ОД "Русская версия"

Обзор российской прессы (30 октября)

Образование российских силовиков станет тайной, библиотекари стали потенциальными экстремистами, а главу Новосибирского театра оперы и балета подозревают в мошенничестве. Обо всем этом – в пятничных выпусках федеральных российских газет.

Editors of OpenDemocracy Russia
30 October 2015
10446595103_593cd68f9e_z.jpg

Дворцовая площадь, Санкт-Петербург. ah zut / Flickr. Некоторые права защищены.Издание «Коммерсантъ» это утро начинает с эксклюзивных новостей о предпринимателе Владимире Кехмане. Он, напомним, после скандала с оперой «Тангейзер» стал еще и директором Новосибирского оперного театра. Как выяснило издание, в Высокий суд Лондона с иском о мошенничестве еще в апреле этого года обратился Банк Москвы. Тот же суд уже ранее признал его банкротом, тогда банк требовал взыскать с Кехмана $150 млн. Сейчас эта сумма с учетом набежавших процентов составляет около $200 млн.

«Чтобы иск не был отклонен еще на стадии досудебного разбирательства, потребовались дополнительные доказательства, которые вчера и исследовал суд. Они касались двух аспектов. В частности, Банк Москвы считает, что при выдаче кредита ему была предоставлена заведомо ложная финансовая отчетность группы JFC, показатели которой были завышены на сотни миллионов долларов за счет искусственного увеличения выручки компании Garold Projects Limited, входящей в группу», — разъясняет суть претензий издание.

Также истец утверждает, что сотрудники группы компаний Кехмана сознательно сокрыли тот факт, что боле 50% акций компании JFC Group Holding уже находятся в залоге у Сбербанка.

Сам Кехман, у которого уже давно имеется крупный конфликт со Сбербанком, а теперь к нему добавился и Банк Москвы, утверждает, что все происходящее – личная месть.

Также газета в пятницу рассказывает о нашумевшем деле, возбужденном против главы московской Библиотеки украинской литературы Натальи Шариной. Сегодня ее планируется арестовать за то, что в библиотеке хранились запрещенные к распространению книги украинского публициста и политика Дмитрия Корчинского. Следователи проводили обыски в библиотеке до позднего вечера, в итоге задержав директора.

Как объясняет «Коммерсантъ», нынешние законы дают следствию широкий простор для их трактовки, а как следствие – задержание руководителей библиотек. С одной стороны за сам факт хранения литературы, запрещенной судом, ответственности нет. Массовое распространение ее грозит штрафом, однако же и хранение, и распространение являются составом уголовных статей 282 и 280 (разжигание ненависти и организация экстремистского сообщества). При этом библиотеки сами должны следить за обновлением списка Минюста, в котором публикуются новые названия запрещенных книг.

Но избавляться от них библиотека, по сути, не вправе. Начальник Российской государственной библиотеки Александр Вислый отмечает, что доступ к запрещенному труду, скажем, Муссолини, могут иметь историки. Но они должны делать это по запросу и с обоснованием такой необходимости. Окончательное решение принимает начальник библиотеки, но в законе никак не прописано, что является достаточным основанием для доступа к экстремистскому тексту, а что – нет. Фактически, ответственность за решение лежит на самой библиотеке, но никто не гарантирует отсутствия у нее проблем после этого.

О неожиданном карьерном витке бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова, лишившегося своего поста в результате крупного коррупционного скандала, сообщает РБК. Экс-министр станет одним из семи индустриальных директоров по направлениям корпорации Ростех. Он будет курировать авиационный кластер. «С 2007 по 2012 год Сердюков возглавлял наблюдательный совет «Ростеха», он хорошо знаком со спецификой деятельности корпорации, говорится в сообщении госкорпорации. В последнее время Сердюков занимал должность советника первого заместителя гендиректора корпорации. Сердюков не будет участвовать в органах управления «Ростеха», подчеркивается в сообщении», — сообщает издание.

Интересно, что в ноября 2013 года Сердюков уже был назначен на должность гендиректора Федерального исследовательского испытательного центра машиностроения, входящего в структуры Ростеха.

По всей вероятности, судьба Сердюкова была предопределена еще в ноябре 2012 года, вскоре после увольнения. Комментируя будущее бывшего министра, президент Владимир Путин заявил буквально следующее: «Если он куда-то захочет трудоустроиться, его будут брать. Не считаю, что мы должны препятствовать: человек имеет право работать, у нас же не 37-й год».

Еще одна важная новость – о грядущих сокращениях на заводе Ford Sollers во Всеволжске Ленинградской области. Одно из ключевых предприятий компании в России намерено на два месяца остановить конвейер и сократить часть персонала. «Информацию о «продлении новогодних каникул» и сокращениях на Ford Sollers агентству ТАСС подтвердили и в администрации Ленинградской области», — отмечает РБК.

Продажи Ford в России в январе-сентябре снизились на 41%, до 26,6 тыс. автомобилей. Сам рынок сократился на 31%, до 1,2 млн машин. В компании планируют сократить до 70 человек из 1,5 тыс. сотрудников. При этом работникам предложат увольнение по соглашению сторон с выплатой пяти окладов.

«Простой Ford Sollers также может быть связан с возможным отсутствием господдержки российского автопрома в 2016 году, предполагает сотрудник одного из российских заводов. В 2015 году правительство запустило три программы по стимулированию спроса на автомобили, выделив на них 29 млрд руб. Из этой суммы Ford Sollers досталось 350–400 млн руб», — сообщает РБК. На продление программ в 2016 году правительство денег пока не нашло.

Наконец, газета «Новые известия» рассказывает о новой инициативе российских силовиков. Те предлагают засекретить данные об образовании сотрудников силовых ведомств. Закон коснется не только ФСБ, ФСКН, ФСИН или МВД, но и таможенной службы, что вызывает у экспертов недоумение. «Очевидно, что служба сотрудников Госнаркоконтроля связана с повышенной опасностью из-за раскрытия личности, но, чем рискуют сотрудники ФТС, неизвестно», -- рассуждает издание.

По сути, из публичного доступа будут изъяты все данные о дипломах выпускников вузов при силовых ведомствах. В Минюсте это объясняют тем, что сотрудники этих структур часто внедряются в ряды преступных группировок, а засекречивание дипломов позволит обеспечить им дополнительную безопасность.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Related articles

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData