Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Язык до Москвы доведет

Давление на региональные языки пробудило гражданскую активность на Северном Кавказе. English

Фото: Руслана Алибекова / сhernovik.net. Все права защищены.

Законопроект о добровольном изучении национальных языков, внесенный в Госдуму в апреле, подрывает межнациональный мир, заявили в Совете при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека. Кремль пока свою позицию по этому вопросу пока не обозначил.

Гражданские активисты в национальных республиках демонстрируют готовность бороться за сохранение своей идентичности. Языковая политика государства неожиданно для многих спровоцировала волну этнической мобилизации.

Команда Путина

Проект закона стал следствием прошлогоднего заявления Владимира Путина о том, что "заставлять человека изучать язык, который родным для него не является, так же недопустимо, как и снижать уровень преподавания русского". На заседании совета по межнациональным отношениям в Йошкар-Оле президент обратил на это "особое внимание" глав субъектов Российской Федерации.

При этом он добавил, что языки народов России тоже являются "неотъемлемой частью самобытной культуры народов страны". "Изучать эти языки – гарантированное Конституцией право, право добровольное", – подчеркнул Путин.

Реакцией на выступление главы государства стали прокурорские проверки в республиках России. Среди них оказалась и Северная Осетия, где осетинский преподавался в том числе в качестве государственного языка республики. Однако большого резонанса на Кавказе заявления президента в тот раз не вызвали. Казалось, судьба языков региону безразлична. И в борьбе за фундаментальные основы федеративного устройства государства Татарстан остался один на один с Кремлем.

Возможно, именно принципиальность поволжской республики стала причиной того, что недавний законопроект все-таки взбудоражил Северный Кавказ. Сначала выступили общественники Северной Осетии. Подписи под обращением к главе государства собрала ассоциация преподавателей и исследователей осетинского языка и литературы.

Урок осетинского языка. Источник: sevosetia.ru

Гражданские активисты ссылаются на Конституцию РФ и федеральные законы, которые позволяют республикам самим устанавливать государственные языки на своей территории и самостоятельно регулировать вопросы изучения этих языков. "Вся законодательная база для организации изучения осетинского языка как государственного языка Республики Северная Осетия-Алания выстроена на базисе Конституции страны и федерального законодательства", – подчеркивается в обращении.

Вслед за осетинскими общественниками с открытым письмом в адрес руководителей исполнительной и законодательной властей России выступила интеллигенция Кабардино-Балкарии. Письмо опубликовано на сайте Кабардино-Балкарского правозащитного центра.

"Законопроект, предлагаемый Думой, грубо нарушает конституционные права КБР и других национальных республик Российской Федерации: все они – государственные образования, которые имеют законное право на самоопределение внутри России, в том числе на выбор модели по сохранению и развитию родных языков. На этом основании мы категорически возражаем против принятия данного законопроекта, требуем незамедлительно снять его с повестки, так как помимо деструктивности, нацеленной на окончательное нивелирование национальных языков, он способен серьезно дестабилизировать общественно-политическую обстановку многонационального государства", – отмечается в письме.

Инициативу кабардино-балкарской интеллигенции поддержал Конгресс карачаевского народа, который также потребовал снять с повестки законопроект.

"Языки народов национальных республик являются государственными языками в соответствии с Конституциями республик. Следовательно, данная законодательная инициатива попирает основы государственности национальных регионов, является деструктивной и может стать фактором дестабилизации межнациональных отношений в нашей стране", – говорится в обращении.

На днях кумыкские общественники потребовали от депутатов Госдумы снять с повестки дня законопроект, который они охарактеризовали как “антинародный”. Следом за ними против инициативы депутатов выступили аварцы в лице Национально-культурной автономии аварцев Дагестана.

"Смертельная угроза"

Языки народов Северного Кавказа находятся под угрозой, но в разной степени. Темпы языковой ассимиляции у кавказских народов отличаются. В Кабардино-Балкарии число владеющих карачаево-балкарским языком за восемь лет, прошедших между последними двумя переписями, снизилось на 10 тысяч человек. В Карачаево-Черкесии соотношение говорящих на карачаево-балкарском языке относительно численности этого народа в 2002 году было свыше 101%, то есть им владели представители других этнических групп. Однако в 2010 году этот показатель упал до 93%.

