Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Украина-Россия: торговля суверенитетом по сходной цене

Пенсионный Фонд Украины, применяя договоры СНГ, фактически признает юрисдикцию Российской Федерации на территории Крыма – и продает своих граждан за копейки. English

Посетительница в отделении пенсионного фонда в Симферополе. Фото: Алексей Мальгавко / РИА Новости. Все права защищены.

В то время как Российская Федерация продолжает военную агрессию на востоке Украины, украинский Пенсионный Фонд ведет оживленную переписку с Пенсионным Фондом РФ. Цель такого интенсивного и коллегиального общения – узнать, не получают ли крымчане, которые обратились за пенсией в Украину, еще и пенсию на оккупированной территории.

Чьи пенсионеры?

После насильственного присоединения Крыма Россией в марте 2014, часть жителей полуострова покинули свои дома и выехали на материковую Украину: одни сразу, другие – спустя какое-то время. Среди выехавших были и пенсионеры. Встал вопрос о выплате пенсий.

Согласно украинскому законодательству, пенсионеры, покинувшие временно оккупированные территории Украины (Донецк, Луганск, АР Крым) и зону боевых действий на Донбассе, имеют право получать пенсии в тех городах и населенных пунктах Украины, куда они переехали и где зарегистрировались. Для внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) из Донбасса пенсионные выплаты Украина возобновила почти сразу, еще в 2015 году. А вот для ВПЛ из Крыма в том же 2015 году Пенсионный Фонд Украины самопроизвольно и вопреки действующему законодательству изменил порядок назначения пенсий.

Так, согласно "правилам", придуманным Пенсионным Фондом Украины, прежде чем принять решение о начислении пенсии при обращении пенсионера-переселенца из Крыма, сотрудники Пенсионного Фонда отправляют официальный запрос в Россию – чтобы выяснить, не получал ли обратившийся пенсионер пенсию в России, когда жил в оккупированном Крыму. В Москве документация детально изучается и затем готовится ответ для Киева. Если выясняется, что пенсию РФ начисляла, то Пенсионный Фонд Украины таким переселенцам отказывает. Кто-то скажет: "Справедливо!". Ведь две пенсии, от России и Украины – это уж слишком. Но такая "справедливость", самовольно установленная украинскими чиновниками, может обернуться для граждан Украины серьезными последствиями. Не говоря уже о том, что такие действия – грубое нарушение прав человека.

Пенсионный Фонд Украины самопроизвольно и вопреки действующему законодательству изменил порядок назначения пенсий

Поскольку отправлять официальные запросы оккупационным властям в Крым запрещено украинским законом – более того, из Украины в Крым не ходит почта – Пенсионный Фонд идет на уловки. Запросы ПФ отправляются в ближайшие Москву, Воронеж и Краснодарский край, а оттуда уже российским Пенсионным Фондом перенаправляются непосредственно в Крым, органам оккупационной власти. Примечательно, что документы о выплатах, на основании которых Пенсионный Фонд Украины отказывает в пенсиях, всегда выданы Пенсионным Фондом в так называемой "Республике Крым". И это при том, что все документы органов оккупационной власти украинским законодательством признаны недействительными. Затем тем же путем документы направляются обратно – то есть из аннексированного Крыма в Москву, а потом – в Украину.

Начислена – не значит выплачена

Пенсионный Фонд Российской Федерации присылает украинской стороне очень размытый ответ: лишь информацию о том, была или не была начислена со стороны РФ пенсия. А поскольку первичную финансовую документацию (то есть квитанции о выплате) Пенсионный Фонд России не предоставляет, то до конца остается неясным, получил или нет в действительности тот или иной крымчанин пенсию от РФ. "Начислить" и "выплатить" – разные вещи.

После так называемого принятия Крыма в состав РФ российской власти нужно было быстро решать вопрос с пенсиями на полуострове. Долго не разбирались – просто начисляли ту же сумму, умножив на два (эквивалент в переводе с украинской гривны на российский рубль). Деньги начислялись, даже если человек выехал из Крыма. Вся абсурдность данной ситуации проявилась и тогда, когда начисления производились мертвым душам. Так, родственники одной покойной крымчанки, дело которой вели юристы Украинского Хельсинского союза по правам человека, обратились в Пенсионный Фонд Украины за выплатой недополученной пенсии за тот период, когда она была еще жива и жила на территории материковой Украины. Оказалось, согласно информации Пенсионного Фонда России, женщине начислялась пенсия еще в течение двух лет, после того как она покинула Крым, и в течение восьми месяцев после ее фактической смерти.

Пенсионный Фонд Украины не ставит под сомнение информацию, полученную от российской стороны

Пенсионный Фонд Украины не ставит под сомнение информацию, полученную от российской стороны – что выглядит, мягко говоря, странно, принимая во внимание тот факт, что Украина и Россия находятся в состоянии фактической войны.

