Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Среднее преобразование: как живут российские колледжи и техникумы

Российское среднее профессиональное образование в условиях введения системы подушевого финансирования переживает не лучшие времена. 

Апрель 2016: участники Регионального чемпионата "Молодые профессионалы" в компетенции "Облицовка плиткой" по стандартам WorldSkills Russia в Краснодарском крае. (c) Виталий Тимкив / РИА Новости. Все права защищены.Ежегодно в России на протяжении четырех лет в разных крупных городах собираются молодые строители, фрезеровщики, плотники, столяры, а также флористы, косметологи, повара и другие специалисты рабочих профессий — все они учатся в колледжах, лицеях и техникумах. Так проходит конкурс WorldSkills Russia, который призван поднять престиж среднего профессионального образования (СПО). По итогам победители отправляются на одноименный международный конкурс, где соревнуются со студентами из других стран.

“Рекламировать рабочие специальности — это неплохая практика”, — говорит заведующий лабораторией Института социологии образования РАН Сергей Ениколопов. “Но вряд ли это поможет вернуть былой статус — престиж среднего профессионального образования в России за последние 20 лет безнадёжно упал. Есть большой разрыв между статусом и реальностью, ведь статус – это то, как высоко это образование ценится в общественном мнении. Но когда система теряет этот статус, даже вливания денег будет недостаточно. Здесь нужно работать по-другому: показывать, что профессия действительно нужна. А кто сейчас с криком “я хочу” откликается на призыв стать фрезеровщиком, токарем, медсестрой? Да никто! В массе своей рабочие специальности не востребованы”. 

Согласно отчету Высшей школы экономики, интерес к среднему профессиональному образованию действительно снижается, и существенно: в 2000 году на 10000 человек приходилось 115 студентов, а в 2013 году — всего 50 студентов, которые обучались по программам подготовки служащих. Студентов, обучающихся на специалистов среднего звена, тоже становится меньше: 161 человек в 2000 году и 144 в 2015 году. Подготовка специалистов осуществляется в колледжах, лицеях, техникумах и профессионально-технических училищах (ПТУ), при этом за последние десять лет система перетерпела значительные изменения — и не все из них в лучшую сторону.

Потеря престижа

Российская система среднего профессионального образования в целом наследует некоторые принципы советской. Она представлена двумя типами учебных заведений. Во-первых, это так называемая подготовка квалифицированных рабочих и служащих (обучение 2,5 года), которая до 2013 года называлась начальным профессиональным образованием, и, во-вторых, подготовка специалистов среднего звена – или среднее профессиональное образование (обучение от 3 года 10 месяцев).

Три года назад по новому закону об образовании систему начальной подготовки была решено объединить со средней. Раньше начальную ступень обеспечивали ПТУ, в которых в основном готовили слесарей, плотников, поваров и медсестер, при этом многие учебные заведения были открыты еще в дореволюционное время.

В советское время статус этих учебных учреждений тоже был не самым высоким, однако были такие училища, которые мечтали окончить все

Среднее профессионального образование давали в техникумах  — там готовили будущих бригадиров и мастеров, которые могли руководить командами рабочих. Сюда же входили училища, где готовили людей творческих профессий — музыкантов, актеров, художников. 

По словам Ениколопова, в советское время статус этих учебных учреждений тоже был не самым высоким, однако были такие училища, которые мечтали окончить все. “Тот же краснодеревщик понимал, что он индивидуален и становится дорогим мастером. Многие техникумы имели достаточно высокий статус, после их окончания человек приходил на работу, и его отрывали с руками. А потом началось — все эти слияния, расхождения в названии и миссии. Поэтому и разговаривать о статусе сейчас очень трудно”. 

ПТУ и техникумы стали существенно терять репутацию в 90-е. CC BY-SA 2.0 kyonsasha / Flickr. Некоторые права защищены.ПТУ и техникумы стали существенно терять репутацию в 90-е, когда стали закрываться производства, и денег на качественную подготовку рабочих не стало. Вскоре они и вовсе стали чем-то вроде ругательства, поэтому в 2000-х пошла волна на переименование ПТУ в колледжи. Затем в рамках реформирования их решили объединять с более сильными учреждениями — такое же решение настигло школы и университеты. По словам Ольги Дружининой, преподавателя в Колледже архитектуры и менеджмента в строительстве № 17, объединение колледжей и техникумов в одну систему только прибавило путаницы. 

