Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

О чем не говорят «социальные гей-эксперименты»

Клипы, показывающие дискриминацию против гей-пар в Москве и Киеве, стали популярными везде. Но они не дают полную картину. in English

В июле западные, российские и украинские СМИ сообщили о скандальном видео, в котором двое молодых москвичей, известные своими социальными розыгрышами (ChebuRussiaTV), гуляли по улицам столицы России, изображая из себя гей-парой. Это произошло вскоре после решения Верховного суда США об однополых браках.

Эти ребята ходили по улицам Москвы, держась за руки, одетые в рваные узкие джинсы и хипстерские шапочки. Целью розыгрыша было сравнить состояние с правами геев в России и Соединенных Штатах. Центральные западные СМИ не акцентировали внимание на том, что эти двое пранкеров – гетеросексуалы и изображали из себя послушную гей-пару. «Пара» никогда не отвечала на устные оскорбления или толчки прохожих, они никогда не защищали себя, никто не пытался оказать им помощь и защитить.

Участники этого розыгрыша сделали очевидный удручающий вывод: геи в России - одинокие пары без сообщества, они не бросают вызов гомофобии.

Сенсация

Вскоре после этого аналогичный эксперимент повторили в Киеве (Bird in Flight magazine). На этот раз, на часовую прогулку вышла реальная гей-пара: Зорян Кись и Тимур Левчук. Их одежда была проще, чем та, которую носили московские пранкеры, но они предпочли быть более провокационными.

Как показывает видео, один из мужчин, держа букет белых хризантем, сидит на коленях своего партнера в общественном месте. Пару сразу окруживает десяток праворадикально настроенных мужчин, один из которых брызгает на них из перцового баллончика. Драка с кулаками и пинками быстро остановливается группой, сопровождающей пару.

Скриншот из клипа Bird in Flight magazine (YouTube).

Зорян сделал вывод, что это повторение «Социального гей-эксперимента» было не таким гомофобным, как в России. Кроме случая с перцовой атакой, киевляне не выразили никакой враждебности в отношении пары. Но эксперимент фокусировался снова на одинокой гей-паре, уединившейся в границах большого города.

«Социальный гей-эксперимент»

В августе «Социальный гей-эксперимент» в третий раз прошел в онлайне, на этот раз в моем родном городе Вильнюсе. С ним усилилось мое беспокойство об этих реконструкциях жизни геев в Восточной Европе.

Причина была проста. Хотя я не эксперт об истории и современном состоянии сексуального инакомыслия в России и Украине, я обладаю обширными знаниями о сфере ЛГБТ-сообщества в Литве. Вильнюсское видео, снятое местным журналистом, унизило их. То, что я наблюдала, было ленивой прогулкой во время обеденного перерыва двух худощавых, тайно держащихся за руки и небрежно одетых представителей поколения двухтысячных.

Мы не слышим эту пару и не можем видеть, где они живут и что они делают.

Светило солнце, на заднем плане играл джаз, пара шла с застенчивыми улыбками на лицах. Люди смотрели на них и улыбались, не было никакого выражения враждебности. Мы не слышим эту пару и не можем видеть, где они живут и что они делают. Как в Москве и Киеве, эта пара действовала самостоятельно.

Это безобидное видео, в котором ничего не происходит, затеняет много аспектов, главных в существовании геев в этой стране - таких, как реальный страх перед насилием, которое начинается после появления на публике с партнером открыто.

Видео не объясняет, что мужчины - не пара, что их консервативная одежда была договоренностью, сделанной перед съемками, для того, чтобы они выглядели неприметно.

Западные зрители не знают, что один из актеров, Артурас Рудоманскис - известный активный борец за права человека, политик и открытый гей, чье присутствие на съемке, возможно, способствовало сдержанной реакции окружающих на эксперимент. Видео также не показывает, что в целях предосторожности и для безопасности журналисты согласились провести прогулку только на улицах с камерами видеонаблюдения.

