Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Дозволенное и запретное: украинские спецслужбы занялись мусульманской литературой

Впервые после Майдана мусульмане вышли, чтобы заявить о притеснениях со стороны украинских спецслужб. English

Муфтий Саид Исмагилов. Фото из соцсети.– Я заявляю о системных преследованиях мусульман Украины, – объявил на выступлении перед журналистами муфтий Саид Исмагилов, один из самых харизматичных и видных лидеров мусульман в Украине, глава Духовного управления мусульман Умма (ДУМУ "Умма"). Накануне, 6 марта, сотрудники СБУ пришли в Исламский культурный центр в Киеве с обыском и предъявили, в том числе, постановление на поиск литературы, "пропагандирующей культ насилия и жестокости, расовую, национальную или религиозную нетерпимость и дискриминацию".

Все произошло рано утром, когда в помещении находился только охранник. Около 20 силовиков вместе с шестью понятыми зашли на территорию Исламского культурного центра и потребовали открыть для досмотра библиотеку и гимназию, а также книжный магазинчик на улице. Пока охранник, которому правоохранители не дали сообщить о происходящем руководству, вел часть группы осматривать помещения внутри Центра, другая часть группы обыска осталась на улице. Выглянув в окно, охранник увидел как они ломом выламывают двери книжного магазина, расположенного на выходе с территории Исламского центра.

– Я себе представить не могу, что в Киевскую или Почаевскую Лавры придут и ломом будут вскрывать церковный магазин, без представителей религиозной организации. Это невозможно. А вот к нам пришли, – возмущается муфтий Саид Исмагилов, демонстрируя кадры взлома с камеры видеорегистратора Исламского центра.

На видео зафиксировано несколько важных моментов. Один касается обыска в магазине – из него после обыска сотрудники СБУ вынесли черный пакет с якобы изъятыми книгами. С этим пакетом они вышли за территорию Исламского центра, за пределы обозрения камеры. Через время вернулись с этим же пакетом обратно. Второй момент касается обыска в учительской гимназии "Наше будущее". На камере видно, как в кабинет входит один сотрудник группы обыска с сумкой. Это происходит в том момент, когда там никого нет. После того, как он выходит, в учительской находят и изымают три книжки.

– Этого было достаточно, чтобы положить туда что угодно. Хорошо, что туда положили религиозные книжки, а не оружие, – комментирует видео муфтий Исмагилов.

Параллельно с обыском в Исламском культурном центре, силовики пришли домой к шейху Тарику Сархану, руководителю отдела по ознакомлению с историей ислама и культурой Востока.

"Еще до того, как они начали копаться в моей литературе, а у меня книг огромное количество, они залезли за морозильник, и в том углу, где ничего не видно, даже по камере это не снято, якобы что-то обнаружили. Подозвали понятую, чтобы она своими руками доставала эти книги, которые они туда подложили," – рассказывает шейх Сархан об обыске, который длился 2.5 часа.

"Мои пятеро детей испуганы до сих пор и спрашивают, что будет дальше, придут они снова. Я учил их, что мы должны жить в толерантности и только на это есть надежда на будущее в Украине, а теперь они сомневаются в моих словах," – беспокоится он. Тарик Сархан активно работает в Украине с 1995 года – он участник межрелигиозной группы диалога, миротворческих и просветительских проектов и посланец от Украины на Всемирном Форуме мира.

Исмагилов и Сархан после обысков шутят между собой в соцсетях: "Если у мусульманина есть холодильник, значит он что-то под ним прячет!"

Согласно данным прокуратуры, в результате обыска в киевском Исламском культурном центре и дома у Тарика Шерхана правоохранители изъяли около 100 книг.

"Если у мусульманина есть холодильник, значит он что-то под ним прячет!"

Прокуратура Киева парировала обвинения в преследовании: "Еще раз подчеркиваем, что органы столичной прокуратуры с уважением относятся к деятельности всех религиозных организаций, зарегистрированных на территории нашего государства, и любые обвинения в дискредитации или преследования их деятельности являются безосновательными и необоснованными".

Тем не менее юристы Исламского культурного центра решили подавать в суд на действия силовиков.

– Мы уверены, что найденные книги якобы экстремистской литературы были подкинуты, что заметно на видео с наших камер наблюдения. Наши книги всегда идут с печатью ОО "Альраид" или Исламского культурного центра, а потому найденные книги не могут быть нашими. Мы планируем подавать сразу несколько судебных исков по нарушению процедуры обыска и дискриминации мусульман, – сообщила юристка ДУМУ "Умма" Ольга Башей.

Одесская запрещенка

Списка экстремистской литературы в Украине нет. Однако, есть постановление Одесского окружного административного суда от 4 мая 2012 года, по которому запрещено распространять на территории Украины брошюру "Нарушение единобожия".

Согласно религиоведческой экспертизе, в брошюре есть "призывы к разжиганию религиозной ненависти и вражды, пропагандируется идеология исламского фундаменталистского движения ваххабитов, признанного во многих странах мира как радикально-экстремистская секта Саудовской Аравии, члены и сторонники которой используют радикальные политические способы по отношению к представителям других религий и вероучений".

Брошюру вместе с еще одной книгой "Отведение сомнений" нашли во время обыска в мечети организации "Прямой путь" в Одессе. Как писали тогда СМИ, у офиса организации книгу нашел и отнес в СБУ пенсионер – экс-сотрудник КГБ. В результате правоохранители обыскали квартиры лидеров "Прямого пути" – египтянина Ода Халеда и сирийца Масри Мохаммада. СМИ также писали о том, что у них нашли взрывчатку, однако в постановлении суда об этом ничего нет. В результате общину ликвидировали, а все подозрительные книги изъяли.

Исламский культурный центр в Киеве. Фото предоставлено автором. Все права защищены.До 2017 года о об этих двух книгах ничего не было слышно, пока вдруг они не "всплыли" в обысках сначала региональных, а потом и центрального Исламского культурного центра ДУМУ "Умма".

Исламский культурный центр под своей крышей объединяет под своей крышей ряд организаций, в частности, центральные офисы ДУМУ "Умма" и ассоциации общественных организаций "Альраид", а также и ряд других общественных организаций. Помимо библиотеки и гимназии, тут есть мужская и женская мечети. На пятничные молитвы сюда приходит до двух тысяч человек. Есть своя парикмахерская, спортзал, конференц-зал и приемная для обряда бракосочетания и обряжения покойного. Территория вокруг Исламского центра обросла халяльными магазинами и кафе, а по пятницам на улице вырастает стихийный продуктовый рынок.

В гимназии "Наше будущее", расположенная на третьем этаже Исламского центра и которую также в то утро проверили спецслужбы – "Дни Шевченко". На стенах в коридоре висят портреты украинского поэта, нарисованные детьми, а также вырезки с цитатами из его произведений.

Дети тут учатся по обычной украинской программе, дополнительно изучают Коран, а арабский и английский язык – с первого класса. Еще одна отличительная особенность этой гимназии – некоторые ученицы покрывают голову платками, как это принято в исламе.

– Вот наша учительская. Книжки в шкаф подкинули. Тут чашки стоят, фантазию не проявили как всегда, в чашках поискали. Все с кухней связывают почему-то. Без фантазии, – подшучивает администратор гимназии. Шкафчик с книгами в приемной тоже вскрыли, но ничего там полезного для следствия не нашли.

Гимназия "Наше будущее" при исламском культурном центре в Киеве. Фото предоставлено автором. Все права защищены.В магазинчике во дворе Исламского центра несколько дней после обыска к журналистам относятся настороженно. "Вот вы фотографируете, а потом вдруг проблемы будут", – говорит продавщица, но потом рассказывает, что после обыска было все на своих местах, только было "немножечко разложено" на полу, в двух углах.

В Исламском центре утверждают, что запрещенная одесским судом "Нарушение единобожия" и "Отведение сомнений", якобы найденные при обыске, не принадлежат организации.

– Эти книги не просто не наши, мы не согласны с частью содержания книг. Более того, сторонники данного направления, постоянно ведут против нас какие-то полемики, дискуссии, обвинения с их стороны в наш адрес бывают. Именно за разногласия по тем вопросам. В тех книжках, те абзацы, на которых основывалась экспертиза во время одесских судов, с ними мы не согласны, с которыми мы ведем полемику, дискуссию в нашей печатных и других средствах, из-за которых у нас бывают внутренние дискуссии с представителями тех направлениями, – говорит Сейран Арифов, глава "Альраид".

"Пас ФСБ"

– Я такое наблюдал только в оккупированном Крыму, когда в мечетях подкидывали книжки. Даже подкидывали во дворе возле туалета, а потом их предъявляли как доказательства правонарушения, – рассказывает Саид Исмагилов во время пресс-конференции.