“Я заканчивала техникум, который первый в Советском Союзе выпускал архитекторов, и какое-то время он был единственным. Там были свои ударные специальности, своя история. Теперь этот техникум называется Колледж №17. Как только он стал так называться, как только его слили с другими учреждениями, более слабыми, никакой репутации за ним не осталось – ее надо было заработать и доказать, что он не хуже. Колледж потратил на это какое-то время, но если будут новые слияния, нужно будет заново заявлять себя. И от того, что новый колледж сольют со старым – где были эти традиции и сильный педагогический коллектив – лучше все равно не станет”, — считает Дружинина. 

Трамплин для работы 

После объединения набор специальностей в российских колледжах стал предельно разнообразен – в одном образовательном учреждении могут готовить и архитекторов, и автослесарей. С одной стороны, в крупных городах это продиктовано задачей покрыть все возможные специальности, чтобы студентам не пришлось перемещаться из района в район. С другой, такой подход диктуется рыночными запросами и проблемой с финансированием – поэтому задача укомплектовать по-максимуму скорее имеет экономическую природу. 

На занятиях в подольском профессиональном училище №27, которое организовано при машиностроительном заводе имени Серго Орджоникидзе. (с) Алексей Никольский / РИА Новости. Все права защищены.Более того, в московских колледжах на бюджетных местах больше не могут учиться иногородние студенты — их принимают только на платное отделение, поэтому для многих родителей абитуриентов из Подмосковья встаёт вопрос — а стоит ли оно того? Ведь зачастую плата за обучение в колледже может быть выше, чем в университете. Например, год обучения в Международном колледже искусств и коммуникаций ИГУМО обойдется в 140 тыс. рублей, в Колледже декоративно-прикладного искусства имени Карла Фаберже – 126 тысяч. 

Поэтому далеко не последнюю роль в сегодняшнем статусе техникумов и лицеев играет дальнейшая трудоустроенность выпускников. Но проблема в том, что отследить их карьерный путь практически невозможно — устройство на работу выведено из системы образования и считается обязанностью самих учащихся. Некоторые учреждения могут делать исключения в рамках социальной политики муниципалитетов, тогда они договариваются с предприятиями и помогают с поиском работы.

Даже если колледж не может трудоустроить успешного студента, дирекция старается хотя бы отправить его на практику или стажировку

По словам Ениколопова, здесь есть свои плюсы и минусы: “В советское время процент выпускников, который работал именно по своей специальности после окончания техникумов, достигал практически 98%, то есть сколько заканчивало, столько и поступало на работу. Некоторые уходили учиться дальше, в вуз. Тогда, правда, была уже другая проблема, административная — борьба с тунеядством, и поэтому все работали. Но сейчас это предельно свободная вещь, поэтому, если я хочу отдать своего ребёнка в колледж или техникум, я должен знать, что выпускники этих заведений трудоустраиваются хорошо, что их берут согласно специальности. Массу усилий нужно потратить на то, чтобы объяснить людям, что это важные профессии”. 

Дружинина поясняет, что даже если колледж не может трудоустроить успешного студента, дирекция старается хотя бы отправить его на практику или стажировку: “Где они на самом деле трудоустраиваются, я не знаю. Раньше устраивались в проектные бюро и институты, шли к девелоперам, но в связи с кризисом им все труднее искать работу. Рынок схлопнулся, а с ним и все, что связано со строительством и проектированием. Поэтому многие все чаще продолжают учёбу в вузе, а иногда и вовсе идут работать в торговые сети. Ведь работу сейчас ищет не только молодёжь, но и люди среднего возраста, а выпускники без опыта не могут конкурировать со специалистами со стажем. Мы всегда настраиваемся готовить их как профессионалов, но как пойдёт после учёбы —  неизвестно”. 

Денежный вопрос 

На неустойчивом положении находятся не только студенты колледжей, но и педагоги.

Зарплата преподавателей в техникумах и лицеях зависит от региона, в том числе от региональных и муниципальных дотационных программ. Согласно порталу trud.com, отслеживающему рынок труда в России, средняя заработная плата в этой специальности по стране – всего лишь 12,5 тысяч рублей. Неплохо получают на Крайнем Севере – в Магаданской области, Камчатском крае, Ненецком автономном округе – около 30 тыс. рублей, как и по Московской области. По Москве хорошим считается заработок в 45-50 тыс. рублей, больше платят лишь педагогам высшей категории со стажем и наличием публикаций. Но если за плечами этого нет, даже в столице зарплата может быть мизерной.

Урезание финансирования напрямую отражается на работе учебного заведения и качестве преподавания – педагоги просто не идут работать за маленькую зарплату

Константин Харитонов по образованию учитель истории, он два года проработал в московском Колледже предпринимательства №11 и получал в месяц 16,5 тыс. рублей – фактически минимальный размер оплаты труда. 

“В первый год работы мне платили стимулирующую премию, были разные выплаты на День учителя, на 23 февраля, а в прошлом году финансирование колледжа сильно сократилось, и с вычетом налогов я стал получать всего 16,5 тысяч. Тут система такая - если преподаватель хочет больше, ему нужно получать баллы. Эти баллы вычисляются за самые разные вещи – наличие категории, наличие кандидатской диссертации, публикаций. Также можно отправлять детей на олимпиады, проводить какие-то мероприятия. Если человек приходит сразу после университета, у него есть надбавка в 10 тысяч, что уже не так плохо. Но дело в том, что при моей зарплате мне приходилось иметь вторую работу, чтобы как-то жить, потому что денег не хватало даже на аренду коммуналки. Я работал на двух работах, и ни на какие олимпиады и публикации времени не хватало”, - говорит Харитонов.

Несмотря на сокращение выплат, преподаватели, по словам учителя истории, отнеслись к этому с пониманием: “В сентябре нам выплатили даже меньше, чем положено по ставке, все возмутились. Но впоследствии приняли это как факт – денег нет, что делать. Но проблема ещё и в том, что педагоги сами не понимают, почему урезают зарплаты. Когда на кафедре обсуждался вопрос финансирования, наличия платных и бюджетных мест, говорилось о том, в будущем может вообще не быть бесплатного образования, и, соответственно, не будет бюджетного финансирования, выделяемого на каждую группу. У нас все очень обрадовались – мол, ну здорово же, у нас будет больше денег, потому что студенты - платники! Но тут ситуация обратная: государство снимает с себя обязательства по бюджетному финансированию, и привлечение студентов полностью ложится на плечи дирекции”.

5 октября: активисты профсоюза "Учитель" провели собрания, чтобы напомнить о многочисленных проблемах. В Санкт-Петербурге в пикете приняло участие около 50 человек. Источник: Профсоюз "Учитель".Урезание финансирования напрямую отражается на работе учебного заведения и качестве преподавания – педагоги просто не идут работать за маленькую зарплату. Так, руководство колледжа регулярно просило Харитонова вести предметы, не соответствующие его специализации. Он преподавал философию, историю отечественной культуры, педагогические основы преподавания творческих дисциплин, хотя сам признается, что в этом ничего не понимает: “У меня педагогическое образование. Творческие дисциплины – совсем не моя специализация. Мне сказали, что нужно все это вести, а вести некому, при этом они сами понимали, что я в этом не разбираюсь”. В итоге Харитонов ушел из колледжа — ему предложили другую работу. 

“У преподавателей техникумов те же самые проблемы, что и учителей школ – говорит Ольга Мирясова, оргсекретарь профсоюза “Учитель”. - Прежде всего они связаны с реформой образования и переходом на так называемое подушевое финансирование. Теперь учреждения получают столько денег, сколько привлекают учеников, и распоряжаются этими деньгами по своему усмотрению. Но проблема в том, что в одном городе буквально два стоящих рядом колледжа могут иметь совершенно разные зарплаты и совершенно разные ситуации с трудовыми правами, ведь очень многое зависит и от руководства самого колледжа”. 

Мирясова поясняет, что зарплаты преподавателей сильно зависят от стимулирующих выплат, и зачастую внутри колледжа возникает очень сильная дифференциация, что, конечно, порождает недовольство: “В профессии педагога всегда спорный вопрос – за что поощрять, потому что формальный критерий ввести достаточно сложно. Если в школе тебе достался слабый класс, там в первый год никто в олимпиаде не выиграет. А ты пять лет с ними занимался, они стали делать первые успехи, а потом их отдали другому учителю – и вот он начинает получать эти стимулирующие выплаты, а тебе снова дают слабый класс. И ты вообще никак на это повлиять не можешь!”

Несмотря на недостатки системы среднего профессионального образования, в колледжи регулярно поступают как девятиклассники, так и выпускники 11 классов

При этом все опрошенные эксперты согласны с тем, что возможностей для отстаивания трудовых прав практически не осталось, и поведение преподавателей очень инертно — каждый борется только за свои часы. 

Харитонов вспоминает, что его работу в колледже контролировала другая учительница, которая хотела получить его пары в следующем году: “Одна преподавательница, притом такого же статуса как я, постоянно подходила к моим студентам, спрашивала, что они со мной проходили, хорошо ли они усвоили материал, правильно ли я преподаю. Начался какой-то нелепый контроль, и это была ее личная инициатива – она рассчитывала сама получить эти часы и даже говорила ученикам, что сделает все, чтобы в следующем году я у них не вел. Да и вообще коллектив не очень хорошо принимает новых людей, в том числе и молодых, потому что часов довольно мало, и все хотят получить больше”.

Кто учится, кто нет 

Несмотря на недостатки системы среднего профессионального образования, в колледжи регулярно поступают как девятиклассники, так и выпускники 11 классов. После девятых классов уходят в том числе и те, кто устал от школы и регулярной подготовки к ЕГЭ — последние два года для многих учащихся становятся каторгой.

По словам преподавательницы архитектуры Дружининой, все стереотипы, касающиеся низкого уровня подготовки абитуриентов, в корне неверны: “Совершенно необязательно, что из школы уходят слабые ученики. Учащихся толкают разные мотивы: кому-то уже надоела школа, и они наконец хотят начать самостоятельную жизнь — в таком случае уходят достаточно сильные ученики, которых школа не может заинтересовать. Выбирают колледж и те, кто хочет получить прикладную специальность и быстрее зарабатывать, раньше войти в экономическую жизнь. Бывает, что из школы кого-то выпроваживают. И поскольку сейчас почти нет никаких вступительных экзаменов, случайные люди, которые пришли не по профилю и не по интересу, конечно, попадаются. Они скорее хотят пересидеть, перекантоваться где-то”.

Харитонов также считает, что уровень студентов очень разный: “На отделении аудиовизуальных технологий, где я преподавал, учились в основном на звукорежиссеров, сценаристов, дизайнеров, при этом большинство — умные интересующиеся ребята. На другом отделении – будущие бухгалтеры, туроператоры и банковские служащие, и уровень их подготовки был ниже любых допустимых стандартов. Никто в группе не имел никакого представления о том, что произошло в 1917 году, что такое Варшавский блок, почему началась Первая мировая война. Для них это была просто пустота, но, конечно, у всех стояли оценки – пятёрки и четвёрки”. 

Учительница русского языка московской школы №734 на условиях анонимности рассказала мне, что многие школьники, поступающие в колледж — это также дети из детских домов: “Из нашей школы немногие  уходят в колледжи, и в основном это дети либо из детского дома, либо дети, которых взяли в семью. Детские дома заинтересованы в том, чтобы воспитанники быстрее получили профессию и начинали работать — их, можно сказать, вынуждают. Остальные дети чаще переходят в более сильные школы при вузах, чтобы готовиться к поступлению в конкретный университет”.

По словам Дружининой, колледж также привлекателен в том числе для детей из малообеспеченных  семей: “Сегодня студенты получают бесплатное питание и стипендию. Для некоторых бедных семей эти социальные гарантии и льготы на проезд – один из главных аргументов “за”, а горячий обед в столовой становится чуть ли не единственным нормальным питанием за день. Я наблюдала студентов, которые приходят в колледж исключительно к обеду”.

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.