Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Даже не пытайтесь: пытки в российских тюрьмах остаются безнаказанными

Российские суды продолжают пособничать сотрудникам ФСИН, обвиняемых в пытках и убийствах заключенных. English

Российская независимая газета опубликовала видеозапись о том, как в июне 2017 года жестоко пытали Евгения Макарова, заключенного в ярославской колонии № 1. Источник: "Новая газета".О том, что в тюрьмах России пытают, знают, кажется, все – включая международные организации по правам человека и ООН. Все пишут об этом в своих отчетах, но, кажется, что предпринять что-то конкретное для того, чтобы проблему решить, никто не может.

В 2010 году на скамье подсудимых оказалось несколько сотрудников исправительной колонии № 1 города Копейска, включая начальника пенитенциарного главка Владимира Жидкова – они предстали перед судом за то, что забили до смерти четверых заключенных, предприняв впоследствии инсценировку бунта с их стороны. По приказу руководства Челябинского ФСИН в колонии были уничтожены следы убийства, сотрудники исправительного учреждения разорвали свою форменную одежду, нарисовали, словно в кино, себе телесные повреждения, сфотографировали, запротоколировали, сделали "липовые" справки о нанесенных им побоев. Подложные документы о "бунте в колонии" были отправлены руководству ФСИН России в Москву.

Спустя три года, в 2012 году за вымогательство был осужден начальник другой исправительной колонии № 6 того же города Копейска Челябинской области – Денис Механов, о преступлении которого мир узнал после того, как заключенные устроили акцию протеста по поводу пыток и бесчеловечного отношения. Впоследствии их осудили на длительные сроки заключения за мирное выступление, а начальника колонии амнистировали.

21 декабря 2015: сотрудники тюрьмы в Челябинской колонии № 2 принимают Султана Исраилова в карцер. Источник: ADV-TV.И вот на прошлой неделе Россию снова всколыхнула новость о пытках в ярославской колонии № 1. А сразу после этого Металлургический районный суд города Челябинска засекретил другое уголовное дело – об избиении и убийстве сотрудниками ФСИН заключенного чеченца Султана Исраилова, произошедшее в 2015 году. Тогда около 500 арестантов отказались от еды, требуя расследовать его смерть.

Правозащитники и юристы полагают, что таким образом сложившаяся десятилетиями пыточная система пытается защититься от осуждения общества и цивилизованного мира, и бьют тревогу, что подсудимые сотрудники ФСИН снова уйдут от ответственности.

Повесился сам … и так три раза

В июле 2017 года Следственный комитет России завершил расследование громкого уголовного дела о превышении полномочий сотрудниками челябинской исправительной колонии № 2. Согласно обвинению, оперативные работники Владимир Малинин, Александр Донцов и Виктор Подкорытов 21 декабря 2015 года в помещении штрафного изолятора избили заключенного Султана Исраилова и имитировали его самоубийство, оставив медленно умирать с затянутым на шее шарфом. Этих сотрудников обвинили по части 3 статьи 286 Уголовного кодекса России (превышение должностных полномочий с применением насилия), которая предусматривает лишение свободы сроком до 10 лет.

По данному уголовному делу потерпевшим проходит еще один заключенный – Андрей Черников, которого так же избили оперативные работники этой же колонии – Александр Донцов, Виктор Подкорытов и Виктор Завиялов. Считается, что именно за него и заступился убитый Султан Исраилов. Как говорится в деле, сотрудники ИК-2 избили закованного в наручники Исраилова резиновой палкой, после чего привязали к высоко расположенной решетке окна шарф, зафиксировав другой его конец на его шее.

Анзор Мамаев. Фото предоставлено автором.Свидетелем по делу стал заключенный Анзор Мамаев, переведенный после этого в карельскую ИК-7, где он вместе с Ильдаром Дадиным сообщил о пытках. Впоследствии же свидетель, которого рьяно защищали российские правозащитники, попросил их не помогать ему больше: мол, у него все нормально, и он сам может постоять за себя.

– Этого свидетеля защищали абсолютно все – правозащитники, Уполномоченный по правам человека в России, члены президентского Совета по правам человека и даже власти Чечни, – рассказывает челябинская правозащитница Валерия Приходкина. – Однако впоследствии он снялся в заказном фильме российской телекомпании НТВ и заявил, что не желал, чтобы его защищали. Насколько я знаю, от показаний своих по уголовному делу он не отказывался, но официально он и свидетелем обвинения признан не был. Будет ли он допрошен стороной защиты – неизвестно, время покажет, суд же засекретили.

