Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Почему мы запускаем проект openMedia

Забудьте о фейковых новостях. Намного опаснее то, как денежные тузы влияют на свободу прессы — они платят журналистам за молчание или маскируют рекламу под обычную статью. Ниже мы расскажем, как мы собираемся с этим бороться. (FrenchHungarianItalianSpanishDutchGermanSerbian, English.)

Мужчина, читающий газету. 21 мая 2012 года. Источник фотографии — Flickr/Frank Knaack. CC-BY-2.0.Все мы считаем, что понимаем смысл термина «фейковые новости». Но, разумеется, на восприятие новостей могут повлиять разные факторы: поддерживает ли человек Дональда Трампа или ненавидит, за или против Brexit он голосовал, кто у него в друзьях на Facebook. В течение последних неполных полутора лет этот термин так часто использовали и злоупотребляли им, что в итоге он утратил всякое значение:

Отсутствие новостей становится новостью: журнализм, проплаченный HSBC 

Однако В 2015 году, когда термин «фейковые новости» еще не вошел в обиход, портал openDemocracy взорвала самая что ни на есть подлинная новость. Заголовки мировых СМИ сообщали о скандальном уходе Питера Оборна из «Daily Telegraph», обвинившего газету в том, что она препятствовала расследованию по делу банка HSBC (одного из главных рекламодателей «Daily Telegraph»). 

Оборн, один из самых известных консервативных политических обозревателей Великобритании, также сообщил, что редакция газеты предоставляла подобную «защиту» целому ряду крупных рекламодателей «Daily Telegraph», в том числе сети супермаркетов «Tesco». Джей Розен, преподаватель Нью-Йоркского университета, назвал это заявление «одним из самых важных текстов, написанных журналистами о журналистике за последнее время», а оборновские разоблачения побудили сразу нескольких журналистов из других СМИ прислать нам похожие истории о вмешательстве — или «расширении полномочий» — редакции; подробнее мы расскажем об этом ниже.

Что же было потом? Мы знаем, что эта история повлияла на внутреннюю обстановку в «Daily Telegraph», хотя газета и публиковала опровержения. Внутренние источники информации подтвердили, что теперь, после скандала, некоторые сотрудники «Daily Telegraph» уже не так стараются отсеивать материалы, выставляющие рекламодателей в невыгодном свете, и газета публично объявила о своем новом требовании к сотрудникам, а именно: обеспечивать независимость редакции от рекламного бизнеса.

Медиа-компания «Buzzfeed» тоже подверглась критике и была вынуждена прояснить свою позицию после обвинений в том, что она удалила две публикации, невыгодные для ее рекламодателей. Последовали новые заявления от журналистов, которые, в свою очередь, побудили других людей расследовать связи «Daily Telegraph» с несколькими крупными рекламодателями. Тем временем медиа-компания «Guardian» сообщила, что банк HSBC, по всей видимости, пытался оказывать подобное давление и на нее, чтобы остановить расследование, грозящее ему серьезными проблемами.

Нам также известно, что на этом последствия скандала закончились, и довольно скоро все вернулось на круги своя.

Наши постыдные секреты

Не секрет, что корыстные интересы влияют на журналистику, определяя, что и как будет освещено в репортаже; эта проблема стара, как мир. Она давно уже стала постыдным секретом журналистики. Но за последние несколько лет, по мере того как разрушались традиционные модели доходов СМИ, необходимость угождать рекламодателям и корпоративным собственникам резко возросла.

Эта пагубная тенденция может помешать расследованиям деятельности банков, крупных фармацевтических компаний, агропромышленных комплексов, огромных компаний по добыче ископаемого топлива, энергетических компаний и многого другого.

  1. См. отчет Крины Борош о том, как компания, заинтересованная в разработке шахты «Рошия-Монтанэ», подкупила немалую часть румынских СМИ.

  2. См. наш проект «Climate Unspun» (Климат: факты без освещения), в котором мы анализируем то, как компании по добыче ископаемого топлива тратили большие суммы на пиар и нужное им освещение фактов во время конференции по климату в Париже.

  3. См. остроумный ответ Люси Келлоуэй назойливому пиарщику в «Financial Times».

Однако журналистов, готовых публично говорить о закулисных событиях, довольно мало. Многих пугает то, как подобное заявление скажется на их карьере.

Кроме того, есть и менее очевидная проблема: растет объем спонсируемых статей, так называемой «естественной рекламы», которую бывает трудно отличить от других новостей. Этой маркетинговой технологией пользуются различные отрасли индустрии; в частности, ее применяют фармацевтические и энергетические компании, производители косметики и продуктов питания. Даже когда кажется, что та или иная статья написана с целью разрекламировать продукт или услугу, зачастую это трудно проверить.

Журналисты редко рассказывают и о том, кто оплачивает их пресс-туры. К тому же сейчас многие репортеры выполняют двойную функцию: они пишут как спонсируемые статьи, так и обычные репортажи, еще сильнее размывая границы между рекламой/пропагандой и журналистикой.

По всему миру усердно работают команды наблюдателей и общественные организации, которые бьют тревогу, если безопасности журналистов что-то угрожает, и критикуют законы, ограничивающие свободу прессы. Но что касается коммерческого влияния на СМИ, его масштабов и результатов — этой проблеме они не уделяют такого же постоянного внимания, хотя она очень пагубно сказывается на свободе прессы. 

Появление openMedia 

В связи со всем вышеописанным мы решили создать проект openMedia, чтобы расследовать и разоблачать случаи, когда коммерческие интересы вмешиваются в редакционную политику. Сейчас проект охватывает 47 стран Европы, но мы планируем со временем расширить свою деятельность за пределы континента. Мы придумали этот проект еще до событий последних 18 месяцев: избрания Трампа, Brexit’а и волны «фейковых новостей». Но все случившееся лишь обострило необходимость запустить проект.

Команда openMedia — я, Джеймс Кьюсик и Крина Борош, а также наши партнеры «Index on Censorship», Королевский колледж Лондона, Европейская Федерация журналистов — намерены расследовать коммерческое влияние и цензуру в СМИ. Мы будем рассказывать о недостаточно освещенных в прессе случаях злоупотребления властью, а также о ситуациях, когда размываются границы между спонсируемыми (или напрямую проплаченными) статьями и сбором информации/журнализмом.

Сразу скажем: цель проекта — не только разоблачать плохую журналистику или СМИ, поступившиеся своими принципами ради финансовых интересов (или из-за инстинкта самосохранения). Многие журналисты, отвечая на вопрос «какими репортажами вы гордитесь больше всего?», назовут репортажи, изменившие что-то к лучшему. Мы хотим вдохновить и побудить к действию тех журналистов — а их немало, — которые знают, какие репортажи служат на благо обществу, и дать им возможность свободно и честно писать на эти темы. Мы хотим поощрять такие «сигналы тревоги», которые в конечном итоге помогут создать более свободную, более независимую в финансовом отношении прессу.

Но мы и на этом не остановимся. Наши партнеры из Королевского колледжа Лондона разработают виртуальные инструменты, которые помогут читателям лучше ориентироваться в новостных изданиях, а журналистам — бороться за прозрачность политики в своих медиа-компаниях. А мы, в свою очередь, будем использовать собранную информацию для того, чтобы отстаивать свободу прессы и прозрачность в медиа-индустрии.

Однако для этого нам нужна помощь; необходимо опросить как можно больше журналистов. openMedia проводит конфиденциальное анонимное анкетирование журналистов со всей Европы; вопросы касаются их методов работы и их личных столкновений с коммерческим давлением в отделе новостей.

Пока что собранные нами ответы показали: фармацевтические, строительные, энергетические и IT-компании значительно влияют на то, какая информация о них попадает в прессу, а какая не попадает. Некоторые из опрошенных журналистов упомянули, что в их СМИ практикуется самоцензура, а некоторые даже рассказали, что их просили не писать о важном рекламодателе. Репортеры из многих стран сообщили, что от политических и коммерческих интересов (которые часто совпадают) зависит то, какая информация не попадает в новости.

Мы объявляем о начале проекта и просим всех журналистов, которые могут поучаствовать, пройти наш опрос и рассказать то, что им известно — это можно сделать анонимно. Мы не cможем пролить свет на то, что творится внутри всей медиа-индустрии, и не сможем бороться за свободу прессы и финансовую независимость СМИ, если не будем располагать данными о том, что и где происходит.

И самое главное: что бы вы ни рассказали, мы сохраним вашу личность и вашу информацию в строгой тайне. Журналисты из разных стран Европы уже сейчас делятся с нами фактами,  поскольку доверяют нам и знают, что мы ни в коем случае не поставим под угрозу их работу и личную безопасность. Например, наши коллеги из лондонского Королевского колледжа с помощью своих компьютерных систем мониторинга СМИ могут конфиденциально проверять достоверность и предоставлять доказательства того, что вы сообщаете нам, так что ни работодатели, ни кто-либо другой не узнают, что вы рассказали об этом.

Вы можете пройти опрос (см. ниже) или просто прислать нам информацию и документы напрямую.
Пожалуйста, распространите это обращение, особенно среди (всех известных вам) журналистов. Спасибо.

Насколько свободна наша пресса?

Вы работаете журналистом? Хотите добиться большей защиты и свободы для репортеров?
Если да, то, пожалуйста, пройдите наш опрос (можете сделать это анонимно). Мы исследуем СМИ в 47 европейских странах, чтобы понять, как финансовое давление влияет на СМИ. Всю полученную информацию мы сохраним в строгой тайне.
Пройти опрос→

About the author

Mary Fitzgerald is Editor-in-Chief of openDemocracy. Before joining oD she worked for Avaaz, the global campaigning organisation, and is a former Senior Editor of Prospect Magazine. She has written for the Guardian, Observer, New Statesman and others. Follow her on Twitter: @maryftz


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.