Разглашение персональных данных

Отправляя запрос в Россию, украинский Пенсионный Фонд указывает актуальный адрес проживания переселенца из Крыма в Украине, то есть фактически официально информирует страну-оккупанта о выезде того или иного жителя из Крыма на подконтрольную Украине территорию. Передача данных осуществляется без согласия на то пенсионера, чья персональная информация отсылается в Россию. Зачем это делается – непонятно, поскольку для получения информации от РФ адрес пенсионера на материке не нужен. Указание адреса – грубое вмешательство в частную жизнь гражданина.

Запрос в пенсионный фонд с украинской стороны. Материал предоставлен автором.По словам Анны Рассамахиной, юриста Украинского Хельсинского союза по правам человека, регулярно представляющей интересы крымских переселенцев в украинских судах, на декабрь 2017 в органы власти Российской Федерации украинской стороной были переданы персональные данные 2 700 крымчан – граждан Украины, вместе с сообщением о факте их перемещения и нового адреса проживания. Некоторые из крымских пенсионеров-переселенцев при этом являются воинами АТО. Возникает вопрос: почему персональные данные передаются третьим лицам без согласия и ведома их владельцев? С трудом верится, что Пенсионный Фонд Украины не знает, что таким образом как минимум нарушает Закон "О защите персональных данных". Или это просто халатность?

В течение нескольких лет (с 2015 по июль 2017 года) чиновники делали вид, что в передачи персональной информации переселенцев из Крыма, часть из которых являются воинами АТО, в страну-агрессор нет ничего особенного. Ситуация начала немного меняться лишь после того, как крымский переселенец и воин добровольческого батальона "Айдар" Павло Довбуш с помощью юристов Украинского Хельсинского союза по правам человека подал в суд на Оксану Сивч, начальника управления пенсионного обеспечения военнослужащих и некоторых других категорий граждан Пенсионного Фонда во Львове. Основание для иска - незаконное разглашение персональных данных и передача их в ФСБ, МВД и Минобороны РФ. Довбуш выиграл суд первой инстанции, который наложил административный штраф на Оксану Сивч. Однако вторая инстанция – апелляционный суд – отменил это решение. Тем не менее, руководство Пенсионного Фонда в Киеве, опасаясь общественного резонанса, в июле 2017 года разослало служебное письмо с распоряжением не указывать актуальный адрес пенсионеров из Крыма на материке.

Указание адреса – грубое вмешательство в частную жизнь гражданина

Еще один интересный нюанс: в заявлениях, которые сотрудники Пенсионного Фонда Украины заставляют подписать пенсионеров, речь идет о запросе перевести дело из Пенсионного Фонда Автономной Республики Крым. Заявителям сообщают, что их дела будут переведены из Крыма в Украину, при этом, умалчивая тот факт, что проведены эти дела будут через органы Пенсионного Фонда Российской Федерации, а это уже сознательный обман со стороны органов украинской власти.

Пенсионный Фонд признает аннексию?

Чтобы выяснить, как аргументирует свою позицию Пенсионный Фонд Украины и почему ведет переписку с российской стороной, я отправила информационный запрос в Пенсионный Фонд Украины на имя Елены Охрименко, заместителя директора департамента пенсионного обеспечения, начальника Управления контроля и рассмотрения обращений граждан Пенсионного Фонда Украины. Ответ был получен 8 мая 2018 года от заместителя главы правления ПФ Украины Ирины Ковпашко. В полученном ответе Пенсионный Фонд Украины объясняет свои действия, ссылаясь на действующее соглашение между странами СНГ в области пенсионного обеспечения.

Этим соглашением предусматривается, что в случае переезда пенсионера из одной страны СНГ в другую, пенсия может выплачиваться только одной стороной. Получается, что Крым, официально признанный Украиной временно оккупированной украинской территорией (см. Закон Украины "Об обеспечении прав и свобод граждан и правовой режим на временно оккупированной территории Украины"), по мнению Пенсионного Фонда, теперь уже другая страна, то есть принадлежит России? Таким образом Пенсионный Фонд Украины, применяя договоры СНГ, фактически признает юрисдикцию Российской Федерации на территории Крыма.

Пенсионный Фонд Украины, применяя договоры СНГ, фактически признает юрисдикцию Российской Федерации на территории Крыма

Ссылается Пенсионный Фонд и на Постановление украинского Кабмина № 234, которое якобы позволяет отправлять запросы в Россию. Однако и тут Пенсионный Фонд лукавит и манипулирует, поскольку, как отмечает Анна Рассамахина, юрист Украинского Хельсинского союза по правам человека, это постановление правительства не распространяется на ВПЛ из Крыма. То есть процедура отправления запросов в Россию для начисления пенсий по отношению к переселенцам из аннексированного Крыма не предусмотрена ни украинским законодательством, ни международными документами, а является произвольным решением Пенсионного Фонда Украины.

Что делать?

Часть украинских пенсионеров-переселенцев из Крыма отстояла свои права в суде. Так, действия Пенсионного Фонда Украины были признаны незаконными в частности Шевченковским районным судом Киева, Подольским районным судом Киева и Буским районным судом Львовской области. Однако положительные решения судов проблему все равно не решили. Поскольку, как утверждают юристы Украинского Хельсинского союза по правам человека (единственные кто берутся за ведения таких дел), большая часть судебных решений не выполняется – Киев запрещает органам Пенсионного Фонда на местах их выполнять. К тому же, обратиться в суд может себе позволить далеко не каждый пенсионер – средняя пенсия в Украине около 70 евро в месяц.

Несмотря на то, что большинство судебных дел против Пенсионного Фонда Украины пенсионеры выигрывают, это не помогает системно решить проблему. В Украине нет прецедентного права, поэтому в каждом отдельном случае пенсионеру-ВПЛ из Крыма нужно отстаивать свои права через суд в индивидуальном порядке. У кого-то есть на это силы, знания и возможности, но у большинства – нет.

Корреспонденция между Пенсионным фондом Украины и российскими органами. Материал предоставлен автором.

В основной своей массе пенсионеры не знают, что правда на их стороне. Ведь сотрудники Пенсионного Фонда Украины запугивают их криминальной ответственностью за получение двух пенсий одновременно. Так, еще одна крымчанка, по словам Анны Рассамахиной, переехав на территорию материковой Украины, обратилась за восстановлением выплат в Пенсионный Фонд Украины. Там ей ответили, что нужно запрашивать бумажное дело в России. Дело пенсионерки так и не нашли, поэтому она сама отправилась его искать в Россию. Поскольку украинские чиновники постоянно искали поводы, чтобы не начислять женщине пенсию в Украине, ей, уставшей и запуганной, ничего не оставалось, как от безысходности оформить пенсию в России.

Решение этой проблемы должно быть системным и структурным. Чтобы получить информацию о рабочем стаже того или иного пенсионера, в том числе из Крыма, Пенсионному Фонду Украины не обязательно направлять запрос в Россию. Существует альтернативный путь, кстати, закрепленный постановлениями украинского правительства № 365 и № 637. Согласно этим постановлениям, выплаты ВПЛ восстанавливаются не по данным бумажного дела, а по данным электронного пенсионного дела, которое содержит полный перечень информации для расчета пенсии. Запросить такое дело Пенсионный Фонд уполномочен у Единого вычислительного центра Министерства социальной политики Украины. То есть механизмы есть и закреплены законодательно – однако на практике они не работают, и Пенсионный Фонд Украины злоупотребляет властью и нарушает закон.

Экономия на суверенитете

Украина не смогла гарантировать своим гражданам суверенность и целостность территорий. Следовательно – украинское государство не может отказать в выплатах только потому, что человек оказался на оккупированной территории и был вынужден жить в тех реалиях, которые ему навязала страна-оккупант.

По словам Анны Рассамахиной, главная причина таких манипуляций со стороны Пенсионного Фонда Украины – желание сэкономить бюджетные средства. Так проявляется тоталитарное мышление и подход чиновников – человеческое достоинство стоит меньше детали для станка. Речь идет о практически смехотворных суммах: в среднем 70 евро – в Украине и 120 евро – пенсия в оккупированном Крыму, которую выплачивает Россия.

Если совсем грубо подсчитать расходы для Украины, то это выглядит приблизительно так: пенсия в размере около 2800 грн (около 87 евро) для трех тысяч обратившихся крымчан – это не более 100 миллионов гривен (чуть более трех миллионов евро) за все время отправления незаконных запросов. Для сравнения – на пенсии переселенцам из зоны АТО ежемесячно идет миллиард гривен (чуть более 30 миллионов евро). В итоге – экономия в год составляет не более одной четвертой процента от всех переселенческих пенсий. Стоит ли игра свеч?

По словам крымских пенсионеров, Пенсионный Фонд РФ, узнав от Пенсионного Фонда Украины, что тот или иной пенсионер из Крыма получает пенсию в Украине, сразу же приостанавливает выплаты на полуострове. Похоже, что Пенсионный Фонд в Крыму точно так же параноидально боится, что крымчане будут получать две пенсии.

Украина сможет уверенно говорить о преодолении тоталитарного мышления и отрыве от российской системы координат лишь тогда, когда на запрос из Российской Федерации по поводу крымчан, получающих пенсию в материковой Украине, украинские чиновники будут отвечать, что не имеют оснований сообщать конфиденциальную информацию стране-оккупанту, которая незаконно пребывает в Крыму. Но пока Украина продает суверенитет и собственных граждан за копейки.

 

About the author

Татьяна Гончарук – независимый украинский журналист и правозащитник. Тематический фокус – права человека, реформа полиции, секс-бизнес, торговля людьми, война на востоке Украины. Защитила кандидатскую диссертацию, посвященную проблемам соотношения языка и менталитета этноса. Автор многочисленных публикаций и статей, редактор более десяти специализированных сборников и пособий. В качестве стипендиата программы имени графини Марион Дёнхофф проходила стажировку в неправительственном секторе Германии.


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.