Еще одним свидетелем обвинения был сотрудник колонии № 2 Владимир Зорин, у которого обвиняемые оперативники и взяли в тот злополучный день резиновую палку, чтобы избивать заключенных. Сразу после того, как Зорин дал следствию нужные показания его нашли повешенным.

– Он (Зорин) давал показания на двоих "оперов", что они действительно туда зашли, – комментировал адвокат Андрей Лепехин порталу "Медиазона". – Завели его (Исраилова) втроем, он (Зорин) вышел, а там два "опера" остались. Что они там делали, не знает, а потом нашли тело.

Всех арестованных по делу об убийстве Султана Исраилова и избиению Андрея Черникова в 2017 году выпустили из следственного изолятора под подписку о невыезде, сейчас они ходят в суд самостоятельно и сидят в коридоре вместе с представителями потерпевших.

– Вы бы видели, как они себя нагло ведут, – рассказывает экс-заключенный той же колонии Дмитрий Громовой, посещавший судебные заседания как слушатель. – Они смеются нам в лицо, будто знают, что их оправдают.

lead Султан Исраилов.Сразу после освобождения из мест лишения свободы Дмитрий решил помочь потерпевшему Андрею Черникову и стать его представителем, однако суд его не допустил к участию в слушаниях, ссылаясь на то, что он не профессиональный защитник. Тем временем, уголовно-процессуальный закон Российской Федерации не указывает на такие основания для отказа в допуске представителя. А на следующий день после отказа судебный процесс и вовсе был закрыт от глаз журналистов и слушателей.

– 23 июля 2018 года адвокат одного из обвиняемых оперативников заявил ходатайство о том, что из-за резонанса в соцсетях дело следует закрыть от посторонних глаз, – рассказывает адвокат потерпевшего Алла Дунаева. – Кажется, что судья Сиротин сам взял на себя функцию защитника обвиняемых, хотя должен быть беспристрастным. Он мотивировал секретность дела тем, что обвиняемым и их семьям может угрожать опасность в связи с тем, что процесс активно обсуждают в сети Интернет.

Закрыть рот обществу

На данный момент в зал судебного заседания Металлургического районного суда города Челябинска не допускается даже пресса. Член Совета по правам человека Чечни Хеда Саратова принятым решением о закрытии судебного процесса от посторонних глаз тоже недовольна.

– Когда это страшное преступление было совершено, я лично поехала на прием к заместителю директора ФСИН России Анатолию Рудому, который заверил, что виновные понесут наказание, что расследование будет тщательным. Однако сейчас мы видим, что они на свободе, ходят своими ногами в суд, тогда как Султан Исраилов, которого жестоко пытали, мертв. У нас в следственных изоляторах годами содержатся даже те, кто обвиняется в простом хулиганстве, а тут люди, обвиняемые в превышении должностных полномочий с применением насилия – всего лишь под подпиской о невыезде… И вот эта непонятная засекреченность также волнует. Но все должны понять, что мы не позволим дело замять. Конечно, будем бить во все колокола.

На сегодняшний день, огласка пыток в российских тюрьмах – даже международная – увы, не приносит должного результата

На сегодняшний день, огласка пыток в российских тюрьмах – даже международная – увы, не приносит должного результата. 25 июля в Женеве Россия снова отчиталась о выполнении международных обязательств по Конвенции против пыток. В Комитете против пыток ООН заявили, что российская делегация ответила не на все вопросы комитета и использует некачественную статистику о количестве нарушений. В комитете также обратили внимание, что пытки до сих пор широко практикуются в российских пенитенциарных учреждениях, а активность по привлечению виновных к ответственности невелика.

Борьба с пытками во многом упирается в непрозрачность судебных процессов. Тенденция произвольного "закрытия" судебных заседаний может привести не только к тому, что виновные уйдут от ответственности, но и к еще более угрожающим последствиям – любой служитель закона чувствует себя уютнее без слушателей и диктофонов, ведь так куда проще пробубнить избитую мантру о "законности и обоснованности", – считают в правозащитной организации "Агора". А многие другие представители правозащитной общественности сходятся во мнении, что мафию в погонах и судейской мантии в России уже не победить.

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.