Неудивительно, что «cоциальный гей-эксперимент» в Вильнюсе прошел без видимой враждебности, в отличие от тех, что прошли в Москве и Киеве, и не дошел до международных новостных сайтов. ЛГБТ-сообщество в Литве и других небольших странах обычно привлекает западных журналистов только когда происходит множественная агрессия или в случае публичной гомофобии. Часто новости из этих стран достигают западной аудитории только потому, что защитники прав геев и правозащитные организации напрямую обращают на них внимание средств массовой информации.

Без сомнения, примеры ненависти к гомосексуалам в странах бывшего советского блока являются важными для разговора. Московские и киевские видео показывают нам, как может быть опасна повседневная жизнь ЛГБТ-сообщества, и история за кулисами вильнюсского видео тоже подразумевает это.

Не менее важно признать, что на Западе мы редко покидаем наши зоны комфорта, чтобы понять, что движет геями в других культурах. Западные активисты, общественные деятели, педагоги и защитники прав человека могут многое узнать, обратив внимание на то, как гей-сообщество выживает и осуществляет свои мечты в другой стране.

Тонкая картина

В конце этого лета исполнилось два года, как «Скальвия», последний оставшийся некоммерческий дом кино в Вильнюсе, стал местом сбора для местной гей-молодежи. Там проходит фестиваль Kreivės (точнее всего переводится как «геометрические кривые»).

На неделю Kreivės превращает кинотеатр на 100 мест в пространство, изменяющее акценты активности ЛГБТ-сообщества в этой маленькой балтийской стране. Вместо того, чтобы рассказывать обществу о геях или защите геев, фестиваль фокусируется на создании и воспитании сообщества. С вдумчивой программой международных фильмов, ретроспективой Райнер Вернера Фассбиндера, обсуждениями, музыкой и небольшими выставками, Kreivės имеет много предложений для местных геев и их сторонников за границей.

Проекты подобные этому - реальные социальные эксперименты о которых мы должны узнавать.

Он начался в 2013 со скромного показа цикла фильмов о ЛГБТ-сообществе. Под руководством Аугустас Чичелиса фестиваль в Вильнюсе эволюционировал из мелкого мероприятия для 30 человек в культурный эксперимент, очень необходимый для гей-сообщества.

Для первых показов Аугустас выбирал фильмы, отобранные через местные посольства и культурные представительства – такие, как Институт Гете. Все фильмы были получены свободно, вход на фестиваль был бесплатным. Аугустас начал фестиваль без какой-либо поддержки литовских гей и лесби организаций, которые вместо художественных ценностей сосредоточены на пропаганде и политических исследованиях.

Делая акцент на исскустве, Kreivės открывает неизведанное в гей-активизме и напоминает нам о начале 1990-х в Литве, сразу после коллапса Советского Союза. В этой балтийской стране это была эра активных гей и лесби культурных событий, гей-прессой и лесби-барами, которые могли заинтриговать.

Сегодня фестиваль Kreivės воскрешает эту важную историю. Организаторы говорят, что они хотят сделать этот фестиваль местом, где гей-молодежь может узнать друг друга и делиться своей культурой без давления, чтобы потом активно отстаивать свою позицию. В городе без центров ЛГБТ-сообщества и с небольшим вниманием среди существующих молодежных гей и лесби организаций, такая дальновидность может даже спасти жизни, создав пространство для существования геев в обществе, где они могут казаться незаметными.

Для сторонников ЛГБТ-сообщества за пределами Литвы Kreivės может показаться похожим на другие художественным фестивали, посвященные сексуальности, которые проходят во всем мире. Но понять важность фестиваля как queer-пространство возможно только через его корни, стихийность.

Проекты подобные этому - реальные социальные эксперименты о которых мы должны узнавать. Они рассказывают о гей-сообществе на весь мир и напоминают нам о способах, которыми может эволюционировать гей-культура.

About the author

Born in Vilnius, Lithuania, Lina Žigelytė is a queer activist, writer, educator and interdisciplinary artist. She is also a doctoral candidate in the Visual and Cultural Studies program at the University of Rochester, NY.


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.