Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Кто сеет и жнет на херсонских полях

Херсонские арбузы и помидоры – самый известный в Украине неофициальный бренд. В соседнем с Крымом регионе полевые работы всегда были одним из главных видов занятости. До аннексии трасса на Крым изобиловала точками продаж фермерской продукции.

Фото предоставлено автором. Все права защищены.Сезон полевых работ на Херсонщине – с весны по осень. Проезжая по области в этот период, с дороги можно увидеть, как трудятся на земле люди – сажают, пропалывают и собирают овощи и бахчевые. Однако, их труд, в основном нелегальный, да и сами фермерские хозяйства часто работают "в тени".

– Чуешь, братан, я ходил на поле. И не раз ходил, – говорит 18-летний парень своему другу. Они продают арбузы с машины возле рынка на Чаплынке, поселке в Херсонской области на административной границе с Крымом.

– Люди встают и арбузы перекидывают лентой – работа непыльная, – разъясняет он.

"На арбуз и на дыню" – самый "офигенный", по его словам, заработок. Так можно заработать 600-700 гривен в день "за выработку" – это когда платят за объем проделанной работы.

– Я ездил, потому что молодым негде трудоустроится. Но если каждый день ходить, то тяжело, – признается он. Сейчас, после окончания школы, он планирует учиться дальше и уезжать из Чаплынки – "тут нечего ловить".

"У нас бригада"

В селе все знают, куда приходить, если хочешь поехать поработать на полях. Рано утром автобусы забирают работников на стоянке под местным супермаркетом АТБ. К вечеру сюда же и возвращаются.

Кто-то идет сразу в магазин и выходит с полными пакетами продуктов, купленных на вырученные за день деньги. А кто-то в соседнюю забегаловку – пропивать выручку. Тех, кто работает на полях, заметно сразу – "черный" загар и запачканные землей одежда и обувь.

– Давно уже работаю, – говорит женщина, ей за 50 лет. Сегодня она ездила на прополку, – Когда колхозов не стало, перешла к частникам. 300-400 гривен в день могу зарабатывать.

В припаркованном под АТБ красном микроавтобусе мужчина расставляет лавки и вытряхивает ковры – тут только что ехали рабочие. Лавки вместо сидений – для большей вместительности. Бывает, что в автобусе, рассчитанном на 10 человек, едет 30-40. Если такой автобус остановит полиция, водителю придется заплатить штраф.

Бывает, что в автобусе, рассчитанном на 10 человек, едет 30-40

Развозка рабочих на поля – это семейный бизнес. Жена держит списки рабочих, а он – водитель. Это называется "бригада". Автобус у них появился недавно – до этого нанимали водителя со своим автомобилем.

– Бригада у нас уже 4 года. Сплоченная, – говорит мужчина.

Работа бригадира состоит в том, чтобы найти заказ, собрать людей, привезти, проследить, чтобы работа была сделана качественно, а потом удостовериться, что труд будет оплачен. Хорошие бригады – нарасхват. Они могут диктовать свои условия фермерам.

– Они не могут не заплатить. Нет конечно, не дай бог. Мы уже не один год и мы знаем, к кому мы ездим, – говорит мужчина.

К работникам особых требований нет, только чтобы работали хорошо. Оплата за день работы, "дневка", – от 280 до 350 грн. Говорит, что оформляют договор на сутки с каждым.

– Я тоже сначала пропалывал, работал как и другие в бригаде, – рассказывает мужчина о том, как попал в бизнес. До полевых работ семья держала коров и сдавала молоко государству, но это стало невыгодно.

Фото предоставлено автором. Все права защищены.Семейные подряды – где бригадир жена, а муж водитель – распространены в регионе. Наталья из села Новотягинка – работает в именно такой бригаде. С апреля по сентябрь она выезжает на поля каждый день, кроме воскресенья. Наталья работает так уже 10 лет. Признается, что труд тяжелый – нужно много здоровья.

– Если почасовку платят, то мы работаем час. Десять минут нам дают отдохнуть. Если платят от выработки, то человек не отдыхает – сам на себя же работает. Пообедал быстренько – и бегом, – объясняет Наталья. – Рабовладельчество – сам над собой издеваешься и все. Хочешь деньги иметь – вертись, – добавляет она.

Мы разговариваем с ней под магазином, куда привозят работников с полей маршрутки. Сегодня ей пришлось вернуться ни с чем – заработать не удалось.

– Вызвали, приехали на работу, просидели до часа дня – хозяин откладывал время. Послал на морковку, оттуда – на лук. Нигде ему не подошло. Короче, мы уехали – ни бригадирские не заплатил, ни транспортные. Люди со своего кармана достали и заплатили маршрутку. У него покупатели отказались от товара, а люди пострадали, – рассказывает Наталья.

Однако такие ситуации редко случаются.

– Хорошие арендаторы, в основном, рассчитываются вовремя, хорошо платят, – говорит Наталья.

"Люди бросают огороды"

В Херсонской области существует стереотип, что на полях работают только "кризисные" и "многодетные". Однако среди тех, кто пропалывает грядки и собирает арбузы, много бюджетников и школьников. Для них это возможность дополнительного хорошего заработка. Однако труд такой не афишируют.

– Я ездила в 2015 году, – рассказывает одна из работниц органов сельской администрации. – Тогда зарплата была – голая ставка, нам убрали все надбавки. А это мизерные копейки. Мы брали отпуск тогда. Но на поле я выдержала неделю – заработала денег, привезла немного помидоров домой. Было очень трудно.

Еще одна женщина, библиотекарь в одном из сел, рассказывает:

– Нужны были деньги на выпускной ребенка. Я поехала на поле, на редиску. Потом две недели на клубнике – день в день. Сорвала спину, но деньги заработала. Почти 3 тысячи гривен – четыре года назад это куча денег. Все оплатила.

– Я не стесняюсь ехать на поле, в этом нет ничего страшного, – говорит бухгалтер в другом селе. – Если хорошо работаешь, ты там высокооплачиваемый. У меня двое детей, их нужно учить, ставить на ноги.

Фото предоставлено автором. Все права защищены.Занятость в аграрном секторе – одна из трех основных на рынке труда в Херсонской области. Но в последнее время и тут проблема: дефицит работников. Центр занятости называет две причины – демография и миграция.

– Люди бросают огороды – зарабатывают минимум. Много знакомых в Польшу уезжает, – рассказывает Аня. Ей 28 лет, она живет с мужем в селе Новая Збурьевка. Семья уже 10 лет занимается сельским хозяйством. У них 50 соток, на которых выращивают картошку, баклажаны, перец. Арбузов нет – слишком маленькая площадь.

– Иногда нанимаем рабочую силу. Или же ходим сами к другим на огороды работать. Рабочие идут неохотно – работы мало, пару часов только. Потому часто работают родственники. Так все село живет, – говорит Аня и добавляет, что что после аннексии Крыма и войны на Донбассе заработки упали.

– К нам приезжали закупаться белорусы, россияне, Донецк, Крым. Если раньше на рынок только успевай приехать, все разбирали, то сейчас можно сутки простоять, – объясняет Аня.

"Люди бросают огороды – зарабатывают минимум"

Новых рынков сбыта пока семья найти не может – объем урожая не такой большой, чтобы его было выгодно вывозить за пределы региона. Потому продают как и раньше, на оптовом рынке в Великих Копанях, где покупателей значительно стало меньше.

Сейчас за сезон они зарабатывают 3 тысячи долларов. На эти деньги живут год, из них же вкладывают в следующий сезон. Уже несколько лет не могут купить себе трактор, необходимый, чтобы упростить работу.

Андрей из Каланчака до недавнего времени также занимался выращиванием бахчевых на своем поле. Товар сбывал на трассе в Крым, как и многие в регионе. Теперь дорога пустует. Поле свое он сдал в аренду – под зерно. Сам работает таксистом. Уезжать за границу не собирается: "нас там никто не ждет".

"Слабые будут вылетать с рынка"

90% рынка плодоовощной и бахчевой продукции в Херсонской области работает нелегально. Эту ситуацию думают изменить местные фермеры, которые хотят видеть свой товар на рынках в ЕС. Об этом говорят во время ежегодного фестиваля "Украинский арбуз – сладкое чудо" в Голой Пристани. В маленьком городке с 1969 года работает Институт южного овощеводства и бахчеводства и занимается развитием сельськохозяйственніых культур и повышением производительности труда.

– Последняя пятилетка направлена на создание жаростойких, засухостойких сортов, – говорим с Александром Шаблей, кандидатом экономических наук и замдиректора по научной работе Института. Фестиваль тем временем набирает оборотов – фермерские хозяйства выставили свои прилавки, люди подходят и пробуют продукцию, народные коллективы поют, выстроилась целая очередь возле машины с арбузами из Долматовки. Из беседки с видом на набережную и Днепр анонсируют конкурс на самый большой арбуз, выращенный в этом году фермерами.

90% рынка плодоовощной и бахчевой продукции в Херсонской области работает нелегально

В тени от стенда Института эксперт Шабля объясняет, что несмотря на популярность херсонских арбузов на украинском рынке, в Европе они пока неконкурентоспособны.

– Выращивание арбузов – очень большой объем ручных затрат. Погрузка вручную. Сегодня в Украине нет механизированного собирания арбузов, нет прополки грядок. Отсутствуют сельскохозяйственные машины для отрасли бахчеводства в целом. Вроде бы Украина – аграрная страна. Но в Польше, США, других странах Европы – там этот процесс уже механизирован, – говорит он.

Решают, как быть – вдали от фестивального шума, во время круглого стола. Тут и более крупные фермеры, агрохолдинги, представители властей и эксперты Института овощеводства.

Фото предоставлено автором. Все права защищены.– Нужно найти механизмы стимулирования, вовлечения активных игроков, чтобы была мотивация людей выходить из тени. Сейчас люди не доверяют друг другу, стремятся только к сиюминутной выгоде, но рынок на самом деле жестко меняется. Те, у которых нет запасов, будут вылетать с рынка, банкротиться. Кроме объединения, варианта нет, – говорит Федор Рыбалко, директор "Украинской плодоовощной ассоциации".

Чтобы местный продукт был конкурентоспособным в ЕС, фермеры должны к тому же решить вопросы более дешевой логистики, упаковки, доставки через границу, а также механизации труда.

– Есть потенциал – климат изменяется, жарко, увеличивается в ЕС количество мусульман, а они традиционно потребляют много  бахчи. То есть тренд идет на увеличение потребления арбуза. В то же время растут требования к продукту – он должен быть определенных размеров, – очерчивает перспективы Рыбалко.

С ним согласны другие фермеры – "откусить бы хотя бы 1%" от европейского рынка, было бы уже хорошо".

Летом 2017 фермеры и агрохолдинг Нибулон объединились и затеяли промоакцию. Из Херсонской области в Киев отправили баржу с арбузами. Так как это была первая за 14 лет баржа, за ее ходом наблюдали главные СМИ страны.

– Это была тестовая поставка, чтобы обратить внимание людей на то, что Днепр живет, работает, – говорит один из инициаторов перевозки Александр Синенко из кооператива "Южный союз".

Фото предоставлено автором. Все права защищены.

– Почему в прошлом году отправили только одну баржу с арбузами? Объединились несколько фермерских хозяйств, которые имеют юридический статус, платят налоги. Тот объем арбузов, который у них был, взяла сеть супермаркетов, которая работает только с юридическими лицами. Баржа, которую предоставил агрохолдинг "Нибулон" – тоже работает с юрлицами, – объясняет потом Шабля из Института овощеводства. Инициативу тогда же поддержало USAID. В 2018 году сделали еще одну поставку баржей.

Пока на круглом столе говорили о проблемах в отрасли, на фестивале объявили победителей. Первым стал фермер из Новой Збурьевки Владимир Финочко, который вырастил 25-килограммовый арбуз.

На зимний период полевые работы замирают. Работники либо дожидаются весны дома. Некоторые успевают еще устроиться на овощные склады. Или же встают на биржу труда. Но на постоянную работу – в основном это госсектор, люди не спешат устраиваться. Процедура найма сложная и оплата хуже. "У тебя спина болит, а не голова" – так шутят те, кто предпочитает ездить на поля. В новом сезоне, скорей всего, для таких работников все будет по-прежнему. Если что-то и поменяется для них на Херсонщине, то, скорее, в сторону Польши. "Беги в Польшу!" – призывают местных жителей рекламные щиты, которые выросли как грибы за последние несколько лет. А с июня запустили прямые авиарейсы из Херсона в Люблин.

 

About the author

Татьяна Козак – журналистка. Авторка репортажей на темы конфликтов, возникших в связи с трансформацией постсоветского пространства и новых конфликтов, связанных с кризисом беженцев и ростом национализма в Европе.


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.