Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Как найти "лидера анархистов"

Анархист Святослав Речкалов в марте подвергся пыткам со стороны полиции. Они проходили по ставшему уже обыденным сценарию: электрошокер, избиения, угрозы. На аналогичные действия силовиков жаловались и фигуранты дела "Сети". English

Полицейская машина, которая забрала Елену Горбан. Позже – задержавшую отпустили. Источник: Максим Папков / OVD-Info.14 марта около шести-семи часов утра в мою квартиру ворвался вооруженный спецназ. Проснулся я от страшного грохота – кто-то выламывал дверь. Уже примерно через минуту дверь была выбита, а меня укладывали лицом в пол вооруженные до зубов и бронированные с пяток до макушки спецназовцы. После в квартиру зашли оперативники центра "Э", которые назвали меня "лидером анархистов" и обвинили в том, что я организую анархистское движение и акции в Москве и России.

Поводом для обыска стала акция анархистов против "Единой России", прошедшая в конце января. В ходе акции было разбито окно офиса партии, а в сам офис закинули дымовую шашку. К этой акции я не имел никакого отношения, что отмечено и в материалах дела. В них утверждается, что моя вина состоит в том, что я опубликовал видео с акции в паблике "Народная Самооборона" и тем самым "вступил в преступный сговор" с участниками акции. На деле я не публиковал никаких видео и о самой акции узнал из СМИ, но этого подозрения хватило для настоящего штурма со спецназом.

Оперативники центра "Э" пытались убедить меня, чтобы я либо брал на себя организацию анархистского движения, либо "сдавал всех". После моего отказа спецназ связал мне руки за спиной стяжками, завязал глаза черным скотчем и усадил в багажник минифургона, в котором меня возили некоторое время по городу. Спустя пару часов езды и пересаживаний из минифургона в полицейскую "газель" меня вернули в минифургон, надели мешок на голову, сковали руки за спиной наручниками и пытали электрошокером.

В ходе пыток мне задавали различные вопросы об анархическом движении и требовали, чтобы я на допросе назвал себя лидером движения "Народная Самооборона" и организатором всех акций и кампаний анархистов, которые проходили в стране в последнее время. Также от меня требовали назвать других людей, которых можно было бы привлечь в качестве участников анархистского сообщества "Народная Самооборона". В конце концов под пытками я согласился оговорить себя – в том плане, что я якобы действительно координирую региональные группы анархистов, но делаю это посредством интернета, социальных сетей и мессенджеров, а потому никого
конкретного назвать не могу.

От меня потребовали дать эти показания у следователя. В противном случае мне угрожали продолжением пыток, их ужесточением, приобщением к делу "Сети" и созданием невыносимых условий в СИЗО и ИВС.

Первоначально, находясь под впечатлением от пыток, у следователя я дал показания, что организовал движение "Народная Самооборона" для борьбы с квартирными рейдерами и недобросовестными работодателями и являюсь одним из администраторов этого сообщества, но никакого видео не публиковал, так как меня интересует исключительно тематика борьбы с бандитами и мошенниками. Однако когда оперативники центра "Э" в присутствии следователя начали угрожать мне продолжением пыток, требуя оговаривать других людей и называть их активными участниками движения, я отказался от каких-либо показаний. На мое сообщение о пытках и требование вызвать адвоката следователь не отреагировала должным образом.

Святослав Речкалов. Источник: Project 117. После выхода из ИВС, в котором меня продержали два дня после допроса, никаких контактов с полицией и ФСБ я не имел, хотя меня оставили в качестве подозреваемого по делу об акции у офиса "Единой России". Я не думаю, что к моим пыткам и делу вообще причастны ФСБ. Я читал, как ФСБ пытала анархистов в Пензе, Петербурге и Челябинске и как мне показалось, это было куда более жестоко чем то, что пережил я.

Хотя в моем случае были созданы аналогичные "питерским" условия – минифургон, мешок на голове, наручники и шокер – я думаю, это было сделано скорее для запугивания и психологического давления. Когда анархистов зверски пытают по сфабрикованному делу, об этом пишут все свободные СМИ и тебя помещают в аналогичные условия и начинают пытать, угрожая делом "Сети" – так оказывают психологическое давление. Хотя было достаточно больно, но ФСБ, думаю, действует совершенно иначе, более жестоко.

Скорее, до центра "Э" дошло, что в условиях массовых пыток анархистов со стороны ФСБ и фабрикации "террористических" дел это можно использовать и в обычных, менее резонансных политических делах – косплея ФСБ, создавая аналогичные условия и угрожая этим делом. Когда ФСБ пытает анархистов, все про это знают, и ФСБ за это ничего не случается – это своеобразный сигнал и для других силовых ведомств.

