Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Либеральная демократия. Трудный выбор для Украины

14680713_1341810105859774_6392757783503302157_n (1).jpg

Вера в слишком простые ответы на сложные вопросы может привести к исчезновению базовых свобод.



(c) NurPhoto/SIPA USA/PA Images. Все права защищены.С начала войны на Донбассе Украина переживает тяжелый период - как и для граждан, так и для либеральных ценностей, которые служат опорой демократического  государства. Война коснулась практически каждого, кто живет в Украине, и она становится оправданием для нелиберальных инициатив государственного аппарата. Делать выбор в сторону либеральных свобод украинскому обществу становится все сложнее, поскольку ограничения на первый взгляд кажутся необходимыми.

В декабре прошлого года американский журналист Фарид Закария написал текст о грядущей нелиберальной демократии в США. Закария приводит примеры Венгрии, России, Турции, Ирака и Филиппин, в которых демократия во многих случаях сохраняется, но исчезает широкий спектр либеральных свобод. Мало закрепить соблюдение верховенства права, прав меньшинств, свободу слова в национальном законодательстве, список этих норм должен быть воплощен практически. Закария пишет, что сегодня культура либеральной демократии в США ослабевает и этот процесс должен тревожить как республиканцев, так и демократов. Это не первый текст журналиста об опасностях для либеральной демократии, и не только в Соединенных Штатах.

В Украине, за океаном, видны эти процессы. Более того, граждане Украины поддерживают женщин, которые выходят на протесты, мусульман, которые проживают в США, издания, чьих корреспондентов не пустили на пресс-конференцию Трампа. Но эта поддержка как будто говорит о возможности замечать кризис либеральной демократии только в других странах. Неужели либеральные ценности для Украины - только объект, за которым можно наблюдать на расстоянии, только возможность сопереживать европейскому и американскому кризису демократии?

Было бы неправдой сказать, что граждане Украины не видят нелиберальных тенденций. Но есть один весомый фактор, который заставляет сдерживать реакцию на них - внешняя угроза. В дискуссиях о либеральной демократии, в вопросах от свободы слова до права на мирные собрания, понимание важности соблюдения прав человека ставится не на первое место. В украинском языке существует выражение “не на часі”, то есть не сейчас. Это выражение подразумевает не ненужность, а откладывание на определенное время. Это время наступит после окончания войны, когда вопрос общей безопасности будет урегулирован, тогда различные общественные группы смогут говорить о других проблемах .

В украинском языке существует выражение “не на часі”, то есть не сейчас. Это время наступит после окончания войны

Эти негосударственные институты и неформальные группы критикуют и корректируют повестку правительственных институтов, чтобы она отвечала интересам всего общества. Но, как пишет исследователь национализма Кас Мудде, критика тоже может быть избирательной и самоцензурированной. Его статья с заголовком "Нет, мы не все Charlie. И это проблема" появилась буквально через несколько дней после теракта  в редакции французского журнала "Charlie Hebdo". Мудде также пишет о том, что говорить от имени целого сообщества проще, чем от своего собственного имени. Медийные кампании с призывами к солидарности вовлекают больше людей, которые не решились бы на критику или не поддержали бы сотрудников журнала до теракта.

Ситуация, похожая на парижские события, произошла с Центром визуальной культуры в Киеве, на который в феврале этого года было совершено нападение членами националистической организации. Но только в украинском обществе не было масштабной акции солидарности с лозунгами в поддержку свободы выражения мнений.

В Центре визуальной культуры были разбиты стекла, картины художника Давида Чичкана разорваны, на стенах остались дыры и надписи с обвинениями художника в сепаратизме и подыгрывании Москве. Своей выставкой художник-анархист показал свое отношение к тем возможностям в реформировании государства, которые граждане Украины, по мнению Чичкана, потеряли после Евромайдана. Он также считает, что эти возможности заменили националистической программой и политикой, проводимой Украинским институтом национальной памяти, которая основана на крайне правой идеологии украинских националистов 30-40-х годов прошлого столетия.

Оправдательный общественный консенсус в отношении людей, которые превратили патриотизм в вандализм, становится все ощутимее. В военное время, когда граница со страной-агрессором остается открытой, правые предлагают четкое понимание картины происходящего. Эта картина упрощена, она зиждется только на национальной идее и этноцентричности. Возможно, представление правых о происходящем не сопоставляется с Конституцией и вообще выходит за рамки понимания свободы слова, но оно дает возможность решать стоящие перед страной и обществом проблемы очень простыми способами.

Оправдательный общественный консенсус в отношении людей, которые превратили патриотизм в вандализм, становится все ощутимее

Начиная с периода Евромайдана в Украине историки и другие исследователи ведут дискуссию о том, насколько крайне правые были вовлечены в протест и были ли они его движущей силой. Нет универсальной формулы, которая бы показывала, как именно националистические организации влияют на политику. Электоральная поддержка на президентских или парламентских выборах не всегда может показать этот процент. Ситуация фактической войны поднимает патриотические чувства и делает заметнее  лозунги, которые в мирное время были присущи только правым. Так общество смещается вправо. Тут идет речь о тех идеях, которые находятся правее от центра, не соотносятся с либеральными ценностями, но не являются прямым выражением крайне правых политических взглядов.

Украинские политические партии, кроме ярко выраженных националистических, практически не имеют идеологий. Они держатся на личной харизме своих лидеров. Поэтому украинским политикам легко подбирать подходящие лозунги для своего электората. Согласно исследованиям, проведенным Киевским международным институтом социологии, наиболее важными для себя вопросами украинцы называют войну на востоке Украины, уровень жизни, экономическую ситуацию и безопасность. Если электорат хочет построить стену с Россией - она не обязательно должна быть из кирпича, ее прототипом может быть отказ от использования украинскими гражданами российских социальных сетей.

(c) NurPhoto/SIPA USA/PA Images. Все права защищены.16 мая Президентом Украины Петром Порошенко был подписан Указ о решении Совета национальной безопасности и обороны Украины “О применении персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций)”. В перечне  компаний, подпадающих под эти санкции, были российские социальные сети “Вконтакте” и “Одноклассники”. Экономически небезопасными эти ресурсы были названы только на третьем году российско-украинской войны, что оставляет много вопросов о том, почему это не было сделано раньше. Запрет на использование социальных сетей, которые в первую очередь служат для мобилизации или развлечения, стал первоочереднее просветительских кампаний о том, почему полное предоставление личной информации в российских социальных сетях может быть небезопасно для пользователей.

В Украине не было заметных акций протеста в связи с этим указом. Спор о том, что во время войны свобода слова может быть ограничена, поделил общество на тех, кто готов и не готов поступаться правами человека в военное время. Среди тех, кто выступил в поддержку запрета социальных сетей, были некоторые украинские журналисты, общественные деятели и правозащитники. Граница допустимого, которую может нарушить украинское государство, становится все менее понятной и заметной. Но травмированному войной обществу не менее сложно не упрощать и не замечать крушение чего-то важного на расстоянии вытянутой руки.

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.