Владеющих кабардино-черкесским языком (именно так следует называть этот язык с точки зрения лингвистики ) в Кабардино-Балкарии стало меньше на 68 тысяч человек, а в Карачаево-Черкесии – почти не изменилось, хотя среди черкесов наблюдался прирост населения.

Темпы языковой ассимиляции у кавказских народов отличаются

Количество носителей осетинского в Северной Осетии за указанный период сократилось почти на 43 тысячи человек. Кумыкоговорящих в Дагестане стало меньше почти на 63 тысячи человек. Число носителей аварского языка в той же республике снизилось почти на 80 тысяч человек.

Цифры довольно показательны. В целом на Северном Кавказе наблюдается демографический рост почти всех этнических групп и при этом значительно уменьшается число носителей национальных языков. Руководитель Кабардино-Балкарского правозащитного центра Валерий Хатажуков подтверждает такую тенденцию.

"Без всякого преувеличения я смею утверждать, что над культурами народов России нависла смертельная угроза. И это связано в первую очередь с инициативами федерального центра, направленными на нивелирование роли родных языков в общественной и политической жизни республик", – констатирует правозащитник в интервью oDR.

В целом на Северном Кавказе наблюдается демографический рост почти всех этнических групп и при этом значительно уменьшается число носителей национальных языков

По его словам, за последние десять лет время, выделяемое на обучение родным языкам в Кабардино-Балкарии, сократилось на 50 процентов, закрылись начальные классы, в которых преподавание велось на кабардинском и балкарском языках, сворачивается обучение на родных языках в дошкольных учебных учреждениях. Хатажуков считает, что именно этим объясняется возмущение и критика, звучащая со стороны общественности в отношении законопроекта о добровольном изучении родных языков.

"Когда мы анализируем сложившуюся ситуацию, перед нами встает совсем не риторический вопрос: что делать и какова роль государства в решении этих проблем? И здесь нам впору вспомнить, для чего была в свое время учреждена Кабардино-Балкарская Республика и почему она называется так, а не как-нибудь иначе? Свое название наша республика получила именно потому, что является формой самоопределения кабардинского и балкарского народов внутри России", – говорит Хатажуков.

Он поясняет, что речь не идет о привилегиях для кабардинцев и балкарцев – все граждане республики должны быть субъектами самоопределения и иметь равные гражданские и политические права. Но кабардинский и балкарский языки на территории КБР являются государственными, поэтому, по мнению Хатажукова, обучение этим языкам должно быть обязательным.

Следует отметить, что снижение количества носителей региональных языков наблюдалось даже в условиях обязательности их изучения. Можно только представить, как ухудшится ситуация, если государственные языки республик Северного Кавказа перейдут в разряд необязательных предметов.

Нестандартная ситуация

В начале этого года общественники народов России объявили сбор подписей против уже принятого в 2007 году закона "об исключении национально-регионального компонента" из госстандарта образования. Реализация этого правового акта началась с введенного министерством образования и науки в ноябре 2008 года запрета на государственную аттестацию обучающихся на родных (нерусских) языках. Иначе говоря, таких учеников предписано не допускать к ЕГЭ.

При этом на Северном Кавказе практически нет школ, в которых языком обучения был бы региональный язык. Единственная такая школа недавно открыта в Северной Осетии. Кроме того, родные языки являются языками обучения в начальных классах ряда дагестанских сельских школ. Однако учебных заведений с полным циклом преподавания на региональных языках там нет. Как и нет таких школ в практически моноэтничных Чечне и Ингушетии.

На Северном Кавказе практически нет школ, в которых языком обучения был бы региональный язык

В этих двух республиках региональные языки остаются языками повседневного общения, что создает иллюзию стойкости вайнахских этносов перед угрозой ассимиляции. Но, как считают многие социолингвисты, отсутствие преподавания, визуализации, делопроизводства на родном языке все равно приведет к его качественной деградации.

Именно поэтому национальные активисты выступают против перевода региональных языков в разряд факультативных. В упомянутой выше петиции, в частности, говорится, что "реализация принципа выбора родного языка или введение права на добровольный выбор изучения родного языка приведет языки и культуры нерусских народов страны к катастрофе".

"Это связано с тем, что в условиях обязательности сдачи всеми обучающимися Единого государственного экзамена по русскому языку, а других предметов – только на русском языке, многие родители нерусских национальностей предпочтут заявить родным языком своих детей именно русский или просто отказаться от изучения родного языка, поскольку это позволит увеличить временной объем на изучение их детьми русского языка и других предметов. Как следствие, школьники, продолжающие изучать родные языки, окажутся в ущемленном положении и в отношении русского языка, и общеобразовательной подготовки", – поясняют авторы обращения.

По их мнению, подобное развитие событий окончательно подорвет социальные позиции национальных языков, большинство из которых и так находится в удручающем положении.

Количество носителей родных языков в Дагестане неуклонно сокращается. Фото: Кавказ.Реалии. Все права защищены.Нельзя сказать, что региональные активисты защищают свои языки только путем критики властей. Например, адыгские энтузиасты (кабардинцы, черкесы и адыгейцы) создали свой информационный портал CircassiaTV, где показывают разные видеоматериалы на родном языке.

Фонд развития карачаево-балкарской молодежи "Эльбрусоид" переводит и озвучивает популярные мультфильмы и художественные фильмы. Кроме того, молодые программисты создают игры для изучения карачаево-балкарского языка в виде приложений для гаджетов.

Активисты московской кумыкской организации Qumuqlar перевели интерфейс "ВКонтакте". Теперь каждый желающий при входе в социальную сеть может переключить язык на кумыкский. Причем для этих целей была адаптирована латиница и интерфейс перевели именно на этом алфавите.

Аналогичные переводы в этой социальной сети были сделаны и на другие языки. Есть адыгейская, кабардино-черкесская версии, осетинская, лезгинская. Ингушская, аварская, лакская находятся на стадии перевода.

Некоторые кавказские языки потеряли свои позиции в соцсети из-за редкого обновления, ведь интерфейс "ВКонтакте" каждый месяц обогащается новыми словами, а переводчикам на региональные языки постоянно приходится переводить новые слова, чтобы версия на региональном языке была такой же полной, как русская или английская.

Государственный подход

Если же говорить о вкладе государства в дело популяризации национальных культур, то складывается впечатление, что власти, напротив, стремятся поскорее избавиться от региональных языков как от потенциальных факторов риска. Однако именно ограничительные меры стимулируют очередную волну этнической мобилизации. В этом смысле язык является чем-то новым для Северного Кавказа. До сих пор триггером этнической мобилизации становились ресурсы, например, земля или распределение мест в правительстве, парламенте и пр.

Так что хотя бы ради сохранения стабильности государству следовало бы пересмотреть свою языковую политику. Совершенно очевидно, что в селениях, где региональные языки пока еще являются первыми языками для населения, и в городах, где часто знание регионального языка хромает, преподавать их нужно по-разному и по-разным учебникам. Образовательная система должна учитывать такие особенности. Национальные активисты также считают, что необходимо усилить присутствие языков в региональных медиа.

В языковой политике российские власти руководствуются двойными стандартами

При этом государство даже не готовит дипломированных переводчиков по кавказским языкам, хотя часто в них бывает потребность – например, когда нужен переводчик в суде или для проведения следственных мероприятий в отношении лиц, которые желают, чтобы с ними общались на родном языке. Но пока этим языкам обучают в вузах только филологов и журналистов.

В языковой политике российские власти руководствуются двойными стандартами. С одной стороны, принимаются законы, которые демотивируют людей и создают условия, при которых учить региональные языки становится невыгодно. С другой – в Москве критикуют соседние страны за такие же меры в отношении русского меньшинства.

Например, решение о постепенном переводе русских школ в Латвии на латышский в Госдуме назвали языковым геноцидом. Это заявление прозвучало на фоне той самой законодательной инициативы о добровольности изучения региональных языков. Такое лицемерие вызывает недовольство общественности.

Неожиданно для всех активисты Северного Кавказа, Поволжья, Урала и других регионов страны начинают солидаризироваться в публичном дискурсе. Упомянутые выше обращения в адрес федеральных властей кажутся последним шагом перед переходом конфликта в фазу уличных протестов. В Татарстане десяток заявок на проведение митингов в защиту татарского языка власти не одобрили. Однако запретить уличные протесты в кавказских республиках Москве будет значительно сложнее.

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.