Хотя было достаточно больно, но ФСБ, думаю, действует совершенно иначе, более жестоко

Таким образом, дело "Сети" превратилось уже в прецедент, который можно использовать для борьбы с анархистами любым силовым органам – можно шантажировать приобщением к этому делу и копировать тактику ФСБ вплоть до мельчайших деталей.

В течение последнего года в России активизировалось анархистское движение, проходят сотни акций в десятках городов. Все это публикуется на медиа-ресурсах движения "Народная Самооборона". Рост активности в основном пришелся на февраль-март, когда анархисты проводили кампании против репрессий по делу "Сети" и президентских выборов. В феврале было много громких акций – в Челябинске местные анархисты "атаковали" управление ФСБ с баннером и дымовой шашкой. В центре Москвы под окнами ФСБ состоялась несанкционированная демонстрация анархистов. Множество других акций, в том числе разгром офиса "Единой России". И "эшников" начинают трясти – мол, выборы не за горами, все должно быть спокойно. Надо разобраться. Ну, и разобрались. Им надо отчитаться перед начальством: вот, произвели обыски, аресты, задержан "лидер анархистов", нейтрализована опасная сеть, выборы в безопасности. Есть какие-то отчеты об успехах, начальство видит, что сотрудники не сидят без дела и рапортует наверх, что соответствующие меры накануне выборов проведены.

Думаю, логика была такой. Почему лидером попытались назначить меня – это лучше спрашивать у самих "эшников". Возможно, схватили первого попавшегося. Возможно, сыграла роль деятельность, которой я занимаюсь – борьба с бандитами, рейдерами, мошенниками. Здесь полной анонимности не выйдет, нужно встречаться с пострадавшими, иногда с журналистами или полицией, которую вызывают бандиты (мы сами принципиально никогда полицию не вызывали). Нужно звать большое количество людей на такие мероприятия, и даже если ты не публичное лицо, то тебя видят и знают многие люди, а со стороны все может выглядеть так, будто ты действительно какой-то анархистский лидер. Вот здесь, ты же позвал много людей куда-то и они пошли? Значит, организатор. Наконец, накануне обыска информацию обо мне как о "лидере Народной Самообороны" распространили в интернете представители одного враждебного анархизму течения. Я не знаю, с какой целью это было сделано, возможно, по глупости, или, быть может, как предлог для приобщения к делу такой информации. "Эшники" же тоже не могут из головы взять, что вот этот – лидер. Им нужно что–то приобщить к делу. А тут информация в публичном доступе. Пишешь "по информации с такого-то ресурса, Речкалов может быть лидером анархистов и организовывать экстремистскую деятельность", приобщаешь к делу, и "проверяешь" информацию.

Но все это предположения. Наверняка только в центре "Э" знают, по каким критериям назначаются "лидеры анархистов". Но в целом, в ходе всей этой ситуации, мне стала очевидной некомпетентность сотрудников центра "Э". Думаю, они просто хватали кого попало. Ну, или в интернете увидели.

Обвинение мне оставили по вандализму, но очевидно, что меня к этой акции никоим образом привлечь невозможно. Скорее, это обвинение против меня будут использовать как "крючок", чтобы держать меня на виду, пока не состряпают новое дело. Мне прямо дали понять, что будут пытаться делать из меня, если повезет, организатора, а если нет – то хотя бы вдохновителя, который писал пропагандистские анархистские тексты в интернете, и люди под их влиянием проводили какие-то акции.

Почему пытали только меня из задержанных активистов? У органов к анархистам особое отношение, в частности в контексте дела "Сети". И если они правда считали меня "лидером", то это вполне объясняет пытки. Если же они просто схватили первого попавшегося человека, то здесь еще более очевидно – без пыток ни один здравомыслящий человек себя "лидером анархистов" не признает. Кроме того, я вообще не уверен, что я единственный человек, которого пытали. В СМИ была информация о целом ряде задержаний анархистов в тот день. При этом о большинстве из них более никакой информации не было – только то, что остальных отпустили, а меня нет. И в моем случае информация о пытках появилась лишь тогда, когда я сумел сообщить об этом близким людям и они подняли шумиху в СМИ. Если бы я этого не сделал, возможно и о моих пытках бы никто не узнал. Так что я не стал бы утверждать, пытали ли других задержанных или нет.

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.