Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

О пользе проповеди птицам

Прямая линия с президентом может стать способом выразить солидарность с российскими политзаключенными.

Члены Гражданского Форума ЕС-Россия выступают в поддержку Оюба Титиева. 17 мая 2018, София, Болгария. Фото предоставлено секретариатом Форума. Олег Сенцов голодает уже 22 дня. Ещe голодают Александр Кольченко, Станислав Зимовец, Александр Шумков и Мария Кожеватова. Владимир Балух голодает 80 день. Журналист Шура Буртин и мультипликатор Евгений Казаков объявили голодовку в поддержку Сенцова.

Оюба Титиева продолжают держать в тюрьме и, похоже, будут шантажировать племянником, которого тоже "взяли с наркотиками".

Если прислушаться, то можно услышать как на Западе медленно растeт озабоченность ситуацией в России (шутка, увы, не моя). "Домашняя" общественность тем временем мечется в понятном диапазоне – от обращений к голодающим с просьбой поберечь себя до одиночных пикетов или нового витка внутренней эмиграции. Кампания в защиту Титиева, помните, началась с петиции, обращенной лично к Путину: окоротите, пожалуйста, Рамзана Ахматовича (очень вольный пересказ; настоящий текст петиции здесь). И многие еe подписать не смогли именно по этой причине – противно просить, противно писать "уважаемый", противно вообще вступать в разговоры с людоедами.

На генеральной ассамблее Гражданского Форума "ЕС-Россия" в этом году говорили и о Титиеве, и о Сенцове. Российские и европейские правозащитники пришли к стенам российского посольства в Софии многонациональной толпой: стояли в майках SaveOyub и с плакатами, переглядывались с болгарской жандармерией. Последовательно чувствовала в эти часы: сначала радость узнавания – аж два автозака для нас прислали по просьбе, видимо, посольства. Затем – ощущение бесполезности любых публичных действий и, наконец, сомнение в эффективности действий непубличных. И всe же. Вот мы. Фотографируемся в майках и держим на аватарке в фэйсбуке #theyarestillthere. Пусть это кажется мелко, особенно на фоне того, что даже на пикет из двадцати человек, даже в Болгарии – десять полицейских и жандармов (очень героически звучит, но по-моему в Болгарии жандарм это что-то типа ппсника), и никому дела нет до всех этих заключeнных, за которых голодает Сенцов. И до Титиева тоже дела нет.

"Им" удобнее, когда мы молчим. Любая, пусть маленькая, для очистки совести, солидарность лучше еe отсутствия

Из дошкольных недр памяти всплывают толстовские лягушки в крынке сметаны. Стоит ли трепыхаться? Я всe ещe (возможно, по наивности своей) считаю, что стоит. "Им" удобнее, когда мы молчим. Любая, пусть маленькая, для очистки совести, солидарность лучше еe отсутствия. А трепыхаться можно, например, таким образом.

7 июня наш законно избранный президент желает говорить с народом. Типа: "Народ, как дела? – Ой да нормально, Владимвладимыч, можно мы удои повысим?" И дальше вот это вот всe о применении гигантских человекоподобных роботов для охраны наших границ.

Давно понятно, что народ будет специально отобран, выдрессирован и задаст все необходимые вопросы. Даже если в эфир попадут какие-то неудобные (как не раз уже бывало), мы в лучшем случае услышим в ответ что-нибудь про самый гуманный суд в мире и "там разберутся". И всe же. Кто-то вынужден будет читать вопросы реальные. Разбираться, отсеивать искать в этой груде обиженных старушек и скучающих школьников какие-то приятные – про удои и "почему вы такой красивый", а потом всe же составлять докладную записку – столько-то вопросов про посевную, пять – с мягкой критикой коррупции на региональном уровне, шестьсот про собянина. Понятно, что отфильтруют и не по разу, но понятно и другое: даже такая искореженная прямая линия – это попытка собрать обратную связь. Обратную связь наше государство собирает причудливо, митингов – откровенно боится (даже если они проходят в Болгарии), к обратной связи через выборы – не приучено, но всe же хочет социальных поглаживаний и выглядеть (хотя бы в собственных глазах) молодцом. И откуда им, тугоухим, будет узнать про нас, горемычных? Про наши мусорные свалки и неизвестно где погибающих солдат, про разрушаемые наши города и наших же политзаключенных.

Времени немного, 7 июня в полдень начинается наш цирк, но смысл есть – это тоже элемент шума и, прости господи, давления. Да и что нам остаeтся делать? А делать можно вот что: свидетельствовать и формулировать – вопросы к окружающему миру, к себе и, наконец, к недоговороспособным участникам процесса. Чисто в образовательных целях.

Олег Сенцов. Фото CC BY-SA 4.0: Antonymon / Wikipedia. Некоторые права защищены.Участники #SaveOyub собрали три варианта готовых вопросов для копирования, чтобы в администрации президента (или кто там за прямую линию отвечает) почитали о Титиеве и Сенцове, ну и хотя бы почувствовали себя неуютно.

Итак, можно формулировать свои вопросы, можно копировать варианты из приведенных ниже или изменять их по собственному усмотрению.

Вариант первый – относительно дипломатичный:

"Дорогой ВВ (проклятый тиран, земляной червяк etc, нужное вписать)!

Надеюсь, вы знаете о преследованиях правозащитников на Северном Кавказе: нападения на офисы Комитета против пыток среди бела дня в Грозном, нападение на сотрудников Комитета и журналистов, которых они везли в Чечню, поджог офиса "Мемориала" в Назрани, поджог машины и нападение на главу представительства "Мемориала" в Дагестане. Все эти преступления не расследованы и остаются безнаказанными. Следы всех этих преступлений ведут во властные органы Чеченской республики, желающие выдавить правозащитные организации не только из Чечни, но и близлежащих регионов. Не создает ли это угрозу, Владимир Владимирович, соблюдения гарантированных Конституцией прав человека в регионе?

Олег Сенцов голодает уже больше трeх недель. К нему присоединяются другие политические заключенные и свободные люди. Почему мы не видим никакой реакции властей на такие крайние меры со стороны пусть малой, но части общества? Неужели такая ситуация – голодовок в тюрьме и на воле – является для России 21 века обыденной и нормальной?"

Вариант второй – чуть менее дипломатичный, но зато короткий:

"Не кажется ли Вам, что давно и прочно укоренившееся в Чеченской Республике пренебрежение гарантированными Конституцией правами человека расползается по всему региону Северного Кавказа и составляет угрозу правовой системе Российской Федерации в целом?"

Вариант третий – общий:

"Почему дела Сенцова и Титиева до сих пор не обсуждаются на высшем уровне публично и открыто? Это стыдно – игнорировать беззащитных, предоставляя слово только обвинителям, как вы намерены изменить эту ситуацию?"

И бонус – совсем короткий, для смс, эти вопросы можно задать только по отдельности, размер смс – 70 знаков.

"Что вы делаете для того чтобы политзаключенный Сенцов не умер в тюрьме?"

"В Чечне судят Оюба Титиева. Это из-за того, что он из "Мемориала"?"

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.