ОД "Русская версия"

ИГ в Чечне, или тут вам не место

chechnya.jpg

Образование, порицание и вмешательство: как чеченские власти разбираются с «Исламским государством». in English

 

Беслан Успанов
5 October 2015

Ни для кого не секрет, что в рядах террористической организации «Исламское государство» (далее «ИГ»), ведут свою деятельность очень много выходцев с Северного Кавказа, в том числе уроженцы Чеченской Республики, которые съехались туда с разных уголков мира.

Кто-то приехал с европейских стран, где они жили в качестве беженцев. Некоторые примкнули к «ИГ», будучи студентами исламских ВУЗов в Египте, Сирии и других арабских государствах. Но есть и те, которые приезжают на территорию Ирака и Сирии из самой Чеченской Республики. На многочисленных видеороликах, молодые чеченцы частенько заявляют, что вернутся в родной край, где наведут свой порядок.

Тем временем в самой республике каждый день ведется работа, чтобы ограничить влияние идеологии «ИГ» на местную молодежь, которая по-прежнему под разными поводами выезжает из республики.

От «Имарата» до «Даули»

«Иблисское государство» - именно так в Чеченской Республике на самом высоком уровне называют террористическую организацию, которая сама себя именует как «Исламское государство».

Термин «иблисское государство» (иблис – дьявол, сатана) можно встретить не только на страницах Instagram главы Чечни Рамзана Кадырова, но и на официальном сайте главы и правительства ЧР, а также услышать из уст различных чиновников на многочисленных мероприятиях, как в республике, так и далеко за ее пределами.

Что касается рядового гражданина Чечни, на первый взгляд, «ИГ» - это нечто сугубо далекое. Хотя в самой республике прекрасно знают, что такое терроризм и что можно ожидать от представителей подобных организаций.

В Чечне, как и по всему Северному Кавказу, до сих пор остаются те, кто связан так или иначе с террористами. Кто-то под флагом «Имарата Кавказ», кто-то под знаменами «ИГ», которую также называют «Дауля», то есть государство (араб.).

Мало кто в регионе понимает разногласия и серьезную конкуренцию этих двух организаций между собой. Но большинство полагают, что и те, и другие – это одно зло, с котором можно и нужно бороться. И в этой борьбе у руководства Чеченской Республики весьма разнообразный инструментарий.

«Мы их не для этого растили»

Нужно понимать, что в чеченском обществе есть свой уклад, где каждый имеет обязательства перед своей семьей. Издревне здесь так заведено, что любой порицаемый обществом поступок отдельного человека пятном ложится на весь род.

Именно «позорное общественное порицание» - одна из самых эффективных привинтивных мер, которую используют власти Чечни, дабы отбить у молодежи какой-либо интерес к ИГ. Главное участие в «пожуривании», транслирующегося местными телеканалами на всю республику, принимает самый большой авторитет – Рамзан Кадыров.

Так, совсем недавно глава республики в очередной раз собрал несостоявшихся террористов, которые вели активную деятельность в социальных сетях по свержению государственного режима.

Пятеро молодых людей с опущенными головами, периодически всхлипывая, слушают то, что им говорит Рамзан Кадыров. При этом напротив молодых людей стоят их родные и близкие, убитые горем из-за позора, который навлекли на них собственные отпрыски.

По очереди высказываются глава Веденского района Чечни (задержанные родом оттуда), начальник РОВД того же района и местный кадий, которые не чураются разных жестких выражений в адрес стоящих с опущенными головами людей.

Советник главы Чечни по религиозным делам, который учился в Сирии, по пунктам разъясняет всю лживость и несостоятельность той идеологии, под влияние которой попали эти молодые люди.

Очередь высказаться доходит до родителей. Седой старец с бородой и тростью - отец одного из задержанных. Начинает гневную речь в адрес своего чада, но не может договорить, так как начинает буквально реветь на глазах у всех. Матери молодых людей еще более эмоциональны. Сквозь слезы говорят, что не так воспитывали своих детей и просят прощения у всего чеченского народа, в том числе у Рамзана Кадырова.

Подобные мероприятия отнюдь не редки для республики.

Битва за интернет

Зачастую выявить и задержать потенциальных игиловцев, как и в истории, описанной выше, удается благодаря работе в Сети. Именно там активно свою деятельность ведут различного рода вербовщики, среди которых зачастую можно встретить не только реальных людей, которые занимаются переправкой новых лиц в Сирию и Ирак, но и болтунов, которые строят из себя официальных представителей «ИГ».

Но есть и другая сила, которая также обещает помочь в «отправке на джихад». Недели и месяцы напролет может идти подготовка маршрута, попутно выясняя разные детали у желающего примкнуть к «ИГ». В результате подобной спецоперации в интернете человек, планирующий перебраться на «благословенную землю Шама» (Сирии), может оказаться, например, в застенках тюрьмы в Чернокозово, так как все это время вел переговоры с чеченскими правоохранителями.

chechnya_1.jpg

Мусульмане во время праздничной молитвы в день праздника жертвоприношения Курбан-Байрам в мечети имени Ахмата Кадырова в Грозном. Саид Царнаев РИАПодобная практика применялась чеченскими силовиками еще задолго до появления «ИГ». Немало молодых людей вместо желания «уйти в лес» в итоге очутились за стенами с колючей проволокой.

Вместе победим

С завидной регулярностью в республике во всех районах и населенных пунктах ведутся профилактические работы, направленные на предотвращение экстремизма. День и ночь различного ранга чиновники от депутатов парламента до глав сельских поселений совместно с духовенством и правоохранительными органами проводят различные массовые мероприятия, встречи с молодежью, круглые столы, на которых обсуждают лживость идеологии «ИГ». Как только тот иной человек, ответственный за работу на данном направлении сбавляет обороты, они лишается своей должности.

Но лишиться своей должности можно и по другой причине, как это было в истории с Седой Дударкаевой. Девушка, будучи дочерью руководителя Управления миграционной службы Чечни уехала в Сирию, где вышла замуж за одного из участников боевых действий. Родители предпринимали разные попытки вытащить дочь оттуда, но безрезультатно.

В итоге ее отец Асу Дударкаев лишился своей должности, которую занимал чуть больше 10 лет. Поэтому поводу высказался тогда и Рамзан Кадыров. «Дудуркаев, являясь руководителем одной из важных структур, не имеет морального права говорить с подчиненными о морали и нравственности, патриотизме и религии. Его родная дочь находится в рядах ваххабистов и бандитов, проливающих кровь мирных граждан», - заявил глава Чечни.

Подобные истории не столь распространены в республике, но и не единичны.

Стоит отметить, что после смены руководства УФМС в самой структуре работать стали намного жестче. Теперь получить загранпаспорт в республике не так уж и просто, особенно если в планах съездить на заработки в Турцию или погреть кости в этой ближневосточной стране.

Традиционный ислам

Руководство Чечни понимает, что главной составляющей, на которой делает свой упор пропаганда ИГ – является свое извращенное толкование Ислама.

В связи с этим, совсем недавно в республики были открыты спецкурсы повышения квалификации для работников религиозной сферы. Курсы, основная цель которых - борьба с пропагандой ИГИЛ, бесплатные, но обязательные, причем для всех религиозных деятелей.

По последним данным, здесь задействовано более 300 представителей духовенства республики, которые помимо изучения основ Корана, учатся тому, как отвлечь от ложных идей молодежь, завербованную экстремистами.

Также выпущены специальные памятки для имамов о том, как бороться с ваххабизмом. Через три года духовных деятелей ждет строгий экзамен, по итогам которого имам либо останется в своей мечети, либо его заменит более квалифицированный и подготовленный наставник.

Ты то, что у тебя в телефоне

Наряду с перечисленными методами борьбы с последователями «ИГ» в Чечне есть еще одна не слишком популярная в народе, но эффективная практика. Правоохранители могут потребовать у прохожего телефоне, чтобы проверить на предмет террористического контента (фото, видео, аудио).

На центральном рынке Грозного можно периодически наблюдать картину, как выборочно проверяют у молодых людей телефоны. Если же в телефоне будет обнаружена запрещенная или как минимум сомнительная информация, то молодого человека ждет жесткая беседа в компании родителей, представителей духовенства и правоохранителей.

«ИГ» не пройдет?

В Чечне руководство республики с самого начала объявило настоящую войну организации «ИГ» и ее последователям.

Рамзан Кадыров неоднократно заявлял, что в Чечне заплатили большую цену за мир и процветание республики и никому больше никогда не будет позволено заигрывать с народом. И все примкнувшие к «ИГ» должны навсегда забыть дорогу домой.

Заявления главы республики и профилактические меры, предпринимаемые правоохранителями совместно с имамами, дают свои плоды: в Чечне вполне спокойная обстановка. По крайней мере, можно пока уверенно говорить о том, что на фоне соседних Дагестана и Кабардино-Балкарии, где вновь и вновь возникают различные вылазки террористов, преимущественно сторонниками ИГ (по словам местных правоохранительных органов), которые властям приходится подавлять с помощью КТО, в Чечне – затишье.

Однако в самой Чечне понимают, что это может быть лишь «затишьем перед бурей», и одних усилий, принимаемых в самой республике не совсем достаточно. И вопрос нужно, в первую очередь, решать на территории Сирии и Ирака. И от определенных шагов именно там, во многом будет определяться ситуация на все Северном Кавказе в целом, и в Чечне, в частности.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Related articles

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData