Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Неслучившиеся выборы

Выборы губернаторов вполне могли стать конкурентными в ряде российских регионов. Но в преддверии президентской кампании Кремль не решился на честную гонку. English

Президент Владимир Путин на встрече с действующим губернатором Калининградской области Антоном Алихановым, 16 августа 2017. Источник: Алексей Дружнин,/Zuma Press/PA Images. Все права защищены.10 сентября в России – Единый день голосования. Где-то выбирают депутатов муниципальных собраний, где-то – региональных, в двух областях довыборы в Государственную думу (ранее выбранные одномандатники по разным причинам покинули парламент). В 16 регионах будут выбирать губернаторов. В двух – Бурятии и Свердловской области – политологи еще весной прогнозировали серьезную борьбу с непредсказуемым результатом. Называли и еще ряд регионов, где, как тогда казалось, победа кремлевских кандидатов как минимум не предрешена. И подобные прогнозы казались вполне обоснованными.

В ожидании оттепели

В 2004 году прямые выборы губернаторов в России были отменены. Решение увязали с терактом в Беслане и необходимостью бороться с терроризмом, хотя как именно лишение граждан права выбирать глав собственных регионов помогает бороться с терроризмом, объяснить никто не мог ни до, ни после. До 2012 года губернаторов назначал президент, предлагая кандидатуру будущего главы на утверждение парламента субъекта Федерации. Поскольку все региональные парламенты контролировались прокремлевской партией "Единая Россия", сюрпризы были исключены.

14 декабря 2011: протест против фальсификации выборов, Москва. CC misha maslennikov / Flickr. Все права защищены.В 2012 году после волны протестов, связанных с явной фальсификацией итогов парламентской кампании, прямые выборы губернаторов вернули, предусмотрев, однако, важное ограничение, фактически лишающее оппозиционных кандидатов шанса на участие в борьбе за губернаторское кресло. Речь о так называемом "муниципальном фильтре" - необходимости для кандидата собирать определенное количество подписей депутатов муниципальных собраний (от 5 до 10% от общего числа депутатов).

По силам это только представителям "Единой России" (иными словами, ставленникам Кремля), поскольку и в муниципальных собраниях у правящей партии, как правило, большинство. В некоторых регионах достаточно муниципальных депутатов у коммунистов.

Реальной борьбы система не предполагает, выборы губернаторов носят постановочный характер, исключения – наперечет

Все прочие представители системных партий и тем более несистемные оппозиционеры рассчитывают исключительно на милость начальства. Так, Алексей Навальный смог участвовать в выборах мэра Москвы в 2013 году только благодаря "подарку" Сергея Собянина: по его команде муниципальные депутаты-единороссы поставили подписи за Навального (Москва и еще два города – Санкт-Петербург и Севастополь – имеют статус самостоятельных субъектов Федерации, их мэры по рангу равны губернаторам).

Этого механизма достаточно, чтобы отсекать от участия в выборах потенциально опасных кандидатов, способных составить конкуренцию кремлевским ставленникам. И разумеется, Кремль этим механизмом охотно пользуется. Реальной борьбы система не предполагает, выборы губернаторов носят постановочный характер, исключения – наперечет (так, в 2015 году на выборах в Иркутской области коммунист обошел единоросса).

Однако от губернаторских выборов 2017 года ждали как раз настоящей борьбы, и связывались эти ожидания с перестановками, произошедшими в Кремле. Осенью 2016 года первым заместителем главы администрации президента, курирующим внутреннею политику, в том числе и выборы губернаторов, стал Сергей Кириенко. До этого Кириенко возглавлял госкорпорацию "Росатом" и о политике не помышлял. Но в начале нулевых он числился в либералах: сначала создал собственное движение "Новая сила", потом вместе с Анатолием Чубайсом, Ириной Хакамадой и Борисом Немцовым стал одним из учредителей избирательного блока "Союз правых сил". Поэтому, несмотря на многолетнюю и безусловную лояльность Путину, Кириенко выглядел все же чуть большим демократом чем бесчисленные выходцы из ФСБ и прочих силовых структур, ставшие в последние годы коллективным лицом российской политики.

Бывший генеральный директор "Росатома" Сергей Кириенко на Восточном экономическом форуме во Владивостоке. (с) Алексей Филиппов / РИА Новости. Все права защищены.Околополитической тусовке, уставшей от однообразной пропаганды, идеологического мракобесия и бесконечных запретов, хотелось перемен. И в Кириенко увидели агента этих вожделенных перемен. Для этого хватило воспоминаний о его близости к "либералам первой волны". В моду вошел термин "кириенковская оттепель".

Технократы Сергея Кириенко

Признаки этой "оттепели" видели, например, в освобождении политзаключенного Ильдара Дадина, а также нескольких людей, которые к политике отношения не имели и попали в тюрьму в качестве жертв произвола силовиков на местах, чьи истории обратили на себя внимание федеральных СМИ.

"Оттепелью" объясняли и серию отставок губернаторов зимой и весной 2017 года. В феврале досрочно и добровольно (то есть получив негласный приказ из Кремля) ушли в отставку губернатор Пермского края Виктор Басаргин, глава республики Карелия Виктор Худилайнен, рязанский губернатор Олег Ковалев, Вячеслав Наговицын из Бурятии и новгородец Сергей Митин. Затем, в апреле, последовала новая серия добровольных отставок, а также одна недобровольная – глава Удмуртии Александр Соловьев покинул свой пост "в связи с утратой доверия": на него завели уголовное дело по обвинению в коррупции.

Бывший глава Удмуртии Александр Соловьев. CC BY 4.0 Kremlin.ru. Некоторые права защищены. Важная оговорка – коррупция в России одновременно и преступление, и ключевой инструмент государственного управления. У человека, имеющего отношение к власти, почти нет шансов не втянуться в коррупционные схемы. Многих, впрочем, насильно втягивать не приходится: люди, выбирающие госслужбу, практически в открытую рассуждают о незаконных доходах как обязательном приложении к карьере такого рода. Но доходы при этом остаются незаконными, и у федеральной власти всегда имеется возможность пустить в ход обвинения в коррупции, чтобы лишить власти, а то и просто посадить регионального политика, возомнившего себя слишком влиятельным. Или просто не разобравшегося в хитросплетениях борьбы на местах и сделавшего ставку не на ту группу влияния.

В подобной ситуации оказался  Никита Белых, экс-губернатор Кировской области, который в 2016 году был задержан в Москве при получении взятки и теперь ждет суда в СИЗО. Видеть в нем жертву политических преследований не стоит – несмотря на оппозиционное прошлое, поводов ставить под сомнение его лояльность нет, и губернатором он стал не через выборы, а по назначению, как раз в то время, когда выборы были отменены.

На смену засидевшимся в своих креслах главам регионов приходили в качестве временно исполняющих обязанности те, кого принято называть "молодыми технократами" – сравнительно молодые люди, имеющие опыт работы в государственных структурах, но лишенные политического опыта и политических амбиций. В этом сразу же увидели "стратегию Кириенко" – выходец из крупной госкорпорации бессмысленному политиканству предшествующих лет (многие из досрочно отставленных губернаторов успели прославиться нелепыми речами о кознях Запада и происках национал-предателей) противопоставляет профессионалов-управленцев. Но главное – убирали непопулярных глав регионов с низкими рейтингами.

Поскольку российская выборная система от упомянутого выше "муниципального фильтра" и вплоть до привычных подтасовок голосов устроена так, что у Кремля и без всяких лишних ухищрений, как правило, хватает административного ресурса, чтобы обеспечить победу правильного кандидата (то есть заботиться о рейтингах и народной любви, в общем-то, незачем, важнее любовь администрации президента), все это, казалось, означает только одно: Кремль действительно собирается провести относительно конкурентные выборы.

Точки напряженности

В большинстве регионов, впрочем, политическое поле за время путинского правления зачищено настолько, что опасным для власти кандидатам там просто неоткуда взяться. В большинстве, но не во всех.

В Бурятии КПРФ собиралась выставить против "молодого технократа" Алексея Цыденова сенатора от Иркутской области Вячеслава Мархаева – человека достаточно популярного в регионе, бывшего силовика, со связями на федеральном уровне. Происходящее настолько напрягало Цыденова, что он, опровергая все построения политологов, которые противопоставляли новых официальных технократов старым болтунам, заявил о заговоре и возможном вмешательстве в выборы внешних сил, которые хотят "расшатать и дестабилизировать ситуацию". Контакты с местными элитами Цыденов наладить просто не успел. Победа на честных выборах - пусть даже на относительно честных - выглядела для него проблематичной. К тому же именно в соседней Иркутской области коммунист Сергей Левченко сумел разгромить единоросса, и теперь из Иркутска надвигалась новая угроза.

Похожие проблемы были и у врио главы Марий Эл Александра Евстифеева. Коммунисты готовились дать серьезный бой новичку, сменившему скандально известного Леонида Маркелова, который сначала "добровольно" ушел в отставку, а потом оказался под арестом и теперь пишет Путину стихотворные письма, чтобы доказать свою невиновность.

Дмитрий Освянников. Источник: Kremlin.ru.Предполагалось, что серьезная борьба возможна в Севастополе – восторги жителей, связанные с "возвращением в родную гавань", по мере знакомства с реалиями жизни в составе РФ постепенно сходят на нет. Нынешний врио Дмитрий Овсянников не то чтобы особенно любим севастопольцами, и  в городе был серьезный конкурент для кремлевского ставленника – местный предприниматель Олег Николаев, соратник Алексея Чалого, одного из героев так называемой "русской весны" на Крымском полуострове.

Небезоблачными выглядели и перспективы еще одного "технократа" кириенковского призыва – Артура Парфенчикова в Карелии. Но главной ареной предвыборных битв должен был стать Екатеринбург.

В Свердловской области, центром которой является почти полуторамиллионный Екатеринбург, составить конкуренцию нынешнему губернатору, путинскому назначенцу Евгению Куйвашеву, собирался Евгений Ройзман. Сейчас Ройзман – мэр областной столицы (должность скорее номинальная, особых полномочий у него нет), но известен он, конечно, не этим. Ройзман – основатель и фронтмен фонда "Город без наркотиков". Именно работа фонда создала Ройзману всероссийскую известность. Одни видели в нем благородного борца с главным злом современного мира, другие – чудовище, садиста, без оглядки на закон ломающего людские судьбы.

Чтобы победить Ройзмана, пришлось бы задействовать на полную мощность машину вбросов и переписывания голосов

Споры о методах работы фонда Ройзмана длятся годами, и методы эти действительно неоднозначные. Но важно понимать: Ройзман – политик федерального уровня и, пожалуй, самый популярный человек в родном городе, который уж точно ярче, чем унылый, чужой городу и области единоросс Куйвашев. Ройзман на выборах в борьбе против Куйвашева – это не просто риск для Кремля и кремлевского ставленника, но почти гарантированный провал.

Чтобы победить Ройзмана, пришлось бы задействовать на полную мощность машину вбросов и переписывания голосов. Иными словами, идти на явный скандал, провоцируя один из самых крупных российских городов, где и без того полно оппозиционно настроенной публики, на протесты, исход которых непросто предсказать.

Смена стратегии

Но предсказывать нечего – не будет никаких протестов. Если у Кремля еще весной и было намерение допустить на выборах глав регионов хотя бы видимость конкуренции, летом стратегия очевидным образом поменялась. Алексей Цыденов напрасно вещал о заговоре Запада, чьи наймиты намерены с Бурятии начать развал России: его главный конкурент Мархаев не прошел муниципальный фильтр. Бороться Цыденову придется с местным предпринимателем, кандидатом от "Коммунистов России" (партия-спойлер, которую не следует путать с КПРФ) и помощником депутата от ЛДПР (партия – бизнес-проект, готовая, несмотря на агрессивную риторику ее лидера Владимира Жириновского, к любым компромиссам). Выборы таким образом превращаются в скучную игру в поддавки.

С Олегом Николаевым в Севастополе обошлись изящнее – врио главы города Овсянников встретился с предполагаемым конкурентом и предложил ему возглавить ОАО "Корпорация развития Севастополя". Предприниматель подумал и согласился. Участвовать в выборах он теперь, разумеется, не будет, есть задачи поважнее и дела поинтереснее.

Похожим образом убрали проблемных кандидатов и в других областях. А в Марий Эл, например, коммунисты просто не стали выдвигать своего кандидата (это, как утверждают, результат переговоров федерального руководства партии с администрацией президента). Евстифеева теперь ждет легкая победа над несколькими малозаметными оппонентами, среди которых есть даже одна пенсионерка – Валентина Злобина.

Евгений Ройзман. Источник: Ютуб.Не стала исключением и Свердловская область. Евгений Ройзман собирался идти на выборы от партии "Яблоко". Федеральное руководство партии дало добро на выдвижение яркого кандидата, но местное отделение взбунтовалось. В итоге выдвигали Ройзмана на московской конференции, что противоречит областным законам. Таким образом, у свердловской избирательной комиссии с самого начала был формальный повод для снятия Ройзмана с выборов. Был, но даже не пригодился: Ройзман понял, что не сможет собрать необходимое количество подписей муниципальных депутатов и от участия в выборах отказался, призвав своих сторонников их бойкотировать. Врио губернатора Куйвашев может выдохнуть и спать спокойно – серьезных противников не осталось, его победа теперь предрешена.

Они боятся

Так, намекнув сначала на возможность конкурентных губернаторских выборов в нескольких регионах, Кремль от этой идеи отказался, в очередной раз превратив выборы в чуть более затянутый и дорогостоящий аналог назначения собственных ставленников. Сюрпризов ждать неоткуда, в шестнадцати регионах мы увидим 16 уверенных побед представителей партии власти. Основная причина такой перемены стратегии понятна: в марте следующего года страну ждут президентские выборы, и выборы губернаторов – последняя масштабная репетиция перед главным голосованием.

Встреча с исполняющим обязанности губернатора Саратовской области Валерием Радаевым. Источник: Kremlin.ru.С одной стороны, губернаторы уже сейчас становятся расходным материалом для президентской кампании. В июле Владимир Путин начал тур по регионам, посещая в том числе и те, где предстоят выборы глав. Он встречался с руководителями областей, отчитывал их за скверную работу с населением, передавал жалобы, полученные в ходе "прямой линии" (раз в год в прямом эфире всех государственных телеканалов Путин отвечает на вопросы россиян и решает их проблемы).

Смысл сообщения, адресованного народу Российской Федерации, прозрачен: между распоясавшимися чиновниками, творящими на местах беспредел, и этим самым народом – только президент, других защитников у народа нет, и никакой новый президент с такой задачей не справится. В этой схеме губернаторы – мальчики для битья, а если понадобится, то и для показательных посадок.

Триумфальная победа над мелким предпринимателем или пенсионеркой – вот что ждет и "молодых технократов Кириенко", и губернаторов, которые уже давно занимают свои посты

Но с другой стороны, поражений своих ставленников Кремль допустить просто не может: это ведь будут в том числе и поражения лично Путина, беседовавшего и наставлявшего, некоторых – прямо назначавшего. Нельзя в условиях кризиса допустить хотя бы возможность провала московского назначенца в принципиально важном для Москвы Севастополе – город ведь уже фактически стал частью нового государственного мифа. Нельзя дать шанс неконтролируемому и популярному Ройзману в Екатеринбурге.

В Москве решили не рисковать. Репетиция главных выборов превратилась в проверку того, насколько эффективно будет работать машина по обеспечению победы правильного кандидата в регионах. Вроде бы, никаких других задач у губернаторских выборов больше нет. Триумфальная победа над мелким предпринимателем или пенсионеркой – вот что ждет и "молодых технократов Кириенко", и губернаторов, которые уже давно занимают свои посты. Интрига, видимость наличия демократии, "оттепель" – все это принесено в жертву пресловутой путинской стабильности. Перемены здесь не нужны и опасны – это ключевой пункт очередной президентской кампании Путина. То же говорят населению и губернаторские выборы.

12 июня 2017 года: участник протестного митинга в Санкт-Петербурге с анти-коррупционным плакатом. (c) NurPhoto/SIPA USA/PA Images. Все права защищены.Ждать в таких условиях особого интереса к выборам глав регионов не приходится, да его и не ждут: социологи прогнозируют низкую явку. Низкая явка для кандидатов от власти традиционно выгодна – наиболее дисциплинированные и наиболее лояльные избиратели, пенсионеры, бюджетники, силовики все равно придут и проголосуют как надо.

Однако, вопреки логике, кое-какие действия по повышению явки все-таки предпринимаются. Так, в Екатеринбурге "технические кандидаты", как отметил один из местных политологов, агитируют не столько за себя, сколько за явку. Московские выдвиженцы ведут активные кампании, и даже сам президент хоть и распекает публично губернаторов, но и о необходимости поддержать их не забывает. В Ярославле, где сильных конкурентов у нынешнего врио, бывшего путинского охранника Дмитрия Миронова нет (зато есть сильные оппозиционные традиции – депутатом ярославского закса был убитый в Москве Борис Немцов, а популярный мэр города Евгений Урлашов попал в тюрьму как только намекнул о наличии губернаторских амбиций) Путин собирается 1 сентября провести открытый урок в одной из школ. Это, конечно, продолжение еще одной линии президентской кампании – Путин в последние месяцы активно встречается с молодежью и детьми, подчеркивая, что он – президент будущего, популярный не только в среде пожилых людей.

Навальный, кандидат без шансов на участие в выборах, сумел навязать власти собственную повестку

Думается, причина стремления повысить явку (почти безопасного в условиях отсутствия реальных оппозиционных кандидатов) – в деятельности оппозиционера Алексея Навального. Не имея формального права участвовать в выборах президента из-за судимостей, Навальный объявил себя кандидатом и создает в регионах штабы, на базе которых волонтеры и сотрудники ведут активную агитационную работу – не только за своего кандидата, но и против действующей власти. На открытие штабов (а их уже больше 70) люди приходят сотнями. Попытки силового давления – а штабы поджигают, пытаются закрыть, атакуют нанятые властью "активисты", агитматериалы арестовывают или просто крадут, волонтеров задерживают, а иногда бьют – только повышают популярность кампании Навального.

И, конечно, высокая явка и серьезный процент ставленников от власти в регионах – это способ успокоить себя, напомнить (опять же в первую очередь себе), кто контролирует ситуацию на местах, кто по-настоящему способен "мобилизовать электорат". Навальный, кандидат без шансов на участие в выборах, сумел навязать власти собственную повестку. И губернаторские выборы с предсказуемым, вроде бы, результатом, со сведенными на нет рисками для Кремля, также становятся элементом противостояния Путина и Навального на президентских выборах. Причем Навальный в них точно не проиграет – "своих" или хотя бы достойных поддержки кандидатов у него нет, а неизбежные нарушения в ходе голосования дадут отличный повод для еще одной содержательной атаки на власть.

 

About the author

Иван Давыдов - публицист, сотрудничает с The New Times, Republic, Inliberty, Газетой.Ру и другими изданиями.


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.