Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Универсальная "террористическая угроза"

С 2014 года жители Донецкой и Луганской областей Украины ограничены в праве голосовать на общенациональных и местных выборах. Есть опасность, что вскоре ограничения перерастут во всеобщий запрет. English

Акция "Невидимые избиратели", Киев, 20 марта 2018. Фото публикуется с разрешения Громадского Холдинга "Група Впливу": https://www.vplyv.org.ua/.11 мая 2014 года. Народ на центральной площади городка Доброполье на западе Донецкой области толпится у единственного организованного тут "участка", чтобы проголосовать за "самоопределение Донецкой Народной Республики". Никто не придает значения одинокой палатке с украинской символикой через дорогу, у которой члены местной, лояльной Киеву, самообороны проводят контракцию – "референдум" о присоединении Добропольского района к соседней Днепропетровской области. На Днепропетровщине бал правит Игорь Коломойский – олигарх, ставший губернатором и взявший на себя ответственность за оборону своей вотчины от "русской весны".

Ровно через две недели силами его батальона "Днепр-1" и все той же самообороны Добропольский район станет одним из восьми округов Донецкой области, где местные жители смогут проголосовать за нового президента Украины после бегства свергнутого Майданом Виктора Януковича. Оставшиеся 14 округов будут захвачены вооруженными людьми, члены многих избирательных комиссий – запуганы, избиты или похищены.

– "Днепр-1" приехал к нам на подмогу, – вспоминает лидер самообороны, оформившейся в общественную организацию "Патриоты Доброполья", Геннадий Четверёв. – Мы, самооборона, оцепили кварталы вокруг окружной комиссии. На крыше были расчеты "Днепра-1". Бюллетени перевозили в катафалках. Потом мы поставили своих людей возле дверей и не выпускали членов комиссии, чтобы они провели подсчет в тот же день. На утро мы вывозили документы окольными путями, меняя маршрут.

На крыше были расчеты "Днепра-1". Бюллетени перевозили в катафалках

Осенью 2014 года Добропольский район еще сможет провести внеочередные парламентские выборы, а осенью 2015 года, когда фронт уже фактически стабилизируется, – очередные местные. Тогда же в районе появится первая и пока единственная объединенная территориальная община – явление нового времени, когда в Украине стартовала долгожданная реформа по административной и финансовой децентрализации.

А еще через три года именно в Добропольском районе Донецкая областная военно-гражданская администрация (ВГА) и Центральная избирательная комиссия (ЦИК) создадут первый в Украине прецедент отмены уже назначенных местных выборов из-за некой "террористической угрозы".

Спустя еще месяц, из-за нападения России на украинские корабли в Черном море президент и парламент введут военное положение в десяти регионах страны, включая затронутые войной и частично неподконтрольные им Донецкую и Луганскую области. Это будет означать замораживание любой политической активности, в том числе избирательных кампаний.

Наконец, 31 декабря в Украине официально начнется президентская избирательная кампания. В тот же день Центральная избирательная комиссия пойдет дальше по пути ограничений, приняв постановление о закрытии всех избирательных участков в России и переносе их в посольства Украины в Финляндии, Грузии и Казахстане. На деле это отсечет от участия в президентских выборах теоретически нелояльный Порошенко электорат, в том числе несколько сотен тысяч беженцев и трудовых мигрантов из Донецкой и Луганской областей. Министр иностранных дел Украины Павел Климкин пояснит этот акт все той же пресловутой опасностью.

Шах в три хода

23 декабря 2018 года к Шаховской объединенной территориальной общине (ОТО) должны были присоединиться села крупного и богатого сельского совета Золотой Колодец. В связи с этим на его территории были запланированы так называемые довыборы, которые дали бы ОТО депутатское пополнение, а селам – старосту вместо председателя сельсовета. Вместе с этим, в Добропольском районе должна была появиться еще одна объединенная территориальная община, Криворожская.

По нормативной процедуре, сельские, поселковые и городские советы принимают решения об объединении, после чего слово о поддержании или неподдержании этих решений должны сказать областные власти. Те, если дают добро на объединение, пересылают соответствующие документы в ЦИК, которая, в свою очередь, назначает дату внеочередных местных выборов. Выборы необходимы, чтобы у ОТО образовался административный центр: советы и исполкомы входящих в нее мелких общин упраздняются. 12 октября 2018 года Центральная избирательная комиссия приняла решение о назначении внеочередных местных выборов в 125 новых объединенных городских и сельских общинах.

В ЦИК стали поступать обращения от руководства Донецкой области, в которых говорилось о невозможности провести выборы из-за "вооруженной агрессии Российской Федерации"

А уже через несколько дней в ЦИК стали поступать обращения от руководства Донецкой области, в которых говорилось о невозможности организовать и провести назначенные на подконтрольной им территории выборы из-за "вооруженной агрессии Российской Федерации" и связанной с ней "террористической угрозы", а также в связи со "сложной общественно-политической обстановкой в данном районе". При этом Центризбирком не получает ответов на свои запросы о подтверждении этой позиции от высшего армейского руководства. Тем не менее, 1 ноября он принимает решение об отмене выборов в Криворожской и Шаховской ОТО 23 декабря, что означает их перенос на неопределенный срок.

"Все в недоумении"

В 2014 году, уже после президентских выборов, на Геннадия Четверёва и его соратников было совершено несколько покушений; от взрыва подложенной под ворота его товарища взрывчатки Четверёв получил контузию и лишился пальцев правой руки. Поэтому смелость утверждать о совершенно безопасной обстановке в Добропольском районе он на себя не берет, хотя сам узнал об отмене выборов в двухместных ОТО из медиа.

– Все в недоумении, – говорит он в комментарии openDemocracy. – Депутаты от нашей самообороны готовились к выборам. Они приезжают к нам и спрашивают: "Что случилось?" Мы им говорим: "Читайте прессу". Я обо всем тоже узнал из новостей.

Представители местного самоуправления осторожны в комментариях. Если многих решение ЦИК и шокировало, то кого-то могло порадовать. Хуже всех, наверное, руководству Шаховской ОТО, которую весьма усилило бы присоединение сел, которые входят в Золотоколодецкий сельсовет.

Местное самоуправление на областном уровне не действует в Донецкой и Луганской областях с конца 2014 года

Местное самоуправление на областном уровне не действует в Донецкой и Луганской областях с конца 2014 года. Полномочия областных советов выполняют военно-гражданские администрации. Решение о том, будут или не будут проводиться в той или иной объединенной общине местные выборы, зависит фактически исключительно от глав ВГА. Проблема, в частности, в отсутствии четких критериев для вынесения таких заключений, говорит эксперт Гражданской сети "Опора", занимающейся мониторингом выборов и выборного законодательства, Александр Клюжев. А при том, что никто не обязан их публично обосновывать, заключения ВГА не обязательно вызывают доверие. "Если военно-гражданская администрация настаивает на опасности, возникает вопрос, какие меры, кроме отмены выборов, принимаются для обеспечения безопасности граждан", – отмечает Клюжев в интервью openDemocracy.

Тамара Белякина говорит, что не заметила, чтобы за последние два месяца в районе произошли какие-то перемены, однако, по ее ощущениям, на Добропольщине стало больше военных. "Ничего страшного на территории района не произошло. Наверное, решение об отсрочке выборов было принято как раз для того, чтобы предупредить возможные происшествия. Комментировать мне поэтому особо нечего: "сверху" виднее, что происходит", – говорит она в беседе с openDemocracy. Когда теперь состоятся выборы в Криворожской и Шаховской объединенных общинах, глава районного совета не знает. Как поясняет Клюжев, первоначальное решение об этом должно снова исходить от областной военно-гражданской администрации.

Единственным результатом военного положения стала отсрочка выборов – но не президентских, а местных.

Введение военного положения 26 ноября в десяти регионах Украины не отразилось поэтому на Донецкой области. Досталось зато соседней Луганской, где из-за этого акта точно так же сорвались первые выборы в восьми объединенных общинах. После завершения месячного срока этого режима можно уверенно утверждать, что единственным его результатом стала собственно отсрочка выборов – но не президентских, как опасалась оппозиция, а именно местных, так что критики военного положения, внезапно введенного в стране в конце пятого года войны, в какой-то мере оказались все-таки правы.

Край парадоксов

И тут мы подходим к неофициальной версии срыва выборов в Добропольском районе. В конце апреля 2018 года Блок Петра Порошенко с фантастическим треском проиграл выборы в ОТО еще одного соседствующего с Днепропетровской областью района на Донетчине, Александровского. Должность главы новой объединенной общины, и 22 из 26 депутатских мест заняли кандидаты от партии "Наш край", считающейся в какой-то мере преемницей Партии регионов Януковича. БПП не смог провести в совет Александровской общины ни одного своего кандидата – болезненный намек на будущее этого блока и его лидера на предстоящих президентских и парламентских выборах. По области стали распространяться слухи о скорой отставке весьма непопулярного губернатора Павла Жебривского. В начале июня Порошенко действительно уволил Жебривского – и назначил на его место непубличного Александра Куця, который до тех пор возглавлял региональное управление Службы безопасности Украины.

Вполне возможно, что зная настроения в районе и не желая допустить провала, подобно предшественнику, Куць решил попросту не допустить выборов. Избирать президента в первом туре украинцы будут в марте 2019 года. Поэтому как минимум до середины весны, будь эта крайне пессимистическая версия справедливой, в Донецкой области будет сохраняться "террористическая угроза".

Учитывая, что президентские выборы назначены на март 2019, вероятно, что "террористическая угроза" будет сохраняться в Донецкой области до середины весны

Донецкая и Луганская области – самые густонаселенные в Украине. До войны общая численность их населения превышала 7 млн человек. При всего около 46 млн довоенного населения в 24 областях и Автономной Республике Крым это около 15 процентов электората, считающегося лояльным только "своим", то есть, Виктору Януковичу, Партии регионов и тем, кто с ними ассоциирован. Другие политические силы никогда не заходили в регион всерьез. Распад Партии регионов оставил в Донецкой и Луганской областях лакуну, которую так и не смогла – или, скорее, не решилась или не захотела – заполнить ни одна сила извне. С 2015 года политики и политические эксперты в Киеве off the record говорят одно и то же: никто не хочет брать на себя труд и ответственность осуществлять здесь какие бы то ни было перемены. Можно даже предположить, что никто на самом деле искренне не знает, как это можно было бы сделать.

В новых областных центрах, каковыми после потери миллионного Донецка и 500-тысячного Луганска стали два глубоко провинциальных мелких города, вместо избранных представителей бывшей элиты единолично правят назначенные Киевом ставленники. В самом Киеве уже пятый год нет людей, выступающих от имени региона, как это было до 2014 года. Большая часть жителей этих двух областей крайнего востока Украины не только не принимала участия в выборах президента и парламента в 2014 году, но и не имела возможности переизбрать местную власть. Даже очередные выборы в органы самоуправления в 2015 году в ряде подконтрольных Украине населенных пунктов не состоялись по причине той самой "террористической угрозы".

"Террористическая угроза" блокирует возможность проведения выборов на Востоке Украины. Фото CC BY-NC 2.0: Саша Максименко / Flickr, Славянск, 2014. Некоторые права защищены.Причем, как и в случае с Криворожской и Шаховской ОТО, логика и целесообразность этих ограничений вызывала и вызывает множество вопросов. Например, в октябре 2015 года очередные выборы не проводились в районном центре Константиновке и ряде сел района, в том числе Александро-Калиново. В декабре 2016 года в Константиновском районе состоялись первые выборы в Ильиновской объединенной территориальной общине, центр которой вплотную примыкает к Константиновке и в которую вошло то самое Александро-Калиново. В Константиновке выборов так и не назначили. Не было местных выборов также в Торецке (бывший Дзержинск), который возглавлял человек, в 2014 году открыто поддерживавший "русскую весну". Когда в 2016 году его арестовали, городом стала руководить новосозданная Торецкая военно-гражданская администрация. В Бахмуте и Константиновке при этом остались органы местного самоуправления, избранные в 2010 году.

Ко всему прочему, в регионе есть еще и объединенные территориальные общины, которые дожидаются назначения первых выборов с 2015 года. Центральная избирательная комиссия ссылается на одно из постановлений Верховной Рады, согласно которому очередные выборы, непроведенные в 2015 году, назначает уже не ЦИК, а ВР, "при условии прекращения временной оккупации и вооруженной агрессии Российской Федерации". Речь идет об ОТО, расположенных близко к линии фронта, провести выборы в которых в 2015 году, вероятно, было действительно невозможно, однако ситуация в которых с тех пор изменилась. Две общины в Добропольском районе, ко всему прочему, стали первыми в Донецкой области, в которых выборы были заблокированы под тем же предлогом вооруженной агрессии РФ, но которые расположены далеко от мест ведения боевых действий.

Наконец, официально в Донецкой и Луганской областях насчитывается наибольшее в Украине количество внутренне перемещенных лиц из территорий, которые не контролируются украинским правительством. Многие из них – пенсионеры, которые продолжают жить за линией разграничения, но вынуждены были получить регистрацию на контролируемой Киевом части региона, чтобы вернуть себе право получать украинскую пенсию. Однако многие действительно живут и работают в своих новых общинах, ведут активную общественную деятельность, но при этом не имеют права избирать местную власть, так как официально продолжают принадлежать к городам и селам на неподконтрольной территории. Сменить пресловутую прописку вынужденному переселенцу по целому ряду причин сложно, особенно если он или она не имеет собственного жилья на новом месте.

Парадокс в том, что при этом внутренне перемещенные лица вправе быть избранными в местные советы, и в Украине есть случаи, когда они этим правом успешно пользовались. Один из них, архитектор Станислав Коваль, вынужденно переехавший из Донецка в Константиновский район и ставший там депутатом Ильиновской объединенной территориальной общины, в разговоре с корреспондентом openDemocracy однажды шутил, что не мог поддержать себя на местных выборах собственным голосом.

Эксперимент удался

Но рассуждения о всех нюансах в организации местного самоуправления в Луганской и Донецкой областях уже через несколько недель могут оказаться досужими, так как теперь, даже с завершением 26 декабря режима военного положения, над регионом нависает угроза абсолютного неучастия в каких бы то ни было ближайших выборах. 20 декабря ЦИК обратилась к Донецкой и Луганской ВГА с запросом о возможности организовать и провести на вверенных им территориях выборы президента. Ответа ОГА пока не дали.

В 2014 году заключение о невозможности организации выборов в том или ином избирательном округе региона делала сама Центральная избирательная комиссия, оперативно реагируя на, скажем, проблемы с доставкой бюллетеней или захваты местных избиркомов. Сегодня, по сути, рассматривается вопрос об остановке любого избирательного процесса с помощью механизма, выработанного на местных выборах. Александр Клюжев комментировал это openDemocracy еще в начале декабря. "В 2014 году ЦИК реагировала на каждый уникальный случай препятствования организации и проведению выборов. И я бы очень не хотел, чтобы теперь кто-то ввел невозможность проведения президентских выборов на территории Донецкой и Луганской областей в закон, – говорил тогда он. – Такие мысли, что нужно перенести процедуру рассмотрения заключений ВГА с местных выборов на президентские, озвучиваются".

Кто-то решил, что победу Порошенко можно обеспечить, отсекая от участия в голосовании два нелояльных к власти региона

Сегодня президент Петр Порошенко, который намерен баллотироваться на второй срок, уступает по рейтингу экс-премьер-министру Юлии Тимошенко. Однако в случае его выхода во второй тур преимущество, как было в Украине уже не раз, на самом деле могут определять считанные проценты. Вероятно, кто-то решил, что победу Порошенко можно обеспечить, отсекая от участия в голосовании два нелояльных к власти региона. В таком случае отмена выборов 23 декабря в Добропольском районе была только репетицией этого акта.

Население Донецкой и Луганской областей деморализовано и подавлено продолжающимися уже почти пять лет боевыми действиями, экономической депрессией и изоляцией от политических процессов в регионе и стране. Декларируемая "террористическая угроза" означает мораторий на какие-либо массовые выступления, которые в регионе и без того редкость. Политическая поддержка этих двух областей на уровне Киева – непопулярное занятие в принципе, так как многие жители страны, в том числе самый "патриотический" электорат, на который делает ставку Порошенко, до сих пор считают население Донетчины и Луганщины прямыми или опосредованными виновниками войны. Самые радикальные в прежние годы не раз высказывались в пользу ограничения избирательных прав жителей региона. Все это говорит о том, что вынужденное неучастие Донецкой и Луганской областей в общенациональных выборах не будет иметь для центральной власти никаких неприятных внутриполитических последствий.

About the author

Юлия Абибок работает свободным журналистом в Украине и пишет диссертацию о донбасской региональной идентичности в университете "Киево-Могилянская академия". В настоящее время она также работает над книгой в жанре "литература факта" о событиях 1943-44 годов в западноукраинской Галиции.


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.