, кто намерен захватить здание университета - дворец XVIII века на берегу Невы. Новая Газета сообщает, что здание на Гагаринской улице якобы понадобилось людям, уже выкупившим соседний особняк и построившим в нем 29 квартир стоимостью от 17 до 180 миллионов рублей. Подозреваю, что здание, в котором размещался Европейский университет, ждёт та же участь.

Здание Европейского университета. Wikimedia Commons / EUSP.Я не представляю, с каким чувством должны будут жить люди в этих квартирах. Это всё равно что купить квартиру в доме, где произошло убийство. Конечно, среди людей, способных заплатить 200 миллионов за жилплощадь, трудно найти особо впечатлительных, но всё же? Они и вправду не боятся? И вправду их дети будут гордиться тем, что живут на костях отечественной науки? Смотреть на воду... Демонстрировать хорошие манеры на званых ужинах... Рассуждать о вечных ценностях…

Мы когда-нибудь узнаем имена этих людей. И будем водить туристов к этому дому - как водят туристов в Некрополь. А может быть, наши потомки повесят табличку с поименным списком ненасытных рейдеров, которым недостаточно вилл на зарубежных курортах и оффшорных счетов.

А пока - Европейский университет всё ещё борется. Он похож на маленького Оловянного солдатика. Но защищает он не только своих студентов и своих преподавателей. Он защищает то, ради чего вообще-то и выстраивалась система образования, и то, что так ценится в международных рейтингах - академическая свобода, реальная научная продуктивность, деловая репутация. Только почему-то наше государство этого никак не поймёт.

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.