ОД "Русская версия"

Руслан Кутаев: правозащитник

В Чечне на четыре года колонии осужден общественный деятель Руслан Кутаев, которого суд признал виновным в хранении героина. Правозащитники убеждены, что дело сфальсифицировано. in English

Мария Климова
11 July 2014

В понедельник, 7 июля, Урус-Мартановский городской суд Грозного вынес приговор чеченскому правозащитнику Руслану Кутаеву, признанному виновным в незаконном приобретении и хранении героина без цели сбыта (ч. 2 ст. 228 УК РФ). Председательствующий на процессе судья Александр Дубков приговорил президента «Ассамблеи народов Кавказа», члена высшего политического совета партии «Альянс зеленых и социал-демократов» Кутаева к четырем годам колонии общего режима. Кроме того, судья запретил правозащитнику заниматься общественной деятельностью в течение года после выхода на свободу.

Задержание и избиения

56-летнего Руслана Кутаева задержали 20 февраля 2014 года у дома его родственников в поселке Гехи. По данным МВД, в тот день в селе проводились оперативно-профилактические мероприятия; патруль якобы случайно задержал Кутаева, чье поведение показалось полицейским «странным». При обыске правоохранители обнаружили у задержанного три грамма неизвестного порошка в кармане брюк. Для выяснения обстоятельств Кутаев был задержан.

Kutaev_colour [from YouTube]_0.png

Руслан Кутаев осужден на четыре года колонии.

«Мы долго не знали где он, кто его забрал и куда отвез, » вспоминает брат Кутаева Ширвани. «Знали только, что Руслана задержали у дома наших родственников, буквально в тапочках, они как раз собирались сесть за стол, чтобы поужинать. К двору подъехали несколько машин, люди в масках зашли в дом и забрали брата. Только поздней ночью выяснилось, что его доставили в ОВД города Урус-Мартан». Позже, по его словам, следователи сообщили, что Кутаев признался в приобретении и хранении героина. Через день после задержания его повезли на медицинское освидетельствование. Первый раз не нашли ничего. Потом вроде как в моче Кутаева было зафиксировано наличие кодеина и морфина.

«Ему сломали ребра, он был сильно избит. Выглядел очень подавленным»

Брату удалось увидеться с братом, когда тот сидел в ОВД. «Ему сломали ребра, он был сильно избит. Выглядел очень подавленным», - говорит брат Кутаева. Позже, в марте, медики выявили у Кутаева переломы двух ребер, а адвокаты зафиксировали множественные синяки, обширную гематому на спине, а также в области грудной клетки.

Родственники правозащитника не сомневаются, что силовики пытались выбить из Кутаева признательные показания, однако на слушаниях об избрании меры пресечения 24 февраля он это отрицал. Там же Кутаев сознался в том, что нашел пакетик с тремя граммами героина в такси, на котором якобы ехал из Пятигорска, и сознательно положил его себе в карман.

Негодование президента

Presidential Press and Information Office_2.jpg

Траурные мероприятия перенесены на 10 мая – день похорон бывшего президента Ахмада Кадырова.Арест чеченского общественного деятеля не вызвал большого резонанса в республике и, тем не менее, привлек внимание российских правозащитников. Первым о возбужденном против Кутаева деле сообщил глава «Комитета против пыток» Игорь Каляпин. Он обратил внимание, что буквально за два дня до задержания Кутаева, в центральной библиотеке Грозного состоялась научно-историческая конференция, посвященная 70-летию депортации чеченского и ингушского народов, участие в которой, помимо Кутаева, приняли чеченцы-ветераны ВОВ, депутаты республиканского парламента, ученые и историки. Традиционно день депортации отмечался в Чечне 23 февраля, однако в этом году Кадыров траурные мероприятия перенес на 10 мая – день похорон его отца Ахмада Кадырова. Было ли связанно такое решение с празднованием Международного дня защитника Отечества или, по неофициальным данным, с церемонией закрытия Олимпиады в Сочи, доподлинно неизвестно.

Несмотря на решение чеченского главы, 18 февраля Кутаев принял участие в организации научно-историческая конференци.

Несмотря на решение чеченского главы, 18 февраля Кутаев принял участие в организации научно-историческая конференции, чем, по словам Каляпина, вызвал негодование администрации главы республики Магомеда Даудова. Несколько участников мероприятия, по его словам, были приглашены на встречу с главой администрации, где Даудов выразил неудовольствие по поводу случившегося. «На ковер» по телефону пытались вызвать и Кутаева, однако тот ехать к Даудову отказался. Сказал, что он вовсе не обязан подчиняться требованиям главы президентской администрации и что сейчас на эту встречу у него нет времени, рассказывает Каляпин.

«После конференции Руслан звонил мне и еще нескольким людям в Москву. Он был уверен, что его скоро арестуют из-за того, что он отказался от встречи с Даудовым. Он поехал к родственникам в село, оттуда позвонил мне и рассказал, что за ним следят. Через два часа Кутаева задерживают с героином», - рассказал Каляпин.  Вскоре после ареста, главе «Комитета против пыток» удалось встретиться с Кутаевым в Урус-Мартановском ОВД. По итогам встречи Каляпин сообщил, что на теле чеченского правозащитника присутствуют множественные гематомы и ушибы.

По итогам предварительного расследования, Каляпин объявил, что дело имеет политическую подоплеку, а обвинения против Кутаева сфабрикованы. Лидер Чечни Рамзан Кадыров немедленно отреагировал на слова главы правозащитного комитета: на встрече с Общественной платой глава республики, в свойственной ему резкой манере, обвинил Каляпина в спекуляциях и даже пособничестве террористической деятельности в республике.

«Я подчеркнул, что никто на свете больше, чем я, не заинтересован в защите прав жителей Чечни. Ради этих прав отдали свои жизни наш первый президент, Герой России Ахмат-Хаджи Кадыров и тысячи его соратников. В то же время некоторые люди на теме защиты прав человека в Чечне пытаются делать карьеру, решать свои личные вопросы», - сообщил тогда Кадыров. По его словам, Каляпин «пытается склонить к лжесвидетельству какого-то Руслана Кутаева».

«Некоторые люди на защите прав человека в Чечне пытаются делать карьеру, решать свои личные вопросы», - сообщил тогда Кадыров.

Это не первый выпад главы республики в адрес Каляпина. Кадыров и раньше критиковал деятельность комитета и его руководителя, занимающегося оказанием юридической помощи жертвам пыток с 1995 года.  «У нас есть правозащитники, способные ставить перед властью любые вопросы и отстаивать законные интересы граждан. И они обойдутся без Каляпиных», - заключил глава Чечни.

Омбудсмен

Вслед за Кадыровым о деле против Кутаева высказался и чеченский омбудсмен Нурди Нухажиев. Он пояснил, что как только появилась информация об аресте правозащитника, Нухажиев поручил своим подчиненным выяснить обстоятельства и причину его задержания. По словам омбудсмена, он пообщался с Кутаевым наедине и узнал, что жалоб на нарушение прав и условия содержания у правозащитника нет.

«Не вижу никаких оснований для волнений вокруг этого дела. А кто поднимает шумиху, тот действует точно не в интересах Кутаева. Ситуация искусственно нагнетается некоторыми «деятелями» в целях самопиара, имитируя бурную правозащитную деятельность», - подчеркнул тогда Нухажиев. Он пообещал и впредь следить за ходом следствия и незамедлительно реагировать, если, конечно, в этом будет необходимость.

kremlin.ru__0.jpeg

Чеченский омбудсмен Нурди Нухажиев (в белом) участвует в обсуждении прав человека на встрече с Путиным.

Суд

Расследование уголовного дела, возбужденного против Кутаева, было завершено в довольно короткие сроки – ровно два месяца потребовалось следователям, чтобы подготовить обвинительное заключение. 25 апреля начался суд над общественным деятелем.

Свидетелями обвинения выступили полицейские, присутствовавшие при задержании правозащитника. Глава «Комитета против пыток» Каляпин в ходе судебного процесса неоднократно указывал на несостыковки и противоречия в деле. Так, один из свидетелей отмечал, что Кутаев привлек внимание полиции потому что «шатался, стоя на месте, и как-то суетился», из-за чего правоохранители и заподозрили, что мужчина находится в состоянии наркотического опьянения. Тем не менее, правозащитника доставили на медицинское освидетельствование лишь на следующий день после задержания. Подозрительным Каляпину показалось и то, что многие из опрошенных полицейских просили судью зачитать им их собственные показания, данные ранее в ходе следствия.

Полицейские просили судью зачитать им их собственные показания, данные ранее в ходе следствия.В ходе судебного заседания 2 июня врач-невролог, проводивший освидетельствование Кутаева, сообщила, что не знает, кто вписал в подписанный ею протокол «сведения» о наличии в моче Кутаева кодеина и морфина. Она сказала, что забор проб для анализа не делала, лабораторное исследование проводила также не она, кем и когда оно было проведено, свидетель не знает. Сам Кутаев на суде объяснил, что он был вынужден дать признательные показания из-за применяемых к нему пыток.

«Сотрудники отвезли меня к Даудову (руководителю администрации Кадырова – прим. ред.), где он вместе с Алаудиновым (заместителем министра МВД по Чеченской Республике – прим. ред.) жестоко избивали меня в присутствии своей охраны. Но я не считаю, что они это сделали только из-за личной неприязни ко мне. Это является далеко не основной причиной фабрикации уголовного дела и моего последующего уголовного преследования», - сообщил Кутаев в ходе одного из заседаний. По его словам, дело против него стало лишь одним из примеров расправы российских чиновников и силовиков с политическими оппонентами в России.

«Поэтому ложное обвинение меня в приобретении и хранении наркотических средств является прежде всего показательной расправой за мою политическую деятельность и имеет своей целью запугать других чеченских политических, общественных деятелей и правозащитников, выступающих с критикой властей Чечни», - пояснил он. 

«Лорд» Даудов

Глава администрации Кадырова Магомед Даудов, известный в республике как бывший военный с позывным «Лорд», за две недели до приговора лично захотел поприсутствовать на процессе.

«Я слышал, что на прошлом заседании после упоминания моего имени тут был смех. Я не работаю в цирке, чтобы, произнося мое имя, кто-то даже подумал смеяться». Он подчеркнул, что не избивал и не задерживал Кутаева. Глава администрации Кадырова также заверил судью, что он с правозащитником лично не знаком и никогда с ним не встречался и, несмотря на данные защиты, только один раз разговаривал с ним по телефону. Чиновник даже попросил суд о снисхождении к обвиняемому, отметив, что каждый человек может ошибаться.

«Я не сторонник жесткой силовой политики по отношению к человеку, который один раз ошибся. Я знаю, какая у нас система ФСИН, и как там люди содержатся, и какими они оттуда приходят. Члены общества, в том числе граждане республики, платят налоги, чтобы людей не портили в таких местах. Но, к сожалению, мы даем человеку лет десять, и там его окончательно портят. Разум там не приходит к людям. Тюрьма людей портит», заключил Дуадов.

Наказание за хранение наркотиков в крупном размере без цели сбыта в России предусматривает от трех до десяти лет тюремного заключения. Прокуратура потребовала для Кутаева пять лет тюрьмы. Суд приговорил правозащитника к 4 годам колонии.

Фальсификация

Арест Кутаева привлек внимание как российских, так и западных правозащитных организаций. В России, помимо «Комитета против пыток», делом заинтересовался правозащитный центр «Мемориал», который признал чеченского общественного деятеля политическим заключенным. В организации уверены, что уголовное дело в отношении чеченского общественника «имеет многочисленные признаки фальсификации» и, вероятно, было сфабриковано. Недоверие экспертов «Мемориала» было вызвано, среди прочего, показаниями полицейских, допрошенных на суде. В частности, по словам правозащитников, сотрудники МВД так и не смогли пояснить, от кого конкретно был получен приказ на проведение оперативно-профилактических мероприятий в селе Гехи, никаких документов по этому вопросу в суде представлено не было.

facebook_1.jpg

Сформировалась настолько плотная атмосфера страха, что только очень немногие осмеливаются возражать Кадырову.

Российские власти обязаны немедленно освободить президента «Ассамблеи народов Кавказа» Руслана Кутаева, считает международная организация Human Rights Watch. В поддержку правозащитника высказался директор организации по Европе и Центральной Азии Хью Уильямсон.

«Арест Руслана Кутаева и возмутительное обращение с ним стали недвусмысленным напоминанием о том, что руководство Чечни лучше не критиковать, в республике сформировалась настолько плотная атмосфера страха, что только очень немногие осмеливаются возражать Кадырову по каким-либо вопросам», - говорит Уильямсон.

Суд над Русланом Кутаевым стал первым политическим процессом в современной Чечне, считает журналист «Новой газеты» Елена Милашина, следившая за расследованием и ходом судебного разбирательства.  «Я была практически на каждом заседании в Грозном. И я уверена, что расследование было сфальсифицировано от начала и до конца. Адвокат сумел полностью разрушить все обвинения против Руслана, хотя суд полностью проигнорировал доводы защитника, тем самым лишь подчеркивая несостоятельность вынесенного приговора», сообщила Милашина. Она уверена, что Даудов пришел на суд добровольно исключительно для того, чтобы запугать участников процесса и продемонстрировать собственную силу, считает Милашина.

«Впервые такой статусный силовик сам захотел выступить на суде свидетелем. Тем лучше — теперь каждый раз при упоминании его фамилии все будут вспоминать про этот позорный срок Кутаеву», говорит журналист. При этом родственники и знакомые Кутаева указывают на постыдность самого обвинения против него - по их словам, правозащитник нетерпимо относился к сигаретам и алкоголю, не говоря уж о наркотиках.

Правозащитник нетерпимо относился к сигаретам и алкоголю, не говоря уж о наркотиках.

Важно понимать, что никакого события преступления, о котором говорилось во время суда, не было, говорит по итогам процесса над Кутаевым глава «Комитета против пыток» Игорь Каляпин.  «Никто не находил у Кутаева пакета с героином, потому что никто его не обыскивал. Его просто задержали дома вооруженные люди. Все протоколы появились потом. Мы пытались доказать это в суде. Достаточно было запросить биллинг телефона полицейских, якобы его задержавших, но которых на самом деле не было в селе Гехи, да и биллинг с телефона самого Кутаева, чтобы выяснить, что ни в какой Пятигорск он в тот день не ездил. Следовательно, он не возвращался оттуда на такси и не находил там пакет с героином», - говорит Каляпин. По его словам, шансы на то, что суды апелляционной инстанции смягчат приговор ничтожно малы.

«Я уверен, что и там будет выполнен заказ чеченских властей», говорит Каляпин. Что касается причастности чеченских чиновников к избиению Кутаева, глава «Комитета против пыток» уверен, что все происходило именно так, как рассказывает чеченский правозащитник.

«Однако маловероятно, что это дело будет когда-нибудь расследовано», - заключил он.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData