Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Климат и гражданское общество в России: есть ли точки соприкосновения?

Эко-активизм – один из наиболее эффективных способов просвещения граждан в вопросах охраны окружающей среды. Однако общая ситуация с развитием гражданского общества только осложняет их работу. English

Мурманская область – это регион, которому присущи как глобальные экологические вызовы, так и региональные экологические проблемы, связанные с промышленным загрязнением. В регионе отмечается повышенный уровень загрязненности окружающей среды из-за большого количества промышленных предприятий. Как и во многих регионах России, здесь существует дилемма: промышленные предприятия составляют основу экономики региона, но также являются и основными загрязнителями атмосферного воздуха, водных объектов и почвы.

Самым заметным из них является горно-металлургический комбинат «Печенганикель», входящий в Кольскую горно-металлургическую компанию концерна «Норильский никель». Работа этого комбината вызывает регулярные споры о трансграничном переносе вредных веществ в соседние скандинавские страны. По информации экологического объединения «Белонна-Мурманск», на предприятии нарушаются нормы предельно допустимых выбросов (ПДВ). Руководство комбината это отрицает, и их слова подтверждаются проверками различных государственных инстанций. Согласование времени проведения подобных проверок с руководством комбината вызывает сомнение в их объективности. При этом Гидрометеоцентр фиксирует повышенную концентрацию диоксида сера в районе предприятия, что свидетельствует о нарушении норм ПДВ.

Вообще территория вокруг завода выглядит безжизненно, напоминая сцены из постапокалиптических фильмов. Даже если на предприятии сейчас полностью прекратить все выбросы, местность будет восстанавливаться еще долго и потребует больших усилий по рекультивации.

Проблемы как везде

Вредная деятельность промышленных предприятий приводит к тому, что в области за последние три года прослеживается тенденция к увеличению загрязнения атмосферного воздуха взвешенными веществами и окисью углерода. Некоторые водные объекты, вблизи которых находятся предприятия металлургического комплекса, характеризуются высоким уровнем загрязнения, имеющим хронический характер.

22 ноября в Мурманске активисты «Природа и Молодежь» провели акцию против строительства дорогих и опасных АЭС. Фотография: «Природа и Молодежь»На 22 водных объектах зарегистрировано 165 случаев высокого и 45 случаев экстремально высокого загрязнения по характерным показателям (никель, молибден, медь, сульфаты, флотореагенты, соединения азота, органические и другие вещества).

Состояние почвенного покрова в промышленных районах населенных пунктов – Мончегорск, Заполярный и Никель – не соответствует гигиеническим нормативам по санитарно-химическим показателям.

На 22 водных объектах Мурманской области зарегистрировано 165 случаев высокого и 45 случаев экстремально высокого загрязнения по характерным показателям.

С точки зрения экологической безопасности, особенностью мурманского региона является и то, что Кольский полуостров – это территория с повышенной концентрацией радиационно-опасных объектов.

В городе Полярные Зори находится Кольская атомная электростанция, четыре реактора которой работают сверх срока эксплуатации (пуск первого реактора был произведен в 1973 г.). Оценки воздействия предприятия на окружающую среду государственной экологической экспертизой так и не было проведено. Кроме того, реакторы предприятия работают сверх нормы, будучи нагруженными на 104–108%.

Вокруг реакторов отсутствует защитная оболочка, предотвращающая выброс аварийных радиоактивных веществ в атмосферу. Система охлаждения реакторов также считается небезопасной. Отработавшее ядерное топливо из реакторов отправляется на комбинат «Маяк», где происходит его переработка, которая сопровождается сбросами радиоактивных отходов в водоемы.

В регионе обсуждается строительство второй атомной электростанции, губернатор региона лично гарантировала, что она будет построена.

Однако надежда на то, что здравый смысл восторжествует над «ядерной гидрой» всё ещё остаётся, ведь Кольский полуостров обладает огромными возможностями для использования возобновляемых источников энергии, обсуждение по внедрению которых также идет, но почему-то не столь решительно.

Северный подход к эко-активизму

Климатическое движение в России в целом, и в Мурманской области, в частности, только начинает себя осознавать.

Основной причиной того, что оно не зародилось ранее, является абстрактность проблемы изменения климата для обывателя. Городским жителям эта проблема представляется оторванной от реальности или настолько сложной, что не хватает мотивации для активной деятельности в этой сфере. Поэтому к минимальной эко-активности для предотвращения климатического кризиса очень сложно привлекать людей. Однако это не значит, что прогресса в этом направлении вовсе нет. Локальная работа ведется в разных регионах России.

В России уже давно существует климатический секретариат Российского социально-экологического союза, который занимается развитием сети климатических активистов и информационной поддержкой НКО, которые занимаются вопросами защиты окружающей среды.

Активисты небольших региональных НКО также проводят просветительскую работу, направленную не только на изменение отношения к этой проблеме, но и на изменение поведения обычных людей, воспитания в них заботливого отношения к природе. К примеру, в Мурманской и Архангельской областях перед климатическими переговорами в Париже активисты организаций «Природа и Молодежь» и «Этас» провели просветительские акции с целью информирования граждан о предстоящих событиях.

Экологи в костюмах химической защиты во время акции протеста, 2011. Фотография: «Природа и Молодежь» Подобная работа, направленная на просвещение людей, ведется на протяжении всего года. Мурманская организация «Природа и молодежь» регулярно проводит международные экологические лагеря, программа которых построена по принципу «Мысли глобально – действуй локально!».

Активисты призывают отказываться от ресурсозависимого пути экономики и переходить на использование возобновляемых источников энергии, энергосбережения. Также на базе организации работает «Баренц эко-арт академия» – образовательная площадка для создания проектов на стыке экологии и искусства, вовлечения профессионалов различных областей и художников в экологическую деятельность, что позволяет повысить сферу влияния и эффективность в решении экологических проблем.

Существенный аспект деятельности активистов: просвещение молодого поколения. В регионе регулярно проходит Молодежный климатический форум, который объединяет экологических активистов, представителей коренных малочисленных народов Севера, а также неравнодушных граждан. Эко-активисты общаются со школьниками и студентами, пытаясь сформировать у подрастающего поколения заботливое отношение к природе, постараться изменить их привычки. Таким образом, мурманским эко-активистам удается привлечь внимание к своей деятельности большого количества людей, готовых к реальным практическим изменениям.

Заколдованный круг

В связи с принятием в России жестких законов, ограничивающих свободу слова, собраний и ассоциаций, заниматься вопросами охраны окружающей среды активистам становится все сложнее.

Так, например, протестная деятельность многих экологических НКО свелась к минимуму: 21 экологическая организация были признаны «иностранными агентами». К примеру, организация «Беллона-Мурманск» была внесена в реестр подобных организаций за доклад о промышленном загрязнении в регионе Баренцева моря. Как результат, получить финансовую поддержку таким организациям становится практически невозможно.

«Беллона-Мурманск» была внесена в реестр «иностранных агентов» за доклад о промышленном загрязнении в регионе Баренцева моря.

Часть организаций приняли решение о ликвидации, другие же пытаются в судах оспорить признание их «иностранными агентами». В данный момент работа этих экологических НКО сводится по большей части к деятельности, не связанной непосредственно с защитой окружающей среды, что сильно влияет на эффективность климатического движения.

Во-многом, жесткие меры по отношению к экологическим организациям со стороны власти стали возможны из-за инфантильной позиции российского общества. Россияне привыкли к мысли, что за них все должно решать государство, а если государство не решает проблемы, то ответственность перекладывается на экологов и правозащитников. С одной стороны, властям выгодно иметь организованное общество, готовое решать свои проблемы самостоятельно. Но, с другой стороны, властям выгодно и поощрять философию сверхпотребления и принцип «каждый за себя», которые приводят к усугублению общественных проблем и конфликтам в обществе.

К тому же элиты, обладающие капиталом, не хотят использовать его для решения общественных проблем. В настоящее время можно найти лишь единицы социально ответственных предпринимателей. Вот и получается, что владельцы различных предприятий думают лишь о своем обогащении, а не о наносимом ими вреде экологии.

Все эти факторы усиливают уверенность рядовых граждан в том, что ничего нельзя изменить. Когда экологи пытаются убедить людей перейти на осознанное потребление, люди используют неготовность государства бороться с промышленными загрязнениями и влиянием крупного бизнеса на окружающую среду и климат как отговорку. Более того, людям свойственно не менять свои привычки, пока окружающие их не поменяют. На личном примере удается убедить некоторое количество людей, но такими темпами перемены в обществе наступят тогда, когда климат планеты спасать будет уже поздно.

Для того, чтобы воздействовать на широкий круг общественности в вопросах охраны окружающей среды, можно было бы использовать такие мероприятия, как COP21. Многочисленные акции, публикации в СМИ, параллельные локальные мероприятия, общая атмосфера солидаризации могли бы показать, что и государство, и элиты, и большое количество людей готовы меняться ради спасения планеты.

Однако в стране, где государство готово жертвовать правами и свободами граждан ради выживания политических элит, подобный формат мобилизации людей пока неактуален. Остается надеяться, что на проходящем сейчас в Париже климатическом саммите будут приняты адекватные решения, способные повлиять на лидеров государства. Впрочем, прежде, чем эти меры повлияют на российское общество в целом, экологическим организациям предстоит проделать еще много работы.

About the author

Глеб Пайкачев — активист организации "Природа и Молодежь", Мурманск.


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.