only search openDemocracy.net

Пограничное состояние

С момента грузино-абхазской войны прошло 25 лет. Но ситуация с грузинскими беженцами до сих не урегулирована.

Читайте также:

Родина там, где не ждали

Двадцать пять лет постмодерна на Кавказе

openDemocracy.net - free thinking for the world

Пограничное состояние

С момента грузино-абхазской войны прошло 25 лет. Но ситуация с грузинскими беженцами до сих не урегулирована.

Горячая земля Ленинаула

В Дагестане нерешенный земельный вопрос снова стал причиной столкновения народов. Конфликт разразился между чеченцами и аварцами. English

Правила жизни иностранного агента

"Закон об агентах" сделал существование многих НКО практически невозможным. Но среди организаций, продолжающих свою работу вопреки обстоятельствам, растет солидарность.

Хозяева Медной горы

В двенадцати километрах от Челябинска планируется строительство нового горно-обогатительного комбината - Томинского ГОКа. Город, в котором и так нечем дышать, протестует - но остановить наступление Русской Медной Компании (РМК) не может. English

Четыре года тюрьмы за утопию

Журналист Александр Соколов может быть осужден за активистскую деятельность, которую он прекратил несколько лет назад. English

“Она развалилась”: вспоминая девяностые

Чем стали для России девяностые - эпохой свободы или временем беспредела? Дмитрий Окрест, Станислав Кувалдин и Евгений Бузев издали книгу о том, что осталось в коллективной памяти от первого пост-советского десятилетия.

Ни жилья, ни работы, ни семьи. Психолог об адаптации бывших заключенных

Потеря собственности, трудовое рабство, обман, безысходность. С чем еще сталкиваются осужденные люди после выхода из тюрьмы? English

Случайный прохожий

Посмотреть на Кремль и оказаться за решеткой: как аполитичный турист из Туапсе был задержан на митинге оппозиции. English

Подпольный белорусский

Русский язык остается основным для населения Беларуси, в то время как белорусский находится в положении падчерицы в большой семье. В системе образования это чувствуется особенно остро.

"Мы привыкли, что каждую ночь стреляют"

Ситуация на востоке Украины по-прежнему напряженная. Пока политики играют в дипломатию, мирное население Донбасса регулярно обстреливается градами, ходит по разбитым танками дорогах и хоронит родных, подорвавшихся на растяжках. English

Идеальный конфликт. Как живут Молдова и Приднестровье спустя 25 лет после войны

Спустя двадцать пять лет по окончанию войны окончательное решение по поводу Приднестровья так и не вынесено. Эта ситуация полностью устраивает верхние эшелоны власти. English

Праздник непослушания

К какой свободе стремятся участники последней волны протестов? Появилась ли за время, прошедшее с распада СССР, новая личность? Есть ли у протеста политическое будущее? На эти темы oDR поговорил с директором Левада-Центра Львом Гудковым. English

Круги по воде: что нам дает "президентская кампания" Навального?

Предвыборная кампания Алексея Навального - еще не возможность выбора, но уже шанс на возвращение массовой политики.

Социология — это не цифры

Возможна ли солидарность в России? Как складывались отношения власти и граждан в последние годы? И способна ли социология вести диалог с обществом, которое она изучает. oDR задал эти вопросы директору Левада-Центра Льву Гудкову. English

Почему в Москве не будет музея миграций

Российские музеи боятся темы миграции и избегают ее, даже там, где она очевидна и органична. Музеи не видят в миграционных процессах ни людей, ни истории. English

"Происходит редукция города до камней"

Социолог города Петр Иванов о том, как устроена государственная "урбанина", чего от городской среды ждут сами жители, и можно ли сопрячь одно с другим.

"Росатом" планировал тайную ядерную сделку с США?

Арабские страны могли получить ядерное оружие, а Россия - радиоактивные отходы.

Чужие среди своих

Несмотря на кризис, мигранты из Средней Азии продолжают прибывать в Россию. В поисках лучшей жизни они заселяют не только большие города, но и пустеющие русские деревни. English

Таджикистан: далекий близкий партнер

Как международные организации будут реагировать на будущее авторитарного режима в Душанбе? English

Несколько персонажей в поисках солидарности

Российский театр борется за право оставаться независимым и разнообразным - и показывает, как это можно сделать за пределами политического протеста. English

Какие города России наименее безопасны для ЛГБТ

Сексуальная стратификация российских городов, роль медиа и эффекты закона "о пропаганде". English

Однобокий неолиберализм: медицина не для всех

Снимая с себя ответственность за социальное обеспечение мигрантов, российское государство и к своим собственным гражданам относится как к “понаехавшим”. English

"Меня ужаснуло количество задержанных"

Волонтер Елизавета Нестерова о помощи задержанным на московских митингах, взаимоотношениях с активистами и новом протесте. English

Разрозненное общество: как война на Донбассе повлияла на украинцев

Вынужденным переселенцам с востока Украины необходимо сообщество, способное защитить их интересы. Что мешает созданию такого сообщества? English

Тень человека в черном. Интервью с обвиняемым по "болотному делу" анархистом Дмитрием Бученковым

Для российских следователей и судей неважно, участвуешь ты в акциях протеста или нет. Публичная критика государственной системы может стать поводом для тюремного заключения.

С широко закрытыми глазами: долгое эхо гражданской войны в Таджикистане

В этом году исполняется 20 лет мирному соглашению в Таджикистане. Хотя оно положило конец войне, его нарушение привело к власти несменяемого авторитарного президента. English

Заворачивать в виноградные листья или заполнять? Кавказская борьба за национальную кухню

Национальная кухня как новый вид культурного оружия: применяется в армяно-азербайджанских отношениях и создает новые жесткие границы "своего" и "вражеского". English

Либеральная демократия. Трудный выбор для Украины

14680713_1341810105859774_6392757783503302157_n (1).jpg

Вера в слишком простые ответы на сложные вопросы может привести к исчезновению базовых свобод.



"Евро-секонд-хенд": украинские иммигранты в Польше

В Польше сейчас живет и работает более миллиона украинцев, и это число продолжает расти, несмотря на то, что ксенофобские настроения среди местных жителей усиливаются. English, Polski

Ушло в песок и накрыто Панамой: как работает трансграничная коррупция?

Коррумпированность российского бизнеса, политики и системы правоприменения импортируется на Запад - и становится глобальным явлением. English

Из Курдистана в Курдистан: Путешествие к людям, выбравшим самоуправление

Антрополог из Москвы попытался попасть в блокированную со всех сторон автономию сирийских курдов. В пути он встретил коллег и познакомился с политическим и культурным ландшафтом Иракского Курдистана. English

Линия фронта начинается в учебниках

Политика памяти в армянских учебниках истории: попытка решить проблемы настоящего средствами прошлого. English

Утечка мозгов из Азербайджана: как талантливая молодежь покидает страну

Образованные молодые азербайджанцы видя все меньше возможностей работать на родине - их еще меньше для тех, кто настроен критически. English

Вспоминать – не прославлять

Некруглый юбилей советской пионерской организации: воспоминания о том, чего не было. English

Пусть везде будет азербайджанская диаспора!

Этнонационалый и мобилизационный проект азербайджанской диаспоры создавался для экспорта карабахского конфликта. Но существует ли эта диаспора в реальности? English

Syndicate content