ОД "Русская версия"

Евтушенков - это совсем не Ходорковский

dyor.jpg

В России арестован один из богатейших людей страны, владелец нефтяной компании — кто помнит историю Михаила Ходорковского, у того обязательно возникнет ощущение дежа вю, история повторяется. In English

Oleg Kashin
17 October 2014

В России арестован один из богатейших людей страны,владелец нефтяной компании — кто помнит историю Михаила Ходорковского, у того обязательно возникнет ощущение дежа вю, история повторяется

Помещенный под домашний арест владелец холдинга АФК «Система» Владимир Евтушенков — один из немногих российских миллиардеров, сделавший свое состояние еще до прихода Владимира Путина к власти, один из последних независимых олигархов, и какие бы финансовые махинации ни упоминались в официальных пресс-релизах о предъявленном Евтушенкову обвинении, трудно отделаться от ощущения, что перед нами — новое политическое дело, уже привычное в путинской России, где суды и прокуратура — не более чем инструмент в руках правящей администрации. Прокуратура уже заявила, что входившая в холдинг Евтушенкова нефтяная компания «Башнефть» должна быть национализирована — точно так же происходило и с «Юкосом» Михаила Ходорковского, а Владимир Путин, как и тогда,таинственно улыбается и говорит , что не имеет отношения к этому делу. Но разве можно ему верить? 

Трудно отделаться от ощущения, что перед нами — новое политическое дело.

В какой-то мере это ощущение справедливо. Большие деньги и политика — в России это одно и то же, и Владимир Евтушенков остается субъектом российской политики даже сейчас, когда он едва ли думает о чем-то, кроме собственного ареста. Чтобы понять, что произошло, надо вернуться в уже далекое прошлое — как минимум на пятнадцать лет назад, когда Владимир Путин только пришел к власти.

dyor_0.jpg

Евтушенков — один из немногих российских миллиардеров, сделавший свое состояние еще до прихода Владимира Путина к власти.

Сейчас, когда многие детали стерлись из памяти,события конца 1999 года воспринимаются примерно так: президент Борис Ельцин, растерявший к концу своего второго президентского срока все остатки популярности и здоровья, назначил своим преемником молодого ветерана спецслужб Владимира Путина,досрочно уступил ему президентское кресло, и с помощью телевизионной пропаганды и подконтрольной Кремлю избирательной системы малоизвестный политик стал главой российского государства. 

Забытые детали истории

Но некоторые детали из тех, о которых уже не принято вспоминать, очень важны. Пятнадцать лет назад в России случился последний (пока последний — мы ведь не знаем, что произойдет в обозримом будущем)драматический эпизод смертельной борьбы за власть между двумя группировками политической элиты того времени. На Владимира Путина ставил Борис Ельцин и его ближайшее окружение, переживавшее тогда,вероятно, полосу самых серьезных политических неудач. В стране ни у кого не было иллюзий по поводу рейтинга и здоровья уходящего президента, и большая часть российской номенклатуры, прежде всего региональной, всерьез рассчитывала занять Кремль и забрать высшую власть себе.  

Лидерами той группировки были отправленный в отставку несколькими месяцами раньше премьер-министр Евгений Примаков, принадлежавший еще к советской политической элите и пользовавшийся популярностью как у сторонников рыночных реформ, так и у тех, кто мечтал о советском реванше, и мэр Москвы Юрий Лужков — очевидно, самый популярный тогда региональный руководитель, ролевая модель для десятков губернаторов самых разных российских регионов и неформальный лидер всего губернаторского корпуса, многие представители которого открыто вставали на сторону Лужкова и Примакова, считая, что ни Ельцин, ни тем более его молодой и малознакомый электорату преемник не имеют шансов удержаться в Кремле.

Партия «Единство», созданная накануне выборов для поддержки Путина, и партия «Отечество», лидерами которой были Лужков и Примаков, боролись за победу на парламентских выборах. Наверное, это были самые честные выборы в истории постсоветской России — единственный раз, когда друг другу противостояли примерно равносильные административные ресурсы.«Отечество» было фаворитом; фактически, это уже была правящая партия — ведь в ней участвовало большинство губернаторов, каждый из которых был полноправным хозяином в своем регионе. На стороне «Единства» были только федеральные телеканалы, но оказалось, что это оружие на выборах в России играет решающую роль, и на выборах «Единство» опередило «Отечество» сразу на десять процентов. Владимиру Путину была открыта дорога в Кремль, Лужков и Примаков сложили оружие и отказались от участия в президентских выборах.  

Через полтора года партии «Единство» и «Отечество» объединились в одну — «Единую Россию.»

Оказалось, это не была война на уничтожение, и обе стороны конфликта были друг другу нужны. У Путина была поддержка избирателей и власть над федеральными структурами, прежде всего силовыми, но сторонники Лужкова контролировали всю власть в регионах, а у Путина, как и у Ельцина, не было достаточной поддержки среди региональных элит. Альянс вчерашних врагов строился долго, но уже через полтора года партии «Единство» и «Отечество» объединились в одну — эта объединенная партия существует до сих пор и называется «Единая Россия»,она по-прежнему контролирует большинство в парламенте и все российские регионы, оставаясь по сути политическим крылом путинского Кремля и основой путинской политической системы. 

Укрощение региональных лидеров

У Путина всегда был имидж жесткого и авторитарного правителя, но в действительности он год за годом выстраивал компромиссную политическую систему,очень деликатно отвоевывая высоту за высотой у прежней «лужковско-примаковской» элиты. Сам Юрий Лужков, с противостояния с которым началась карьера Путина, был отправлен в отставку только в 2010 году — до этого момента Путин не решался бросить вызов влиятельнейшему регмональному лидеру, опиравшемуся на лояльные ему и независимые от Кремля финансово-промышленные группы, одной из которых как раз и была АФК «Система», владелец которой Владимир Евтушенков женат на сестре жены Юрия Лужкова (жена бывшего мэра, Елена Батурина,также до отставки мужа была влиятельным российским олигархом). 

Presidential Press and Information Office_0.jpg

С момента прихода к власти, Путин занялся укрощением региональных лидеров, в том числе мэра Москвы Юрия Лужкова.

Доверие других сильных региональных лидеров Путину в первые годы пребывания у власти приходилось банально покупать — президентам Татарстана и Башкирии Минтимеру Шаймиеву и Муртазе Рахимову, бывшим ключевыми фигурами лужковского блока, Кремль позволил взять под контроль нефтяную промышленность своих регионов. На протяжении всех этих лет, пока в Москве шел передел нефтяного бизнеса в пользу подконтрольной Кремлю «Роснефти», никто не трогал «Татнефть» и «Башнефть». Последняя, нефтяной монополист Башкирии, была приватизирована сыном президента республики Уралом Рахимовым. Сейчас российская прокуратура объявила его в розыск, но не для того, чтобы отобрать у него компанию — пять лет назад он ее продал холдингу Евтушенкова. Формально «Система» еще остается владельцем «Башнефти», но очевидно, что это вопрос времени — подобные споры в России решаются именно так, и Михаил Ходорковский,переживший аналогичный опыт еще одиннадцать лет назад, через российские СМИ дает Евтушенкову советы — отдай им все, и тебя выпустят, ты уже немолодой, и политических амбиций у тебя нет. 

Доверие сильных региональных лидеров Путину в первые годы пребывания у власти приходилось покупать.

То есть Ходорковский, по сути, сам формулирует разницу между собой и Евтушенковым — сам экс-владелец «Юкоса» ни на какие сделки с прокуратурой не пошел,отсидел десять лет и сделал все, чтобы из бывшего олигарха с соответствующей репутацией превратиться в политического или хотя бы общественного деятеля,тратящего остатки своих денег не на новый бизнес, а на поддержку гражданского общества. Представить в такой роли Владимира Евтушенкова действительно очень сложно — человек, оставшийся миллиардером до 2014 года, должен был много раз демонстрировать Владимиру Путину свою личную лояльность и готовность выполнять любые требования. Несколько лет назад СМИ много писали об анекдотическом сюжете, когда по заказу Путина Евтушенков (среди его активов — телекоммуникационные компании и заводы электроники) делал российский смартфон, который, по его словам, был лучше iPhone4. Выглядело это довольно жалко, зато Путин явно был удовлетворен — он дал человеку невыполнимое поручение, и человек радостно побежал его выполнять. Нет, это совсем не Ходорковский. 

Собственно, главная новость, которую принесло дело Евтушенкова, состоит в том, что лояльность уже может и не спасти. Это два или три года назад Владимир Путин мог мириться с тем, что не все миллиардные состояния в России принадлежат его друзьям по дачному кооперативу «Озеро» или по работе в мэрии Петербурга девяностых годов прошлого века. Сейчас, в условиях политической мобилизации, когда украинский кризис может вот-вот привести к торжеству в России изоляционизма и неизбежному в таких случаях затягиванию поясов, сохранять контроль чужака из старой элиты даже над небольшим в масштабах страны нефтяным активом — непозволительная роскошь. Именно поэтому Евтушенков уже сейчас может распрощаться с «Башнефтью» — он подпишет все признания, выплатит все недоплаченные налоги и получит за это, может быть, условный срок. Есть, конечно, еще один вариант — убежать из-под домашнего ареста, уехать за границу и делать громкие антипутинские заявления из Лондона. Но лучше прислушаться к советам Ходорковского.

Фото 1: CC dyor

Фото 2: Presidential Press and Information Office

 

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData