Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Хайрулло Мирсаидов: 12 лет тюрьмы за честность и отвагу

Screen Shot 2018-07-15 at 22.38.10.png

Запад не вправе проповедовать демократию и свободу прессы в Таджикистане и в то же время оставлять без поддержки местных активистов, которые претворяют эти принципы в жизнь. English

Хайрулло Мирсаидов. Фото: Антон Веселов.За те пятнадцать лет, что мы знакомы с Хайрулло Мирсаидовым, я часто называл своего друга и коллегу идиотом.

Вебстеровский словарь дает слову "идиот" следующее определение: "очень глупый или безрассудный человек". Это точное описание того, кто спустя двадцать пять лет после краха Советского Союза все еще борется за свободную прессу и демократию в такой стране, как Таджикистан.

Сейчас в Таджикистане число подобных "идиотов" – отважных и достойных восхищения – стремительно сокращается. Горстка журналистов, некоторые правозащитники и адвокаты, некоторые общественные организации, несколько политических активистов все еще упорствуют, протестуя против коррумпированной и жестокой власти. Зачастую это влечет за собой ужасные последствия для них и их родных: жизнь в постоянном ожидании стука в дверь, "приглашения" в участок, незаконного ареста, нападения, пыток, тюрьмы или чего-то еще более страшного.

Мой друг Хайрулло Мирсаидов из города Худжанд, что в северном Таджикистане – один из этих людей. Хайрулло сорок лет. Собственно говоря, он встретил свой сороковой день рождения под стражей. Вот уже двадцать лет он работает журналистом в стране, где за этот период свободы слова стало еще меньше, чем было.

Я впервые услышал о Хайрулло Мирсаидове именно тогда, когда он, молодой журналист, пятнадцать лет назад огорчил почти всех своих худжандских коллег открытой критикой в адрес местных властей. Властей, которые спонсировали (и тем самым контролировали) почти все СМИ в городе.

С тех пор я несчетное множество раз видел, как Хайрулло делает то, чем хвастается большинство журналистов, но в действительности это делают очень немногие из нас. А именно: он говорит правду властям.

Хайрулло Мирсаидов (в центре), 2016. Источник: Facebook.Я видел, как Хайрулло брал интервью у жен и матерей так называемых "исламских экстремистов", в то время как ни один другой журналист в стране не осмеливался даже встретиться с ними. Большинство заведенных на "экстремистов" дел было сфабриковано милицией, чтобы шантажировать их родных и пытать отцов и сыновей в тюрьме. Что характерно, Хайрулло так разозлило отсутствие общественного интереса к тяжкому положению этих людей, что он помог им устроить пресс-конференцию.

В результате милиция "пригласила" Хайрулло в отделение, чтобы он "объяснился". Я тогда как раз был в городе, поскольку проводил тренинг, и решил поприсутствовать на их встрече. Меня поразило то, что мне позволили сидеть в углу и наблюдать за процедурой. Это много о чем говорит, но больше всего – о том, с каким чувством безнаказанности действуют представители власти в Средней Азии.

Сцена: группа агрессивных милиционеров средних лет осыпает обвинениями 25-летнего Хайрулло, открыто угрожая ему долгими годами тюрьмы и еще чем похуже. Его единственным ответом было (прямая цитата из записей в моем тогдашнем блокноте): "Эти люди (он говорил о тех, кого обвинили в экстремизме) заслуживают, чтобы вы относились к ним в соответствии с законом, подписанным нашим президентом, включая доступ к адвокату, без давления и пыток. Вы не согласны? Bы не согласны с законом и нашим президентом?"

Глава местной милиции в отчаянии позвонил своему начальнику в Душанбе. В течение последующих пятнадцати минут я наблюдал причудливую сцену: молодой журналист, окруженный милиционерами, спокойно спорил по телефону с высоким чином, отстаивая свою позицию. После пятнадцатиминутного разговора Хайрулло протянул трубку начальнику местной милиции, встал и спокойно вышел из комнаты. Те, у кого есть опыт жизни в Средней Азии, знают, что уйти просто так с милицейского допроса там удается редко.

За последние полтора десятка лет мне несколько раз выпадала честь тесно сотрудничать с Хайрулло (мы вместе сделали ряд проектов по развитию СМИ и несколько документальных фильмов) в качестве руководителя и коллеги. Хайрулло принес пользу сотням молодых людей из Средней Азии, для которых он был наставником и редактором проектов по развитию СМИ, финансируемых западными организациями и правительствами – Министерством международного развития Великобритании, Index on Censorship, Danida, Deutsche Welle, ОБСЕ, Советом по международным исследованиям и обменам (IREX) и ООН.

Хайрулло находил обойденных вниманием, безвинно пострадавших, бесправных людей – и давал им слово. Что зачастую кончалось опасными столкновениями с властями

Целью всех проектов были демократия и свобода прессы (как в Таджикистане, так и во всей Средней Азии); для этого участники обучали молодежь и журналистов со всей ответственностью освещать такие темы, как коррупция, гендер, образование, межэтнические проблемы и пограничные конфликты в Средней Азии.

Непосредственным результатом подобных проектов и работы Хайрулло стали сотни, а может, и тысячи статей, радиопередач и видеосюжетов.

Одновременно с собственной журналистской работой Хайрулло помогал мне со многими документальными фильмами (снятыми в основном для английской службы телеканала Al Jazeera), про религиозный экстремизм – точнее, миф о нем, коррупция, контрабанда наркотиков (в том числе при участии местных правительств) и межэтнические отношения в Средней Азии.

"Люди и власть: как разжигается недовольство" – вдумчивый анализ процесса радикализации в Средней Азии.

Для этих сюжетов Хайрулло находил обойденных вниманием, безвинно пострадавших, бесправных людей – и давал им слово. Что зачастую кончалось опасными столкновениями с властями. Хайрулло продолжал заниматься нашей тематикой – чтобы и дальше помогать этим людям – после того, как фильмы уже были сняты и я, со своим европейским паспортом, мог позволить себе роскошь уехать домой.

В ноябре 2017 года Хайрулло опубликовал несколько статей и дал несколько интервью, в которых обвинял высокопоставленного чиновника из худжандской администрации в вымогательстве у него взятки. Будучи капитаном команды КВН, Хайрулло получил финансирование для команды, чтобы та представляла Таджикистан на нескольких играх в России; их выступления имели большой успех. Хайрулло обвинил чиновника из местной администрации в том, что он потребовал себе часть средств, выделенных команде. Стоит отметить, что этот чиновник вскоре "оставил" свой пост.

Facebook-запись, в которой Хайрулло Мирсаидов обвиняет чиновника в вымогательстве взятки.

Хайрулло не был бы собой, если бы не написал открытое письмо президенту Таджикистана Эмомали Рахмону и не попросил вмешаться.

Когда мы с Хайрулло разговаривали в те недели, он сказал мне две вещи. Во-первых – что он как опытный журналист, конечно же, не опубликовал бы такие серьезные и потенциально опасные обвинения, не будь у него доказательств. Во-вторых – что он тревожится о своей личной безопасности.

Через несколько недель, 5 декабря 2017 года, Хайрулло арестовали. Его обвинили в растрате государственных средств. Несколько дней спустя прокурор предъявил ему дополнительное, еще более серьезное, обвинение: "возбуждение национальной и расовой вражды" – тех самых вещей, против которых Хайрулло всю жизнь боролся и публично высказывался. Если бы Хайрулло осудили по этим обвинениям, ему грозило бы от 16 до 20 лет тюрьмы.

Назвать происходящее "беспочвенным" и "диким" – это ничего не сказать. Целый ряд международных СМИ и правозащитных организаций признали, что его арест политически мотивирован, а обвинения – сфабрикованы.

В декабре, сразу после его ареста, Комитет защиты журналистов заявил: "Мы призываем таджикистанские власти снять обвинения с Хайрулло Мирсаидова и освободить его. В стране, где свободных СМИ и критических мнений практически не сущестует, журналистов, подобных Мирсаидову, надо ценить за их важную работу, а не сажать по ложным обвинениям".

Я отправил письма 128 политикам из стран ЕС и говорил с десятками их так называемых "консультантов". Большинство из них не смогли даже найти Таджикистан на карте

Это много о чем говорит, но больше всего – опять-таки о том, с каким чувством безнаказанности действуют представители власти в Таджикистане. Если все находится под вашим контролем, от вас не требуется ни йоты логики. Многолетние отчеты Human Rights Watch, Amnesty, Crisis Group, Freedom House и других организаций показывают, что демократия и свободные СМИ в Таджикистане находятся в еще худшем положении, чем двадцать пять лет назад.

Семь месяцев, прошедших со дня его ареста, были подобны "американским горкам" – особенно для родных Хайрулло. Хорошая новость заключается в том, что адвокаты сумели снять с него дикие обвинения в "разжигании национальной и расовой вражды". Учитывая всю работу Хайрулло по содействию толерантности и межэтническим отношениям, это было чересчур даже для прокуратуры Рахмонистана. Я думаю, здесь также помогла кампания, инициированная несколькими международными организациями (такими, как Human Rights Watch и Комитет защиты журналистов) и профессорами Эксетерского университета, которые обратили внимание общественности на дело Хайрулло.

Но насколько хороша эта новость, настолько же плоха другая: Хайрулло – человек, пятнадцать лет проработавший на благо свободной прессы и демократии, преимущественно в проектах, финансируемых правительствами западных стран, – получил до обидного мало поддержки. Нет, скажем честно – позорно мало. Помимо упомянутых выше людей и организаций, очень немногие посчитали нужным – или осмелились – выступить в его защиту.

То, что таджикистанские коллеги (опять же, за несколькими яркими исключениями) побоялись публично поддержать его или хотя бы осветить его историю в прессе, – печально, но понятно. Непонятно и неоправданно другое – вялые реакции западных политиков и правительств. Я отправил письма 128 политикам из стран ЕС и говорил с десятками их так называемых "консультантов". Большинство из них не смогли даже найти Таджикистан на карте.

Отреагировали только трое из них: одна из ведущих немецких политиков и депутатка ЕС Ребекка Хармс, которая несколько раз, пользуясь случаем, пыталась пробудить в западных политиках и дипломатах интерес к этому делу, а позднее двое британских политиков – баронесса Вивьен Стерн и Найджел Миллз, которые организовали заседание комиссии в британском парламенте в июне. И только после того, как я устроил примитивную и громогласную "твиттер-бомбардировку" – никаких сложных алгоритмов, просто ежедневный и, в конечном счете, назойливый поток твитов, в которых были упомянуты западные дипломаты в Душанбе, – они, наконец, обсудили дело Хайрулло с таджикистанскими государственными чиновниками.

Разумеется, обсуждение происходило на закрытой встрече, и мы не располагаем никакой информацией о нем. Правительство Таджикистана никак не отреагировало. Так что можно не сомневаться: наши "дипломаты" никого не потревожили в таджикистанской государственной системе.

Страннее всего то, что Бюро Представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ – которое, по идее, должно бы выступать главным защитником журналистов – четыре месяца хранило практически полное молчание относительно дела Хайрулло. И это организация, имеющая в своем распоряжении множество консультантов и называющая себя "единственным в мире межправительственным наблюдателем за деятельностью СМИ".

Судебное разбирательство по делу Хайрулло началось 5 июня. На заседании присутствовали два представителя посольств ЕС и США. Как знает любой, кто работал в этом регионе, такое присутствие крайне важно – оно как бы говорит местному правительству: "мы наблюдаем за вами". Подобное внимание со стороны иностранных представителей часто становится сдерживающим фактором. Но в течение последующих пяти недель представители иностранных государств больше не появлялись ни на одном судебном заседании – несмотря на то, что мы забрасывали их электронными письмами и твитами, просили, уговаривали и объясняли, как важно их присутствие.

11 июля Хайрулло осудили по следующим статьям: "хищение государственных средств" и ложный донос. Его приговорили к двенадцати годам тюремного заключения и выплате компенсации в 13 000 долларов (сумма, которую он якобы украл).

Как ни странно, посольства западных стран в Душанбе были одними из первых, кто отреагировал на приговор. И реакция их была жесткой.

Не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы разобраться в ситуации. Западные дипломаты в Душанбе – чьей непосредственной работой является анализ таджикистанской политики – делают вид, будто удивлены приговором Хайрулло? Это либо дешевый прием, с помощью которого они пытаются обелить себя (вероятно, из-за нечистой совести, поскольку мы в течение семи месяцев тщетно просили их принять участие), либо их удивление просто свидетельствует об их некомпетентности.

Да, мы несем моральную ответственность перед такими людьми, как Хайрулло. Да, именно так, по-старомодному: "моральную ответственность". Потому что он годами работал ради нас и вместе с нами, руководствуясь принципами демократии, которые мы вечно проповедуем. Да, я зол. Я зол потому, что те, чья работа – вставать на защиту таких людей, как Хайрулло, не сделали этого. Любой человек, знакомый с политикой Таджикистана, скажет вам, что отсутствие реакций со стороны Запада придало таджикистанскому режиму смелости, чтобы приговорить Хайрулло к двенадцати годам тюрьмы и чтобы подавлять все свободные мысли и СМИ, появлявшиеся в стране за последние три года.

Я разговаривал с родителями Хайрулло в тот день, когда исполнилось ровно шесть месяцев с момента его ареста; его отец спросил меня: "Эти богатые влиятельные люди на Западе – им нет дела до моего сына?"

Мы, друзья и коллеги Хайрулло запустили кампанию, чтобы привлечь внимание к его делу и, как мы надеемся, защитить его. Вы можете присоединиться к нам здесь.

 

About the author

Майкл Андерсен пишет про Центральную Азию, Украину, Беларусь и Кавказ для Датского радио на протяжении 15 лет, и выпустил документальные фильмы для Aljazeera и других.


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.