– Худшие и самые отвратительные поступки по методике российского ФСБ теперь на постоянной основе в Украине! – считает муфтий ДУМУ "Умма".

После аннексии Крыма симферопольскую мечеть Исламского культурного центра и помещение организации "Альраид" обыскивали три раза – и тоже "находили" запрещенную литературу. В результате, центр ДУМУ "Умма" там пришлось закрыть.

Исламский культурный центр в Сумах. Фото предоставлено автором. Все права защищены.На материковой Украине Исламский культурный центр впервые обыскали в Виннице в начале 2016 года. Тогда СБУ, Миграционная служба и пограничники проверили документы всех, кто пришел в мечеть на пятничный джума-намаз. В результате проверки ничего не нашли. При этом правоохранительные органы не предъявили никаких официальных документов, на основе которых проводилась проверка. Но, как признался тогда винницкий имам Муса Салим родом из Палестины, досмотры документов прихожан были и раньше.

В конце апреля 2017 года СБУ нагрянула в мечеть в Сумах. Силовики действовали по знакомой схеме: обыскали мечеть, библиотеку, а также осмотрели женскую комнату и кабинет имама Рустама Хуснутдинова, который он делит со студенческой организацией. По протоколу обыска изъяли 11 книг "Дозволенное и запретное в Исламе", 2 книги "Наука о Хадисах", 3 книги "Наука о Тафсире", "Единобожие", "Наставление верующим". Вместе с этой литературой книги "Нарушение единобожия" и "Отведение сомнений" в нескольких экземплярах. Часть литературы действительно принадлежит мечети, но запрещенная одесским судом – подкинута, утверждает имам.

– Это был первый обыск в жизни. В Донецке такого не было, – признается Хуснутдинов, который до 2015 года вел свою деятельность на Донбассе, где до войны была одна из самых крупных после Крыма, мусульманская община.

Помимо книг, СБУ изъяла видеорегистратор. А после обыска в течении двух месяцев на допрос в качестве свидетелей вызвали около 20 студентов, почти все – иностранцы, родом из стран Ближнего Востока. Правоохранителей интересовало, какие лекции и проповеди проводят в Исламском культурном центре, на какие темы, призывает ли имам к насилию, вступлению в ИГ, распространяет ли ненависть к другим религиям. Имама Хуснутдинова вызвали в числе последних.

Имам Рустам Хуснутдинов в сумском ИКЦ. Фото предоставлено автором. Все права защищены."С того момента – молчаливое состояние. Не знаю, к добру это или к плохому," – разводит руками сумской имам и добавляет, "почему пришли, зачем это сделали, для меня это осталось большим вопросом." В Исламском центре теперь новые правила – каждый день имам или ответственный проходит и просматривает литературу.

Обыск в помещении общины "Нур аль-Ислам" в Житомире состоялся в конце июля прошлого года и тоже впервые. Действовали по той же схеме, как и в других Исламских центрах – осмотрели мечеть и квартиру главы общины, имама Ахмата Аджиева, а также пришли на работу к его жене. В результате обысков в протоколе появляется та же самая запрещенная литература, несколько дисков, найденные якобы в мечети. Все, заявил тогда имам, – подкинули. В материалах возбужденного уголовного дела утверждается, что Ахмат Аджиев якобы может быть причастен к ввозу оружия, наркотиков и литературы, пропагандирующей "культ насилия и жестокости, расовой, национальной и религиозной нетерпимости". C 2014 года 57-летний имам, чеченец по национальности, воюет в АТО в составе батальона шейха Мансура.

– Да, СБУ дало прямой пас ФСБ, но эта ситуация исключительно украинская, и мы будем делать все, чтобы защитить права крымских татар и других граждан, – глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров во время пресс-конференции в Киеве просит все же не проводить параллели между российскими и украинскими силовиками, так как такое сравнение, по его мнению, только на руку режиму РФ.

– Никто там бы не смог привлечь внимание общественности и созвать публичное обсуждение, – поясняет Чубаров.

"Этнические преступники"

Обыски в исламских центрах трудно объяснить какой-то одной причиной. Эксперты говорят о нескольких моментах, которые повлияли на такой пристальный интерес к мусульманам со стороны служб безопасности.

Во-первых, это может быть неоднозначная политика государства по отношению к беженцам, которых, несмотря на принятую в 2015 году Национальную стратегию по правам человека, продолжают необоснованно преследовать и депортировать. Второй момент, который отмечают эксперты, – ситуация внутри самой мусульманской общины, борьба за влияние между религиозными организациями, которая обострилась после 2014 года. Есть и третий – исламофобия.

– В Виннице обыск был связан с тем, что там мусульмане-салафиты собирались, мигранты с Крыма. Это был конкретно наезд на них. Не на Исламский культурный центр, – говорит Олег Ярош.

Библиотека Исламского центра в Сумах. Фото предоставлено автором. Все права защищены.– Понятно, что обыски не против ДУМУ "Умма" и Исламского культурного центра направлены, а против "попутчиков", – также считает исламовед Денис Брилев. Под попутчиками он имеет в виду беженцев, которые могут быть связаны с какими– либо террористическими группировками.

– Через Украину теперь активно идет транзит с Ближнего Востока через Турцию и дальше в Европу. Особенно много тех, которые связаны либо с Сирийской оппозицией, либо с ИГ. Часть этих людей оседает в Украине. У них свои религиозные потребности, и так или иначе они вовлекаются в существующие в Украине религиозные структуры, близкие по идеологии, – говорит Брилев.

– А в ДУМУ "Умма" и "Альраид" как раз приветствуется политический активизм, – уточняет он.

Тем не менее, позиция ДУМУ "Умма" по отношению к радикализму однозначно отрицательная.

С 2014 года в Украину начали выезжать политические беженцы из России, а также мусульмане из Крыма, которые подвергаются репрессиям на полуострове. Вместе с тем в страну все больше прибывает мигрантов, депортированных из Турции.

Недовольство методами, которыми правоохранительные органы и спецслужбы пытаются контролировать ситуацию с мигрантами в стране, постоянно высказывают украинские правозащитники

– Этого раньше не было – беженцы и проблемы с депортацией. И это создает проблемы правозащитникам и мусульманским организациям, и государственным органам, которые, не имея возможности вникнуть в суть дела, пользуются материалами ФСБ России, чем ставят себя в двойственное положение, – отмечает религиовед Олег Ярош, заведующий сектором восточной философии отделения религиоведения Института философии НАН Украины.

Недовольство методами, которыми правоохранительные органы и спецслужбы пытаются контролировать ситуацию с мигрантами в стране, постоянно высказывают украинские правозащитники.

– Государство вроде бы принимает миграционные стратегии, стратегии по правам человека, в которых устанавливает: мы больше не "охотимся" на людей, которые выглядят иначе, мы даем им возможность легализоваться в этой стране, чтобы использовать их потенциал на развитие этой страны. И вместе с тем, руководствуясь исключительно физиогномическими отличиями иностранцев, проводится операция, которая направлена на то, чтобы по этим физиогномическим отличиям вычленить из общества людей, которые по тем или другим причинам нарушают миграционное законодательство, – критикует руководитель проекта "Право на защиту" Дарина Толкач, в частности, анонсированную год назад профилактическую операцию национальной полиции "Мигрант".

Рассказывая о целях операции, правоохранители так и сказали – борьба с "этническими преступниками". Их искали в том числе и на вещевых и продовольственных рынках, проводили задержания в аэропорту.

По мнению правозащитников, государственные органы часто действуют по отношению к мигрантам с предубеждением и занимаются произволом. Более того, украинских правоохранителей обвиняют в сотрудничестве с авторитарными режимами постсоветских стран.

– КГБ до сих пор существует, СБУ сотрудничает с ФСБ и спецслужбами Азербайджана, Таджикистана, Узбекистана и других. Спецслужбы других стран работают через посольства и сотрудничают с СБУ для наказания своих диссидентов, – говорит правозащитник Борис Захаров.

Использование службами безопасности "религиозной составляющей" осудили и народные депутаты, в том числе и глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров.

Исламский культурный центр в Сумах. Фото предоставлено автором. Все права защищены."Начиная с 90-х, в Украине был постоянный такой тандем. Политики, которые говорят об угрозе исламского терроризма и вместе с ними выступают мусульманские религиозные деятели. И они уже на протяжении 20 лет говорят об угрозе исламского терроризма, хотя за 20 лет ни одного террориста, теракта, ничего," – объясняет сложные взаимоотношения с властями глава "Альраид" Сейран Арифов. До того, как организация после аннексии закрыла свой офис в Крыму, Арифов работал в Исламском центре на полуострове.

Против крымских мусульман уже тогда вели информационную кампанию, в том числе и пророссийские организации. О ваххабитских тренировочных лагерях, чеченских боевиках и халифате в Крыму любили заявлять коммунисты, контролирующие тогда власть в Крыму. Олигархические, а также желтые СМИ тиражировали эту информацию. "Угроза терроризма" часто появлялась в преддверии выборов, мобилизуя таким образом электорат.

В унисон властям звучали заявления о террористической угрозе от муфтия Духовного управления мусульман Украины (ДУМУ) Ахмеда Тамима. Возглавляемая им организация хабашитского направления действует в Украине с 1992 года. После аннексии Крыма ДУМУ осталось единственным мусульманским управлением, которое входит в Совет Церквей, именно к его рекомендациям прислушиваются украинские политики.

Это, в свою очередь, не устраивает другие мусульманские организации. В частности, речь идет о ДУМУ "Умма", которая после Майдана, событий на Донбассе и в Крыму, набирает вес как в мусульманской общине, так и среди украинцев. Муфтий ДУМУ "Умма" Саид Исмагилов участвует в революции на Майдане, а после – в проукраинских митингах в Донецке. Он также становится участником межконфессионального молитвенного марафона в Донецке "За мир и единство в Украине". После начавшихся репрессий против религиозных деятелей в Донецке, Исмагилов вынужден тайно покинуть город. А начала боевых действий на Донбассе ДУМУ "Умма" и "Альраид" по всей стране поддерживают волонтерское и добровольческое движение, создают институт имамов-капелланов.

– В последнее время Исламский культурный центр – "Альраид", ДУМУ "Умма", они очень активные в публичной сфере. Привлекают к себе внимание разными социальными и политическими акциями. Возможно, это попытка припугнуть, поставить на место, – предполагает религиовед Олег Ярош.

В частности, религиовед упоминает и тот факт, что 2016 году ДУМУ "Умма" стала одним из инициатором создания Всеукраинского Совета религиозных объединений. Новое объединение открыло двери для тех религиозных организаций, которые не представлены в Совете Церквей. Его главой избрали муфтия Саида Исмагилова. Цель Всеукраинского Совета – "утвердить в Украине модель толерантности и партнерства в межконфессионных отношениях и во взаимодействии между государством и религиозными организациями".

Несмотря на старания лидеров крымских татар и мусульманской общины, исламофобская риторика как на уровне госчиновников, так и граждан после Майдана никуда не делась.

– Пока целенаправленной государственной политики, в основе которой положена исламофобия, ущемление прав мусульман, нет. Но ситуация ухудшилась по сравнению с предыдущими годами, – отмечает Ярош.

Несмотря на старания лидеров крымских татар и мусульманской общины, исламофобская риторика как на уровне госчиновников, так и граждан после Майдана никуда не делась

Как показывает социологическое исследование Центра Разумкова, негативно к исламу в 2017 году относятся уже более 20% опрошенных украинцев, в то время как в 2000 году это было только 13,7%.

В послемайданной Украине антимусульманскую риторику подхватывают правые организации. В 2016 году представители "Азова", "Правого сектора" и "Свободы" выступили с антимигрантскими заявлениями на митингах против открытия пункта временного размещения беженцев в Яготине, Киевской области. С ними согласились многие местные жители, устроившие акции протеста в городке. Более того, информацию о конфликте многие украинские журналисты подали тогда "в духе российских СМИ".

В том же году появилась статья на сайте "Азова" утверждающая, что "Крым должен быть украинским, а не татарским". Праворадикалы обвинили крымских татар в исламизации Львова. Эти заявления весьма сошлись с настроениями самих львовян, которые выступили против строительства мечети в их городе.

Большая часть украинских политиков и вовсе пытаются не замечать проблемы мусульман. Из основных вопросов, которые требуют срочного решения – дефицит мечетей и мест для захоронения, запрет на фото для документов мусульманок в хиджабах. Диалог с мусульманами Украины сейчас во многом происходит благодаря усилиям самого мусульманского сообщества, его лидеров, лидеров крымских татар. Готовы ли украинские политики разобраться с непростой ситуацией в мусульманской среде и сделать реальные шаги навстречу мусульманам, покажут приближающиеся выборы? Выборы также станут новым тестом на толерантность и реальное, а не декларируемое соблюдение прав человека в Украине.

 

About the author

Татьяна Козак – журналистка. Авторка репортажей на темы конфликтов, возникших в связи с трансформацией постсоветского пространства и новых конфликтов, связанных с кризисом беженцев и ростом национализма в Европе.


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.