Дмитрий Окрест https://www.opendemocracy.net/taxonomy/term/18881/all cached version 08/02/2019 16:25:26 en "Приднестровье остается предоставленным самим себе" https://www.opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/pridnestrovie-ostaetsya-predostavlennym-samim-sebe <div class="field field-summary"> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <p>Молдавские правозащитники о тюрьмах, пытках и правозащитном контроле в Молдавии и непризнанном Приднестровье. <a href="https://opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/fighting-impunity-in-moldova-and-transnistria" target="_self"><em><strong>English</strong></em></a></p> </div> </div> </div> <p dir="ltr"><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none_left caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/564053/imageedit_3_9458371914.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/564053/imageedit_3_9458371914.jpg" alt="" title="" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" width="460" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Заключенные в прогулочном дворике тюрьмы-1 ПМР. Источник: gsinpmr.org.</span></span></span>В ноябре молдавские чиновники отчитывались, как они выполняют положения Конвенции ООН против пыток. Ратифицировавшие конвенцию страны раз в четыре года представляют доклад, а члены комитета составляют собственное мнение, изучая альтернативные отчеты правозащитников. </p><p dir="ltr">Один из авторов таких докладов - учрежденная в 2002 году Ассоциация Promo-Lex, которая занимается защитой жертв пыток. Адвокаты ассоциации Вадим Виеру и Николета Хрипливый рассказали Дмитрию Окресту, чем отличаются ситуации с правами человека в Молдавии и Приднестровья.</p><p dir="ltr"><strong>Насколько Молдавия вписывается в мировой контекст в плане защиты прав человека?</strong></p><p dir="ltr"><strong>Виеру:</strong> Сейчас ситуация по решениям Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) меняется, так как суммы все-таки огромные - появляется понимание, что лучше не плодить такие решения и не доводить до штрафов. Но опять же судей не испугаешь решениями ЕСПЧ: ранее министерство юстиции возложило штрафы ЕСПЧ на судей, а потом Конституционный суд отменил это решение. Сегодня более ста дел ожидают рассмотрения в ЕСПЧ, часть из них коммуницированы молдавским правительством. По отношению к ООН у судей сохраняется пиетет, поэтому мы активно работаем с Комитетом против пыток.</p><p dir="ltr"><strong>Если силовики совершают правонарушения, то насколько легко привлечь к суду сотрудников? Насколько возможно влиять на полицейскую неприкосновенность?</strong></p><p dir="ltr"><strong>Хрипливый:</strong> За последние три года ситуация действительно стала лучше и сложилось впечатление, что нас уже хотят услышать, но проблемы по-прежнему есть. Когда люди обращаются за помощью по поводу издевательств и вымогательств, то сейчас молдавские прокуроры берутся за такие дела и начинают проверки. Но нередко это тормозится на стадии подготовки к суду и дела в итоге закрываются. Ситуация с реабилитацией жертв пыток выглядит также не лучшим образом, но с 2018 года вступает в силу закон о выплате компенсаций жертвам.</p><p dir="ltr">Чтобы изменить такое положение, мы стараемся донести информацию о подобных проблемах до международных институтов. Недавно переняли опыт африканских стран: когда общаемся с дипломатами и экспертами, то для наглядности представляем не огромный отчет, а короткие выжимки про существующие проблемы и способы их решения.</p><p dir="ltr"><strong>Promo-Lex также занята мониторингом выборов. Насколько серьезна проблема?</strong></p><p dir="ltr"><strong>Виеру:</strong> В Молдове нет грубых фальсификаций типа вбросов голосов, но активно идет информационная обработка избирателей, действует административный ресурс, людей часто подвозят к избирательным участкам и дарят продукты накануне выборов.</p><p dir="ltr"><strong>Это связано с экономическим положением в стране?</strong></p><p dir="ltr"><strong>Виеру:</strong> Есть грустная шутка, что в Молдову люди только на лето возвращаются: многие едут на заработки в Россию и Евросоюз. Распространен феномен, когда у граждан по шесть паспортов: Молдова, Приднестровье, Россия, Румыния, Украина, Болгария. Румыния и Россия активно выдают гражданства по упрощенной процедуре. Например, российское гражданство было у 31-летнего Андрей Брагуца, чьи интересы мы представляем. Его задержали за превышение скорости, затем избили сокамерники и теперь его фамилия фигурирует в докладе для ООН.</p><p dir="ltr"><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none_left caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/564053/Screen_Shot_2018-01-10_at_13_0.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/564053/Screen_Shot_2018-01-10_at_13_0.jpg" alt="" title="" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" width="460" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Смерть Андрея Брагуцы вызвала общественный резонанс. Источник: Youtube.</span></span></span><strong> Хрипливый: </strong>В считающем себя независимом Приднестровье ситуация также ухудшается - экономика в стагнации, они стали меньше получать денег после начала войны в Донбассе. Из-за снижения финансовой помощи со стороны России люди покидают свои дома. Например, некоторые перебираются на контролируемую Молдовой сторону Днестра. Другие едут дальше, ведь Молдова - это очень бедная страна, где в некоторых районах остаются только пенсионеры, готовые за сахар голосовать как попросят. </p><p dir="ltr"><strong>А что с нарушениями прав человека в Приднестровской Молдавской республике (ПМР)?</strong></p><p dir="ltr"><strong>Хрипливый:</strong> В так называемой ПМР нет контроля молдавской полиции, и мотивации расследовать происходящие там у наших силовиков нет. Молдавская прокуратура не может туда поехать и исследовать обстоятельства, поэтому почти сразу спускают расследования на тормозах без излишних движений. Мы почти каждый раз видим, что органы не предпринимают все возможные меры для разрешения ситуации. </p><p dir="ltr">Например, органы вполне могли осуществить запрет на выезд из Молдовы виновных в пытках в Приднестровье. Наше предложение - при выезде силовиков ПМР, обвиняемых в пытках, задерживать и допрашивать по конкретным случаям. В Уголовно-процессуальном кодексе такие механизмы прописаны, но их не используют, поэтому приднестровские чиновники спокойно могут ездить в Европу через Молдову. До 2014 году назад они ездили через Украину, но ситуация изменилась.</p><p dir="ltr"><strong>Можно сказать, что существует сотрудничество между силовиками ПМР и Молдавии?</strong></p><p dir="ltr"><strong>Виеру:</strong> Да, неофициальное. Например, передают информацию и свидетелей - молдаване даже прокурора в ПМР передали, когда попросили. В ЕСПЧ есть два дела по таким случаям. Причина банальна - коррупция и сватовство. Это вполне типичная ситуация, когда один брат работает в молдавском антикоррупционном центре, а другой в приднестровском ведомстве. Много связей и с самопровозглашенной Донецкой народной республики, оттуда вернусь свыше 300 бойцов. Некоторые руководители ПМР работали в донецких властных структурах.</p><p dir="ltr"><strong>А что из себя представляет собой пенитенциарная система Приднестровья?</strong></p><p dir="ltr"><strong>Хрипливый:</strong> В ПМР есть свои тюрьмы, но условия ужасны - почти как в Молдове в недавние времена. Условия содержания можно приравнять к пыточным. И там нет людей, готовых контролировать тюрьмы и отделения милиции. Нередко жителей отправляют в психиатрические лечебницы - мы знаем о таких случаях благодаря местной мониторинговой группе, которая контактирует с вышедшими оттуда. Другой источник информации - открытые статистические отчеты и информанты.</p><p dir="ltr"><strong>Как в таких условиях в ПМР работают неправительственные организации?</strong></p><p dir="ltr"><strong>Хрипливый:</strong> Там более-менее сейчас работают экологи, но в целом правозащитники боятся действовать в регионе.Большинство местных предпочитают не говорить о давлении публично - часто сотрудники госбезопасности приглашают попить чай и активно спрашивают про дела организации. Это стало традицией, которой никого не удивишь. Были случаи, когда активных правозащитников и журналистов запугивали угрозой уголовных дел. Всегда есть риск задержания, если будешь активным больше, чем допустимо.</p><p class="mag-quote-center" dir="ltr">Всегда есть риск задержания, если будешь активным больше, чем допустимо</p><p dir="ltr"><strong>Виеру:</strong> Когда мы только начинали, у нас была обширная деятельность, но министерство госбезопасности ПМР начало преследования, ссылаясь на то, что наша работа нарушает их так называемую государственность. В отношении наших сотрудников в ПМР открыли уголовные дела. Тирасполь составил и регулярно обновляет списки невъездных, в которые включают политиков, журналистов и правозащитников, в том числе юристов Promo-Lex. Для ряда коллег аналогичный запрет действует на въезд в Россию. Вероятно, это связано со спецификой дел, которые ведут правозащитники.</p><p dir="ltr"><strong>Поэтому вы настаиваете, что ответчикам по делам о пытках в Приднестровье должна была Россия? Нет ли здесь политизации правозащиты?</strong></p><p dir="ltr"><strong>Виеру:</strong> Экс-президент ПМР про наши дела прежде говорил европейцам, что мы политизируем их. Летом он сбежал на лодке в Молдову и просил помощи, так как ему тоже угрожают. Для нашей организации главный вопрос - кто ответственен за пытки и похищения в непризнанной республике. </p><p dir="ltr"><strong>Хрипливый:</strong> Да, немало критиков утверждает, что мы пытаемся политизировать дела, когда привлекаем в соответчики Россию. Мы исходим из юридической практики, согласно которой тот, кто де-факто контролирует территорию, должен отвечать. И неважно каким образом контролирует - своими кураторами, поставками оружия либо воинским контингентом.</p><p dir="ltr">К европейским конвенциям по пыткам присоединились Россия и Молдова, а Приднестровье как непризнанная республика не подписывала подобные документы. ЕСПЧ считает, что если Россия поддерживает ПМР экономически и политически, следовательно, согласно международным правилам ответственности государств Россия должна отвечать за данную территорию. В восьми делах доказали необходимость привлечь Россию.</p><p dir="ltr"><strong>Следовательно, когда Молдавия утверждает, что не может отвечать за происходящее в Приднестровье, то она как будто отказывается от своих прав на эту территорию?</strong></p><p dir="ltr"><strong>Виеру:</strong> Все эти годы Молдова отказывается отвечать и предпринимать какие-либо шаги в этой области. Молдова утверждает, что не может защитить живущих на той территории, но де-юре по-прежнему считает этот регион своим. Данный конфликт решать никому не выгодно: здесь сплелись российские, украинские и молдавские интересы, ведь через непризнанную республику идет большой трафик контрабанды, в том числе вооружений. ПМР сама по себе очень милитаризована: у военных больше не только оружия, но и власти. К примеру, у Молдовы танков нет, а у ПМР 25 танков и система "Град”.</p><p dir="ltr"><strong>Хрипливый: </strong>Мы каждый раз говорим властям, что у Молдовы есть не только права на эту территорию, но и обязанности. Молдова обязана предпринять все возможное и доказать, что сделано максимум усилий для обнаружения преступников. К сожалению, пока ситуация иная - органы стараются показать, что якобы сделали максимально, но это не так. Иногда ЕСПЧ отмечает не только вину России, но и Молдовы, которая обязана защищать своих граждан. </p><p dir="ltr">В итоге сегодня Приднестровье остается предоставленным самим себе, и люди лишены права на справедливый суд. Увы, в реальности регион выглядит, как будто ничей, но Европейский суд отмечает, что де-юре таких территорий не может существовать и всегда необходимо определить стороны, отвечающие за происходящий там беспредел.</p><p dir="ltr">&nbsp;</p><fieldset class="fieldgroup group-sideboxs"><legend>Sideboxes</legend><div class="field field-related-stories"> <div class="field-label">Related stories:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/viktoria-pashentseva/obrazovanie-v-pridnestrovie">Образование в Приднестровье: оптимизация без оптимизма</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/vladimir-soloviev/pridnestrovye-idealny-konflikt">Идеальный конфликт. Как живут Молдова и Приднестровье спустя 25 лет после войны</a> </div> </div> </div> </fieldset> <div class="field field-rights"> <div class="field-label">Rights:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 4.0 </div> </div> </div> oD Russia Дмитрий Окрест oDR Русский Tue, 09 Jan 2018 10:57:41 +0000 Дмитрий Окрест 115545 at https://www.opendemocracy.net "Тюрьма — это идеальное строение государства" https://www.opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/turma-eto-idealnoe-stroenie-gosudarstva <div class="field field-summary"> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <p>oDR поговорил с Петром Рябовым — российским историком античности, проведшим неделю в белорусской тюрьме. Петр рассказал нам о работе в заключении, o голодовке и о том, почему исторические лекции — это угроза авторитаризму. <a href="https://opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/prison-is%20the-ideal-model-for-the-state" target="_self"><em><strong>English</strong></em></a></p> </div> </div> </div> <p dir="ltr"><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/wi12NNNw8kU.jpg" alt="lead " title="" width="460" height="322" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Петр Рябов. Источник: "ВКонтакте".</span></span></span>Общественное поле для дискуссии в Белоруссии сокращается — еще одним свидетельством этого явления стала новость о том, что 11 октября белорусский суд арестовал российского историка и участника "<a href="https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%B2%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%BD%D0%BE%D0%B5_%D0%B4%D0%B5%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B8%D0%B5">Автономного действия</a>" Петра Рябова на шесть суток после срыва двух его лекций. Рябова осудили по&nbsp;ст. 17.1 КоАП Белоруссии (мелкое хулиганство) и запретили посещать страну в ближайшие 10 лет за то, что он якобы ругался матом и распространял экстремистские материалы. Это не первое внимание органов к Рябову — ранее его кратковременно задерживали на пикетах и накануне лекций.</p><p dir="ltr"><a href="http://common.place/ryabov/">Петр Рябов</a> — кандидат философских наук, доцент кафедры философии Московского педагогического государственного университета имени Ленина, читает лекции о Древней Греции в <a href="http://arhe.msk.ru/">образовательном центре "Архэ"</a>, исследует историю и философию анархизма. Рябов написал книги "Краткий очерк истории анархизма в XIX–XX веках", "История русского народа и российского государства" и "Культура Эллады". На первый взгляд — чисто академическая карьера. И тем не менее, Рябов оказался опасен для режима Лукашенко.</p><p dir="ltr"><strong>С августа в Белоруссии разогнали <a href="https://pramen.io/ru/2017/10/v-minske-spetsnaz-atakoval-antifashistskij-kontsert/https://pramen.io/ru/2017/10/v-minske-spetsnaz-atakoval-antifashistskij-kontsert)">панк-концерт</a>, сорвали <a href="https://pramen.io/ru/2017/08/vse-zaderzhannye-v-baranovichah-na-svobode/">лекцию московского антифашиста</a>, провели <a href="https://abc-belarus.org/?p=8418">обыски у гродненских анархистов </a>и изъяли технику у <a href="http://spring96.org/ru/news/87928">минского кооператива</a>. Почему Ваши исторические лекции вызвали такой ажиотаж у органов?</strong></p><p dir="ltr">Я собирался читать в Гродно лекцию про либертарную философию последний трети&nbsp;XX&nbsp;века — и на 14 минуте на словах про экзистенциализм лекцию прервал ОМОН. Все прикрыли, а людей задержали. Лекция в Барановичах должна была быть про анархистов во время Русской революции, но после всех манипуляций органов пришлось рассказывать не в культурном центре, а в узком кругу слушателей на подпольной квартире.</p><p class="mag-quote-center" dir="ltr">Несколько моих лекций произвели бы меньше шумихи, чем их запрет</p><p dir="ltr">Такая реакция властей для меня загадка, но за таким вниманием стояла не милиция, а местное КГБ. Мои в целом академические лекции, когда я путешествую по России, прежде не вызывали такого ответа. Государство переоценило мой вклад в революционную пропаганду: несколько моих лекций произвели бы меньше шумихи, чем их запрет. Думаю, что все дело в термине "анархизм". Власти помнят, и то, что анархистов осудили за поджог посольства России в 2010 году, и то, что анархисты во многих случаях возглавили массовый протест против закона о тунеядстве.</p><p dir="ltr"><strong>Вас ранее задерживали за участия в акциях, теперь вы почти неделю провели в заключении. Какие впечатления от подобного гостеприимства со стороны режима Лукашенко?</strong></p><p dir="ltr">За время заключения я, как всякий интеллигент, исписал более 100 страниц, чтобы осознать происходящее с антропологической точки зрения. Может быть, поэтому сотрудники и заключенные меня называли профессором, ну а я не стал опровергать. Это была хорошая возможность включенного антропологического наблюдения, некой экскурсии по репрессивным заведениям, в которых я давно не бывал. </p><p dir="ltr"><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_left caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/564053/zatrymanni_grodna_9_0.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/564053/zatrymanni_grodna_9_0.jpg" alt="" title="" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" width="460" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Белорусская полиция в "Центре городской жизни", Гродно. Фото из социальной сети. </span></span></span></p><p dir="ltr">Вся жизнь в камере строится по точному расписанию, но при этом заключенные не только не составляли это расписание, но у них даже нет часов, чтобы ему следовать. Это не просто навязанная система контроля за временем человека. Это отсылка к замку Кафки. В изоляторе точно так же точные правила неведомы, следовательно, соблюдать их невозможно. Отчасти это напоминало вообще жизнь в Белоруссии, как мне ее описывали местные активисты. </p><p class="mag-quote-center" dir="ltr">Когда становилось плохо, то я вспоминал анархистов, народников и революционеров царской России</p><p dir="ltr"><strong>А кем были ваши сокамерники? Удалось наладить отношения?</strong></p><p dir="ltr">В изоляторе много забитых людей. Например, один мой сокамерник уже полтора месяца ждет высылки из страны, но боится об этом напомнить лишний раз и не хочет написать жалобу, хотя срок-то давно кончился. С другой стороны, я познакомился с привычными ко всему ворами, ожидающих заключения. Они морально поддержали меня и делились кофе. В условиях неприятного холода это было самым большим знаком солидарности, ведь в помещении не топят и ночью температура меньше нуля. Короче, все продумано так, чтобы человека унизить и сломать. Меня постоянно ужасала мысль, что многие в таких условиях живут годами. Тамошняя обстановка невыносима и бесчеловечна. Другое дело, чем это отличается от жизни по другую сторону решетки?</p><p dir="ltr">Впрочем, этот изолятор, как говорили бывалые, гораздо лучше, чем остальные. В целом, у меня были привилегированные условия благодаря пикетам напротив посольств Белоруссии, письмам друзей и заметкам журналистов о срыве моих лекций. В итоге ко мне даже приехал российский консул, хотя прежде он никогда не посещал в изоляторе сограждан. Из-за этого охрана не унижала меня больше необходимого и соблюдала все формальности: например, даже допустили к врачу, и он поделился лекарствами из скудной аптечки. Еще мне выдали белье, которого другие, судя по моему блиц-опросу, были лишены. Мало того – мне давали иногда горячую воду, а это невиданное для остальных богатство. И все потому что я якобы профессор! </p><p dir="ltr">Еще в отношении меня сотрудники ни разу не матерились: это особенно смешно, потому что им специально приходилось подбирать слова. И это при том, что меня-то как раз осудили за брань в публичном месте. Потом я сидел в одиночке, у меня были тетради и книги, поэтому все было не так уж и плохо, ведь я мог заниматься полевой работой в необычных для себя условиях – иная, неакадемическая обстановка. Такая обстановка располагала к размышлениям.</p><p dir="ltr"><strong>Вы — популяризатор идей Петра Кропоткина, Нестора Махно и Эммы Гольдман. Каждый из них сидел. К вам приходили в голову какие-то параллели, почерпнутые из их мемуаров?</strong></p><p dir="ltr">Ну все-таки это не мое первое заключение. В 1996 году в Минске я попал на шесть суток после несанкционированного оппозиционного шествия. Тогда набили 20 человек в камеру, и мы спали вповалку на полатях. Сегодня же почти везде нары, пусть и неудобные, зато индивидуальные. Тогда было очко в углу, а теперь обнесенный стенкой унитаз и даже раковина.</p><p class="mag-quote-center" dir="ltr">Жизнь в изоляторе напоминала вообще жизнь в Белоруссии, как мне ее описывали местные активисты</p><p dir="ltr">Когда становилось плохо, то я вспоминал анархистов, народников и революционеров царской России. Я сразу вспомнил про 20 лет Сибири у декабристов и думал: "Батюшки, а меня-то лишь неделя заключения". Мне безусловно приходили в голову исторические параллели: я вспоминал соответствующие страницы из книги Петра Кропоткина. Именно по его совету я решил делать каждый день зарядку. Вспоминал также мемуары Эммы Гольдман о том, как правильно себя вести в заключении, чтобы не приуныть. </p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none_left caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/564053/755078986834703.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/564053/755078986834703.jpg" alt="" title="" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" width="460" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Пикет в поддержку Рябова около посольства Белорусии. Источник: rbc.ru. Все права защищены.</span></span></span>Тюрьма — это идеальное строение государства, когда пишешь об этом книги, то становишься академическим теоретиком, который начинает забывать смысл произнесенных слов. В тюрьме же все концентрированно и осязаемо на чувственном уровне. В целом, я вспоминал тезисы идеологов анархизма про тюрьму скорее на экзистенциальном уровне —&nbsp; в контексте сопротивления. 20 лет назад я писал статью про голодовку, и вот теперь представился шанс попробовать ее на практике.</p><p dir="ltr"><strong>Да, на суде вы объявили о голодовке. Это был протест против вашего заключения? Почему вы решили избрать такой способ сопротивления?</strong></p><p dir="ltr">Голодовка — это совершенно естественный шаг, и даже не потому, что кто-то из известных политзаключенных когда-то подобное дело делал. И не потому, что люди посочувствуют, а режим устыдится. Вовсе нет — это все совсем неважно. Важно было то, что хотелось хоть как-то сопротивляться несправедливому решению органов. Хотелось протестовать — но как? Из осужденного делают тело, которое взяли и засунули в каземат без дневного света.</p><p class="mag-quote-center" dir="ltr">Голодовка — попытка доказать, что я не просто вещь, а могу решать сам</p><p dir="ltr">Голодовка — попытка доказать, что я не просто вещь, а могу решать сам. Голодовка — это оружие безоружных, когда все ненормально — это возможность остаться нормальным. Это внутренняя потребность сопротивления, когда других возможностей нет. Голодать несложно, и все может быть органично, когда у тебя есть четкая мотивация. Я делал это в первый раз, но это была не сухая голодовка, и я пил воду.</p><p dir="ltr">Единственное, что я был болен, а в изоляторе без теплых вещей и еды было неприятно, и поэтому я боялся, что простуда приведет к воспалению легких. В итоге я практически не спал все эти дни, так как ночью задыхался от кашля и холода. Конечно, я вспоминал ныне уже забытого Ильдара Дадина. Вот он-то настоящий герой, который на протяжении многих месяцев боролся и смог отменить прежнее толкование закона. </p><p dir="ltr"><strong>Вы не только преподаватель и автор книг о философии, но также и участник анархистского движения России. Могли бы сравнить репрессивные системы обоих государств, учитывая ваш опыт в белорусской тюрьме и впечатления идейных соратников из России?</strong></p><p dir="ltr">Безусловно я много общался с людьми, которые оказались, к сожалению, в заключении – и в России, и в Белоруссии. Скажем так, весь вопрос в нюансах. В какой-то мере полицейское государство президента Лукашенко превосходит российскую систему Владимира Путина. Например, там жестче законодательство: все-таки у нас за мат можно получить либо предупреждение, либо штраф, а в Белоруссии до 15 суток и таких случаев множество, утверждают местные.</p><p dir="ltr">Но опять же, я исхожу из опыта знакомых анархистов Москвы и Питера. В регионах давление на социальных активистов со стороны полиции и Центра по противодействию экстремизму серьезнее, если вспомнить прессинг <a href="https://zona.media/article/2017/14/04/irkfreedom">иркутских</a> и нижегородских силовиков. При этом многих выдавили в эмиграцию или посадили благодаря "Болотному делу" — например, Алексея Гаскарова или <a href="https://www.opendemocracy.net/od-russia/tatyana-dvornikova/interview-buchenkov">Дмитрия Бученкова</a>, который ждет приговора. В этом случае две части союзного государства при всем антагонизме гармонично соответствуют друг другу. Недавно человеку дали два года за участие в митингах против коррупции — все это идет в фоновом режиме и как будто стало нормой. С другой стороны, в Белоруссии все еще можно покупать билеты на транспорт без паспорта и зайти в вуз без пропуска — у нас давно все это запрещено с целью контроля над гражданами.</p><p dir="ltr"><strong>Вы получили какой-то позитивный результат после всех этих приключений?</strong></p><p dir="ltr">Прежде всего, это невероятно ощущение чувства солидарности — мне писали письма в тюрьму, люди пикетировали посольства, журналисты рассказывали об этом, историки организовали <a href="https://vk.com/ryabov_anarchism">вечер солидарности</a>. Мне хотелось иметь сто рук, чтобы обнять всех, кто помог. Если нет открытого политического решения, то медиашум — это важная гиря на весах.</p><p>Впрочем, как белорусское государство преувеличило мою опасность, так и люди переоценили важность того, что случилось со мной. Не один десяток человек сидит в тюрьмах за свою политическую деятельность и, увы, они не выйдут на свободу через неделю. Этому могли бы противостоять и анархисты, и <a href="https://avtonom.org/">"Автономное действие"</a>, в котором я состоял. Другое дело, что об "Автономном действии", несмотря на многолетнюю историю, можно говорить лишь в прошлом времени. Как сеть организаций она уже не действует. </p><p>В любом случае, мы как анархисты при начале массовых выступлений должны в них, конечно, участвовать. Мы должны попытаться придать протестам формат самоорганизации и прямой демократии, чтобы уйти от контроля со стороны политиков типа Навального.</p><p><em>От редакции: в материале сохранено авторское правописание.</em></p><fieldset class="fieldgroup group-sideboxs"><legend>Sideboxes</legend><div class="field field-related-stories"> <div class="field-label">Related stories:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/dmitry-okrest/pavlensky">Сила сопротивления: Петр Павленский о тюрьме и свободе</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/mikola-dzyadok-interview-belarus">Как сделать аполитичным целое поколение. Интервью с арестованным анархистом Миколой Дедком</a> </div> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%81-%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B1%D0%B0%D1%87/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B8%D0%B7%D0%BC-%D0%BD%D0%B0-%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B5-%D0%BC%D0%B0%D1%85%D0%BD%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%BB%D1%8E%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE-%D1%87%D1%91%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%84%D0%BB%D0%B0%D0%B3%D0%B0">Анархизм на родине Махно: приключения красно-чёрного флага</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/tatyana-dvornikova/interview-buchenkov">Тень человека в черном. Интервью с обвиняемым по &quot;болотному делу&quot; анархистом Дмитрием Бученковым</a> </div> </div> </div> </fieldset> <div class="field field-rights"> <div class="field-label">Rights:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 4.0 </div> </div> </div> oD Russia Дмитрий Окрест oDR Русский Human rights Mon, 30 Oct 2017 10:24:19 +0000 Дмитрий Окрест 114351 at https://www.opendemocracy.net "Адвокатура представлялась как возможность выбирать интересное" https://www.opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/advokatura-kak-vosmozhnost-vybirat <div class="field field-summary"> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <p>Как государство будет реагировать на гражданскую активность и почему правозащитные дела невозможны без общественного резонанса. <em><strong><a href="https://opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/andrei-sabinin-russia-human-rights-lawyer">English</a></strong></em></p> </div> </div> </div> <p dir="ltr"><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none_left caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/564053/sabinin_semena_kurbedinov.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/564053/sabinin_semena_kurbedinov.jpg" alt="" title="" width="460" height="330" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Андрей Сабинин, Николай Семена и Эмир Курбединов, Июль 2017, Крым. Источник: Facebook.</span></span></span><em>Адвокат Международной правозащитной группы "Агора" Андрей Сабинин добился условного срока для журналиста "Крым.Реалии" Николая Семены, оправдания председателя комитета солдатских матерей "Матери Прикумья" Людмилы Богатенковой, прекращения дела Виктора Краснова об оскорблении чувств верующих и исключения из реестра экстремистских материалов статьи эколога Валерия Бриниха о коррупции.</em></p><p dir="ltr"><span><strong>Как вы решили стать адвокатом?</strong></span></p><p>Это был 2000 год, до этого я несколько лет работал в университете, потом в коммерческих предприятиях юристом. Это быстро надоело - никакого простора для творчества и фантазии. Работа в правоохранительных органах или государственных структурах никогда не рассматривалась. Мне нравится вспоминать свои прошлые и позавчерашние жизни, это не связано с какими-либо их преимуществами, возможно, некоторые краски сейчас поблекли, а те, давнишние, кажутся более яркими. Эмоции не забываются.</p><p dir="ltr">Адвокатура же представлялась как возможность делать то, что хочешь, выбирать интересное, появились предложения работать, в том числе по уголовным делам, поэтому статус адвоката стал необходим. Первое дело позволило совместить и уголовно-правовой интерес и в сфере хозяйственной деятельности. Несколько лет судился за интересы сельхозпредприятия, которое не могло доказать факт добросовестной уплаты налогов, и параллельно защищал его руководителя по уголовному делу, отбивались от налоговой полиции.</p><p dir="ltr"><strong>Спустя время вы когда-то сомневались, что выбрали правильный путь? Были случаи, когда вам хотелось махнуть на все и заняться другой работой?</strong></p><p dir="ltr">Это нервная и тяжелая работа. Только полный истукан может позволить себе не реагировать на чужую беду. Хочешь - не хочешь, но приходится проживать много чужих жизней, фильтруя через себя отрицательное, поэтому сомневаешься каждый день, и рукой машешь регулярно. Я уже не говорю о периодических стрессах на этой почве, которые приходится сносить молча.</p><h2 dir="ltr">Выбор клиентуры</h2><p dir="ltr"><strong>Летом 19-летний украинец Павел Гриб отправился в белорусский Гомель на свидание с девушкой из Сочи. После свидания он пропал, а через две недели нашелся в краснодарском СИЗО в связи с подозрением в терроризме. Как вы решили включиться в его процесс? Что самое сложное стало на первых порах?</strong></p><p dir="ltr">В дело Гриба я вошел по просьбе родственников, так сказать, с разведывательной целью. Выяснил обстоятельства задержания, знаком с обвинением, но не могу его комментировать в связи с подпиской о неразглашении. Помог решить проблемы гуманитарного свойства. Теперь я полноценно участвую в деле.</p><p dir="ltr"><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none_left caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/564053/201c081d48b64e21603fbb0d1845a8dd.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/564053/201c081d48b64e21603fbb0d1845a8dd.jpg" alt="" title="" width="460" height="345" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Павел Гриб. Источник: Facebook.</span></span></span></p><p dir="ltr"><strong>В каком сейчас состоянии Гриб, какое к нему отношение со стороны других заключенных, как он ощущает себя после того, как внезапно оказался в России?</strong></p><p dir="ltr">Внешне Гриб выглядит нормально, но на перспективы своего здоровья в изоляции смотрит мрачно. Надеюсь, со временем он будет получать рекомендованную терапию, и, возможно, угрозы будут устранены. Хотя правильным было бы его вернуть на Украину, пусть и с обязательствами привлечь к уголовной ответственности при доказанности вины в суде.</p><p dir="ltr"><strong>Как вообще происходит выбор людей, которых вы решаете защищать? Как-то можно охарактеризовать несколькими признаками тех, кого вы защищаете?</strong></p><p dir="ltr">Люди разные, поэтому портрета желаемого клиента не существует. В последние годы, учитывая специфику правозащитной адвокатуры, выбираются не люди, а дела. К каждому доверителю приходится привыкать, иногда не получается, а с иными складываются дружеские отношения. Кстати, у адвокатов существует такая присказка: "Самый большой твой враг - это твой клиент". </p><p dir="ltr">Нередко так и случается, наверное, когда ты не оправдываешь надежд на чудо. От защиты, которую ты взял, отказаться невозможно. Правило такое - лучше не брать сразу, если душа не лежит.</p><p dir="ltr"><strong>Если признаки обвиняемых (сексуальное насилие, например), из-за чего вы можете отказаться от защиты?</strong></p><p dir="ltr">Когда не работаешь адвокатом по назначению, то можешь выбирать, поэтому никогда не защищал, и не буду, людей, которые совершили преступления против детей. Только если будут разумные сомнения в невиновности. А самое главное – адвокаты не должны идентифицироваться со своими клиентами в связи с исполнением своих профессиональных обязанностей. Недавно один весьма не бедный и влиятельный человек в этакий укор сказал: "Вы же геев защищаете и террористов". Это глупость , все люди имеют право быть защищаемыми. Так что клиент может быть совсем "не твой", а дело – просто конфетой.</p><h2 dir="ltr">Региональные особенности</h2><p dir="ltr"><strong>Кубань становится печально известной из-за казачества, нападений на оппозиционеров и их травле. Насколько это верное представление? Как дела обстоят в Ставрополе?</strong></p><p dir="ltr">Да, Кубань и Ставрополье – это территория, где заигрывания с казачеством приводят к безобразным выходкам отдельных его представителей при минимуме ответственности. Отмечу, что недопустима подмена казачьими дружинами полномочий правоохранительных органов. Казачьи дружины не могут участвовать в мероприятиях по охране общественного порядка, заведомо предполагающих угрозу их жизни и здоровью. </p><p class="mag-quote-center" dir="ltr">Кубань и Ставрополье – это территория, где заигрывания с казачеством приводят к безобразным выходкам отдельных его представителей при минимуме ответственности</p><p dir="ltr">При участии в охране общественного порядка казачьи дружины могут применять физическую силу для устранения опасности, непосредственно угрожающей им или иным лицам, в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости - и не иначе. То есть каких-либо специальных полномочий и преимуществ по сравнению с обычными гражданами, в части именно противодействия преступным проявлениям, законодательство казакам не предоставляет.</p><p dir="ltr">Вопрос в том, как казаки этими специально продекларированными правами воспользуются. Жалобы на их, мягко говоря, незаконное поведение – уже не редкость. И в их руках оказываются не только разрешенное оружие самообороны, но и бейсбольные биты с нагайками. Поэтому много зависит от того, как в этих дружинах проведут разъяснительную работу, почему-то мне кажется, что жалоб на их действия станет больше.</p><p dir="ltr"><strong>Вы также немало работаете по крымским делам. В чем специфика дел в Крыму? Чем они отличаются от дел в других российских регионах?</strong></p><p dir="ltr">Крым сейчас стремительно избавился от украинских традиций, а местные адвокаты сетуют, что не успели насладиться реальной состязательностью в процессе, и я им верю. Крымские суды до посинения на стороне силовиков. Не удается достичь даже элементарных успехов в реализации текущих проблем, связанных с участием в уголовных делах. ФСБ сходу закрывает рот адвокатам, имеющим медийные возможности, и отбирая подписки о неразглашении.</p><p class="mag-quote-center" dir="ltr">Крым сейчас стремительно избавился от украинских традиций, а местные адвокаты сетуют, что не успели насладиться реальной состязательностью в процессе</p><p dir="ltr">Похоже, что выдан некий правоохранительный карт-бланш в регионе. Одна судья в Верховном суде как-то сказала: "Здесь вам не материк". По-моему, этим все сказано. С другой стороны, в деле внештатного журналиста "Радио" Свободы" Николая Семены, которого обвинили в призывах к нарушению территориальной целостности России, мелькнула слабая надежда. В конце сентября Семену осудили условно. Хотелось бы верить, что это связано не только с усилиями адвокатов, но и отражает некий тренд на снижение репрессии.</p><p dir="ltr"><strong>А если сравнивать с Кавказом? Как бы вы характеризовали работу местных силовиков?</strong></p><p dir="ltr">Крым и Кавказ – это разные территории. На Кавказе, например, в Ингушетии, на первый взгляд, иначе. Следователи сотрудничают, делятся текущей информацией по делу, но на самом деле крайне зависимы от властной конъюнктуры и особенностей взаимоотношений между тейпами. Поэтому годами всей республике было известно о бесчинствах местного Центра по борьбе с экстремизмом. Людей безнаказанно пытали высокие чины - пока в 2016 году не запытали одного до смерти. И то, под стражу подозреваемых взяли только через полгода после преступления. А местный начальник Центра по борьбе с экстремизмом еще и много лет трудился с дипломом о высшем юридическом образовании, который оказался фальшивым.</p><p dir="ltr"><strong>Вы также адвокат в деле о нападении неизвестных на автобус, где ехали возвращавшиеся из Чечни правозащитники и журналисты? Что должно измениться, чтобы действительно довести дело до суда?</strong></p><p dir="ltr">Все сложно. Дело уже пытались по-тихому отправить в архив. Мы не дали и подняли шум, так что Лавров вынужден был перед шведами извиняться. Сейчас уже полтора года, как следствие идет. У меня подписка, поэтому подробности сказать не могу. Те документы по делу, к которым я пару месяцев пробивался, убеждают в том, что перспективы туманные.</p><p dir="ltr"><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none_left caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/564053/_88670836_88666908.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/564053/_88670836_88666908.jpg" alt="" title="" width="460" height="259" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Неизвестные напали на автобус, в котором находились журналисты и правозащитники, март 2016. Источник: Facebook.</span></span></span>Я не увидел ни одного реального следа к раскрытию. Надеюсь, что не показали, хочется верить. Но даже такой факт, как отказ допросить ингушского главу Юнус-бека Евкурова, который неоднократно и недвусмысленно высказывал осведомленность о возможных преступниках, говорит о нежелании получить результат и раскрыть преступление. Когда дело окончательно заглохнет, тогда можно будет сказать о полном бессилии Следственного комитета.</p><h2 dir="ltr">Адвокатская этика</h2><p dir="ltr"><strong>А какое лично для вас было самое сложное дело? В чем именно это выражалось?</strong></p><p dir="ltr">Было одно. И сложность его была связана не с сутью, а именно с подзащитным, тяжелый человек, бывший чиновник. Больше года просидел с ним в суде присяжных, удалось отбить даже обвинение во взятке. Но в целом, дела все непростые, потому что работаю в основном с теми, кто не признает вину.</p><p dir="ltr"><strong>Учитывая характер ваших подзащитных насколько легко быть открытым к людям? Учитывая внимание органов к тем, кого вы защищаете.</strong></p><p dir="ltr">Нет ничего проще, чем быть открытым к людям, поэтому нет ничего сложнее, чем суметь закрыться. Но внушить доверие – это искусство. Сохранить его – еще труднее, на мой взгляд, только через бескомпромиссную позицию в противостоянии с противником. Если, конечно, доверитель к этому готов, а не просто хочет "решить вопрос".</p><p dir="ltr"><strong>Учитывая специфику вашей работы, можно предположить, что вы изучали методы политической адвокатуры? Защитников народовольцев, защиту диссидентов, практику покойного Станислава Маркелова?</strong></p><p dir="ltr">Возможно, что адвокат всецело разделяет идеологию и мировоззрение клиента, которого он защищает, в таком случае вряд ли левый адвокат возьмется защищать правого клиента, так ведь? </p><p class="mag-quote-center" dir="ltr">Правозащитные дела немыслимы без общественного резонанса - это одно из условий их положительного для пострадавшего результата</p><p dir="ltr">Адвокат с инструментами защиты красных или белых выступает, как узконаправленный специалист. Поэтому этическая граница, на мой взгляд, протекает не в правовом пространстве, а в идеологическом. В праве можно и нужно хитрить для достижения нужного результата, а в идеологии это будет называться лицемерием.</p><p dir="ltr">Правозащитные дела немыслимы без общественного резонанса - это одно из условий их положительного для пострадавшего результата. Мнимость ситуаций, где политическая окраска имеет искусственный оттенок, быстро становится понятной. Любое государство защищает себя от вмешательства в его политическую структуру, как извне, так и внутри. Политических дел будет мало в сытые, стабильные периоды или во время отсутствия внешних угроз.</p><p dir="ltr"><strong>А сейчас?</strong></p><p dir="ltr">Когда общество искусственно разыграно на какой-либо идее, то в этом случае государство работает на опережение возможных политических девиаций. Девиаций с точки зрения господствующей идеологии и законодательной практик. Сегодня российская действительность такова, что сейчас немало дел, связанных с общественной активностью граждан.</p><p dir="ltr">В последние годы принят ряд законов, которые делают непозволительны ранее неизвестные ей формы выражения собственного мнения. Закон об экстремизме, митингах, оскорблении чувств верующих, публичных призывах к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности. В подобных условиях рассчитывать на снижение такого рода дел бессмысленно. Наоборот, именно эта категория будет возрастать в количестве.</p><p class="mag-quote-center" dir="ltr">Политическая мотивация следствия и судебного процесса, как правило, быстро распознаваема</p><p dir="ltr">Политическая мотивация следствия и судебного процесса, как правило, быстро распознаваема. Молниеносное возбуждение уголовных дел, применение жестких мер пресечения, игнорирование состязательности, дезавуирование адвокатской активности — это то немногое, чем не брезгуют, пребывая в традиции пресловутых троек. Суд механически фиксирует следственную парадигму, некритически подходя к объему и качеству доказательств. Правозащитные адвокаты, конечно, более вредные и щепетильные существа, нежели просто правозащитники.</p><p dir="ltr"><strong>Вы сказали, что идет послабление – что, по-вашему, нужно сделать, чтобы усилить эту тенденцию?</strong></p><p dir="ltr">Резонансные дела могут иметь положительный финал в случае широкой общественной поддержки, медийного шума и качественного правового сопровождения. Все эти составляющие важны. Можно качественно сработать адвокатом, но это ничего не даст, а можно привлечь СМИ, общественность. В этом случае следственная линия, если не ломается, то начинает хромать и ошибаться, и появляется время совершить маневр, зайти с тыла и взять в окружение. Немного шучу, но это так и есть. Государственной журналистике интересны только официальные штампы, также и с адвокатурой.</p><p class="mag-quote-center" dir="ltr">Резонансные дела могут иметь положительный финал в случае широкой общественной поддержки, медийного шума и качественного правового сопровождения</p><p dir="ltr">Нечасто удается убедить журналистов государственного сектора в необходимости поддержки, скорее наоборот. Журналист может помочь адвокату только стопроцентным соответствием публикуемого материала тому, который он от него получил. И журналист не имеет права давать никаких оценок виновности в отношении подопечного адвоката, даже следуя официальным релизам правоохранительных органов. Адвокатура должна быть элитой в сфере защиты прав и интересов граждан, а государство, в котором принцип верховенства права и независимости судов декларирован и фиктивен, просто снисходительно позволяет существовать этому "ненужному" институту. Без работы мы не останемся, но и нормально работать нам не дадут - такой вот парадокс.</p><p dir="ltr"><strong>Как вы себя мотивируете, когда охватывает апатия?</strong></p><p dir="ltr">Это хорошо лечится горами и внезапными путешествиями: вечером решил, а наутро уехал. Помогает. Хорошим отвлечением в свое время стал бег: хорошо сочиняется и мозги открываются в другую сторону. Потом возникла страсть к холодным и высоким горам - Эльбрус, Казбек, Арарат, Альпы, на днях пойду на Тхач. Теперь получаю удовольствие от производства домашних спиртных напитков, экспериментирую.</p><p dir="ltr"><strong>Как коллеги и родные относятся к работе? Часто делитесь подробностями своей работы?</strong></p><p dir="ltr">Не спрашиваю, а они не говорят. Подробностями делюсь только с партнерами, которые работают со мной по конкретному делу, иногда интересуется дочь-журналист. А младшая, школьница мудро интересуется, удалось ли помочь обиженным.</p><fieldset class="fieldgroup group-sideboxs"><legend>Sideboxes</legend><div class="field field-related-stories"> <div class="field-label">Related stories:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/andrei-talevlin/gok-stop">Хозяева Медной горы</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/ksenia-novikova/lichnoe-delo">Личное дело </a> </div> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/igor-gukovsky/advokat-sotnikov">Государство, общество и человек в зале суда</a> </div> </div> </div> </fieldset> <div class="field field-rights"> <div class="field-label">Rights:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 4.0 </div> </div> </div> oD Russia Дмитрий Окрест oDR Русский Russia Tue, 17 Oct 2017 11:40:54 +0000 Дмитрий Окрест 114057 at https://www.opendemocracy.net Пограничное состояние https://www.opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/pogranichnoe-sostoyaniye <div class="field field-summary"> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <p>С момента грузино-абхазской войны прошло 25 лет. Но ситуация с грузинскими беженцами до сих не урегулирована. <strong><em><a href="https://opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/neither-here-nor-there-georgian-refugees-from-abkhazia" target="_blank">English</a></em></strong></p> </div> </div> </div> <p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/553429/RIAN_00025728.LR_.ru_.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/553429/RIAN_00025728.LR_.ru_.jpg" alt="" title="" width="460" height="308" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Беженцы переправляются по разрушенному мосту через реку Ингури, 1994 г. Фото (c): Тутов / РИА Новости. Все права защищены.</span></span></span></p><p>В августе 1992 года на территорию Абхазии с целью восстановления конституционного порядка вошли силы Национальной гвардии Грузии. Это стало началом открытого и затяжного конфликта, в результате которого более 250 тысяч граждан стали беженцами. Прошло 25 лет, но многие вынужденно переселившиеся семьи до сих не считают новую территорию своим домом.&nbsp;</p><h2>Все еще переселенцы&nbsp;</h2><p>Грузинское село Орсантия вытянулось вдоль дороги, ведущей к границе с Абхазией. В двухстах метрах от него уже КПП. Всего в Орсантии живет 3500 человек, 1400 из них - грузинские беженцы из непризнанной республики, которые покинули свои дома во время первой войны с Абхазией.&nbsp;</p><p>В центре небольшого поселка расположены продуктовый магазин, здание администрации и полуразрушенные дома, в одном из которых находится офис неправительственной организации "Егрисси". НПО занимается помощью переселенцам и оставшимся в Абхазии грузинам, а также выдает гранты на открытие пекарен и теплиц.&nbsp;</p><p>Руководитель "Егрисси" Цицино Библайа до 1992 году жила в Гальском районе Абхазии, где работала учительницей в школе. После начала конфликта ей пришлось бежать в Зугдиди, столицу Мегрелии. Она вспоминает, что когда война разгоралась, местные власти уверяли население в обратном и просили не устраивать панику: "Я сидела в школе и заполняла журнал, и вдруг началась суматоха. Все начали убегать. Мы не знали, куда деться, даже одежду не успели поменять. Так я оказалась с мужем и детьми в новом городе и до сих пор не могу с этим смириться".</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/553429/tbilisi_abkh_IDPS-1.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/553429/tbilisi_abkh_IDPS-1.jpg" alt="" title="" width="460" height="294" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Внутренние перемещенные лица из Абхазии, в грузинской столице Тбилиси, 2012 г. Фото CC-by-NC-ND-2.0: Marco Fieber / Flickr. </span></span></span></p><p>Гражданская война в Грузии (1991-1993 годы) началась после прихода к власти Эдуарда Шеварднадзе. Между новым президентом и сторонниками первого главы Звиада Гамсахурдия обострились отношения и началось открытое противостояние. Столкновение сопровождалась этническими конфликтами в Абхазии (в 1992-1993 годах) и Южной Осетии (в 1989-1992 годах). Гражданское население стало массово уезжать из зоны боевых действий. Переселенцами стали более 250 тысяч человек.&nbsp;</p><p>В результате конфликта Абхазия и Южная Осетия объявили о независимости, но официальный Тбилиси по-прежнему считает эти территории своими, поэтому всех беженцев в документах называет внутренне перемещенными лицами (ВПЛ).&nbsp;</p><p>Большинство ВПЛ проживает на территории, прилегающей к зоне конфликта: в Мегрелии, Имеретии, Шида-Картли и столице. По данным министерства беженцев и расселению Грузии, в стране зарегистрировано более 265 тысяч ВПЛ. Это примерно 6% от числа населения страны, которое к тому же всерьез уменьшилось за счет трудовой миграции в Россию и Евросоюз.&nbsp;</p><h2>Граница на замке&nbsp;</h2><p>Сегодня, несмотря на давность конфликта, места коллективного расселения вынужденных переселенцев никуда не исчезли. Лишь небольшая часть людей после войны смогла начать новую жизнь. Подавляющее большинство по-прежнему зависит от госпомощи. Многие продолжают жить в тяжелых условиях - чаще всего в переделанных под жилье помещениях бывших санаториев и домов отдыха. Например, в Кутаиси, в одной из таких гостиниц живет несколько семей беженцев и их потомков. Номера давно обветшали, вместо окон - картон.</p><p>К тому же вынужденным уехать из Абхазии грузинам, у которых в непризнанной республике остались родня и имущество, с каждым годом все труднее посещать родные места. В марте 2016 года абхазские власти закрыли два КПП на реке Ингури, а спустя год перекрыли пункты в селах Отобая и Набакия. Сейчас остался лишь центральный КПП через Ингурский мост.</p><p class="mag-quote-center">Лишь небольшая часть беженцев после войны смогла начать новую жизнь. Подавляющее большинство по-прежнему зависит от госпомощи</p><p>Жители сетуют, что сегодня на пересечение границы уходит не менее трех часов. Более того, сделать это может только тот, у кого сохранился старый советский паспорт с пропиской в Абхазии или есть специальный пропуск, выданный абхазской стороной. Тем, у кого нет документов, нужно получить приглашение и заплатить визовый сбор. До марта 2017 года переход занимал 15 минут и был бесплатным, утверждают местные.</p><p>Россиянам для посещения непризнанной республики не требуется заграничный паспорт, поэтому грузинские пограничники не могут отследить посещение ими Абхазии, но формально, по законам Грузии, это запрещено. Чтобы не нарушать законодательство об оккупированных территориях, жители стран СНГ и ЕС должны заехать с грузинской стороны. Но нескольким моим знакомым Абхазия отказала в визите с грузинской стороны и настоятельно рекомендовала ехать через Россию (в 2014 году не без приключений сюда <a href="http://puerrtto.livejournal.com/577496.html" target="_blank">смог попасть</a> путешественник Александр Лапшин, осужденный недавно Азербайджаном за посещение Нагорного Карабаха).&nbsp;</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/553429/Ingur-Bridge-new.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/553429/Ingur-Bridge-new.jpg" alt="" title="" width="460" height="296" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Ингурский мост восстановлен - но дорога домой еще закрыта грузинским беженцам. Фото CC-by-2.0: Anya / Викисклад. Некоторые права защищены.</span></span></span></p><p>Сейчас в Набакии на абхазской стороне у старого моста на бетонных опорах натянута сетка рабица и установлены массивные укрепления из бетонных блоков. С грузинской стороны пограничников нет - Тбилиси не считает это границей. Тем не менее за территорией все равно следит полицейский спецназ в полной боевой выкладке.&nbsp;</p><p>"Раньше люди из Абхазии могли легко сюда переходить – с обеих сторон до границы ездили маршрутки. Пограничниками были абхазы, и с ними всегда было легко договориться. Потом поставили россиян, и контроль усилился. К тому же взяток они не берут, вместе с тем прекратилась и контрабанда", - рассказывает 56-летняя Цицино Библайа.&nbsp;</p><p>Несмотря на сокращение КПП, жители Абхазии по-прежнему пересекают границу, чтобы закупить продукты. Каждое утро на рынке в Зугдиди есть поток людей. Раньше абхазы сами везли на продажу орехи и мандарины, но сейчас Сухуми установил таможенные пошлины на вывоз товаров, и торговать стало нерентабельно.&nbsp;</p><h2>Soft power по-грузински&nbsp;</h2><p>Многие семьи по-прежнему живут на два дома: пожилые люди, как правило, предпочитают оставаться на абхазской стороне, а молодежь, по словам общественницы Библайи, на грузинской. Некоторые беженцы числятся на территории приграничных сел лишь официально - они предпочли переехать в Тбилиси, но благодаря статусу беженцев получают социальные выплаты.&nbsp;</p><p>"Государство выдает гранты на обучение в университетах, предоставляет бесплатную медицинскую помощь и выплаты", - перечисляет Библайа способы, которыми власти Грузии привлекают людей. Из-за низкого уровня медицинских услуг в Абхазии <a href="https://jam-news.net/?p=3796&amp;lang=ru" target="_blank">жители непризнанной республики ездят на лечение в Грузию</a>. Для этого необходимо иметь грузинский паспорт. По словам общественницы, многие стараются не афишировать свой приезд, опасаясь проблем дома. Сейчас аналогичную схему для жителей Крыма, Донецка и Луганска пытается реализовать Украина.&nbsp;</p><p class="mag-quote-center">Нередко брачные отношения не оформляются, чтобы не потерять статус беженца и соответствующие льготы</p><p>По словам сотрудника того же НПО Ираклия Хубуа, большинство вынужденных переселенцев до сих пор чувствует себя обособленно. "Смешанные браки заключаются, но люди чувствуют себя пришельцами, которые живут здесь временно", - говорит Хубуа. Немалую роль в этом играет и компактное проживание беженцев, и тот факт, что причастность к переселенцам гарантирует дополнительную социальную помощь. К примеру, в Гори есть целые кварталы, где живут исключительно беженцы.&nbsp;</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/553429/Khvamli1_0.JPG" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/553429/Khvamli1_0.JPG" alt="" title="" width="460" height="305" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Разрушенная гостиница "Хвамли" в Кутаиси, в которой живут беженцы из Абхазии. Фото (c): Мари Никурадзе / openDemocracy. Все права защищены.</span></span></span></p><p>Нередко, рассказывает Хубуа, брачные отношения не оформляются, чтобы не потерять статус беженца и соответствующие льготы. Некоммерческие организации также занимаются сохранением памяти, откуда именно бежали грузины. Схожая ситуация в Азербайджане, который после войны потерял контроль над Карабахом, а бежавшие оттуда азербайджанцы формируют землячества для консолидации общины и сохранения исторической памяти.&nbsp;</p><p>В Грузии на этом поле активнее всего работает центр "Абхазети", который вместе с Датским советом по беженцам при финансовой поддержке Евросоюза с 2016 года организует строительство домов для переселенцев в рамках государственной программы устойчивого расселения. По словам главы общественной организацией "<a href="https://www.ekhokavkaza.com/a/24529193.html" target="_blank">Луч надежды</a>" Нино Миндиашвили, подобная помощь нередко негативно сказывается на желание работать. "Мужчины привыкли получать подачки и стали иждивенцами, теперь здесь работают только женщины, а мужчины предпочитают ждать кредитов", - говорит общественница.&nbsp;</p><h2>На новой земле&nbsp;</h2><p>В сохранении памяти о родных местах серьезную роль играют ритуальные традиции, согласно которым похороны должны проходить на семейном погосте. Например, глава "Егрисси" тайно прошла по абхазской стороне 11 километров, чтобы похоронить родственника. "Не у всех были нужные документы, поэтому мы обходными путями несли цинковый гроб с моим родным братом, 165 кг на себе. Шли через лес, а с той стороны абхазы выходили помогать - неизвестные нам люди", - рассказала Библайа. Желание быть похороненными на земле предков может показаться экстравагантным, но это подтверждают несколько собеседников, живущие либо покинувшие Абхазию и Южную Осетию.&nbsp;</p><p class="mag-quote-center">Тем не менее для многих детей перемещенных лиц Абхазия – это уже совсем чужая страна</p><p>Тем не менее для многих детей перемещенных лиц Абхазия – это уже совсем чужая страна. Например, молодежь, осевшая в Кутаиси и Тбилиси, в первую очередь нацелена на поиск работы и жилья, а о Цхинвали, Очамчире и Гале вспоминает как о земле предков, оставшейся в детских воспоминаниях.&nbsp;</p><p>"Мои правнуки уже родились здесь. Моя внучка переехала сюда в три года. С каждым поколением люди забывают откуда они. Возможно, правнуки уже свыкнутся, что они лишь вышли из Абхазии, а потом полностью интегрируются", - считает Жуна Библайа, другая жительница Орсантии.&nbsp;</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/553429/Abkhazia_IDP_2.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/553429/Abkhazia_IDP_2.jpg" alt="" title="" width="460" height="294" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Пожилая беженка из Абхазии в поселке Шкра, центральная Грузия. Фото CC-by-NC-ND-2.0: Marco Fieber / Flickr. Некоторые права защищены.</span></span></span></p><p>Каждый день она приходит нянчить двух правнуков в двухэтажное общежитие, которое власти предоставили для ВПЛ. За исключением икеевского шкафа при входе, вся обстановка очень советская - ковры на стенах и фарфоровые фигурки на антресолях. Квартиру топят печкой-буржуйкой, душ - один на этаж, вода из колодца, часть соседних квартир заброшена, окна выбиты. Беженцы живут здесь почти четверть века, но самостоятельно делать ремонт не хотят.&nbsp;</p><p>"Мы не потребители и не ждем поблажек от государства, но почему они ничего не делают? Когда государство хочет, то выполняет свои цели. Но им, видно, не особо нужно приводить это все в божеский вид. О нас обычно вспоминают только в ключевые даты", - говорит учительница биологии Римма, которая живет в том же доме.&nbsp;</p><p>Она бежала из Абхазии после того, как во время сбора орехов их окружили вооруженные абхазы. Один из сборщиков орехов попытался сбежать, за ним погнались, а Римма с мужем смогли уйти. По ее словам, она не держит зла на абхазов, ведь множество из них несколько раз спасали им жизнь во время боевых действий: "Я готова их простить. Даже если они не правы , мы можем быть первыми, кто протянет руку". Она вспоминает, как знакомые звонили на свои телефонные номера в Сухуми, а брали трубку чужие. "Люди просили ухаживать за домом, плакали, а потом опять набирали", - говорит Римма.</p><p>Грузинские обыватели винят в случившемся кого угодно, но не Тбилиси. Тем не менее международные наблюдатели обращали внимание, что в преступлениях против мирных жителей участвовали обе стороны. Многие пускаются в геополитические споры, возлагая ответственность то на Горбачева, то на Путина.&nbsp;</p><p><span class="mag-quote-center">"Мы не потребители и не ждем поблажек от государства, но почему они ничего не делают? О нас обычно вспоминают только в ключевые даты"</span></p><p>По мнению руководительницы Центра реабилитации и развития "Эргнети" Лии Члачидзе, прежде жившей в Южной Осетии, одной из причин затянувшегося конфликта стала политика грузинских властей в отношении национальных меньшинств. Члачидзе переехала в Грузию после конфликта 2008 года.&nbsp;</p><p>"При первом президенте Гамсахурдиа из Тбилиси ехали вооруженные люди, а местные грузины говорили: "Зачем? Не надо нас так защищать". После войны вроде успокоилось, но были постоянные провокации с обеих сторон. Что уж тут говорить, в том числе и с нашей. Те стреляли, наши стреляли. И уже в 2008 году произошла авантюра президента Саакашвили с его желанием молниеносной войны", - поясняет Члачидзе.</p><p>Библайа же считает виновной в развязывании конфликта и сохранении напряженности Россию. "У нас не было опыта войны, и тут сразу началось: грузины на грузин, абхазы на абхазов, и все друг на друга. Это была братоубийственная война. Но прежде никаких проблем или жалоб у абхазов не было. Да, наверное, абхазы и сейчас хотят независимости, но если российские войска покинут территорию, то нашим народам будет проще договориться. Как теперь вернуться домой? Я даже об этом не думала. Вот зайду я в свой старый дом, а там чужой человек. Не могу же я его выгнать. Это только войной нужно", - говорит она.</p><p>По ее словам, дети долгое время были настроены против русских, считая только их виновными в конфликте. "Я им пыталась объяснить, что русские со мной дружили, мне помогали и не надо никого уже обвинять. Теперь сын вместе со мной смотрит русские фильмы, чтобы учить язык". Она поясняет, что сейчас ей удалось объяснить детям разницу между российскими гражданами, русской культурой и российским государством. "Но грузины все меньше видят контактов с русскими. Остаются лишь воспоминания о войне, особенно у таких как мы, вынужденных бежать".</p><h2>Надежда без права возвращения</h2><p>В общей сложности за время нескольких поездок я провел в Грузии больше двух месяцев. По стране чаще всего путешествовал автостопом, и волей-неволей разговор заходил о российско-грузинских отношениях, особенно в фокусе конфликта в Осетии и Абхазии в 2008 году.&nbsp;</p><p>Несмотря на человеческие жертвы, отсутствие официальных дипломатических отношений и появление самопровозглашенных республик, грузины всегда относились ко мне благосклонно. В большинстве случаев они радовались подвернувшейся возможности поговорить на русском, который с годами стали использовать реже, а также ругали правительства обеих стран за военные авантюры.&nbsp;</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/553429/RIAN_03168104.LR_.ru_.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/553429/RIAN_03168104.LR_.ru_.jpg" alt="" title="" width="460" height="294" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Президент РФ Владимир Путин и президент Абхазии Рауль Хаджимба. Визит Путина в Абхазию на 8 августа был приурочен к годовщине начала конфликта в 2008 года, когда после пятидневной войны, Россия признана независимость Абхазии и Южной Осетии. Фото (c): Алексей Дружинин / РИА Новости. Все права защищены.</span></span></span></p><p>Возможно, если российские власти были бы чуть дальновиднее, то смогли бы использовать подобные настроения себе на пользу. Сейчас же грузины все больше поворачивают на запад, учитывая возможность посещать страны Евросоюза без визы и появление центра НАТО в республике.</p><p>Тем не менее положение перемещенных лиц все еще остается подвешенным, и в ближайшее время они вряд ли вернутся домой. В условиях текущей политической ситуации у них не так много сценариев, как обустроить свою жизнь: помнить об утраченном доме, переехать на заработки в столицу и попытаться сохранить идентичность выходцев из Абхазии, учитывая то, как важно для грузинского общества знать откуда ты родом.</p><p>&nbsp;</p><fieldset class="fieldgroup group-sideboxs"><legend>Sideboxes</legend><div class="field field-related-stories"> <div class="field-label">Related stories:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/georgi-derluguian/25-let-postmoderna-kavkaz">Двадцать пять лет постмодерна на Кавказе</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/islam-tekushev/rodina-tam-gde-ne-zhdali">Родина там, где не ждали</a> </div> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/mari-nikuradze/georgia-exiles-election">Georgia: the exiles’ election</a> </div> </div> </div> </fieldset> <div class="field field-rights"> <div class="field-label">Rights:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 4.0 </div> </div> </div> oD Russia Дмитрий Окрест oDR Русский Thu, 17 Aug 2017 09:44:16 +0000 Дмитрий Окрест 112895 at https://www.opendemocracy.net “Она развалилась”: вспоминая девяностые https://www.opendemocracy.net/od-russia/okrest-buzev-kuvaldin/ona-razvalilas <div class="field field-summary"> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <p>Чем стали для России девяностые - эпохой свободы или временем беспредела? Дмитрий Окрест, Станислав Кувалдин и Евгений Бузев издали книгу о том, что осталось в коллективной памяти от первого пост-советского десятилетия. <em><strong><a href="https://opendemocracy.net/od-russia/tom-rowley/russia-s-wild-decade-how-memories-of-1990s-are-changing">English</a></strong></em></p> </div> </div> </div> <p dir="ltr"><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/36.jpg" alt="" title="" width="460" height="433" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style=""/> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Артефакт 1990-х: визит в МакДоналдс, запечатленный на пленку Полароид. Фото из личного архива Ольги Остаповой, предоставлено Дмитрием Окрестом.</span></span></span>В рамках рубрики Unlikely Media oDR освещает независимые и неожиданные издания, появляющиеся на постсоветском пространстве. Редактор oDR Том Роули встретился с Дмитрием Окрестом, Евгением Бузевым и Станиславом Кувалдиным - редакторами недавно вышедшей книги <a href="http://www.publisher.usdp.ru/">“Она развалилась”</a>, посвященного повседневной жизни и политическим движениям во время Перестройки и в момент распада СССР. Книга представляет собой сборник статей и интервью с участниками событий того времени. В числе основных тем книги - &nbsp;переход к рыночной экономике, шахтерские стачки 1990-х, рост радикальных политических движений и наследие советских диссидентов.</p><p><strong>Ваша книга основана на работе группы <a href="https://vk.com/ussrchaosss">“Она развалилась”</a> в сети ВКонтакте. Группа была создана в 2014 году и стала платформой для финансирования книги, что само по себе - редкий и очень ценный опыт. Как вы думаете, будет ли краудфандинг в области таких проектов набирать популярность? И в чем заключаются его достоинства и недостатки?</strong></p><p><strong>Окрест:</strong> Важно отметить, что паблик группа возникла, как платформа, где обменивались фото/видео по теме разрушения Советского Союза. Майдан, “Русская весна”, Крым, пожар в одесском Доме профсоюзов, АТО - все эти события сильно напомнили то, как начинались события на Кавказе, в Приднестровье и Средней Азии. И судя по тому, что суммарно читателей наших пабликов (<a href="https://vk.com/dandaidaodu">“Хунта-экспресс”</a>, <a href="https://vk.com/ussrbeforechao">“Застоялась”</a>, <a href="https://vk.com/removekebabchaosss">“Балканский экспресс”</a>) уже больше 200 тысяч человек, то напоминает не только нам.</p><p><strong>Бузев:</strong> На самом деле краундфандинг не сыграл решительной роли в издании книги. Сбор средств шел достаточно медленно, но благодаря тому, что мы начали сами этот процесс, многие люди узнали о наших планах по изданию книги и заинтересовались этим. Именно таким образом мы связались с нашим издательством - <a href="http://www.s-and-e.ru/index.php?id=publishing-house">“Университетом Дмитрия Пожарского”</a>. Краундфандинг - это, как минимум, хороший рекламный ход.</p><p dir="ltr"><strong>Какие различия вы наблюдаете между реальными событиями 1990-х и тем, что люди о них вспоминают? Как изменится память о 1990-х в будущем?</strong></p><p dir="ltr"><strong>Окрест:</strong> Людям свойственно путать реальность, свои воспоминания и образы, которые они додумывают - сами или благодаря СМИ. Я с этим столкнулся сначала во время подготовки к сбору материала, опрашивая тех, кому было на момент событий более 30 лет и кто активно во всем участвовал - от кооперативной торговли до общественной деятельности. Для людей это время молодости, когда были полны сил и поэтому сейчас многие вещи затушевались, а другие наоборот четче артикулированы.</p><p class="mag-quote-center" dir="ltr">Людям свойственно путать реальность, свои воспоминания и образы, которые они додумывают - сами или благодаря СМИ.&nbsp;</p><p dir="ltr">Затем я обратил внимание на эту особенность восприятия, когда брал интервью &nbsp;для книги. Например, есть интересные различия между тем, что сказали мне герои сейчас, и интервью, которые они давали другим журналистам 20 лет назад сразу после событий. Такая же ситуация происходит с коллективной памятью - с одной стороны люди демонизируют “лихие 90-ые”, с другой идет обожествление “времени свободы”.</p><p dir="ltr"><strong>Кувалдин: </strong>Те материалы, которые я делал для книги, основаны, прежде всего, на прессе 90-х. Пока я над ними работал, то штудировал довольно много подшивок разных изданий этого периода. Строго говоря, конечно, о едином периоде “девяностых” говорить сложно. Все-таки, и &nbsp;настроения, и пределы дозволенного, и общее направление прессы до или после разгона Верховного Совета, войны в Чечне, президентских выборов 1996 или дефолта 1998 были достаточно различались. Девяностые - это несколько эпох, которые сейчас объединяют в одну.</p><p><iframe width="460" height="259" src="https://www.youtube.com/embed/mpVMF8N5W9E" frameborder="0"></iframe></p> <p>Так вот, периодически я просто брал какие-то заметки из газет или цитаты и, скорее, в развлекательных целях помещал их у себя на странице в фейсбуке. Могу сказать, что кажется практически все из них вызывали небольшую бурю эмоций, люди начинали обсуждать это, спорить, делиться впечатлениями. Причем, мне кажется, именно потому, что из памяти стерся язык тех лет и какие-то практики оценки происходящего, которые были очень ярко видны в газетах. Люди совсем по-другому воспринимают сейчас слова “правительство”, “президент”, “государство” и много какие другие. Так что в этом смысле они, действительно, не помнят что-то важное из девяностых, не могут в деталях вспомнить, как думали и чувствовали тогда - может быть, читая те же самые газеты.</p><p dir="ltr"><strong>Бузев:</strong> Сегодня не существует единой памяти о девяностых, в обществе нет консенсуса по этому периоду истории, хотя в России почти по любому периоду его нет. Историческая память часто подменяется политическими шаблонами, буквально по одной оценочной фразе о каком-либо явлении девяностых годов можно полностью предугадать, что человек думает обо всем периоде.</p><p class="mag-quote-center" dir="ltr">Девяностые будут долгие десятилетия порождать искусственную память, которая рождена не реальным опытом, а политическими взглядами.</p><p dir="ltr">И я не думаю, что ситуация изменится в ближайшие десятилетия. Тут можно провести аналогию со сталинизмом. После смерти Сталина прошло семьдесят лет, а его правление и личность до сих пор вызывают дискуссии, причем часто обращенные не в прошлое, а в сегодняшние день. Я думаю, что и девяностые будут долгие десятилетия порождать искусственную память, которая рождена не реальным опытом, а политическими взглядами.</p><p dir="ltr"><strong>Выше вы говорили о чувстве ностальгии, которое вы испытывали во время Майдана и потом: эти новости напоминали вам детство, события 1990-х, и именно это ощущение подтолкнуло вас к тому, чтобы создать группу, где можно делиться фотографиями и воспоминаниями. При этом, миф о “лихих” девяностых служит сегодня идеологической опоры для программы “стабилизации”. Но в вашем случае, хаос, социальный взрыв - это характеристика дома, детства, чего-то родного. Что означает для вас возможность исследовать 1990-е, обсуждать их с другими людьми в”ашего поколения?</strong></p><p><strong>Окрест: </strong>Для меня эта эпоха - это аллеи могилы братков, преобладание диснеевских мультиков над “Союзмультфильмом”, пугалки про цыган и охотящихся на квартиры сектантов, сериалы про влюбленных геев в прайм-тайм и юмористическая программа “Куклы” с карикатурой на первых лиц. Когда я готовил промовидео к выходу книгу, то удивился тому, какое множество вещей сейчас невозможно представить в публичном пространстве. Несколько человек потом сказали, что за две минуты ролика увидели свое детство и я думаю, что использованные в нем образы памятны многим. &nbsp;</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/562891/64.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/562891/64.jpg" alt="" title="" width="460" height="371" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style=""/></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>"Московский Комсомолец" - одна из самых популярных газет 1990-х. Сегодня эти новости читаются совсем не так, как 25 лет раньше. Фото предоставлено Дмитрием Окрестом.</span></span></span><strong>Кувалдин: </strong>Для меня 90-е - это уже не вполне детство - это последние школьные классы, а потом учеба в МГУ. Поэтому, конечно, и для меня изучение того времени довольно сильно нагружено эмоционально. Прежде всего, я должен, наверное, сказать, что в те годы я точно не был фанатом происходящего вокруг, совершенно не собирался принимать существующий режими голосовал в 96-м за Зюганова.</p><p dir="ltr">Ценность эпохи 90-х для меня обозначилась позже. И вряд ли это было связано с привычной идеализацией времен молодости. Полагаю, прежде всего, стало не хватать “разреженной атмосферы” тех лет - то есть отсутствия многих форм давления со стороны властей, различных публичных запретов. Все-таки, когда о власти о народе просто “забыли” это привело к тому, что люди стали вести себя как-то иначе, у них появились другие представления о возможном и допустимом. Ни в коем случае не хочу оценивать эти явления исключительно в благостном ключе, но могу сказать, что кое-чего из этого времени мне сейчас не хватает.</p><p dir="ltr"><strong>Бузев:</strong> Что касается девяностых, то они действительно часть парадигмы стабильности, только в не разрезе ностальгии, а наоборот, их образ в государственной пропаганде используется как антитеза сегодняшнего положению вещей.</p><p>Лично для меня девяностые идеально совпали со временем взросления, я закончил школу в 1999 году. Личных воспоминаний, которые иллюстрируют эпоху у меня очень много, тем более, что и жил тогда на Дальнем Востоке, который в те годы переживал большие потрясения. Я хорошо помню веерные отключения электричества или проблемы с зимним отоплением. Однако большая часть воспоминаний у меня, конечно, касается не политических пертурбаций, а того, о чем обычно вспоминают о школьном времени, дружбы, влюбленностей и так далее.</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/562891/54.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/562891/54.jpg" alt="" title="" width="460" height="300" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style=""/></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Блессинг 2000 в Петербурге. Фото из личного архива Петра Скутина, предоставлено Дмитрием Окрестом. </span></span></span>Многие мои друзья из моего же поколения и я вижу как мы отличаемся от тех, кто родился на десять-пятнадцать позже нас. Это совсем другие люди, которые кажутся мне намного более спокойными и наивными. Хотя быть может это просто начинающееся старческое брюзжание, а не портрет поколения.</p><p dir="ltr"><strong>Еще один вопрос про ностальгию. Сейчас очень много дискуссий о том, какую роль она играет в обществе, как она сказывается на культе Сталина (например, недавний опрос Левада-Центра <a href="https://themoscowtimes.com/news/stalins-popularity-in-russia-reaches-16-year-high-57152">показал </a>беспрецедентно высокий уровень поддержки Сталина за 16 лет), как из ностальгии вновь и вновь воспроизводится “советская ментальность” - о чем говорится в негативных терминах. При этом, я думаю, что устойчивый культ Сталина держится не только на идеологических манипуляциях с коллективной памятью, но и на том, что период с 1930-х по 1950-е был ключевым моментом советской модернизации. Шло строительство фабрик, городов, создавалась мощная инфраструктура, и, наконец, победа в войне стала пиком этого процесса. Если это время часто рассматривается как огромный шаг к модернизации, то про 1990-е есть идея, что они стали уничтожением этой модернизации, что это был переход во что-то другое, в какое-то иное состояние. Как вы рассматриваете опыт своего поколения по сравнению с опытом поколений предыдущих? Возникают ли здесь какие-то трения?</strong></p><p dir="ltr"><strong>Окрест:</strong> Это правильно сказано, что 1990-е стали переходом “во что-то другое”. И мне кажется, что до сих пор людям трудно отрефлексировать, во что именно. Нынешнее положение людей до сих пор связано с тем, что они делали в 1980-90-ые года, а значит для беспристрастных оценок времени видимо еще не пришло. Опять же на образе ностальгии хорошо пошли образы полит-стебла типа <a href="https://lenta.ru/articles/2016/11/06/yeltsyn/">Yeltsin Death Brigades</a> и музыкальных групп а-ля <a href="https://daily.afisha.ru/music/2273-ne-hotelos-by-prevratitsya-v-mem-novaya-i-ochen-yarkaya-gruppa-govorit-o-sebe/">“Не твое дело”</a>.</p><p dir="ltr"><strong>Кувалдин:</strong> Мне кажется, что в массовом сознании девяностые - пока нынешний режим сохраняется в более-менее стабильной фазе - могут занять примерно такое же место, какое в советские годы занимали воспоминания о периоде НЭПа. То есть яркой краткой эпохе, которая была уничтожена последующим закручиванием гаек, и в которую допускались многие виды свобод - экономических и отчасти культурных, которые оказывались непредставимы в последующем. Советская пропаганда обычно осуждала многие явления НЭПа - торгашество, упадок нравов - но не могла полностью его перечеркивать, поскольку НЭП объявил сам Ленин. Поэтому при официальном осуждении какие-то формы ностальгических воспоминаний об этом времени, непохожем на всю последующую советскую эпоху, все же начали допускаться.</p><p class="mag-quote-center" dir="ltr">Нынешнее положение людей до сих пор связано с тем, что они делали в 1980-90-ые года, а значит для беспристрастных оценок времени видимо еще не пришло.&nbsp;</p><p>Сейчас 1990-е при всей поощряемой критике “лихого” времени тоже не могут полностью отрицаться хотя бы потому, что Путин преемник Ельцина. Поэтому подспудно и неофициально память об эпохе тоже будет сохраняться, а возможно, и романтизироваться.</p><p dir="ltr"><strong>Можно ли сравнить эту динамику с другими странами, где сейчас тоже наблюдается волна культурных трансформаций? Например, с США и Великобританией? </strong></p><p><strong>Бузев: </strong>Такую динамику сложно сравнивать без глубокого погружения в культурный и исторический контекст. Но, насколько я могу судить, в США и Великобритании образ девяностых совсем иной, нежели на постсоветском пространстве. Эпоха Мейджора и Клинтона - это очень далеко от того, что происходило у нас. Скорее американские и, в меньшей степени, европейские реалии были для части российского общества “берегом утопии” (для кого-то они остаются такими и сейчас).</p><p><strong>Кувалдин: </strong>Думаю, что для США 90-е были некоторой высшей точкой могущества, когда Холодная война закончилась максимально благоприятным образом и казалось, что теперь мир будет, наконец, построен наилучшим из возможных образов. Возможно, я не прав, но мне кажется, что для Америки в целом это было временем эйфории и уверенности в собственных силах.</p><p>Определенные формы беспокойства и дискомфорта, которые прорывались через демонстрации антиглобалистов или книги-манифесты вроде Generation X или Fight-club - были связаны скорее с нежеланием быть частью этого нового порядка, который в целом казался непробиваемым. Эти эмоции, мне кажется, меньше всего похожи на то, что испытывал в 90-е средний житель постсоветского пространства. Но, повторяю, что оцениваю ситуацию не изнутри и не могу здесь выносить какие-то твердые суждения.</p><p><strong>Глядя на содержание “Она развалилась”, поражаешься географии собранных Вами историй - от Армении, Азербайджана и Грузии до Литвы. Мы в oDR очень интересуемся тем, что происходит в этих странах, и, учитывая все их особенности, мы все равно видим некоторые сходства в том, как устроены их политика, масс-медиа, социальная защита. Но мне кажется (подчеркиваю: кажется), что людям младшего возраста опыт соседних государств не интересен. Поздние 1980-е и 1990-е стали не только переходом к рыночной демократии, но и временем консолидации национальных государств. Как вам кажется, насколько интересны читателям вашей книги другие страны бывшего СССР? И насколько их интересы сопоставимы с интересами населения вообще?</strong></p><p dir="ltr"><strong>Окрест:</strong> По данным сотрудников независимых книжных магазинов “Фаланстера” и “Циолковский” первые выходные книга была фаворитом продаж. В центровом магазине “Москва” мы были на 4 месте среди исторических книг. Крупнейший ритейл “Озон” маркировал книгу как бестселлер. Четверть книги занимают материалы о бывших советских республиках &nbsp;- противостояние ОМОНа против новых властей в Латвии и Литве, студенческий Майдан, шахтерские протесты и возрождение ультраправых на Украине, армянские беженцы в Азербайджане, гражданская война в Грузии и Таджикистане. При этом по статистике паблика значительная часть подписчиков - это молодежь, которая родилась после развала союза. По телевизору основной поставщик иностранных новостей - это Украина, в стране по прежнему большое количество трудовых мигрантов из Украины и Средней Азии, а людям интересно понять, кто эти люди и что их связывает с Россией.</p><p dir="ltr"><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/562891/52.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/562891/52.jpg" alt="" title="" width="460" height="310" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style=""/></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>1990-е в бывших союзных республиках: новый порядок - или новый беспредел? Рига. Домская площадь. ГКЧП.Фото из личного архива Дмитрий Машкова, предоставлено Дмитрием Окрестом.</span></span></span><strong>Бузев:</strong> Интерес очень велик, но зачастую он связан с отдельными аспектами истории других стран бывшего СССР, обычно с войнами или переворотами. Современное поколение ничего не знает об этих событиях, они почти не рассматриваются в школьном курсе истории, не отражены в массовой культуре. И для них это своеобразная беллетристика, “Игра престолов”, финал которой неизвестен, а действующие лица раскрываются по ходу повествования.</p><p dir="ltr">В то же время ко многим, даже очень ярким культурным или внутриполитическим явлениям, российский пользователь остается равнодушен. Но у нас довольно значительная аудитория из стран бывшего СССР.</p><p dir="ltr">Отдельно можно выделить историю Украины, к которой в связи политическими событиями у российских пользователей повышенный интерес с 2014 года.</p><p dir="ltr">&nbsp;</p><fieldset class="fieldgroup group-sideboxs"><legend>Sideboxes</legend><div class="field field-related-stories"> <div class="field-label">Related stories:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/kirill-kobrin/nostalgia-atomov">Ностальгия атомов по молекулам: российское общество после СССР</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/kirill-kobrin/manipulyatzii-s-trupamy">Манипуляции с трупами</a> </div> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/kirill-kobrin/smert-postsovetskogo-1">25 лет спустя (1991—2016). Смерть постсоветского проекта в России</a> </div> </div> </div> </fieldset> <div class="field field-rights"> <div class="field-label">Rights:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 4.0 </div> </div> </div> oD Russia 25 лет перемен Дмитрий Окрест Станислав Кувалдин Евгений Бузев Томас Роули oDR Русский Sun, 30 Jul 2017 23:00:00 +0000 Томас Роули, Дмитрий Окрест, Евгений Бузев and Станислав Кувалдин 112506 at https://www.opendemocracy.net "Братья, берегитесь, не знакомьтесь в Грозном" https://www.opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/bratya-beregites <div class="field field-summary"> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <p dir="ltr">Власти Чечни говорят, что этих людей не существует. Гомосексуалы могут быть невидимы для большинства жителей Северного Кавказа, но они есть, и их права систематически нарушаются. <strong><em><a href="https://opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/brothers-be-careful-don-t-meet-up-with-anyone-in-grozny" target="_blank">English</a></em></strong></p> </div> </div> </div> <p dir="ltr"><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/24288916886_871b611530_z.jpg" alt="lead " title="" width="460" height="300" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style=""/> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Мечеть «Сердце Чечни» имени Ахмата Кадырова, Грозный. CC Gregor Winter / Flickr. Некоторые права защищены.</span></span></span>Во время петербургского Первомая было задержано более десятка ЛГБТ-активистов, выступивших в поддержку гомосексуалов Чечни. Свидетельства чеченских геев о секретных тюрьмах, пытках и убийствах на Кавказе недавно вызвали сильнейший общественный резонанс. После этого Парламентская ассамблея Совета Европы приняла<a href="https://amnesty.org.ru/ru/2017-04-27-PACE/)"> жёсткую резолюцию</a> к докладу&nbsp;"Права человека на Северном Кавказе". 5 мая российский президент Владимир Путин поддержал предложение уполномоченной по правам человека Татьяны Москальковой о создании спецгруппы для рассмотрения обращений геев, которые жалуются на нарушение своих прав в Чечне.</p><p dir="ltr">Я расспросил покинувших Чечню геев о взяточничестве силовиков, конспиративных встречах и планах вернуться домой.</p><h2>Задержания, побои, бегство&nbsp;</h2><p dir="ltr">Айдамира (все имена изменены) задержали во время проверки документов в феврале 2017 года на одном из многочисленных полицейских постах при выезде из Грозного. "Посмотрели мои документы, и сразу головой в пол машины. Никто не стал ничего объяснять, но я сразу понял, ведь у меня были предупреждения от знакомых о зачистках", - объясняет Айдамир. </p><p dir="ltr">Мы общаемся в затемненной комнате на одной из конспиративных квартир, куда временно перебрались геи, недавно приехавшие из Чечни. На окнах плотные шторы, которые всегда закрыты. Мужчины стараются не выходить без лишней надобности из дома, курят не выходя на улицу, а продукты закупили на несколько дней вперед.</p><p><iframe frameborder="0" src="https://www.youtube.com/embed/6qA_6WrpAPo" height="259" width="460"></iframe><em>1 апреля: анти-ЛГБТ митинг на Кавказе. Источник: <a href="https://www.youtube.com/watch?v=6qA_6WrpAPo">Youtube</a>.</em></p> <p dir="ltr">Перед приездом сюда меня попросили выключить телефон, чтобы по сигналу мобильной связи нельзя было отследить нахождение конспиративной квартиры. Гомосексуалы отказываются от съемок с лицом и согласны только, чтобы фотограф мог снять их со спины. Помогающие им активисты ЛГБТ объединились в неформальный "Комитет спасения", но о персональном участии в нем стараются не упоминать публично.</p><p>Таким правилам безопасности перестаешь удивляться после услышанного от приехавших чеченцев. Айдамир провел всю дорогу с момента задержания и до полицейского отделения без малейшего движения. &nbsp;На месте его встретили сотрудники без погон. Они были одеты в желто-коричневую форму, на военном жаргоне ее называют "американка".</p><p dir="ltr">"На допросе шли по моим телефонным номерам и по своему списку. Требовали рассказать места работы и телефоны. Когда молчал — били. Постоянно показывали для опознания распечатанные фотографии из моего телефона и телефонов других задержанных", - говорит Айдамир. Через полтора часа большинство допрашивающих вызвали на срочный вызов, и Айдамир остался наедине с одним сотрудников.</p><p dir="ltr" class="mag-quote-center">"Боль вынести проще всего. Вот мне ребра сломали – пофиг было, током били – пофиг было, ногами били – пофиг было, а вот моральное унижение сильнее всего"</p><p dir="ltr">"Я тогда голый стоял, в крови, ногами били ведь. Вдруг сотрудник сказал "одевайся", а все мое добро запихнул в карман и вывел через окольные двери из отдела полиции. На прощание сказал: "Беги из республики и избегай постов", -рассказывает Айдамир. Он предполагает, что ему позволили уйти потому, что он не сообщил никакой важной информации и на него не успели завести дело.&nbsp;</p><p dir="ltr">Айдамир выждал, пока возможная шумиха уляжется после его исчезновения, и через две недели после задержания обходными путями выехал вместе со своим близким другом в Дагестан. Он считает, что причиной его задержания &nbsp;стала открытость — в отличие от большинства кавказских геев, &nbsp;он не скрывал реальное имя &nbsp;от своих знакомых, и вычислить его было совсем несложно.</p><p dir="ltr">Заза покинул Чечню в тех же числах, что и Айдамир. Он рассказывает, что его задержали в феврале после того, как на него указал ранее допрошенный знакомый. После задержания Зазу бросили на пол и отвезли в действующую военную часть недалеко от центра Грозного. </p><p dir="ltr">"Боль вынести проще всего. Вот мне ребра сломали – пофиг было, током били – пофиг было, ногами били – пофиг было, а вот моральное унижение сильнее всего. В камеры забегали военные и кричили "Хаха, педики, иди ко мне, педрила". Мы же, чеченцы, такие люди гордые, человека нельзя послать, а нужно обосновать. Здесь же ты просто сидишь тупо и слушаешь ругательства. Сначала жестко били, потом перестали, но все дни ни разу не кормили", - рассказывает Заза.</p><p dir="ltr"><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/RIAN_03077885.LR_.ru_.jpg" alt="" title="" width="460" height="321" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style=""/> <span class='image_meta'><span class='image_title'>19 апреля 2017. Президент РФ Владимир Путин и глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров (справа) во время встречи. (с) Алексей Дружинин / РИА Новости. Все права защищены.</span></span></span>Во время ежедневных допросов ему неоднократно показывали фотографии подозреваемых в гомосексуализме и требовали назвать их данные. При этом, в отличие от прежних времен, никаких денег не требовали, подчеркивает Заза. С кем он имел дело – с офицерами или рядовыми – неизвестно, так как, по его словам, ни у кого не было знаков различия. Это распространенная практика в северокавказских республиках — офицеры предпочитают не выделяться из-за угроз со стороны боевиков, в которые записывают, в том числе, и ваххабитов.</p><p dir="ltr">Заза утверждает, что, как и остальные увиденных им семь задержанных геев, он провел в одиночной камере 10 дней. "С теми, кто был в тюрьме, я отношения не поддерживал, &nbsp;боялся, что среди них есть провокатор. Моя камера была небольшой - пара квадратных метров. Остальных видел через небольшое незарешеченное окошко, когда человека вели в туалет или допрос", - рассказывает Заза. </p><p dir="ltr">Заза считает, что его отпустили, так как у военных не было никаких улик: "Когда военные залезли в телефон, то ничего не накопали, а это ведь их обычный способ нас прищучить. Но я накануне задержания успел сменить телефон. На допросе много говорили про мою ориентацию, но я спросил "А где доказательства?". В итоге у них ничего не было, поэтому просто избивали – хотели, чтобы я признался, и чтобы через меня найти других. Например, мне указывали на конкретных геев и спрашивали, где они находятся. Я, конечно, этих людей знал, но сказал, что знаю их как обычных людей. К тому же добавлял, что последний раз мы виделись полгода назад".</p><p dir="ltr">Несмотря на избиения, Заза смог найти в себе силы промолчать — на его счастье, не нашлось человека, который заявил, что знает его, как гея. После освобождения Заза вновь сменил телефон и вместе с супругой, которая ничего не знает об ориентации мужа, переехал в другой район Грозного. Он объясняет, что такая ситуация характерна для многих геев, которых в патриархальном обществе Чечни как можно скорее принуждают &nbsp;к браку. &nbsp;"То, что у тебя есть жена или даже дети — еще ничего не значит, у многих наших так получилось, иначе слишком много вопросов и подозрений со стороны родни, если ты медлишь с невестой", - говорит Заза.</p><h2>Легкая добыча</h2><p dir="ltr">Спустя некоторое время Заза посчитал безопасным вовсе покинуть республику — последним звоночком стал телефонный разговор с бывшей соседкой, которая рассказала Зазе, что к его прежнему месту жительства приходили военные. В разговоре со мной объясняет, почему уехал не сразу: "Всегда такой пресс был, но не было приказа всех ловить. Прежде просто хватали ради денег, ведь геи - это самая легкая добыча. Люди просто могли подзаработать, как например гаишники. Обычно не меньше 100 тысяч требовали".</p><p dir="ltr">Студент Мирза из Грозного буднично сообщил, что это стандартная сумма, чтобы откупиться. "Вот друга задержали военные по наводке, взяли телефон, была переписка, интим-фото. Сутки пытали, спрашивали, кто с кем общался. Сняли видео и сказали, что опозорят. Родителям обычно говорят, что ты пидор. Когда вылавливают, то всегда делают видео, потом этим шантажируют, что расскажут про него, что в соцсети опубликуют. В итоге потребовали денег 150 тысяч", - рассказывает житель Грозного. </p><p dir="ltr"><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/QFu-BX6BdBo.jpg" alt="" title="" width="460" height="307" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style=""/> <span class='image_meta'><span class='image_title'>1 мая: на Невском проспекте активисты провели перфоманс, в ходе которого чеченские матери оплакивали и посыпали землей своих детей. Источник: <a href=https://vk.com/lgbtinitsiativa?z=photo-5144856_456239091%2Fwall-5144856_8141>Petya Voznesensky / VK</a>. Некоторые права защищены. </span></span></span>В марте, по словам Мирзы, его другого друга силовики пытали током и серьезно избивали подручными средствами так, что еще несколько недели руки оставалась синими. В руках силовиков попал смартфон, и они настойчиво требовали рассказать, с кем он общался.</p><p dir="ltr">В то же время, двое других знакомых Мирзы после волны задержаний перестали выходить на связь. В итоге студент решил не возвращаться в ближайшие пару лет к родителям в Чечню и скрыться в Центральной России. "С остальными моими ребятами только кратко переписываюсь: "Аслан, ты в порядке"?", "Да, а ты?" Больше никаких подробностей, так как я не знаю, кто на том конце, а он не знает кто ему отвечает", - говорит Мирза. Его словам подтверждают еще несколько геев, выходцев из Чечни, которые отказываются говорить под запись, пока не окажутся в по-настоящему безопасном для себя месте. Все из опрошенных заявили, что никогда не рассказывали родственникам о своих проблемах с силовиками. Если же это невозможно было скрывать, то лгали, что их подозревали в связях с ваххабитами или их симпатизантами.</p><p dir="ltr" class="mag-quote-center">Его знакомый смог освободиться из секретной тюрьмы в бывшем полицейском участке в Аргуне после, того как договорился о передаче 1,2 млн рублей</p><p dir="ltr">Другой студент - Сулейман&nbsp;- тоже рассказал, что с него требовали деньги. Сулейман только недавно понял, что его привлекают мужчины. Вскоре начались репрессии и поэтому его круг общения среди геев немногочислен — только пять человек. </p><p dir="ltr">В октябре в Грозном он познакомился с мужчиной и вскоре после этого отправился с ним за город. "Поехали на черной "Ладе - приоре", вдруг резко свернули в лес, там трое людей в военной форме черного цвета. Когда били ногами, то снимали видео на мобильник, кричали "голубой", "педик", все ругательства на русском были". Несмотря на сломанную челюсть и отобранный телефон, Сулейман &nbsp;решил не перечить неизвестным и пообещал выплатить 200 тысяч в течение месяца. </p><p dir="ltr">По его словам, с хорошо обеспеченных берут больше – например, его знакомый смог освободиться из секретной тюрьмы в бывшем полицейском участке в Аргуне после, того как договорился о передаче 1,2 млн рублей. "Про Аргун давно были слухи, что наркоманы там, а он оказался одним из первых геев", - добавляет Сулейман. Он говорит, что с остальными знакомыми геями не поддерживает связь. Особенно после того, как мать одного из них, не знавшая об интимной связи между ними, сообщила о внезапной пропаже сына.</p><p dir="ltr">За исключением Сулеймана все опрошенные мною гомосексуалы планируют переждать гонения в Москве, а через пару лет вернуться в Чечню при условии, что за это время их в семье ничего о них не узнают. </p><h2>Правила безопасности</h2><p dir="ltr">Все опрошенные мной гомосексуалы говорят, что на местном жаргоне называют друг друга "человек в теме". Те, кто в теме, состоят в группах в "ВКонтакте" - например, "Аул", насчитывающем свыше 16 тысяч участников со всего Кавказа. "Последнее время через эти сообщества шли слухи, что вокруг подставы, появились сообщения вроде &nbsp;"Братья, берегитесь, не знакомьтесь в Грозном", - рассказывает Сулейман. Но люди, по его словам, продолжали знакомиться через интернет, через пустые фейковые аккаунты. По словам Зазы и Айдамира, у большинства чеченских геев по 3-4 псевдонима. "Люди по несколько лет знакомы и не знают имен реальных – &nbsp;для всех это было абсолютно нормально", - утверждает Айдамир.</p><p dir="ltr" class="mag-quote-center">Система конспирации кавказских геев напоминает будни российских националистов и антифашистов в нулевые годы</p><p dir="ltr">Система конспирации кавказских геев напоминает будни российских националистов и антифашистов в нулевые, когда из-за накала уличной войны и ряда резонансных убийства оба движения старались максимально обезопасить себя. Заза поясняет, что существует несколько правил безопасности: это подробная переписка несколько месяцев, подтверждение личности у общих знакомых, обмен фотографиями. </p><p dir="ltr">"Иногда просишь пройти мимо какого-то здания, а сам рядом сидишь, встречи же организуешь в нейтральном месте", - говорит Заза. Другой способ коммуникации - программная рация Zello, которую российские дальнобойщики использует сейчас в протестах. Несмотря на подобные меры предосторожности, среди кавказских геев распространена и конспирация по внешнему виду: многие предпочитают характерный стиль — например, сбривают усы, но оставляют короткую бородку. Впрочем, это не приветствуется, так же, как отсутствие усов и длинные бороды. Считается, что это характерно для ваххабитов. “Нормальной” - то есть, не вызывающей ничьих подозрений - считается борода средних размеров.</p><h2>Официально: "ничего нет"</h2><p dir="ltr">После публикации первых материалов о спецтюрьмах для геев и самосудах чеченские власти длительное время предпочитали игнорировать эту тему и не давали официальных комментариев. Тем не менее в разговоре со мной один из министров Чечни отметил, что республиканские власти якобы проверили сообщения о самосудах над геями.</p><p dir="ltr">"Слухи проверены и, по нашим данным, нет ни единого зафиксированного случая, чтобы родственники по вопросу содомитов самостоятельно разбирались", - заявил он. Впрочем, на вопрос о том, могут ли быть геи среди чеченцев, министр простодушно ответил: "Может и есть особи, которые могут сказать, что они чеченцы, что-то брякнуть по-чеченски, но если они чеченцы, то пусть себя назовут и перечислят своих 12 предков". В том же интервью министр выдвигал конспирологические версии о том, кому может быть выгодно появление информации о правах геев в Чечне, но предпочел не называть конкретных имен.</p><p dir="ltr" class="mag-quote-center">"Я не знаю, почему именно сейчас раздувают, но сейчас журналисты наговаривают на весь наш народ"</p><p dir="ltr">Другой представитель чеченских властей, занятый вопросами гражданского общества, рассказал о том, что информация о преследованиях геев в Чечне полностью выдумана на ровном месте. "Ничего нет, на пустом месте раздувают неизвестно что. О том, чего нет, нельзя говорить и обсуждать. Нельзя слушать каждые сплетни. Я не знаю, почему именно сейчас раздувают, но сейчас журналисты наговаривают на весь наш народ", - ультимативным тоном заявил он. &nbsp;</p><p>По сути, эти утверждения предвосхитили заявление главы Чечни Рамзана Кадырова, который через неделю после моего разговора с представителям республиканских властей сообщил: "Нет бы вам, журналистам, попросить тех продажных шайтанов, чтобы они извинились перед чеченским народом, встали на колени за то, что они оскорбили, унизили, обвинили. Сами придумали, сами там сказали, сами заявили".&nbsp;</p><h2>Статистика будет ухудшаться</h2><p>Несмотря на постоянное насилие, лишь 10% представителей ЛГБТ- сообщества в России доверяют полиции, следует из ежегодного Мониторинга дискриминации по признакам сексуальной ориентации и&nbsp;гендерной&nbsp;идентичности. Материал подготовила "Российская ЛГБТ-сеть" (есть в &nbsp;распоряжении oDR). В опросе приняли участие жители 71 субъектов федерации, в том числе из северокавказских республик. На вопросы онлайн-анкеты ответили свыше 3700 респондентов.</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/34073377031_39e961713f_z.jpg" alt="" title="" width="460" height="370" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style=""/> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Апрель 2017: протест "В Чечню с любовью" в Торонто. CC BY 2.0 JasonParis / Flickr. Some rights reserved.</span></span></span>Взаимодействия с полицией становятся все более важными для ЛГБТ, следует из опроса. Например, 117 опрошенных заявили о случаях незаконного ареста. Авторы опроса отмечают, что жителям мегаполисов легче избежать дискриминации, так как из-за слабых социальных связей "город позволяет быть сексуальности невидимой".</p><p dir="ltr">Проблемы с полицией накладываются на тот факт, что с 2012 года в России действует закон "О защите детей от вредной информации", а с 2013 года Кодекс об административных правонарушениях дополнили&nbsp;статьей, устанавливающей ответственность за "пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних". Несмотря на это, 46,3% опрошенных "Российской ЛГБТ-сетью" в 2015-2016 годах, являются несовершеннолетними.</p><p dir="ltr" class="mag-quote-center">Значительно вырос показатель нападений на мужчин, которые знакомятся через&nbsp;соцсети&nbsp;и приложения для знакомств&nbsp;</p><p dir="ltr">В мае 2016 году "Российская ЛГБТ-сеть" отметила, что в обществе усилилась агрессия к секс-меньшинствам. Авторы утверждали, что новые законы против гей-пропаганды увеличили количество преступлений против ЛГБТ. При этом значительно вырос показатель нападений на мужчин, которые знакомятся через&nbsp;соцсети&nbsp;и приложения для знакомств — &nbsp;это наиболее распространенный способ идентифицировать геев. Этим способом пользуются не только чеченские силовики, но и националисты из недавно разгромленного властям движения "Оккупай-Педофиляй". В то время как мужчины чаще оказываются в поле физического насилия, &nbsp;женщины чаще подвергаются насилию социально-правовому и сексуальному, следует из мониторинга. </p><p dir="ltr">Респонденты с Кавказа заявили, что действительно открыты только для своих друзей. "Невозможность быть открытым для семьи связана с тем, что в регионе укоренился гетеропатриархатный уклад жизни, а также существует открытая практика внутрисемейного насилия, характеризующая республики. Доверие органам власти рассматривается респондентами с точки зрения проблематизации публичности собственной сексуальности - власть тотальных институтов семьи и кровного родства функционирует таким образом, что не дает никакой возможности выйти за рамки круга доверия", - отмечают авторы доклада.</p><p dir="ltr">Большая часть участников опроса заявили о психологическом насилии (угрозы, шантаж), почти 500 человек стали жертвами физического насилия. Исследователи зафиксировали сотни случаев, когда на основании сексуальной ориентации, ЛГБТ отказывали в услугах и обладании имуществом, а также незаконно использовали персональные данные – например, для организации интернет-травли. Учитывая данные опроса, традиционную для россиян гомофобию и нынешний тренд на сохранение консервативной риторики положение ЛГБТ — ни на Кавказе, ни в остальной России - в ближайшее время не изменится.</p><p dir="ltr">&nbsp;</p><fieldset class="fieldgroup group-sideboxs"><legend>Sideboxes</legend><div class="field field-related-stories"> <div class="field-label">Related stories:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/elena-platonova/militarizatsia-detsad">Мальчики-солдаты и девочки-домохозяйки: как воспроизводят нормы в российском детском саду</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/ekaterina-neroznikova/prinyat-islam-i-polyubi">Принять ислам и полюбить</a> </div> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/irina-kosterina/kavkazskaya-lyubov">Лоскутное одеяло кавказской любви</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/anastasia-zotova/noviy-rossisky-konzlager">Новый российский концлагерь</a> </div> </div> </div> </fieldset> <div class="field field-rights"> <div class="field-label">Rights:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 4.0 </div> </div> </div> oD Russia Дмитрий Окрест oDR Русский Wed, 10 May 2017 15:47:26 +0000 Дмитрий Окрест 110738 at https://www.opendemocracy.net Сила сопротивления: Петр Павленский о тюрьме и свободе https://www.opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/pavlensky <div class="field field-summary"> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <p><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/u555493/RIAN_02735274.LR_.ru_.jpg" alt="RIAN_02735274.LR_.ru_.jpg" hspace="5" width="160" align="right" /></p><p>Акционист Петр Павленский, который поджег здание ФСБ, находится в психиатрической больнице. Он не видит разницы между российской действительностью и тюрьмой.&nbsp;<a href="https://opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/on-prison-and-liberty-interview-with-pyotr-pavlensky"><em><strong>English</strong></em></a></p> </div> </div> </div> <p><span>17 февраля в Петербурге должно пройти очередное заседание суда по делу Петра Павленского. Арестованного художника держат в Москве в&nbsp;</span><span>Научном центре социальной и психиатрической экспертизы имени Сербского. Сюда Павленского на судебно-психиатрическое освидетельствование отправили после акции&nbsp;</span><span>«</span><span>Угроза</span><span>»</span><span>: в ночь на 9 ноября 2015 года он поджег дверь здания ФСБ на Лубянской площади. В центре Сербского должен был состояться и выездной суд, но незадолго до заседания здесь объявили карантин из-за гриппа.</span></p><p>За 15 месяцев до&nbsp;<span>«</span><span>Угрозы</span><span>»&nbsp;</span><span>Павленский провёл акцию&nbsp;</span><span>«</span><span>Отделение</span><span>»</span><span>&nbsp;сидя голым на заборе института, отрезал мочку уха. Так художник протестовал против карательной психиатрии. Он заявил:&nbsp;</span><span>«</span><span>Возвращая использование психиатрии в политических целях — полицейский аппарат возвращает себе власть определять порог между разумом и безумием</span><span>»</span><span>.</span></p><p>В 2015 году Европейский суд по правам человека в связи с рассмотрением четырех жалоб направил российской стороне запрос о практике принудительной судебной психиатрии. Одним из заявителей стал алтайский оппозиционный журналист Руслан Макаров. Его <a href="http://www.vedomosti.ru/politics/articles/2015/06/15/596288-rossiiskoi-sudebnoi-psihiatriei-zaimetsya-strasburgskii-sud">госпитализировали после обращения в суд с иском против губернатора</a>. </p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/RIAN_02735274.LR_.ru_.jpg" alt="" title="" width="460" height="343" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Ноябрь 2015: Павленский в Таганском суде Москвы. (c) Антон Денисов / VisualRIAN. Все права защищены.</span></span></span><span>К принудительному лечению в психиатрической больнице склоняли также Олега Архипенкова и Михаила Косенко, участников противостояния полиции демонстрантов 6 мая 2012 года. Полицейские использовали психиатров против гражданской активистки Веры Лаврешиной и </span><a href="https://ovdinfo.org/articles/2013/07/31/budni-karatelnoy-psihiatrii">недавно осужденного за нарушение закона о митингах Ильдара Дадина</a><span>. Самого Павленского несколько раз отправляли на психитрическую экспертизу, но каждый раз признавали вменяемым.</span></p><p>Что происходит с Павленским в институте им. Сербского, неизвестно.&nbsp;<span>«Мы не знаем, колят ли ему препараты, пробуют ли давать ли какие-либо таблетки. Мы не знаем. Там типа "карантин" и никого именно к Павленскому не пускают. Сейчас на лицо есть факт морального давления на Петра и его окружение, также сторону защиты», - <a href="http://www.newizv.ru/accidents/2016-02-08/234230-zakryli-na-karantin.html">написала в начале февраля в соцсети подруга художника Оксана Шалыгина</a>, которую за все время ни разу не пустили внутрь из-за объявленного карантина.&nbsp;</span><span>В ответ свыше 25 тысяч человек подписали на имя советника президента по правам человека </span><a href="http://chn.ge/1PBIPhR">петицию с требованием освободить Павленского</a><span>. «Да кто не мечтал, чтобы Лубянка сгорела? Ненормальный? Нет, он выразил то, что многие чувствуют», - пишет одна из подписавшихся.</span></p><p><span class="print-no mag-quote-center">«Да кто не мечтал, чтобы Лубянка сгорела? Ненормальный? Нет, он выразил то, что многие чувствуют»</span></p><p>36-летняя коротко стриженная блондинка Шалыгина несколько раз в неделю ездит в институт Сербского, чтобы передать фрукты и конфеты. Связи с Павленским по-прежнему нет. «Карантин присутствует, но пускают почти всех желающих - при мне не было ни одного отказа в том, чтобы впустить кого-то к кому-то, - говорит Оксана. - Из этого я делаю вывод, такие суровые меры применяют либо к тем, кто находится в стражном отделении, либо исключительно к Петру. Книги нельзя передавать. Письма только доходят. Его ответ мне значит, что там с ним все в порядке - формула заботы о безопасности доведена до абсолюта».</p><p>«По поводу карантина мы понятия не имеем и комментариев поэтому дать не можем, - ответили в пресс-службе научного центра. - Вы знаете, наш институт не дает таких комментариев в соответствии с законом. Все вопросы шлите на имя нашего директора в письменном виде».&nbsp;<span>В канцелярии стационарных судебно-психиатрических экспертиз сотрудник, отказавшись представиться, также сообщил, что вся информация может быть предоставлена только после официального запроса.</span></p><h2>Очищение огнем</h2><p><span>«</span>Угроза<span>»</span><span>&nbsp;- не первая игра художника с огнем. 23 февраля 2014 во время акции&nbsp;</span><a href="https://www.youtube.com/watch?v=mQcQvAOMOfU"><span>«</span><span>Свобода</span><span>»</span></a><span>&nbsp;он с десятком анархистов поджег полсотни покрышек в центре Петербурга, пытаясь реконструировать киевский Евромайдан в знак солидарности с украинским антиавторитарным движением:&nbsp;</span><span>«</span><span>Мы боремся за нашу и вашу свободу. В этот день, когда государство призывает праздновать день защитника отечества — мы призываем всех встать на праздник Майдана и защиту своей свободы. Мосты горят и назад дороги уже нет. демонстрируя солидарность со стремлением украинского народа к свержению авторитарного режима</span><span>»</span><span>. Обе акции </span><a href="http://www.shiitman.ninja/2015/11/09/o-pavlenskom-i-vojne/">сравнивали с финальной выступлением группы «Война»</a><span>. Те 31 декабря 2011 года подожгли автозак.</span></p><p><span>Павленский считает, что общее в этих акциях - только использование огня. «Моя акция была в гораздо большей степени жестом. Смешно было бы полагать, что здание сгорит хотя бы наполовину, - утверждает Петр. - Помню высказывание о нависшей над всеми террористической угрозы, я рассматривал это как новую форму одиночного пикетирования. Поэтому канистра имеет значение ничуть не меньше, чем огонь. И именно ее я предлагал взять людям вместо засаленных плакатов».</span></p><p class="mag-quote-center">«Мы понимаем политику не как тему, а как стратегию и наличие осознанной позиции в искусстве»</p><p>Павленский не склонен соглашаться с теми, кто возводит его акции к традиции юродивых. «Это подвижничество и форма существования, напрямую связанные с древнерусским православием. Мои действия связаны с утверждением границ и форм политического искусства. Сравнивать мои действия с традициям юродивых это тоже самое, что найти в военной дисциплине истоки монашеского послушания, начать видеть в гарнизоне келью».</p><h2>Нетрадиционная семья<span>&nbsp;</span></h2><p>«Мы занимаемся политическим искусством, которое работает с инструментами власти, одними из которых являются Следственный комитет, полиция и СМИ. Соответственно предполагаем определенное взаимодействие с ними, - говорит Шалыгина. - Но если думать только о комфорте, то можно не вылезать из постели с утра. Поэтому вопрос даже так и не стоитю. У нас есть определенная позиция, от которой все исходит. Действия и мысли - все зависит от того, в чем смысл твоего существования. В подчинении? Или в стремлении к освобождению от навязываемых властью форм существования? Это вопрос анализа себя и ситуации вокруг».<span>&nbsp;</span></p><p>У Оксаны и Петра общие дети — девочки школьного возраста Алиса и Лилия. Родителей они называют по именам, родители друг друга соратники, так как «муж» и «жена» - это придуманные конструкты. Впрочем, Шалыгина не считает себя художницей — она издает журнал <a href="http://politpropaganda.com">«Политическая пропаганда»</a>. Деньги на него собирают через соцсети.</p><p><span>«</span>Мы понимаем политику не как тему, а как стратегию и наличие осознанной позиции в искусстве<span>»</span><span>, - говорит вступление к журналу. Последний номер от 2015 года посвящен феминизму: «День за днем институты государства и пособники власти устанавливают диктат монолитного и ничем непоколебимого порядка. Уныние и усталость обеспечивают покорность и послушание со стороны населения. Уставшие бороться за свои идеалы мужчины отправляются на войну убивать в борьбе за интересы государств и иных политических фантомов. Уставшие отстаивать себя женщины отправляются на комбинат по производству жертв».</span><span>&nbsp;</span></p><p><span><span class="print-no mag-quote-center">«То, что Петр в тюрьме дети знают. Относятся к этому спокойно, потому что знают, почему так произошло и чем Петр занимается»</span></span></p><p>После акции «Угроза» у стен ФСБ не могло не последовать наказания — сегодня Петру инкриминируют вандализм по мотивам идеологической ненависти. Павленский был помещен в старейшую московскую тюрьму «Бутырка». «То, что Петр в тюрьме дети знают. Относятся к этому спокойно, потому что знают, почему так произошло и чем Петр занимается», - объясняет Оксана и отмечает, что их дети понимают, и что такое свобода, и что при ней можно действительно жить.</p><h2>Тюремная философия</h2><p>«Окружение здесь это все те люди, которых мы встречаем каждый день, находясь в любом точки России, - говорит Павленский про Бутырку. - Тюрьма это часть социально-распределительной системы, поэтому через нее постоянно движется поток людей. Он также движется через школы, университеты, больницы, заводы, супермаркеты. Среди арестантов есть множество интересных людей, они на порядок разумнее и смелее благонадежных горожан. Они ценят риск и знают, что удача не всегда стоит на их стороне. Но есть и бедолаги, которых захватила судебно-правохранительная машина. И теперь она медленно переламывает их, заставляя производить знаки раскаяния и повиновения - то есть работать на утверждение парадигмы Уголовного кодекса. Чем больше утверждается кодекс, тем становится непосильнее. Уголовный кодекс разрастается, ему начинает требоваться все больше и больше пищи. Хочет он становиться кормом или нет, здесь каждый должен решить за себя сам».<span>&nbsp;</span></p><p>Павленский рассказывает, что его «ткань повседневности» обычно составляют ежедневные обыски, нарушение нелепых предписаний, выговоры судьи и психиатры. Особое недовольство вызывают эпизодические «пожары» - это теже обыски, но обычно они случаются после арестантской уборки. В результате дотошного поиска запрещенных вещей во время «пожара» все вещи валяются в куче и всюду бедлам. </p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/_павленский.jpeg.jpeg" alt="" title="" width="460" height="306" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>2014. Акция "Отделение". <a href=https://creativecommons.org/licenses/by-sa/4.0/deed.en>CC BY-SA 4.0<a/> Missoksana / Wikimedia Commons. Some rights reserved.</a/></a></span></span></span><span>Акционист не жалуется на отсутствие свободного времени — у него есть 13 книг, которые он хотел давно почитать и широкий круг новых знакомых, готовых обсудить всё. Впрочем, речь чаще всего, по словам Петра, заходит о цифрах — подсудимые гадают, сколько им дадут. Количество оправдательных вердиктов в российской системе правосудия </span><a href="http://zona.media/practice/2015-half-year-1/">колеблется в районе 1% от числа приговоров</a><span>, причем </span><a href="http://zona.media/practice/ne-syadut/">чаще всего на свободу уходят сотрудники силовых органов</a><span>.</span><span>&nbsp;</span></p><p>«Для кого-то будущее в тумане, возможность наказания варьируется от года до трех. Для других этот отсчет начинается с десяти, предел в двадцати, поэтому рассчитывают где-то на пятнадцать. Сроки распределяются не в логике коварных преступлений. 15-20 лет получают, как правило, жертвы статистистики, кому какой достанется срок неизвестно никогда», - рассказывает новый узник «Бутырки», за плечами которого в прошлом сотрудничество с Музеем политической истории России, несколько наград в области современного искусства и класс монументальной живописи в Санкт-Петербургской художественно-промышленной академии.<span>&nbsp;</span></p><p><span class="print-no mag-quote-center">«Окружение здесь это все те люди, которых мы встречаем каждый день, находясь в любом точки России»</span></p><p>«Видеонаблюдение следит за тем, как ты спишь и ешь круглосуточно, до туалета камеры еще не добрались. На самом видном месте стенд 2 х1 .5 метра с правилами содержания, об опостылевших правилах сообщают и ежедневные обыски, - делится своими впечатлениями Петр. - Однако снаружи тюрьмы все обстоит так же: тоже видеонаблюдение, те же регламенты, тоже ожидание обыска. Все как здесь, но более рассеяно. Здесь же контроль доведен до своей избыточности, именно поэтому он очевиден».<span>&nbsp;</span></p><p>Но есть еще и задача воспитателей выработать рефлекс автоматического подчинения, отмечает Павленский. По словам художника, подчинение в тюрьме должно происходить без указания, изнутри и без внешней подсказки представителя власти. Это закрепляется, например, регулярным повторением своей фамилии и номера статьи, когда твои руки занесены за голову, а глаза смотрят в каменный пол. Каждое утро согласно инструкции три тысячи обитателей изолятора обязаны делать это. «Задача охраны в том, чтобы ты перестал думать: сначала подчиняешься в незначительных мелочах, а потом привычка к подчинению становится автоматической. Вот почему столько борьбы вокруг неподчинения небольшим, но нелепым предписаниям. Когда ты отказываешься, то начинают сыпаться угрозы. Никаких побоев — ты должен засомневаться и подчиниться сам, а, следовательно, аппарат побеждает!»</p><p>Аппарат продолжает побеждать, самыми разыми способами, в тюрьме и на воле. В 2013 опрос экспертов журнала&nbsp;<span>«</span><span>Артгид</span><span>»</span><span>&nbsp;назвал Павленского самым значимым художником года. В 2016 он мог претендовать на одну из главных российских премий в области современного искусства -&nbsp;</span><span>«</span><span>Инновация</span><span>»</span><span>. Экспертный совет&nbsp;</span><span>«</span><span>Инновации</span><span>»</span><span>&nbsp;большинством голосов проголосовал за то, чтобы акция&nbsp;</span><span>«</span><span>Угроза</span><span>»</span><span>&nbsp;вошла в шорт-лист в номинации&nbsp;</span><span>«</span><span>Произведение визуального искусства</span><span>»</span><span>.</span></p><p><span>Но 15 февраля перед началом очередного заседания экспертного совета директор Государственного центра современного искусства Михаил Миндлин от лица оргкомитета премии заявил, что&nbsp;</span><span>«</span><span>Угроза</span><span>»</span><span>&nbsp;снимается с конкурса. В знак протеста несколько искусствоведов вышло из состава экспертного совета, и в результате премия&nbsp;</span><span>«</span><span>Инновация</span><span>»</span><span>&nbsp;</span><a href="http://www.theartnewspaper.ru/posts/2668/">за лучшее произведение визуального искусства вообще не будет присуждаться в этом году</a><span>.</span></p><fieldset class="fieldgroup group-sideboxs"><legend>Sideboxes</legend><div class="field field-related-stories"> <div class="field-label">Related stories:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/vladimir-itkin/nestolichnaya-rossiya">Нестоличная Россия: хроники обычных необычных людей</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/eleonora-zbanke/nemoe-kino">Год кинематографа: возвращение к немому кино</a> </div> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/aleksandr-litoy/v-tiurmu-posle-piketa">В тюрьму после пикета</a> </div> </div> </div> </fieldset> <div class="field field-rights"> <div class="field-label">Rights:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 4.0 </div> </div> </div> oD Russia oD Russia Дмитрий Окрест oDR Русский Wed, 17 Feb 2016 09:12:44 +0000 Дмитрий Окрест 99854 at https://www.opendemocracy.net Что слушает Закавказье https://www.opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/proslushka-gruziya <div class="field field-summary"> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <p><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/u555493/3797878.jpg" alt="3797878.jpg" hspace="5" width="160" align="right" /></p><p>Грузия борется с наследством прежних властей - пока с переменным успехом. Прослушка остаётся важной проблемой во взаимоотношениях общества и спецслужб.&nbsp;<a href="https://opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/can-georgia-ditch-its-surveillance-culture" target="_blank"><em>English</em></a></p> </div> </div> </div> <p><span>Тотальная прослушка была ключевым обвинением оппозиции в адрес президента Михаила Саакашвили. Осенью 2015 были обнародованы записи двух телефонных разговоров с участием уже самого Саакашвили, теперь губернатора Одесской области Украины.&nbsp;</span><span>Почему фактор прослушки до сих пор остается важным в грузинской политике?</span></p><h2>Издержки монополии</h2><p>«В то время мы всегда так говорили, когда брали трубку: «Алло, Вано!», - вспоминает бывший заместитель омбудсмена София Хоргуани. "Вано" - это министр внутренних дел того времени, Вано Мерабишвили. </p><p>Гражданский активист, Мерабишвили стал одним из самых влиятельных людей в Грузии после Революции роз в 2003 году. Мерабишвили отвечал, помимо прочего, за прослушки. Во время правления Саакашвили фраза «это не телефонный разговор» стала повсеместной. Хоргуани вспоминает, как люди при разговоре на конфиденциальные темы собирались за городом, где вынимали батарейки из телефонов. Теперь у нее iPhone, откуда нельзя вытащить аккумулятор. </p><p>Хоргуани проработала с 2006 по 2009 год на посту помощника омбудсмен Созара Субари. После ухода с поста она решила заняться политикой и стала сотрудничать с правоцентристкой Республиканской партией, основанной еще советскими диссидентами. Теперь она — бизнесвумен, которая продолжает бесплатно консультировать по проблемам взаимоотношений с полицией и содержит известный интернет-форум Planeta.Ge.</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/3797878.jpg" alt="" title="" width="460" height="305" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Переход, Тбилиси. (c) Oleksandr Rupeta / Demotix.</span></span></span><span>«</span><span>У тебя есть прокуратура, есть суд, есть тюрьма - все в одних руках</span><span>»</span><span>, - вспоминает времена Саакашавили Хоргуани.&nbsp;</span><span>«</span><span>В результате человек, который является твоим политическим врагом, или просто его бизнес понравился, практически беззащитен. Когда все в одних руках, то нереально найти выход для простого человека. С тех пор многие стали считать, раз так выглядит обещанный Запад, значит он нам и не нужен</span><span>«</span><span>.</span></p><p>То, что президент делает что-то не так, по словам Хоргуани, для нее лично стало понятно, когда уволенным чиновникам эпохи Шеварднадзе не выплатили выходного пособия, отменив на время соответствующий пункт в законе. «До Августовской войны [в Южной Осетии в 2008 году], когда случался очередной косяк, защитники Саакавшили говорили: «Ну мы же строим государство, невозможно без ошибок», - говорит правозащитница. - Когда российские войска были в Гори, то в нашем МВД никто не мог дать ответ, как и где искать пленных и потерянных людей. Я лично выламывала двери детсадов и пускала беженцев. Но после войны я поняла, что нет никакой системы, нет никакого государства - это все фасад. А если нет институтов, то зачем теперь все эти неудобства?»</p><p><span class="print-no mag-quote-center">В Грузии тех лет за многими институтами ничего не стояло, кроме вывески, но сбор информации был крайне активным</span></p><p>В Грузии тех лет за многими институтами ничего не стояло, кроме вывески, но сбор информации был крайне активным, уверяет полковник в отставке Бесо Аладашвили. С 1991 по 2005 год он работал в министерстве госбезопасности по аналитической линии — готовил отчеты о действиях российских, турецких и армянских спецслужб. Сегодня Бесо преподает экономическую безопасность в магистратуре и занимается организованным им Центром общественного контроля деятельности спецслужб.</p><p>«Сегодня в России действует то, что было при Саакашвили — у нас тоже кошмарили, тоже убивали журналистов, - вспоминает полковник в отставке. - Ради дешевого кредита патрульные службы соглашались преследовать человека». Вплоть до смены власти патрульные ездили, уверяет эксперт по безопасности, за несогласными до первого нарушения, а потом лишали прав. Несколько десятков водителей, встреченных во время путешествия автостопом, подтверждали сказанное, но старались обойти неприятную тему.</p><p>В 2003 году в Рейтинге оценки демократии от Freedom House Грузия получила 4.83 балла из 7, где 7 — наихудший результат. Рейтинг составятся на основе анализа судебной системы, независимости медиа, уровня коррупция, степени свободы слова. В 2010 у грузин было уже 4.93, но в 2014 страна улучшила результат — 4.63.</p><h2>Развитие vs. демократия</h2><p>Проводить непопулярные среди огромной части населения реформы в принципе нельзя, уверен политолог Гела Васадзе. При Саакашвили он занимал пост вице-мэра Батуми, столицы приморской Аджарии. Это крупнейший туристический и логистический кластер страны, где живет множество грузин, исповедующих ислам.</p><p>«Для Саакашвили развитие было превыше демократии — это факт. Он объяснял это так: для демократии нужно создать условия, приемлемый уровень жизни: типа вот будет 8 тысяч долларов в год у человека, и тогда возможна демократия. При этом президент не собирался проводить демократические преобразования», - рассуждает Васадзе. Несмотря на опыт работы чиновником, себя он считает сторонником либертарианства в духе писательницы Айн Рэнд, а недоброжелатели сравнивают его с министром пропаганда Йозефом Геббельсом.</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/334449.jpg" alt="" title="" width="400" height="300" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>2010 выборная кампания. (c) RFE/RL / Demotix. Все права защищены.</span></span></span><span>Сегодня Гела пишет для украинских изданий и руководит НКО «Свободная зона», которая не против возвращения старого президента. Васадзе трудно упрекнуть в симпатиях к нынешним властям Грузии и России. Он положил коврик с портретом Путина перед входом в квартиру, расположенном в интеллигентском районе на западе столицы, где обычно все голосовали против Саакашвили.</span></p><p>«Активной поддержки реформированию трудно добиться, и на примере Грузии мы это видим. Строить демократию недемократическими методами — это единственный выход, - говорит Васадзе. - Мы видим, что происходит сейчас в Украине. Еще есть пример Армении, когда после развала Союза пришли настоящие демократы интеллигентской закваски без элементов авторитаризма, без жесткой вертикали. В итоге все вышло печально, демократов съела номенклатура, а у руля оказались милитаристки настроенные националисты».</p><p><span class="print-no mag-quote-center">Они подавили протест - и это политическая реальность, но это не противодействие демократии. Если бы победили выступавшие, то демократии бы не было вовсе</span></p><p>В 2007 оппозиция по примеру недавней революции организовала марш на столицу. Но пришедший на волне протестов Саакашвили приказал разогнать марш — операция запомнилась тем, что полицейские носили противогазы, напоминавшие лицо Микки Мауса. «Это была попытка государственного переворота при поддержке российских спецслужб, - уверяет Васадзе. -Тбилиси был на пороге реального насилия, его предотвратили в том числе благодаря активной работе спецслужб. Да, получается, что тогдашняя власть сделала так же, как не сделали их предшественники. Они подавили протест - и это политическая реальность, но это не противодействие демократии. Если бы победили выступавшие, то демократии бы не было вовсе».</p><h2>Неэффективные органы</h2><p>После поражения на парламентских выборах в 2012 пропрезиденсткой коалиции были обнаружены почти 30 тысяч файлов — тексты, аудио и видео. Общий объем файлов составил 260 678 мегабайт, длительность записей более 1760 часов, заявила тогда инспектор по защите персональных данных Тамара Калдани. Люди здорово встревожились. Доходило до анекдотического: когда еще при Саакашвили в подъездах Тбилиси установили освещение, которое включается при подходе человека, то первая мысль была, вспоминают горожане, «даже здесь установили камеры».</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/Saakashvili_Tbilisi.jpg" alt="" title="" width="460" height="345" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Июль 2015. СС Maxim Edwards. Некоторые права защищены.</span></span></span><span>«Главное целью была слежка за противником, но не обработка данных, - говорит Аладашвили. - Поставили китайскую технику, которая может прослушивать все мобильные, но что толку, если некому обрабатывать данные?» В стране по-прежнему большое количество неэффективных кадров: вместо патриотизма, порядочности и профессионализм играют роль личные знакомства, уверен бывший сотрудник спецслужб.</span></p><p><span class="print-no mag-quote-center">Поставили китайскую технику, которая может прослушивать все мобильные, но что толку, если некому обрабатывать данные?</span></p><p>«Во всем мире идут от целевых программ — что хотите сделать, какие ресурсы нужны. При финансировании целевых программ, которые утверждают парламент, спецслужбы не могут подгонять финансирование под слежку за гражданами. Мы же до сих пор даем деньги в зависимости от количества сотрудников», - говорит Аладашвили, откинувшись на стуле в своем небольшом кабинете в вузе. Вдоль стенки кабинета стоят несколько книг самого преподавателя, посвященных истории спецслужб мира.</p><h2>Атмосфера страха и информационные войны</h2><p>Прослушка существует во всем мире, в том числе и в сегодняшней Грузии, уверен политолог Васадзе и вспоминает как несколько раз у него выходили из строя SIM-карты. «Нынешние власти вопреки обещаниям не борются с ней, а хорошо пользуются, - утверждает он. - Был такой случай, когда Зураб Джапаридзе с коллегой из парламента решил доказать этот факт. Сидя друг напротив друга они договорились по телефону устроить акцию у дома премьера, блокировав его выезд. Вместе с собой они пригласили по телефону проверенных журналисту, которым и показали, где уже в ожидании акции стоит полиция. Уверен, что новые власти ничего путного из услышанного вынести не могут, кроме этих розыгрышей. Но они продолжают туже практику, что и при Саакашвили».</p><p>В 2003 году Грузия, согласно мнению Freedom House, находилась на 54 месте из 100 в рейтинге независимости СМИ. В 2010 году эксперты посчитали, что положение ухудшилось — страна была уже на 59 месте, что можно сравнить с началом 90-х. Со временем положение стало выправляться - в 2015 страна на 48 месте.</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/3059551.jpg" alt="" title="" width="460" height="306" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Президентский дворец, Тбилиси. (c) Jan A. Nicolas / Demotix.</span></span></span><span>«Сегодня слежка против экономических конкурентов в прошлом, но, может быть, есть внимание к политическим конкурентам, - предполагает директор Центра общественного контроля деятельности спецслужб Бесо Аладашвили. - Недавно одна журналистка в прямом эфире заявила об прослушке — прежде такую огласку даже представить было невозможно».</span></p><p>Ранее, в марте 2015 телеканал «Рустави 2» обнародовал записи телефонных разговоров чиновников и бизнесменов. Правящая партия заявила, что записи были сделаны еще при Саакашвили. Был случай, вспоминает София Хоргуани, когда сразу после прихода новой власти обнародовали кадры из личной жизни гражданского активиста. Подозрения пали на замминистра МВД: началось разбирательство, дело пошло в суд. Прежде такое невозможно было представить, заявляет она.</p><p class="mag-quote-center">Даже если нас слушают, то всем уже плевать — ну запишут они переговоры и что дальше?&nbsp;</p><p><span>«</span>Даже если нас слушают, то всем уже плевать — ну запишут они переговоры и что дальше?<span>&nbsp;- говорит Хоргуани. - Никто не боится, что его за разговоры с работы попросят. Как могут использовать прослушку? Шантаж? Этим сегодня никого не испугаешь. Теперь за политические разговоры не увольняют и не преследуют. Но мы далеки от того, чтобы полностью почувствовать, что такое нельзя повторить — уверенности нет».</span></p><p>«Просто это вывели на уровень общенациональной истерики - это мастерство пиарщиков, во многих медиа ведь российские деньги», - уверяет Гела Васадзе и вспоминает диалог с секретарем нотариуса, у которого он регистрировал свое НГО:</p><p> - Когда вы все были у власти - я все время боялась.</p><p>- А чего боялись?</p><p>- Боялась что посадят.</p><p>- И что, посадили?</p><p>- Не, ведь не за что...</p><p>Васадзе считает, что всё зависит от подачи новостей и информационного фона, а общая атмосфера страха создается не только государством, но и пропагандистскими технологиями. Российские блогеры и журналисты во время правления Михаила Саакашвили активно ездили в Грузию в пресс-туры, после которых с восторгом отмечали новую архитектуру полицейских офисов и министерств. Однако о вещах, которые происходили за стеклянными стенами просторных помещений с бесплатным wi-fi, сообщений было меньше.</p><p><span class="print-no mag-quote-center">Обнародование видео с пытками в Глданской тюрьме на окраине столицы многих поставило в тупик</span></p><p>Поэтому обнародование видео с пытками в Глданской тюрьме на окраине столицы многих поставило в тупик. Впрочем, Васадзе называет кадры постановочными, а полторы сотни освобожденных политзаключенных — агентами России. Интересно, что его мнение разделяет немало грузин: «На президента пошла клевета»</p><p><span>«</span>Саакашвили постоянно находился в режиме информационных войн. Реальные причины отстранения — потеря коммуникации с обществом. Я оцениваю это как политический аналитик с опытом. Он был хорошим администратором, хорошим хозяйственником и, конечно, активным пиар-менеджером, но неэффективным<span>»</span><span>, - уверен политолог. &nbsp;</span><span>«</span><span>Возможно, что прежде патрульные службы останавливали неугодных. Все-таки ни Саакашвили, ни его команда не прилетели с другой планеты. Они выросли в совке и что еще хуже, при страшном постсовке Шевернадзе, когда был ужасный беспредел. Потом новая команда говорит, что с сегодняшнего дня будем жить по-другому, но подчиненные живут по-прежнему с той ментальностью. И когда известно, что есть неприятный человек, который не дает покоя, то вы делаете все по старинке. Тем более - зная, что по башке за это не дают</span><span>»</span><span>.</span></p><p>Васадзе отмечает, что низовой состав полиции до сих пор лоялен прежнему руководству, хотя министр МВД Вано Мерабишвили сидит в тюрьме: «Они крайне неохотно исполняют, например, приказы на задержание. На одной демонстрации мне прямо говорили: «Мы все понимаем, но что делать. Будем поделикатнее». Или вот едешь с депутатом, останавливает патруль, беспокоимся о нарушении, а он отдает честь и говорит: «Я начал служить полицейским при Вано, при вас было лучше в разы, спасибо вам!»</p><h2>10% стукачей</h2><p>Гораздо большая проблему, чем прослушка граждан, считает полковник в запасе Аладашвили, это инфильтрация. После развала СССР КГБ вывез в Москву много архивных документов для компрометации, что якобы и используют современные российские службы.<span>&nbsp;</span></p><p>«Для нас дед — это самое святое, но россияне могут показать досье, что твой предок сотрудничал с органами, а это уже позор и крест на карьере», - говорит Аладашвили. Он считает, что в ведомствах лифтер или секретарь нередко работает тайным сотрудником и такой человек остается на посту при всех президентах — причем непонятно, является ли этот человек сотрудником только грузинских спецслужб.<span>&nbsp;</span></p><p><span class="print-no mag-quote-center">Для нас дед — это самое святое, но россияне могут показать досье, что твой предок сотрудничал с органами, а это уже позор и крест на карьере</span></p><p>«Да, после развала все архивы были вывезены, но своих агентов спецслужбы знали поименно, - говорит Васадзе. - Самый высокий уровень влияния спецслужб - это приграничные Аджария и Самцхе-Джавахетия. В СССР существовала квоты на сексотов: например, в городах на тысячу пятеро помощников, в столичных республиках уже 10, а в приграничных районах более 100. В нашей организации много сексотов, некоторых я знаю лично - инфильтрация существует во всех партиях. Все понятно уже по их поведению, держим их, чтобы новых не засылали. Я даже для облегчения работы МВД установил онлайн-камеру в офисе, чтобы знали обо всем».</p><h2>Эволюция роз</h2><p>После ухода Саакашвили госбезопасность освободили от функций антитерроризма, борьбы с наркотиками, коррупции. «Всем хотелось разделить, как они говорили, суперминистерство, но старые работники сохранились при сегодняшних властях. Остался и их профессионализм угодить начальству, следовательно, исключено, что слежка тоже осуществляется», - говорит полковник в запасе Аладашвили.<span>&nbsp;</span></p><p>Несмотря на реформы в мае 2014, года изменения в закон «Об оперативной деятельности» претерпели существенные изменения из-за противодействия МВД. Парламент не смог провести законодательные поправки, которые бы резко ограничивали возможность спецслужб прослушивать телефонные разговоры.<span>&nbsp;</span></p><p>В ответ на это в конце того же года правозащитники начали кампанию «Это касается тебя - нас снова прослушивают». Согласно поправкам, у МВД остался так называемый «ключ» к прослушке. Его нельзя было использовать без согласия инспектора защиты персональных данных. Кампанию поддержали Фонд «Открытое общество», Transparency International и «Ассоциация молодых юристов Грузии». К сожалению, ни в Управлении инспектора по защите личных данных, ни в офисе «молодых юристов» не смогли оперативно дать комментарий.<span>&nbsp;</span></p><p>В целом нынешние власти продолжают линию всех прошлых президентов: при Шевернадзе страну покинули российские базы, при Саакашвили пришли иностранные советники, а в 2015 появился учебный центр НАТО. Следовательно наиболее актуальным остается вопрос прослушки, говорят эксперты.</p><p>Правозащитница Хоргуани настаивает, что после ухода Саакашвили грузины решили идти эволюционным путем: «Во-первых, прежде у пострадавшего не было прав ознакомиться с делом. И если прокуратура договорилась с криминалом, то попросту никак не мог отследить это. Во-вторых, раньше изменили порядок назначения судей Верховным советом юстиции. Сейчас они комплектуются более демократично - не только представителями партий, но и экспертами и членами совета юстиции. И в третьих, важно кто контролирует прослушку, чтобы санкцию давал только суд — прежде это было неслыханно. Только глядя на эти инициативы, можно сказать, что ситуация изменилась».</p><fieldset class="fieldgroup group-sideboxs"><legend>Sideboxes</legend><div class="field field-related-stories"> <div class="field-label">Related stories:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <a href="/i-u-gor-est-ushi-nezakonnie-proslushka-gruziya">И у гор есть уши: как в Грузии отменили незаконную прослушку</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/okrest-gruziny-ne-khotyat-v-profsoyuzy">Почему грузины не верят в профсоюзы</a> </div> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D0%B0-%D0%BF%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%B9%D1%82%D0%B5/%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%B2-%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%B7%D0%B8%D0%B8-%D1%81%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D0%B8%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D1%8F%D1%8E%D1%89%D0%B5%D0%B5%D1%81%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%80%D0%BE%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE">Радикализация в Грузии: самоисполняющееся пророчество?</a> </div> </div> </div> </fieldset> <div class="field field-rights"> <div class="field-label">Rights:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 4.0 </div> </div> </div> oD Russia oD Russia Дмитрий Окрест oDR Русский Wed, 27 Jan 2016 14:12:08 +0000 Дмитрий Окрест 99386 at https://www.opendemocracy.net Дело БОРНа: вспоминая погибшую дочь https://www.opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/delo-borna-baburova <div class="field field-summary"> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <p><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/u555493/C%20RIA%3A%20Andrei%20Stenin.jpg" alt=" Andrei Stenin.jpg" hspace="5" width="160" align="right" /></p><p>Спустя семь лет после убийства Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой ее родители рассказали о ее детстве, о дне гибели дочери и своих впечатлениях о процессе над радикальными националистами.&nbsp;<a href="https://opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/russian-nationalism-can-be-deadly" target="_blank"><strong><em>English</em></strong></a></p> </div> </div> </div> <p><em><em>19 января исполняется семь лет со дня убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистки «Новой газеты» Анастасии Бабуровой.&nbsp;</em><span><em>Полтора месяца спустя после убийства ответственность на себя взяла мало кому известная прежде «Боевая организация русских националистов».</em></span></em></p><p><em><em>Вслед за этим вал убийств и покушений продолжился. В 2011 у</em><span>бийцы Маркелова и Бабуровой – Никита Тихонов и Евгения Хасис – были осуждены на пожизненный срок и 18 лет соответственно.&nbsp;</span><em>В апреле 2015 суд присяжных посчитал Максима Баклагина и Вячеслава Исаева участниками БОРН. В июле идеологом группировки присяжные признали Илью Горячева, главу легальной националистической организации “Русский образ”, который писал аналитические записки для Администрации президента и чьи показания следствие использовало в материалах дела против убийц Маркелова и Бабуровой.</em></em></p><p><em>Несколько лет спустя родители журналистки согласились рассказать<span>&nbsp;о дочери, акциях памяти об убитых активистах и своих ощущениях от судебного процесса над националистами.</span></em></p><h2>Неслучайная жертва</h2><p>На севастопольском кладбище на окраине города напротив белого надгробия стоят родители Анастасии Бабуровой. У портрета дочери стоят свежие розы, слегка надломленные: «Иначе могут перепродать». На надгробном памятнике выбит лозунг анархистов, к которым себя причисляла и Анастасия: «Мое отечество – все человечество». Автор памятника – Александр Кудрин, один из авторов монумента Екатерине II в центре Севастополя.</p><p><span>«После похорон было тяжело выйти на работу. Когда первый раз зашла в аудиторию, то глаз поднять не могла. Так студенты на стол бумажку положили: «Лариса Ивановна, здравствуйте!». Я боялась расплакаться в аудитории, молча брала мел и писала тему занятия, и только потом уже могла говорить», – рассказывает Лариса Бабурова. Она работает преподавателем в Севастопольском национальном университете ядерной энергии и промышленности. «Сейчас работа для меня – это всё, но когда тяжело – иду к Настеньке».</span></p><p><span><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/C RIA: Andrei Stenin.jpg" alt="" title="" width="460" height="307" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Акция памяти, приуроченная к сорока дням с дня убийства Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, прошла в Москве на улице Пречистенка. (с) Андрей Стенин / VisualRIAN.</span></span></span><span>Напротив своего подъезда в двухэтажном сталинском доме она показывает на граффити «NS/WP» (National Socialism / White power). Уже сидя за столом, родители погибшей вспоминают, как в первый день заседания суда по делу Тихонова – Хасис их пытался снять на камеру националист: «Фотографирует, а его лица не видно, только нос из-под шарфа торчит, снимал со всех сторон, пытаясь запугать».</span></span></p><p>«В тот день [день убийства Анастасии Бабуровой – прим. ред.] я пришла после занятий домой на автомате. Не переодеваясь, будто чего-то ждала, отключилась. Уснула полусидя, хотя раньше со мной никогда такого не было, – дрожащим голосом вспоминает день убийства мать журналистки. – Сквозь сон слышу телефон – это звонит племянница из Москвы, взволнованным голосом спрашивает номер телефона Настеньки. Через 15 минут еще звонок: «Лариса Ивановна, вы только не беспокойтесь. В Настю стреляли, в голову, но сейчас она уже в больнице». Мать Анастасии замолкает, а потом, не в силах сдержать слёз, продолжает: «Мы бросились покупать билеты на самолет, бегом вернулись домой. Тут уже прибежали родственники, обняли, сказав: «Насти нет».</p><p class="mag-quote-center">Только через полчаса после выстрелов проходившая мимо пенсионерка попросила в аптеку напротив вызвать скорую. Все это время раненая журналистка истекала кровью</p><p>В Анастасию выстрелили, когда она попыталась помешать киллеру, вначале напавшему на адвоката Маркелова. «Мы ведь хоронили дочку и не знали, что в нее стреляли целенаправленно, – вспоминает Лариса Ивановна. – Думали, она рядом шла, и её случайно задело». </p><p>Согласно камерам наружного наблюдения, выстрел прозвучал в 14:22. Убийство было совершено в самом центре Москвы, на Пречистенке. Уже через минуту убийца бежал к станции метро «Кропоткинская», однако только через полчаса после выстрелов проходившая мимо пенсионерка попросила в аптеке напротив вызвать скорую. Все это время раненая журналистка истекала кровью.</p><h2>Хороший конспиратор</h2><p>В двухкомнатной квартире в центре Севастополя почти все напоминает о погибшей дочери. В углу зала висит школьный портрет, а в ее комнатке все осталось по-прежнему: исторические и левацкие книги, бинокль с сохранившимся чеком, карандашные рисунки. </p><p>Из нового - только портреты Насти в траурных рамках, такие же фотографии несли впереди траурных колонн, и яркие фигурки животных из «Киндер Сюрприза»: «Мы их из московского общежития забрали», улыбаясь, вспоминает Эдуард Бабуров – «Она любила повторять: съешь шоколадку - внутри подарок. А вот и журнал «Автоном» с ее статьями». Журнал издает «Автономное действие», которое главной целью провозглашает самоуправление и прямую демократию.</p><p>В анархическую организацию Настя вступила за день до гибели: «Она всегда самостоятельной была», - вспоминает Эдуард Федорович – «Даже в садик ходила сама, я же в полусотне метров позади шел».</p><p><span>В двухкомнатной квартире в центре Севастополя почти все напоминает о погибшей дочери. В углу большой комнаты висит школьный портрет, а в комнате Анастасии все осталось по-прежнему: на полках стоят книги по истории и работы авторов левого толка, бинокль с сохранившимся чеком, карандашные рисунки. Из нового – только портреты Насти в траурных рамках. Точно такие же несли впереди траурных колонн участники маршей против убийства активистов антифашистского движения.</span><span>&nbsp;</span></p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/21526191HFM.jpg" alt="" title="" width="460" height="306" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Январь 2011: московская акция в память о Анастасии Бабуровой и Станиславе Маркелове. CC avtonom.org.</span></span></span><span>В комнате лежат и выпуски журнала «Автоном» со статьями Анастасии. Журнал издается организацией «Автономное действие», членом которой была журналистка. Главной целью «Автономное действие» провозглашает самоуправление и прямую демократию.</span><span>&nbsp;</span></p><p>Анастасия вступила в эту организацию за день до своей гибели: «Она всегда самостоятельной была, – вспоминает отец Анастасии, Эдуард Бабуров. – Даже в садик ходила сама, я же в полусотне метров позади шел».</p><p>Родители вспоминают, что дочка писала статьи регулярно – дважды в неделю, но о своих политических взглядах особенно не распространялась. «Конспиратор она была хороший, регулярно меняла номера телефонов, даже адрес своего проживания не говорила, – тяжело вздыхая, рассказывает мать. – Это вызывало раздражение! Мы же не знали, что она ходит на заседания судов по нацистским бандам, и что это были меры предосторожности».</p><p class="mag-quote-center">На одном из сайтов прочла: «Русофобы отправились в ад», «Журналюшка сдохла в реанимации» и поразилась, что люди радуются таким событиям – раньше я такого не встречала»</p><p>«Обо всём мы узнали уже после её смерти. Я не могла успокоиться и читала в интернете всё, что было написано о Насте. У нас забрали единственное, как мы не могли с головой окунуться в то, чем она занималась?» – вспоминает Лариса Ивановна начало своего погружения в тему уличного противостояния националистов и антифа в нулевые. </p><p>«Я читала сайты националистических организаций: «Движение против нелегальной иммиграции» Поткина, «Формат 18» Марцинкевича, «Славянский союз» Демушкина – он стал «Славянской силой». На одном из сайтов прочла: «Русофобы отправились в ад», «Журналюшка сдохла в реанимации» и поразилась, что люди радуются таким событиям – раньше я такого не встречала».</p><h2>«Доченька, а кто такие «антифа»?»<span>&nbsp;</span></h2><p>«Впервые со словом «антифа» мы столкнулись в 2003 году, совершенно случайно», – признается Эдуард. «Лил проливной дождь. Настя пришла и снова ушла, а мокрый рюкзак оставила, – продолжает рассказ мать. – Я решила просушить его: вытряхиваю вещи, а среди прочего там маленькая брошюрка под названием «Красная книга антифа». В предисловии написано: «Сегодня за эту книгу в России могут убить», «Патриотизм как диагноз». Прочитала и ничего не поняла, я не могла воспринять написанное там как реальную ситуацию».<span>&nbsp;</span></p><p>«Мы не могли успокоиться, спрашиваем: «Настенька, а кто такие «антифа»? – говорит отец Насти. – А она только хитро улыбается. Вот тогда впервые и прозвучала фамилия Маркелов».</p><p>Наиболее резонансные дела адвоката и правозащитника Станислава Маркелова – дело полковника Буданова, защита потерпевших в «Норд-Осте», массовое избиение ОМОНом в Башкирии. Он не только защищал интересы антифашистов и родственников погибших, но и сам был активно вовлечен в движение. По воспоминаниям друзей Маркелова, адвокат отрицал авторство «Красной книги антифа», но всегда приносил с собой на левацкие мероприятия ее копии.<span>&nbsp;</span></p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/1741796.jpg" alt="" title="" width="460" height="343" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>2013: киевская акция в память о Маркелове и Бабуровой. (c) ukrafoto / Demotix. </span></span></span><span>Освобождая стол от чашек с чаем, Лариса Бабурова показывает альбом с фотографиями и документами о жизни Анастасии. Мелькают бесчисленные дипломы и грамоты за первое место на всевозможных олимпиадах, вырезки первых газетных статей, стихотворения. Здесь же хранится и торжественная речь Насти к открытию Черноморского филиала МГУ, куда ждали приезда Владимира Путина. С детских фотографий смотрит девочка в аккуратном платьице, с длинными волосами. Это полная противоположность той девушке, какой ее запомнили московские активисты антифа: короткая стрижка, джинсы, рюкзак за спиной. «Изменилась Настенька, не узнать ее стало после Москвы» – говорят родители.</span><span>&nbsp;</span></p><p>Приехав в Москву, Анастасия поступила в МГИМО, параллельно изучала французский, английский и китайский. Спустя полтора года обучения она бросила учебу в МГИМО без объяснения причин: «Я поехал в Москву, надеялся восстановить дочку хотя бы на платное обучение, –рассказывает Бабуров. – А в деканате говорят: у нее почти все пятерки, нужно было лишь один экзамен досдать и ждем её на бесплатном».</p><p>«Настенька же в никакую, – вновь перебивает мужа Лариса Ивановна. – «Разговаривать не хочет, только и говорит: останусь на журфаке МГУ, и всё. Тяжело ей было в МГИМО, материально и морально. Трудно было в той среде: вокруг дети дипломатов, все друг друга давно знают. Наверное она чувствовала ущемление. Она как переехала в Россию, сразу с антифашистами подружилась, ей они ближе были! Первые уроки жизненной школы прошли в 90-ые – в Севастополе зарплату не платили годами, отопление по три года подряд не работало. Когда это все только начиналось, я растерялась: как нам жить? Купила дочке на месяц путевку в детский лагерь – там хоть кормили нормально».</p><p>Здесь же – торжественная речь Насти к открытию Черноморского филиала МГУ, куда ждали Владимира Путина: «Его все боготворили, родственники подарили книгу о президенте, дочка ею зачитывалась». Мелькают бесчисленные дипломы и грамоты за первое место на всевозможных олимпиадах, вырезки первых газетных статей, стихотворения.В одной из папок виднеются рисунки Анастасии: «Вот два вагона – это два года учебы в МГИМО, затем поворот на 90 градусов. Еще три вагона – три года в МГУ, – показывает найденный в общежитии рисунок Насти. – За последним разворотом – два последних года учебы в МГУ, они же и последние годы жизни». Дальше поезд упирается в тупик, рядом ружье и лицо журналистки.</p><p class="mag-quote-center">«Доченька, если кто-то захочет напасть, то будешь лежать, умирать, и никто не поможет», – глядя в стол вспоминает Лариса Ивановна. – А она мне в ответ со слезами на глазах: «Мамочка, а ты думаешь, я долго жить буду!?»&nbsp;</p><p>«Она в МГУ самбо занималась. Однажды приехав домой, показывала свои бицепсы, а я ей говорю: «Доченька, если кто-то захочет напасть, то будешь лежать, умирать, и никто не поможет», – глядя в стол вспоминает Лариса Ивановна. – А она мне в ответ со слезами на глазах: «Мамочка, а ты думаешь, я долго жить буду!?»</p><h2>Убийцы с идеологией. И покровителями<span>&nbsp;</span></h2><p>Перед матерью Анастасии лежат папки со всеми расшифровками прослушки квартиры нацистов. Она внимательно изучала свидетельские показания Никиты Тихонова и его гражданской жены Евгении Хасис, данные в ходе судебного процесса над ними.</p><p>«Убийцами могут быть маньяки и люди с идеологическим убеждениями: первые убивают всех, а у фашистов есть идеологическая подоплека<span>»</span><span>, – взволнованным голосом говорит она, перебирая распечатки.</span></p><p><span>Наиболее яркие моменты подчеркнуты цветными маркерами – они вошли в основу выступления матери на процессе в 2011 году: «Я никогда не поверю в их нынешнее раскаянье, навсегда проклинаю убийц, организаторов и заказчиков. Их раскаяние никому и не нужно – Насти больше нет».</span></p><p><span><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/khasis visualria - andrei stenin.jpg" alt="" title="" width="460" height="316" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>2010: Евгения Хасис в Басманном суде. (с) Андрей Стенин / VisualRIAN.</span></span></span><span>В ноябре 2014 года, в ходе процесса по делу БОРНа, Тихонов и Хасис заявили о причастности сотрудников Администрации Президента и Ильи Горячева, лидера «Русского образа», к организации убийств. Илью Горячева, товарища Тихонова и одного из лидеров радикальных националистов, летом 2015 года суд приговорил к пожизненному заключению. Вместе с 33-летним Горячевым Тихонов с 2004 года издавал одноименный журнал. «Концепцию «Русского образа» я еще до суда читала», – говорит мать журналистки.&nbsp;</span></span></p><p><span>На вопрос о том, что она думает о связях националистов и Кремля, Лариса Бабурова допускает, что могло быть сотрудничество и с Администрацией Президента. «Вот эти двое потерлись там, спичрайтерами поработали, почувствовали, что могут сами выполнять такую работу – в России все надеются чем-то руководить. Александр Поткин, лидер ДПНИ, в частности, утверждал, что Тихонов готовил выступления чуть ли не для министра финансов Бориса Федорова и спикера Госдумы Бориса Грызлова. Горячев же работал в отделе по связям с общественностью на телеканале «Спас».</span><span>&nbsp;</span></p><h2>Покаяние или лицемерие?</h2><p><span>В окне сквозь тучи пробивается зимнее солнце. Наш разговор заходит о признаниях убийц Анастасии и Станислава Маркелова, данных ими на процессе по делу БОРНа.</span></p><p><span>«Хасис говорит: «Как жаль, что с ними связалась, как жаль погибших» – но это такое лицемерие, – строго произносит отец Анастасии. – Евгения ведь заводила! Тихонов решился отменить очередное нападение из-за ночной бессонницы. Он сказал: «Ты знаешь какой я перед «мутками». Я не могу заснуть, а завтра мне опять рано вставать, у меня ответственный день. Я не засну, отменю все на завтра». А Хасис в ответ заявила: «Всем найду замену. Дайте мне сто моих патронов, и я уйду»».</span></p><p>Родители Анастасии Бабуровой уверены, что Тихонов дал признательные показания под влиянием отца – отставного офицера спецслужб, обрисовавшего «перспективы сгнить в тюрьме». А так Никита пошел на сделку со следствием, и ему пойдут навстречу. Может, переведут в место потеплее, чем заполярная колония «Харп», заработал себе дополнительное одеяло».</p><p>Евгения Хасис на сайте группы поддержки так заявила о своих мотивах: «Я буду давать показания по этому делу в рамках моей осведомленности. Я стала свободной». Позднее она добавила: «Это не борьба против Ильи или Администрации Президента. Смешно, ей Богу. Моя борьба совсем другая. Борьба с самой собой в поисках ответов на вопросы, которые доставляют саднящую боль, которая, словно лезвием бритвы, разделяет жизнь на «до» и «после»».<span>&nbsp;</span></p><p class="mag-quote-center">«Хорошо, что ее помнят. Эти акции в память о Насте и Стасе поддерживают нас»</p><p>«Адвокаты Горячева убеждают, что раз он дал показания на Тихонова и Хасис, то теперь у них появился удобный случай отомстить и дать ответные показания, – рассказывает Лариса Ивановна. – Но ведь Сергея Голубева никто не тянул за язык и не требовал показания конкретно на Горячева!». 32-летний Голубев больше известен под кличкой «Опер». Ранее он был известен как координатор сети ультраправых музыкантов Blood &amp; Honour («Кровь и честь»). Своё название организация получила в честь аналогичного нацистского лозунга «Blut und Ehre». </p><p>Во время процесса 2011 года «Опер» рассказал, что за несколько дней до убийства Маркелова и Бабуровой Илья предупредил, что «в ближайшие две недели что-то произойдёт, могут быть облавы». Националист порекомендовал всем исчезнуть. Сам Горячев так и сделал: на момент гибели Станислава и Анастасии у него было алиби – он отдыхал в Сербии.<span>&nbsp;</span></p><p>Лариса Ивановна, провожая до остановки и рассказывая о районе, где они с мужем живут, подводит итог нашему разговору: «В этом дворе Настенька любила играть. А здесь мы проводили свадьбу Анастасии, а тут – Владимирский собор, здесь похоронен Нахимов, дочку здесь же отпевали. Хорошо, что ее помнят. Эти акции в память о Насте и Стасе поддерживают нас».</p><fieldset class="fieldgroup group-sideboxs"><legend>Sideboxes</legend><div class="field field-related-stories"> <div class="field-label">Related stories:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <a href="/%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80-%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%B9/%D0%BF%D1%8F%D1%82%D1%8B%D0%B9-%D1%81%D1%83%D0%B4-%D0%BD%D0%B0%D0%B4-%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BD-%D1%87%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%8F-%D0%BE-%D1%81%D0%B5%D0%B1%D0%B5-%D0%B2-%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B5-%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%B8-%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8F%D1%87%D0%B5%D0%B2%D0%B0">Пятый суд над БОРН: читая о себе в деле Ильи Горячева</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/dmitry-okrest/buchenkov">Новый российский политзаключенный — конвейер и апатия</a> </div> </div> </div> </fieldset> <div class="field field-rights"> <div class="field-label">Rights:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 4.0 </div> </div> </div> oD Russia oD Russia Дмитрий Окрест oDR Русский Mon, 18 Jan 2016 08:22:33 +0000 Дмитрий Окрест 99154 at https://www.opendemocracy.net Новый российский политзаключенный — конвейер и апатия https://www.opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/buchenkov <div class="field field-summary"> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <p><img style="float: right; margin-left: 5px; margin-right: 5px;" src="https://dy1m18dp41gup.cloudfront.net/cdn/farfuture/mUcdG7rtTV0xNd9aXRrZ2u_4VuMn4H6XbPRcbQW3e4E/mtime:1451915666/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/buchenkov_AD%20site.jpg" alt="" width="160" /></p><p>Почему арест очередного политзека не вызвало внимание ни Запада, ни европейских левых.&nbsp;<a style="line-height: 1.5;" href="https://opendemocracy.net/dmitry-okrest/who-are-your-comrades-now" target="_blank"><em><strong>English</strong></em></a></p><p>&nbsp;</p><br /> </div> </div> </div> <p><span>В начале декабря 2015 года был задержан очередной фигурант Болотного дела — 36-летний преподаватель истории в медицинском вузе Дмитрий Бученков.</span></p><p>Бученков является 31-м, последним на текущий момент задержанным фигурантом. К моменту его задержания уже успели освободиться те, кто был осужден в первой очереди задержанных. Теперь они встречают в воротах тюрьмы следующий за ними поток. 22 декабря на 2.5 года <a href="https://meduza.io/feature/2015/12/22/prigovor-ponyaten-bez-slov">был осужден подмосковный инженер Иван Непомнящий</a>. Большинству фигурантов инкриминировали неповиновение требованиям полиции и нападения на сотрудников полиции.</p><p>Дмитрия Бученкова теперь будут судить за сваленный неизвестным биотуолет. Основной аргумент следователей — <a href="https://avtonom.org/en/news/photo-person-allegedly-similar-dmitry-buchenkov-found">фотография мужчины</a>, которому примерно около 30 лет и он худощавого телосложения. Это единственное сходство с обвиняемым.</p><h2>Опасная идентичность</h2><p>«Бученков - активный член левого движения, который стоял у основания «Автономного действия», крупной организации либертарных коммунистов, насчитывавшей до раскола десятки отделений в России, Беларуси и Украины. В отличие от большинства молодых анархистов, которые были задержаны в рамках Болотного процесса, его фамилия была достаточно узнаваемой», - рассказывает московский антифашист Александр, который сейчас координирует помощь заключенному. Он отмечает, что внимание западных НПО к этой теме также снижается.</p><p>«Власть существует и будет существовать до тех пор, пока существует человеческое общество. Задача либертарного коммунизма заключается не в том, чтобы ликвидировать власть, а в том, чтобы организовать ее в форме самоуправления на социалистическом базисе. Власть может быть организована в государственнических формах, а может быть организована в негосударственнических формах. Политическая задача анархо-коммунизма организовать ее в негосударственнических формах», - рассказывает свое политическое кредо Дмитрий, который увлечен идеями теоретика коммунитаризма Мюррея Букчина.</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/buchenkov_AD site.jpg" alt="" title="" width="400" height="328" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Дмитрий Бученков. СС avtonom.org,</span></span></span><span>Интересно, что по делу Бученкова работает следователь Алексей Добарин. В рамках Болотного дела он прежде работал по </span><a href="http://grani.ru/wiki/dobarin/">Владимиру Акименкову</a><span> и </span><a href="http://rosuznik.org/arrests/rukavishnikov">Дмитрию Рукавишникову</a><span>, активистам «Левого фронта», которые выступил против участия России в действиях на Юго-Востоке. Ранее Добарин работал в Калужской области, в 70 километрах от Москвы, </span><a href="http://ove4nom.blogspot.ru/2012/05/blog-post.html">где помогал расследовать несколько дел против националистов</a><span>, в том числе процесс против НСО-Обнинск (Национал-социалистическое общество).</span></p><p>Несмотря на общую усталость гражданского общества случай Бученкова привлек внимание тем, что на протяжении месяца следователь не давал возможности вступить в дело Светлане Сидоркиной, защитнику анархиста. На первом заседании интересы арестованного представлял бесплатный адвокат по назначению, прежде работавший в Сибири следователем. Ситуация привела к тому, что <a href="http://avtonom.org/news/sergey-smirnov-levyy-poluzashchitnik">несколько десятков адвокатов выступили с открытым заявлением</a>.</p><p>Все эти три года с момента столкновения с Бученковым, по словам Александра, неоднократно здоровались оперативники на митингах, на некоторых из пикетах он был официальным уведомителем, курировал руководство социального клуба, за что подвергался угрозам со стороны спецслужб и однажды избит до беспамятства.</p><p class="mag-quote-center">Бученкова теперь будут судить за сваленный неизвестным биотуолет. Основной аргумент следователей — фотография мужчины, которому примерно около 30 лет и он худощавого телосложения. Это единственное сходство с обвиняемым</p><p>Несмотря на противодействие (ранее он вынужден был уйти с работы из другого университета и переехать в Москву) Бученков был достаточно активным. В 2015 году, когда Россию накрыл экономический кризис из-за санкционных войн, последовавших после присоединения Крыма, он решил издавать бесплатную газету, которую раздавал приезжавшим в столицу на заработки людям из регионов.</p><p>Это шло на фоне того, что <a href="https://avtonom.org/en/news/alexander-litoy-autonomous-counteraction-russian-authorities-clamp-down-anarchists">в заключении остаются другие участники «Автономного действия»</a> - Алексей Гаскаров (осужден по Болотному делу) и Алексей Сутуга (осужден за драку с нацистами, причем последние полгода лишен переписки и содержится в штрафном изоляторе). Несмотря на подобный бэкграунд и свою биографию, у Дмитрия небольшие шансы на солидарностью единомышленников из Европы — после начала войны на Украине в левом секторе политики произошел очередной разлом.<span>&nbsp;</span></p><h2>Европейское молчание<span>&nbsp;</span></h2><p>Активное участие праворадикалов в Евромайдане, война на Украине и присоединение Крыма привели к дезориентации левого движения в Европе, когда большинство организаций не знали, какую позицию занять. С одной стороны в Киеве времен Евромайдана созрела революционная обстановка. С другой, противником изменений выступила Россия, которая в глазах многих критиков однополярного мира являлась примером для подражания.</p><p>В этом лишний раз убеждает российский государственный телеканал Russia Today. Интересно то, что большинство его передач, например, об освободительном потенциале курдского женского движения или интервью Джуилиана Ассанажа с лидером «Хезболы» российская аудитория не видит. Лишь некоторые программы доступны на Youtube с русскими субтитрами.<span>&nbsp;</span></p><p><span><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/6222965.jpg" alt="" title="" width="460" height="306" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Ноябрь 2014: КПИ отмечает 97-ю годовщину Октябрской революции. (c) Stefano Moresi/Demotix.</span></span></span><span>Направленность на западного зрителя и эффективность подхода демонстрирует следующий случай. Минувшим летом <a href="http://rabkor.ru/columns/interview/2015/08/28/conflict-in-ukraine-an-italian-point-of-view/">я брал интервью с Винченцо Беллантони</a>, секретарем итальянской «Коммунистической Партии Возрождения», которая организовала серию лекций и концертов в поддержку ДНР и ЛНР по всей Европе.</span><span>&nbsp;</span></span></p><p>«Речь идет о массовой антифашистской борьбе против незаконного правительства фашистского и реакционного толка, пришедшего к власти в результате вооруженного переворота. В народной борьбе объединены все коммунистические движения, которые намерены противостоять этому реакционному перевороту. В своих суждениях мы опираемся на множество ресурсов: сайты КПРФ и КПУ, выпуски «России-1» и Russia Today», - заявил Винченцо.<span>&nbsp;</span></p><p>К слову участники социалистической группы «Боротьба» <a href="http://www.politnavigator.net/odesskijj-kommunist-iz-borotby-aleksejj-albu-vstupil-v-brigadu-prizrak.html">присутствуют только среди политкоммисаров батальона «Призрак»</a>. В других вооруженных группах ДНР и ЛНР преобладают сторонники державных настроений, пусть даже на некоторых из них есть советские красные шевроны.</p><p class="mag-quote-center">Часто люди интуитивно нуждаются в воспроизводстве знакомых контуров времен Холодной войны, где есть два центра, каждый из которых является носителем определенных ценностей</p><p>«На Западе есть представление о том, что существует некая альтернатива американско-брюссельскому консенсусу и центру, который олицетворяет местная власть, принимающая решения. Часто люди интуитивно нуждаются в воспроизводстве знакомых контуров времен Холодной войны, где есть два центра, каждый из которых является носителем определенных ценностей, - рассказывает координатор Российского социалистического движения (РСД) Илья Будрайтскис. - СССР, а сегодня Россия, ассоциируется с социальной справедливостью и национальным освобождением. В этой ситуации есть возможность выбора - с какой из сторон этого глобального противостояния можно себя ассоциировать. Ошибка многих левых, с кем мне пришлось дело, в том, что сегодня Россия совсем не является продолжательницей Советского Союза».<span>&nbsp;</span></p><p>Тот же Дмитрий Бученков считает себя сторонником левых взглядов, но он происходит из той малочисленной среды российских левых активистов, которые с одной стороны критически воспринимали опыт СССР, а с другой стороны – аналогично относились к тому, что пришло на смену.<span>&nbsp;</span></p><h2>Идейная преемственность</h2><p>«Лозунг "Восстановление СССР" может стать политически актуальным. В большинстве союзных республик установились диктаторские или полудиктаторские режимы. Трудящиеся в некоторых из этих республик отброшены в полуфеодальные отношения. Политическая элита в этих республиках узурпировала в своих руках бывшую советскую собственность, а политическая оппозиция, как правило, слаба и не может предложить ничего нового, выдвигая религиозно-фундаменталистские или неолиберальные требования», - в свое время заявил Бученков.</p><p>Вместе с тем для многих симпатизантов СССР, которые считают себя левыми, развалившаяся страна была ценна, прежде всего, своей силой и положением в мире, и уже потом определенными социальными гарантиями. Антифашистская риторика и антиамериканский посыл российской политики привели к тому, что многие европейские левые предпочли поддерживать действия Москвы несмотря на нарушение трудового законодательства, низкий уровень оплаты труда и бытовую ксенофобию.<span>&nbsp;</span></p><p><span><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/MadU9IYCTuQ.jpg" alt="" title="" width="460" height="308" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>19 декабря в Нижнем Новгороде прошел пикет в поддержку узников совести. CC avtonom.org.</span></span></span><span>«Отсутствие идеологической преемственности ярче всего видно по тому, как Россия не соответствует универсальным ценностям на все случаи жизни. Нынешняя Россия не несет ни одной идеи, которая могла бы быть взята на вооружение в любом другой стране мире. Сегодня она не представляет альтернативы той модели глобального капитализма, которая исходит от Вашингтона или Брюсселя. Но по инерции, либо по старой памяти, политика Москвы воспринимается именно в таком ключе», - говорит руководитель РСД.</span><span>&nbsp;</span></span></p><p><span class="print-no mag-quote-center">Сегодня&nbsp;<span>Россия</span><span>&nbsp;не представляет альтернативы той модели глобального капитализма, которая исходит от Вашингтона или Брюсселя</span></span></p><p>Если говорить об Италии или Испании, где имевшие московские корни коммунистические партии были всегда массовыми, но никогда не имели власти, то сегодня именно в этих странах существует наибольшая поддержка народных республик на Юго-Востоке Украины. Интересно, что в отличие от КПСС массовые коммунистические партии Испании и Италии дают возможность самоорганизации и политического представительства низовых движений — то есть того, чего нет и в современных российских партиях, отмечает Будрайтскис.<span>&nbsp;</span></p><p>На этом фоне арест левого активиста в стране, которая по традиции остается плацдармом сопротивлению американскому империализму, уходит за края новостной повестки. По схожим причин в европейских странах солидарность с осужденным за поджог офиса проросссийской организации крымским анархистом Александром Кольченко была в разы меньше, чем когда в России несколько лет назад шел нацисткий террор и был убит десяток антифашистов.<span>&nbsp;</span></p><p>В электронной переписке участники Анархического Черного Креста, <a href="http://avtonom.org/en/anarchist-black-cross">которые заняты поддержкой заключенных</a>, отметили, что информация об арестах все меньше интересует европейских товарищей, а количество пожертвований в разы меньше, чем несколько лет назад. Пока европейцы больше заняты поддержкой непризнанных республик на Юго-Востоке Украины (музыкальные фестивали, киноклубы, лекции), сравнивая это с Испанской революцией и резонно отмечая неолиберальный курс Киева. Впрочем, не беря в расчет то, что тем же путем идет и Москва.</p><p>«Все, что в жизни случается, нужно принимать философски. В тюрьме — тоже люди, наши соотечественники, много граждан из бывших республик СССР, - пишет из заключения Бученков. - В тюрьме, в каком-то смысле, можно наблюдать срез нашего общества, со всеми его проблемами и недостатками».</p><p><span>«</span>Безусловно, мне здесь все непривычно. Особенно раздражает радио – в 6 часов утра включают, играет российский гимн и весь день оно вещает. Я могу только предполагать почему меня арестовали, но считаю, что мое нахождение за решеткой обусловлено моими политическими убеждениями. Я не исключал вероятности преследования за свои убеждения. Я крайне возмущен тем, что преследуюсь за действия, которые я не только не совершал, но и вообще не был на месте событий<span>»</span><span>.</span></p><fieldset class="fieldgroup group-sideboxs"><legend>Sideboxes</legend><div class="field field-related-stories"> <div class="field-label">Related stories:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/aleksandr-litoy/v-tiurmu-posle-piketa">В тюрьму после пикета</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%81-%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B1%D0%B0%D1%87/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B8%D0%B7%D0%BC-%D0%BD%D0%B0-%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B5-%D0%BC%D0%B0%D1%85%D0%BD%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%BB%D1%8E%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE-%D1%87%D1%91%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%84%D0%BB%D0%B0%D0%B3%D0%B0">Анархизм на родине Махно: приключения красно-чёрного флага</a> </div> </div> </div> </fieldset> <div class="field field-rights"> <div class="field-label">Rights:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 4.0 </div> </div> </div> oD Russia oD Russia Дмитрий Окрест oDR Русский Mon, 04 Jan 2016 13:44:59 +0000 Дмитрий Окрест 98867 at https://www.opendemocracy.net Почему грузины не верят в профсоюзы https://www.opendemocracy.net/od-russia/okrest-gruziny-ne-khotyat-v-profsoyuzy <div class="field field-summary"> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <p><img src="https://dy1m18dp41gup.cloudfront.net/cdn/farfuture/1dWWvioAemToYlC4DGGs938LNZiHgw5s0NB0AA0VfS4/mtime:1447409625/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/14821890077_da1d4238be_z.jpg" alt="" hspace="5" width="160" align="right" /></p><p>Потеряв работу, среднестатистический житель Грузии скорее обратится к помощи семьи и друзей, чем пойдет в профсоюз.&nbsp;<a style="line-height: 1.5;" href="https://opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/why-there-s-little-hope-for-georgia-s-trade-unions">in English&nbsp;</a></p> </div> </div> </div> <p><span>После крушения советского строя Грузия длительное время не могла оправиться от экономического шока. Сначала, пока страна приходила в себя после гражданской войны и межэтнических столкновений, на права наемных рабочих никто не обращал внимания. Затем права рабочих попросту игнорировались ради стремительного роста по намеченному президентом Саакашвили сингапурскому пути.</span><span>&nbsp;</span></p><p>Тбилисский центральный рынок в народе называют «Дезертирским» еще со времен Гражданской войны в России, когда Грузия, благодаря присутствию английских войск, на несколько лет стала независимой. На этом рынке сбежавшие из армии солдаты продавали свою нехитрую поклажу. Согласно мемуарам тех лет, на лотках можно было найти униформу всех родов войск, принимавших участие в конфликте, а также награбленное во время тех неспокойных лет имущество. </p><p><span>Сегодня в сторону рынка с железнодорожного вокзала, почти все этажи которого отданы под торговый центр, тянутся бесконечные ряды уличных продавцов. Они стоят под нехитрым навесом из пластиковых тентов, связанных друг с другом бельевыми веревками и скотчем. Все ближайшие переходы также отданы под торговлю, так что спешащие на электричку пешеходы предпочитают лавировать между автомобилями.</span></p><p><span><span><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/b_0_0_0_00_uploads_countries_georgia_Tbilisi-shopping_дезертирск.jpg" alt="" title="" width="460" height="306" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>«Дезертирский рынок», Тбилиси. CC wiki-turizm.ru. Некоторые права защищены.</span></span></span>Основной товар – кожаные куртки, косметика, женский текстиль, детские игрушки. Нередко это секонд-хенд из Евросоюза, отдающий соответствующим запахом. Под знойным солнцем он смешивается с ароматом начинающих прокисать фруктов и приготовленных прямо здесь в печи лавашей. Продавцами в основном работают женщины за сорок-пятьдесят. Среди них немало тех, кто в начале 1990-х гг. жил в приморских Сухуми и Гагре, до сих пор оставшихся в руинах после грузино-абхазского конфликта. Вплоть до 2008 года многие из беженцев жили прямо в помещениях вокзала, который не успели доделать до развала Советского Союза.</span><span>&nbsp;</span></span></p><p>Недалеко от входа в рынок, понурив головы, стоят группы мужчин средних лет, в помятой одежде, на которых, как в фильмах про американских рабовладельцев, показывают пальцем наниматели. «В районах работы нет, предприятий не осталось, только купи-продай, а кому продавать-то? Вот все и стекаются в Тбилиси. Люди как думают? Лучше на бирже труда у рынка постою, чем в поле потеть, – ругаясь, рассказывает 35-летний Георгий Ш., монтирующий немецкую медицинскую технику в столичных больницах. – А сюда доедут и побираются с подработки на подработку. Большая беда, что еще не все своих женщин отпускают работать – в сельской местности это считается зазорным».</p><p><span>Мужчины, живущие в основном на окраине Тбилиси, переехали из дальних районов республики. В большинстве своем они разойдутся вечером по домам, зря простояв весь день на солнце. В лучшем случае им подвернется однодневная работа разнорабочего: грузчики на рынке, уборщики, чистящие прилавки после закрытия. </span></p><p><span>Повезет если позовут на стройку новых объектов на месте дореволюционной постройки, которую нужно демонтировать, а ценный металлом из нее можно будет сдать. Кому повезло и умеет водить – идут в таксисты, чей доход сегодня не облагается налогом. До отмены лицензии на такси в Грузии числилось 15 тыс водителей.</span></p><h2>Особенности грузинской безработицы</h2><p>«По критериям Международной организации труда в стране низкий уровень безработицы – лишь 12%, но это смотря по каким критериям измерять. Нет оценки скрытой безработицы, оценки по схождению отрасли занятности, оценки квалификации работников, – рассказывает специалист по статистике Нодар Капанадзе. – У нас любят сравнивать с другими странами: вот по этим параметрам у нас треть трудоспособных можно назвать безработными. Главная проблема занятности – структура занятости, у нас более 50% работают самостоятельно».</p><p><span class="print-no mag-quote-right">«несмотря на две политические революции, ничего не изменилось»</span><span>За плечами Нодара опыт работы главой отдела Национальной статистической службы, а также анализ бедности и неравенства по республике для Международного фонда сельскохозяйственного развития, ЮНИСЕФ и Программы развития ООН. </span></p><p><span>Кроме того, Нодар консультировал Мировой банк по ситуации в Таджикистане, помогал Европейскому банку реконструкции и развития в Монголии. «Из своего опыта уверенно скажу, что эксперты международных организаций не очень понимают локальные нюансы рынка труда, – уверенно говорит аналитик за чашкой кофе.</span><span>&nbsp;</span></p><p>По мнению эксперта, проблема в том, что структура занятости с 1996 года сильно не меняется, и реальный сектор экономики находится на том же уровне, что и прежде. </p><p>Он отмечает, что в стране вовсю идет процесс урбанизации, а в селе не прокормиться. Однако, «несмотря на две политические революции, ничего не изменилось — ни у одного из правительств нет стратегии развития».<span>&nbsp;</span></p><p><span><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/14821890077_da1d4238be_z.jpg" alt="" title="" width="460" height="311" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>«В районах работы нет, предприятий не осталось, только купи-продай, а кому продавать-то? Вот все и стекаются в Тбилиси». Aurdur / Flickr. Некоторые права защищены.</span></span></span><span>По вопросам безработицы рекомендуют обратиться в управление бизнес-омбудсмена, созданное в начале 2011 года для разработки нового Налогового кодекса. По мысли авторов инициативы, омбудсмен должен лоббировать создание более комфортных условий для бизнеса, включая принятие новых законов. Свои задачи ведомство формулирует так: защита прав налогоплательщиков, работа с жалобами на государственные органы предпринимателей, надзор за взаимодействием чиновников и бизнеса.</span><span>&nbsp;</span></span></p><p>Тем не менее, комментарий чиновников оказалось получить проблематично, несмотря на то, что у каждого ведомства есть страничка в Facebook. За почти два месяца переговоров «из-за напряженного графика работы» в управлении не нашли возможности ответить на наши вопросы. Однако в переписке отметили, что с 2013 года введены значительные изменения в Трудовой кодекс: договор уже нельзя заключить устно, а испытательный срок не может длиться более полугода.<span>&nbsp;</span></p><p>«При президентстве Саакашвили власть дала карт-бланш нанимателям в отношении прав наемных работников: роль профсоюзов свели к ритуальным шествиям и распределению редких путевок, уволить стало еще легче, социальный налог упразднили – это была действительно неолиберальная политика», – рассказывает Иосиф Арчвадзе, профессор экономики Тбилисского университета им. Ивана Джавахишвили.</p><h2>Взаимная помощь</h2><p>На станции метро «Садгурис моедани» коренастый мужчина напротив пешеходного перехода на другую линию поет национальные песни, перекрикивая свои мощным голосом шум прибывающих и отходящих поездов. Невольно увлекшись его пением, публика, ждущая поезда, поворачивает голову в сторону музыканта.<span>&nbsp;</span></p><p>В отличие от мужчины, ссутуленной пенсионерке почти никто не подает. По-европейски одетые молодые девушки стараются отвести взгляд и утыкаются в свои смартфоны. «Здесь давно поняли, что рассчитывать на помощь государства не стоит и лучше развивать собственный социальный капитал, который базируется на широкой сети родственников и знакомых, – рассказывает Арчвадзе. – В стране превалируют внутрисемейные отношения, когда старшие помогали младшим. Вот почему большая часть пенсионеров живет со своей родней. Они не живут за счет пенсии, которая в среднем 100 лари (около 3 тыс руб). Ведь, согласно опросам, они тратят в два раза больше, чем сами вносят в семейную копилку».<span>&nbsp;</span></p><p>В застольных разговорах грузины жалуются, что республиканский бюджет не может нести большие социальные расходы – в стране крайне низкий уровень налогового бремени, сравнимый с Катаром и Гонконгом. Именно поэтому люди стараются сами заняться благополучием своих близких.<span>&nbsp;</span></p><p><span><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/daro sulakauri demotix.jpg" alt="" title="" width="460" height="306" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>«В советской экономической системе Грузия была главным поставщиком экзотических фруктовых культур». (c) Daro Sulakauri / Demotix.</span></span></span><span>«Горизонтальные связи помогают, чтобы не дойти до дна – это эффективные меры против нищеты, но не для преодоления структурной бедности. К примеру, на свадьбу обычно приглашают 100 человек, иногда 250-300. Люди вынуждены брать кредит. Моя сестра сейчас готовит сыну свадьбу, но просто все пришедшие друзья, родственники и соседи скинут деньги, – рассказывает Нодар Капанадзе. – В 1980-х такие горизонтальные связи помогали еще больше, уровень неравенства был не таким высоким, как сейчас, и все имели средства для помощи родственникам. Для грузин цеховая принадлежность — не самое важное».</span></span></p><p>По мнению Копанадзе, профессиональные связи для грузин стоят далеко не на первом месте. В приоритете – родня, потом – друзья. По его словам, такая иерархия связей помогла в 1990-х спасти людей от голодной смерти, но в изменившихся социально-экономических условиях эти связи мешают двигаться вперед.<span>&nbsp;</span></p><p>«Люди не ищут в случае развития своих проектов кого-то не из своего окружения – на чужие кандидатуры смотрят с большим подозрением. При этом все утверждают, что существует проблема квалифицированных кадров – да просто все ищут среди своих, – сетует Капанадзе. – Но дефицит кадров действительно есть – в первую очередь, потеря квалификации теми, кто имел ее в 1990-х. После развала советской системы без работы осталось множество высококвалифицированных кадров, которые последние 20 лет продают зелень, пытаясь выжить, и потому уже утратили свои навыки».</p><h2>Утечка кадров<span>&nbsp;</span></h2><p>Проспект Руставели – центральная улица города, где расположено старое здание парламента, Академия наук, Национальный музей и множество театров.&nbsp;<span>Здесь брали штурмом бункер президента Звида Гамсахурдия, бывшего в советское время диссидентом; здесь же проходили все крупные демонстрации, приведшие к смене президента Эдуарда Шевардадзе, прежде главы МИД СССР. </span></p><p><span>Спустя годы, на этом проспекте начинались протесты против бывшего президента Саакашвили, ныне советника президента Украины.</span><span>&nbsp;</span></p><p><span class="print-no mag-quote-right">В приоритете – родня, потом – друзья</span></p><p>Сегодня на главной пешеходной магистрали множество витрин покрыто пылью, скотчем приклеены объявления о продаже недвижимости, а рядом – люди предпенсионного возраста продают нехитрую утварь: церковные свечки, сухофрукты, семечки, мелочевку для дома. </p><p>Каждые 50 метров просят милостыню, еще активнее – на подступах к метро: сидящие на мостовой безногие инвалиды просят денег, а дети отцепляются от штанины только в обмен на несколько лари.</p><p>«Согласно официальным данным, крайне высокий уровень безработицы среди молодежи – под 30%<span>. У молодых мало квалификации, а они, даже не имея опыта, не соглашаются на любую малооплачиваемую и непрестижную работу. Поэтому живут с родителями иногда вплоть до 30 лет, – утверждает Капанадзе. – У старшего поколения уровень безработицы ниже – они уже нашли свою работу и не спешат ее сменить, это, по сути, у них последняя остановка перед уходом на пенсию».</span><span>&nbsp;</span></p><p><span><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/14397232402_d3c679a083_z.jpg" alt="" title="" width="460" height="311" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Почему Грузия, встав на путь радикальных экономических реформ, так и не выработала мощного рабочего движения? Aurdur / Flickr. Некоторые права защищены.</span></span></span><span>В советской экономической системе Грузия была главным поставщиком экзотических фруктовых культур. «В 1991 году начались тектонические сдвиги совокупного рынка спроса и предложения: мы лишились российского рынка, на который грузины были ориентированы все эти годы. На этот рынок зашли Турция, Греция, следовательно, надобность в грузинских продуктах была сведена к минимуму, – рассказывает профессор Арчвадзе. – К примеру, в 1980-ые гг. Грузия поставляла 125-130 тонн чая в год, сегодня – 10-12. Соответственно, все люди, занятые в его производстве, лишились работы. Когда Шеварнадзе приехал в Тбилиси, здесь бушевала гражданская война. Приходилось по всему городу ходить, чтобы найти бензин – это один показательный пример. В итоге, при Шеварнадзе был поднят уровень пенсионного возраста на пять лет, до 65».</span></span></p><p>Это привело к утечке мозгов и рабочих рук, говорит Нодар Кападазе. Основным потребителем грузинской продукции была и остается Россия, несмотря на проблемы с визовым режимом. Здесь от 800 до 1 млн выходцев из Грузии, следом идут ФРГ, Греция и США. Объем рынка переводов денег из этих стран составляет 1.5 млрд в год. Интересно, что кризис в Греции на четверть сократил трансферы из страны – многие сразу вспомнили, как российский дефолт 1998 года аналогично ударил по Грузии.</p><h2>Сезон работы<span>&nbsp;</span></h2><p>«В Грузию приезжают русские, индусы, украинцы, азербайджанцы, армяне – у них своего моря нет, вот и лежат на одном берегу с азербайджанцами, с которыми у них из-за Карабаха ненависть страшная, – рассказывает геополитические особенности туристического бизнеса в Аджарии Ираклий, водитель восьмиместного мини-вэна. – Ну, и турки, конечно. Они скупили половину Аджарии, возят трейлерами шмотки, отдыхают семьями. А как отдохнут, то детей-жену домой отправят и отдыхают сами. Ну, там казино в Батуми, рестораны и девочки, которые, в основном, из Узбекистана».<span>&nbsp;</span></p><p>Батуми, столица Аджарии, стал курортным городом недавно. До потери контроля официальным Тбилиси большинство жителей и гостей Грузии предпочитали отдыхать в Абхазии. </p><p>Батуми оставался все эти годы портовым городом, морскими воротами Кавказа. При Саакашвили здесь разбили новый бульвар, вверх устремились небоскребы и гостиницы. Зимой город практически умирает, а летом его численность вырастает в несколько раз за счет туристов. Казино, для которых корпоративный налог составляет лишь 15%, являются главными маяками для привлечения туристов.<span>&nbsp;</span></p><p><span class="print-no mag-quote-right">«Лучше, когда правительство спит»</span></p><p>«Арабы сразу берут отели типа «Хилтон», «Рэдисон», «Шератон», – продолжает Ираклий. – Если мужчины в одиночку, то сразу идут в казино, выпивают, могут и свинины поесть – мне за хлопоты только больше чаевых. Могут за ночь потратить до 10 тыс евро». После присоединения Крыма к России поток увеличился за счет украинцев, развитие нефтяного промысла привело к появлению одетых в хиджабы женщин из Иракского Курдистана.</p><p>«Практика сезонных рабочих распространена во всех туристических регионах страны: Батуми, Тушетия, Боржоми, Бакуриани. Это и строительство туристической инфраструктуры, и ее обслуживание – официанты, уборка, купи-продай. Это совсем не стабильный рынок труда – многое зависит от количества туристов, погоды. Занятость длится лишь пару месяцев: сезон на море закрывается уже в сентябре. За сезон можно заработать 5000 лари [около 140 тыс руб], но столько на весь следующий год до мая не хватит», – рассказывает о быте люмпенизированных жителей Грузии Капанадзе.<span>&nbsp;</span></p><p>Лето – золотая пора для аджарцев и жителей соседних краев, работающих в туриндустрии. Тамара, заведующая детским садом, наоборот, уезжает из Батуми в Уреки, на лечебный курорт в 30 км от города. Она не хочет, чтобы родители детей увидели ее за «постыдной работой». В день она продает по 30 вареных кукурузин по 1 лари за штуку – варят их здесь же, в кустах, за заброшенным кафе у станции спасателей.</p><p>С утра десятки женщин из дальних горных районов, скинувшись на бензин для микроавтобуса, выходят на пляж. В руках у них внушительные пакеты воздушной кукурузы, лепешки с фасолью и надувные круги для детей. Еще есть сезонная работа в сельских районах на сборе винограда в Кахетии или сборе орехов в Менгрелии. В остальное время эти люди работают на своих участках.<span>&nbsp;</span></p><p>«Это очень маленькие участки на уровне домохозяйства, работают они крайне неэффективно. Можно сказать, что это последняя остановка на пути к полной безработице по критериям Международной организации труда», – утверждает Нодар Капанадзе.</p><h2>Издержки десоветизации</h2><p>Почему же не возникает попыток изменить существующий порядок? Почему в Грузии не сложилось мощного профсоюзного движения, а ветер перемен – движение Occupy – прошел мимо?<span>&nbsp;</span></p><p>«При Саакашвили существовала проблема, что любые социальные требования, любой социальный протест назывался левацким, сразу вспоминали КПСС, а ведь тогда активно шел процесс десоветизации страны, – размышляет Капанадзе. – Социальная повестка появляется только на выборах, но в большинстве случаев политики апеллировали к понятиям «справедливость», «обида» – вещам, которые трудно посчитать в цифрах. Человеку прощу решить свою проблему через неформальные связи, чем в рамках трудовых отношений».</p><p>Он утверждает, что существующие профсоюзные движения бездействуют, а активность со стороны профсоюза учителей никак не сказалась на условиях их работы. Квалифицированные рабочие, способные ощутить себя единым классом, работают только в Зестафони (переработка марганцевых руд) и Рустави (химический и металлургический заводы). В Зестафони в 2012 году рабочие пытались отстоять свои права, но сейчас там грузин заменили украинцами. В случае с Рустави, слишком близка столица, где оклады на порядок выше. При этом, согласно Международной федерации профсоюзов, в Грузии за год 40 человек погибает на работе, еще 70 получают производственные травмы – из них 30% являются работниками химической и металлургической промышленности.</p><p>Профессор Арчвадзе полагает, что одна из причин, по которой грузины не объединяются в защиту трудовых прав — финансовая. Произошла диверсификация источников денег, и сегодня зарплата перестала быть основным источником дохода. При СССР 75% дохода составлял оклад, сейчас, в лучшем случае, 40%. Остальной доход – от реализации прав собственности, финансовых операций и подсобного хозяйства. В каком-то смысле люди стали более независимы от зарплаты и начальства, утверждает эксперт.</p><p>«Социального протеста не будет – здесь работает ментальный фактор. Грузины считают зазорным говорить про это, – утверждает Арчвадзе. – Повторение ереванского «Электромайдана» невозможно: если стоимость электроэнергии поднимется, то люди подумают, что нужно в первую очередь самим найти деньги. Маловероятно, чтобы новый Сталин повторил забастовку [как в 1902 году в Батуми]. Для людей самое главное – это поддержка друг друга, а государство слишком далеко. Здесь очень популярна американская поговорка: «Лучше, когда правительство спит».</p><fieldset class="fieldgroup group-sideboxs"><legend>Sideboxes</legend><div class="field field-related-stories"> <div class="field-label">Related stories:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D0%B0-%D0%BF%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%B9%D1%82%D0%B5/%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%B2-%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%B7%D0%B8%D0%B8-%D1%81%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D0%B8%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D1%8F%D1%8E%D1%89%D0%B5%D0%B5%D1%81%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%80%D0%BE%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE">Радикализация в Грузии: самоисполняющееся пророчество?</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/gubden-dagestanskii-karaul-vo.imya-allkha">Губден: дагестанский караул во имя Аллаха</a> </div> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/dmitrii-okrest/skazki-vostochnogo">Сказки Восточного</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/yana-israelyan/btk-stoit-li-ovchinka-vydelki">Баку-Тбилиси-Карс: стоит ли овчинка выделки?</a> </div> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/mari-nikuradze/left-in-dark-inside-georgia-s-chiatura-mines">Left in the dark: inside Georgia’s Chiatura mines</a> </div> </div> </div> </fieldset> <div class="field field-rights"> <div class="field-label">Rights:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 4.0 </div> </div> </div> oD Russia oD Russia Дмитрий Окрест oDR Русский Fri, 13 Nov 2015 10:09:01 +0000 Дмитрий Окрест 97598 at https://www.opendemocracy.net Иногда они возвращаются https://www.opendemocracy.net/od-russia/okrest-inogda-oni-vozvrashaetsya <div class="field field-summary"> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <p><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/u554943/Yury%20Goldenshtein%20-%20Demotix%20-%202013%20-%20anniversary%20of%20stalingrad%201765981.jpg" alt="RIAN_01033601.LR_.ru_.jpg" hspace="5" width="160" align="right" /></p><p>Почему в России популярность генсека настолько высока в 2015 году? <a href="https://opendemocracy.net/dmitry-okrest/stalins-back" target="_blank">in English</a></p><p>&nbsp;</p> </div> </div> </div> <p><span>Только в этом году в России появился Музей Сталина в Тверской области, открылась скульптурная группа «Великая тройка» в Крыму в память об участниках Ялтинской конференции, увидели свет памятники генералиссимусу по всей стране —&nbsp;</span><span>во Владимире, Липецке, Марий Эл, Северной Осетии, Ставрополье и на Кубани.</span></p><p><span></span><span>В Екатеринбурге автором макета скульптуры Сталину выступил создатель памятника царской семье, расстрелянной большевиками в этом же городе. В Луганске, столице непризнанной республики на Юго-Востоке Украины, обещают поставить генсека до конца декабря. Пока же, по словам местных активистов, установка «зависит от многих внешнеполитических факторов».</span></p><p><span>В этих же числах в Москве <a href="http://medialeaks.ru/features/3003_okrest_moda">прошел показ победной моды от «Молодой гвардии Единой России»</a>, где модели дефилировали с гигантскими орденами на груди. <a href="http://www.trust.ua/news/111822-v-podmoskove-detej-uchili-ustraivat-parad-voennoplennyh-foto.html">Позже последует костюмированное шествие в подмосковном Раменском, где дети вели пленных «фрицев»</a>. 70-летие победы в Великой отечественной войне дало карт-бланш на позитивизацию эры Сталина, как ее назвала американская писательница Анна Луиза Стронг, отлученная в 1949 году от СССР за неправильное понимание политики партии.</span></p><p><span><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/Yildiz Celik - Demotix - Kutaisi Georgia 6529149.jpg" alt="" title="" width="460" height="229" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>"Сталин — это один из символов победы в войне, он был главнокомандующим, и это факт – как бы к нему не относиться." (c) Yildiz Celik / Demotix. </span></span></span><span>«Причина большого количества памятников в этом году очевидна - юбилей 1945 года, поэтому 2015 год был одним из пиков его прославления, не думаю, что последним. Сталин — это один из символов победы в войне, он был главнокомандующим, и это факт – как бы к нему не относиться, - рассказывает ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории Российской Академии Наук Александр Шубин. - О нем вообще мало кто может сказать что-то новое. Но, разумеется, как историк, я готов защищать и марксистов, к числу которых не принадлежу, и самого Сталина от каких-то безосновательных обвинений. Да, он ответственен за многие трагедии и преступления, но, как говорится, «детей не ел».</span></span></p><p><span>Шубин - доктор исторических наук, автор свыше сотни научных и энциклопедических статей, посвященных теории социализма и истории советских общественных движений. Среди них наиболее известные - «1937. АнтиТеррор Сталина» и «Вожди и заговорщики. Политическая борьба в СССР в 20-30-е годы». В прошлом Шубин активный участник Конфедерации анархо-синдикалистов, одной из наиболее массовых левых организации Перестроечного СССР. (Другим известным членом КАС был сегодняшний заместитель председателя Госдумы Андрей Исаев.)</span></p><h2><span>«Экскурсанты спрашивают не о репрессиях»</span></h2><p><span>«Наш музей — это площадка против той оголтелой кампании, что ведется против Сталина и прочих заслуженных людей нашей страны. Людей, что служили нам, стали превращать в мерзких, негодных людей. Лишить же общество героев — значит, лишить общество памяти, - рассказывает о цели создания Башкирского республиканского музея Сталина его директор Владимир Второв.</span></p><p><span>Гипсовый бюст генсека, подшивки старых газет, ветеранские ордена, изданные в первые годы советской власти плакаты, современные книги о генсеке в броских обложках. Организация выставочного пространства — это благодарность за то, что первой АССР в Советской России стала Башкирия, к тому же «мощнейшим, цветущим краем с развитой промышленностью». Нехитрый фонд общественного музея, который разместился в декабре 2011 года под одной крышей с райкомом КПРФ, которую одни коммунисты критикуют за косность и догматизм, другие за сотрудничество с властями.</span></p><p><span>«Башкирская республика была первой создана в Советской России по документу Совнаркома, который подписал Ленин и Сталин. Почем музей посвятили только ему, а не всему советскому народу? Во всем, чтобы не делала советская власть - заслуга народа, но что не делалось в стране - заслуга Сталина, - рассказывает директор. - Мы не говорим, что Сталин и больше никто. Но благодаря экономической системе, которую он создал, мы вышли из разрухи Первой мировой, революции. Стали за кратчайшее время первой державой».</span></p><p><span><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none_left caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/554943/Yury Goldenshtein - Demotix - 2013 - anniversary of stalingrad 1765981.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/554943/Yury Goldenshtein - Demotix - 2013 - anniversary of stalingrad 1765981.jpg" alt="" title="" width="460" height="298" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Автобус победы, Санкт-Петербург, 2013. Yury Goldenshtein via Demotix</span></span></span>КПРФ хочет наладить работу со школами — чтобы к ним приходили на факультатив. Пока же учреждением заинтересовались активисты Национально-освободительного движения депутата Евгения Федорова. Члены движения считают, что Конституция РФ была написана под диктовку США, следовательно ее нужно отменить и дать президенту власть без каких-либо ограничений со стороны Думы или Конституционного суда.</span></p><p><span>Небогатую коллекцию, большую часть которой подарили симпатизанты, коммунисты компенсируют интенсивным курсом молодого сталинца. Экскурсию предваряет получасовой фильм, потом осмотр выставки, а в конце - лекция о текущем политическом моменте.</span></p><p><span>«Про культ личности у нас нету — хватает и того, что радио и газеты талдонят. Это вообще Хрущев первым вытащил камень из фундамента, чем подставил все коммунистическое движение. Это в свое время не приняли ни Китай, ни Албания, ни КНДР. О репрессиях же, мы, конечно, рассказываем, объясняем почему были — ведь те, кто потерял свои заводы, фабрики понятно, что не могли отдать. Поэтому всеми способами сопротивлялись, а им помогал Запад, как и сейчас, - не терпящим возражений голосом утверждает Второв. - Но чаще всего экскурсанты спрашивают не о репрессиях, а о нашей жизни сегодняшней: почему Советской союз развалили, ЖКХ, жилье, повышение цен постоянное, почему эти войны происходят».</span></p><h2><span>«Сторонники народного сталинизма хотят не только твердой руки»</span></h2><p><span>«Ползучая реабилитация активизирует народный сталинизм, который появился во время «оттепели». Тогда непопулярному руководству противопоставили все более отдаляющийся золотой век. Воспоминаний о нем становилось меньше, а красочных деталей больше, - рассказывает координатор Российского социалистического движения Илья Будрайтскис, одной из крупнейших социалистических организаций России.</span></p><p><span><span>РСД была создана в 2011 году после объединения нескольких левых организаций, преимущественно троцкистских — отсюда критическое восприятие сталинских экспериментов. Среди других известных участников РСД — поэт Кирилл Медведев и Евгений Бабушкин, редактор принадлежащего олигарху Михаилу Прохоров журнала «Сноб». Будрайтскис уверен, что сегодняшний генсек максимально очищен от коммунистических коннотаций и исторических черт, а значит отчужден от серьезных политических дискуссий.</span></span></p><p><span>«Сталин стал частью мифа, воплощающая антидемократическое послание. Сам сталинизм был отрицанием политики, когда нельзя действовать вместе. Сегодня главное для власти - правильно вписать каждую из эпох в подтверждение исторической легитимности нынешних правителей. Вот почему позолоченные бюсты соседствуют со слезами по царской семье, - говорит Будрайтскис. - Но сторонники народного сталинизма хотят не только твердой руки, но исходят из представления о справедливости. Это входит в диссонанс с растущим сегодня социальным неравенством. Противоречие должно бросаться в глаза, но власти постоянно затушевывают, апеллируя к общему: «у нас великая история», «ощутим связь с предками». Власти используют советские атрибуты, хотя вокруг платное образование, закрытие поликлиник и хамский отказ от индексации зарплат в период кризиса. При этом постоянно повторяют: «у нас рыночная экономика», «каждый сам за себя», «думайте сами, где денег найти».</span></p><p><span>Будрайтскис говорит, что в этих условиях быть левым бывает порой весьма проблематично — нужно сражаться и с адептами государства, использующими советскую фразеологию, и с сторонниками либеральных идей, винящими во всем марксистские идеи.</span></p><p><span>В свою очередь Шубин считает, что в условиях , когда государственная пропаганда берет на вооружение советские символы, жить можно: «Лично мне быть левым достаточно комфортно, - рассказывает историк Шубин. - Я сторонник совсем другой традиции социалистического движения, основанной на самоуправлении, а не державности. Людям в общении со мной интересно узнавать о традиции народничества, Герцена, Лаврова, Бакунина, социалистов-революционеров, о новых трактовках социализма, связанных с пост-индустриальной перспективой, о социализме, адекватном проблемам XXI века».</span></p><h2><span>Сталин vs. Ленин</span></h2><p><span>Прежде Будрайтскис работал научным сотрудником Музея современной истории России, Центра современного искусства, сотрудничал с Ленинскими горками — совместная работа не удалась. Левак предлагал вспомнить, чем памятно место, но новое руководство его не услышало.</span></p><p><span>«Несмотря на разнообразие экспозиций об Ильиче, для руководства музея Ленин как сложный исторический персонаж стал пройдённым этапом, неинтересным и пыльным, как старый мешок, набитый советским хламом. Они хотели устраивать катания детей на лошадях, хотели, чтобы парк был заполнен парами с колясками, прогуливающимся среди гранитных памятников, романтически напоминающих о непонятном советском прошлом, - пишет в <a href="http://openleft.ru/?p=254">OpenLeft </a>о своем опыте работы в Горках Ленинских магистрант Европейского университета Александра Симонова, - Новое звено эффективных менеджеров не представляет себе ни кто такой Ленин, ни что такое музей. Окончательное превращение Ленинских горок в кладбище завершает строительство православной церкви прямо у входа в музейный комплекс».</span></p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none_left caption-xlarge'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/554943/ukrafoto - Demotix - Starikov book - Kyiv book presentation1873461.jpg" alt="" title="" width="460" height="306" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>«Сталин. Вспоминаем вместе» помогает читателю "разобраться в этой неоднозначной личности". (c) ukrafoto / Demotix.</span></span></span><span>Почему же вождь народов заслонил вождя мирового пролетариата? Российские власти используют образ Сталина, считает Будрайтскис, но сегодня Россия не несет ни одной идеи, которая могла бы взять на вооружение в любой другой стране мире против текущей модели глобального капитализма. Вместе с тем он отмечает, что фигура Владимира Ленина, благодаря которому и Сталин пришел к власти, постепенно отходит на второй план: «Власть не хочет нарушать исторический консенсусу по Сталину и Ленину, но дальше игнорировать будет труднее. Ленин теперь смутьян, разрушитель, а Сталин же наоборот восстановил империю и дополнил».</span></p><p><span>«Тема большей популярности Сталина, чем Ленина, активно обсуждалась еще во время шоу «Имя России», - говорит Шубин. - Для части общества не только революционный Ленин, но и державный Сталин является символом социальной справедливости, разгрома буржуазии, что важно в условиях сильнейшего социального расслоения нашего общества. Дополнительный электорат Сталину придает идея сильной державы. Эти два электората, коммунистический и державный, суммируются на фигуре Сталина, а не Ленина».</span></p><p><span>В 2008 году российское телевидение решило повторить опыт «100 величайших британцев». На первую половину июля в рамках голосования лидировал Сталин, затем шли советский музыкант Владимир Высоцкий и Ленин. В августе результаты предыдущего голосования аннулировали, а голосование по выходу в третий тур начали сызнова, сославшись на хакерские атаки и флешмобы.</span></p><p><span>К концу голоса были распределены следующим образом: древнерусский князь Александр Невский, императорский премьер Петр Столыпин и Сталин. Ленин оказался лишь на шестом месте.</span></p><p><span>«Народным сталинистом может быть и бастующий рабочий, и глава полиции, который это подавляет. Оба будут находить оправдание в собственном мифологическом сталинизме, - утверждает Будрайтскис. - Разговор с ними должен быть о сегодняшнем дне: нужно ли поддерживать власть во всем и стучать на соседей, или, например, нам нужны справедливость или национализация. Не нужно пытаться вести квазиисторические споры, связанные с цифрами и свидетельствами. Уровень образования упал в разы. и общество разучилось читать неоднозначные, непрямолинейные книги, именно поэтому так хорошо идут книги Николая Старикова».</span></p><fieldset class="fieldgroup group-sideboxs"><legend>Sideboxes</legend><div class="field field-related-stories"> <div class="field-label">Related stories:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/dmitrii-okrest/skazki-vostochnogo">Сказки Восточного</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B9-%D0%BE%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82/%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D1%83%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BD%D1%86%D1%8B-%D0%B6%D0%B8%D0%B2%D1%83%D1%82-%D0%B2-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8-%D0%B2-%D1%83%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%8F%D1%85-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D1%82%D0%B0">Как украинцы живут в России в условиях конфликта</a> </div> </div> </div> </fieldset> <div class="field field-rights"> <div class="field-label">Rights:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 4.0 </div> </div> </div> oD Russia oD Russia Дмитрий Окрест oDR Русский Tue, 10 Nov 2015 14:19:02 +0000 Дмитрий Окрест 97509 at https://www.opendemocracy.net Сказки Восточного https://www.opendemocracy.net/od-russia/dmitrii-okrest/skazki-vostochnogo <div class="field field-summary"> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <p><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/u554750/pTdL7iXvf94fROHDKzz2L1Zsqf3HjnK6.jpeg" alt="pTdL7iXvf94fROHDKzz2L1Zsqf3HjnK6.jpeg" hspace="5" width="160" align="right" /></p><p>Россия тратит огромные деньги на космодром&nbsp;<span>«</span><span>Восточный</span><span>»</span><span>, но его строители толком их не видели. <a href="https://opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/unpaid-wages-halt-progress-at-russia%E2%80%99s-flagship-space-project" target="_blank">in English</a></span></p> </div> </div> </div> <p><span>Космодром&nbsp;</span><span>Восточный</span><span>&nbsp;на границе с Китаем </span><a href="http://vostokdrom.ru/">должен был стать одной из самых масштабных строек времен Путина</a><span>, опередив даже Олимпиаду и саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) во Владивостоке. Цель строительства Восточного — получить полный суверенитет в космической отрасли и не зависеть от Казахстана, бывшей союзной республики, где расположен построенный еще в 50-ые годы космодром Байконур.</span></p><p>На затерянном в среднеазиатских степях Байконуре действует российское право и налоговая система, больше половины жителей - россияне, чаще всего военные и члены их семей. Для местных машин в России даже учрежден собственный автомобильный номер. Однако несмотря на то, что РФ и Казахстан входят в Таможенный союз, а управляющий с 1991 года страной президент Нурсултан Назарбаев всегда называл себя другом Москвы, Байконур остается камнем преткновения. Каждый аварийный сброс горючего оборачивается обсуждением того, что пора поднять цену за аренду земли, что крайне тревожит российских политиков, чувствующих себя здесь неуверенно. Каждый год Россия отдает за Байконур 6 млрд рублей, из полсуммы — это аренда.</p><p>В начале нулевых стараниями дальневосточных губернаторов президент Владимир Путин обратил внимание на Тихоокеанский регион, малозаселенную часть России, которая граничит с многомиллионными развивающимися провинциями Китая. Будущий космодром строят на базе расформированной дивизии ракетных войск стратегического назначения. Он всего лишь на 6 градусов севернее Байконура, недалеко проходит трасса Чита — Хабаровск и Транссибирская магистраль. Задача Восточного - не просто развязать руки космической отрасли, но и развить регионы, на который федеральный центр традиционно мало обращает внимание.</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/Soyuz_expedition_19_launch_pad.jpg" alt="" title="" width="460" height="301" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Байконур. CC WikiMediaCommons / Badseed.</span></span></span><span>В частности, именно этим объясняется строительство нового города в таежных лесах в 80 км от реки Амур, за которой уже виднеется Китай. По этому поводу член-корреспондент Российской академии космонавтики Юрий Караш с иронией замечает: «мы со вкусом говорим, что когда построим Восточный, то заберем ключи от своей космической программы из кармана Казахстана, но на самом деле эти ключи мы положим в другой карман - китайский». Новое поселение названо в честь пионера космоса царских времен Константина Циолковского, его планирует сделать крупным наукоградом, куда по замыслу авторов проекта должны приезжать молодые специалисты. По плану через 15 лет здесь должно жить 30 тысяч человек.</span></p><p>Новую столицу российской космонавтики создают на базе закрытого поселка Углегорск, стройка века все больше обрастает скандалами. Начавшееся еще в 2010 году строительство выбивается из графика. Еще в 2013 вице-премьер Дмитрий Рогозин, отвечающий за космическую отрасль, заявил о невыполнении плана работ и недостаточном количестве рабочих. Сегодня на строительство потрачено свыше 173 млрд рублей, а сам проект оценен уже в 492 млрд. По словам аудитора Счетной палаты Сергея Агапцова по отдельным объектам сметная стоимость превышена на 45%, а цена создания инфраструктуры завышена на 13 миллиардов рублей. <a href="http://www.gazeta.ru/science/2015/09/24_a_7773329.shtml">То, что Восточный запустят не в 2015 году&nbsp;- уже факт</a>.</p><p><span>На это накладываются <a href="http://www.rbc.ru/society/04/04/2015/551f2d7b9a79475808e494f3">массовые голодовки и забастовки строителей</a>, которым субподрядчики перестали платить. Положение пытался спасти лично Путин в ручном режиме. В середине апреля к нему обратились бастующие, <a href="http://www.newsru.com/russia/14apr2015/poslanie.html">написав на крыше собственных бытовок «Спаси рабочих»</a>. В итоге работников сначала <a href="http://www.svoboda.org/content/article/26979505.html">объявили пьяницами, которые пропили аванс</a>, но затем всем бастовавшим выдали долги, а у чиновников полетели головы — это один из немногих случаев успешной борьбы рабочих. Ранее такими успехами могли похвастаться только служащие автомобильных заводов иностранных компаний в Калуге и Ленинградской области.</span></p><h2>«Условия для проживания никакие»</h2><p>Впрочем, несмотря на заверения руководства опрошенные работники говорят, что далеко не все получили свои деньги и советуют коллегам держаться подальше от Восточного. Например, на специализированном сайте <a href="http://www.spr.ru/otzyvy/spetsstroy-rossii-24514.html">«Справочник предприятий Москвы и Московской области»</a>, где обмениваются мнениями о работодателях, о компании «Спецстрой», одном из субподрячиков космодрома, из 58 отзывов только один позитивный.</p><p>«Условия для проживания никакие, очереди начиная от туалета до столовой, нет горячей воды, - пишет Петр. - Рабочую одежду не выдают теплую, кто в чем может работает, чтобы не замерзнуть, медпункта нет, бешеные деньги за билеты не возвращают. Люди сидят неделями ждут свою зарплату».</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/kremlin ru.jpeg" alt="" title="" width="460" height="284" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Космодром "Восточный". Фотография: kremlin.ru.</span></span></span><span>«Проработав с февраля до конца мая, слышал только обещания, что заработные платы будут, а в итоге ничего не происходило. Люди приезжают с Приморского края, чтобы заработать денег, а в итоге уезжают ни с чем, сплошной обман. Комиссии приезжают, но толка никакого, смешно», - в свою очередь рассказывает Александр.</span></p><p>«Если ты любишь негатив. Тебе нравится получать маленькую зарплату. Ты мечтаешь работать по выходным бесплатно, без отгулов. Добро пожаловать в Спецстрой России!», - пишет другой комментатор. «В Спецстрое не лучшие времена, верхушка сменилась и пока они не наворуются, простым работягам делать тут нечего! Остается ждать или бежать! А куда? Тут хоть копейки да платят, везде кризис и лично я никуда пока не ухожу!», - вторит пользователь Mailo. </p><p>Однако, несмотря на поток негативных отличников в комментариях люди в условиях западных санкций и последовавшего кризиса спрашивают как попасть на престижный объект. С начала года объем строительства, особенно жилой недвижимости, значительно сократился, следовательно неспециализированным рабочим так или иначе нужно найти трудоустройство — хоть и на Дальнем Востоке.</p><h2>«Мы регулярно выходили на «марш готовности»</h2><p>Приезжайте на «Всероссийскую студенческую стройку» - гласят университетские странички в социальных сетях. После проблем с выплатами денег власти решили призвать на «Восточный» студенческий резерв из закончивших на три летних месяца учебу. Формат студенческих строек был крайне популярен в Советском союзе — после сессии тысячи студентов срывались на строительство промышленных объектов в отдаленных частях страны.<span>&nbsp;</span></p><p>Несколько поколений советских граждан воспитано на подобных традициях — собственная униформа, вечерние песни под гитару, поездная романтика. Теперь Россия пытается реанимировать эти идеи вновь. «Каждый новичок должен пройти посвящение, - сообщает <a href="https://vk.com/club72463937">сообщество «Студстройка»</a> - Отряд «Амуровцы» не стал исключением! Парни проверили себя на смелость и добыли отрядные деньги как символ большой зарплаты». Они идут тем же путем, что шли те, кто строил крайне проблематичную по созданию Байкало-Амурскую магистраль, или пытался вырастить зерно на бескрайних полях казахской целины.<span>&nbsp;</span></p><p><span><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/x_WBeMeDuJ4.jpg" alt="" title="" width="460" height="387" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Студенческий стройотряд. Фотография: ВК группа "Студенческие строительные отряды Иркутской области"</span></span></span><span>На космодроме на время летних каникул привлекали полторы тысячи студентов - агитировали не только жителей соседних областей, приезжали люди даже из Казани и Курска. Зачем молодежь едет на стройку, рассказал Николай Петров, председатель иркутского отделения стройотрядов.</span></span></p><p>«Наши ребята — всего 50 человек — приступили 26 июня. Их задействовали на общестроительных работах, есть и специалисты — бетонщики, штукатуры. В Сочи и «Восточном» в том году зарплата была 30 тысяч. Такого случая, что не заплатят, не будет — знаю, что все проблемы уже закрыты, а недобросовестные компании отстранены. Студенты в первую очередь едут не ради длинного рубля, а из-за романтики, которой известны всероссийские стройки. Ведь представлены более 10 регионов — чувствуется соревновательный дух. Идет сильная комиссарская работа - ребята хотят выиграть конкурсы, типа "лучших комнат" или "лучшего оформления красного уголка". Это ведь признание, почет для любого отряда. Вечером спортивные состязания или творческие вечера. Мы регулярно выходили на «марши готовности», чтобы показать руководству свою готовность. Если бойцы сделают двойную норму, бывало, что не успевали завозить новые материалы, то будет опережение! Я оптимистом воспитан, уверен, что ребята вложатся в строительство всероссийского масштаба, значит раньше сдадим космодром»<span>&nbsp;</span></p><p>Риторика Петрова почти ни чем не отличается от речей приезжавших на стройки политических комиссаров. Он также апеллирует к всесоюзным масштабам, конкуренции отрядов наподобие социалистических соревнований и конкурсам за лучший «красный уголок», место, где в советское время висели награды отряда, стихотворения во славу партии и коллективные обещания сделать все в срок.<span>&nbsp;</span></p><p>В отличие от студентов, 44-летний житель Владивостока Сергей Иваний в строительстве давно, и кажется, что у него прививка на все советское. Сергей переживает за непризнанные республики на Юго-Востоке Украины, а в нерабочее время дефилирует в белогвардейской форме времен Гражданской войны начала прошлого века. На стартовой площадке космодрома он трудился мастером в 2014 год, но решил уехать на более стабильную работу:</p><p>«Мне работа, конечно, нравилась — федеральная стройка, новые горизонты для профессионального роста. Но были и сильные недочеты - централизованная кухня отсутствовала, приходилось за свои нанимать местную женщину готовить, к тому же ужасные морозы до 60 градусов. Ну и на всю стройку ни одного врача - только один фельдшер. Говорят, сейчас все еще только хуже.</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/01.jpg" alt="" title="" width="460" height="307" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Фотография: ОК группа "Космодром Восточный.</span></span></span><span>Я ведь прежде работал на строительстве знаменитого Золотого моста во Владивостоке в рамках АТЭС, мне есть с чем сравнить. Главная проблема космодрома — катастрофически мало профессионалов с квалификационными разрядами. Здесь же специальное строительство — высокие марки бетона, огромные габариты, арматуры, которые по 10 человек тащат. При этом командиров строительства подбирают из военных пенсионеров. К примеру, начальник участка — майор-артиллерист, а прораб - капитан-лейтенант, штурман дальнего плавания. Мастер общестроительных работ — прапорщик-пограничник. Ну откуда они что-то могут узнать в строительстве? Компания «Спецстрой» - это изначально дублёр стройбата. Стройбат упразднили, и со «Спецстроя» погоны сняли.</span></p><p>Скажу по своему опыту: строительство всегда делится на две половины, когда есть деньги и когда они кончаются. Сейчас на космодроме вторая фаза. Теперь по телевизору отвлекают от проблемы: говорят, что все пьяницы, но мужики после 12 часов работы выпивали не больше двух стопок, просто передохнуть перед новой сменой. И сейчас, и тогда основная массовка на космодроме — деревенщина, первый раз приехавшая на стройку. Они с окрестных областей — рады, что хоть какая-то работа появилась. Но и они уволились — даже при мне текучка была до 90%, это ведь каторжные условия. Тогда, правда, хоть платили вовремя, задержки максимум - неделю. Теперь же туда едут только совсем отчаявшиеся».</p><h2>«Кидалово было всегда»</h2><p>Еще в сентября 2014 стало известно, что число рабочих, занятых на стройке, составляло только 6 тысяч человек вместо требуемых 15 тысяч. 26-летний сварщик Эдуард Савинский с иронией относится к идее студенческого призыва. При этом согласно докладу Роскосмоса готовность технических объектов первой очереди составила только 71%.</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/amur trip putin kremlin ru.jpeg" alt="" title="" width="460" height="284" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Сентябрь 2014: визит В. Путина и Д. Рогозина на "Восточный". Фотография: kremlin.ru</span></span></span><span>Житель Забайкальского края утверждает, что вопреки ожиданиям поездка не оказалась денежной. Его история не отличается оригинальностью — из полутора десяток опрошенных все утверждают, что до сих пор не получили причитающиеся суммы:</span></p><p>«Да там ведь адски тяжелые усилия — какие там студенты. Да и работа не из тех, что в деньгах купаться. Мне обещали 60 тысяч рублей, а я за январь только в марте получил, а за декабрь кормят завтраками. Звоню в понедельник — просят перезвонить в пятницу, потом повторяется. Деньги увидели лишь те, кто был наиболее решительным — например, на крыше выложил послание Путину. Это, кстати, ребята из моего отряда. И то выплачивать начали, когда у руководства наручники защелкнулись. Я отработал на этой стройке три вахты, ну в общей сложности девять месяцев и окончательный расчет так и не получил, так как уехал раньше. Таких, как я, работяг без расчета, можно насчитать несколько тысяч.</p><p>Это же стройка века, государственное предприятие, все едут за большими деньгами. По деревням ездят мужички — ищут людей, потом кидают, работяги возвращаются, мужички ищут новых. Кидалово было всегда: дагестанец знакомый водителем работал, так он в ноябре 2014 года за май не получил — все боялся уехать, иначе не видать денег. Сейчас всех называют алкоголиками, ввели вот сухой закон, но мужики в России они и в Африке мужики. Да, в выходные съездили-выпили, но проблемы такой не стояло — сейчас вот придумали, чтоб отвлечь общественное внимание».</p><h2>«Будет запущен несмотря ни на что»</h2><p>Пожелавшие остаться анонимными рабочие говорят, что смогли получить деньги лишь после неоднократных заявлений в ФСБ. Их договоры оказались липовыми — в итоге компании отказались платить. Не повезло с договором и 19-летнему Тимуру Киму из Уссурийска:</p><p>«Я проработал стропальщиком на космодроме в составе компании «Строймонолит-14», всего несколько месяцев - с июня по декабрь. На стройку людей набирали отовсюду: кто по объявлению, кому друзья посоветовали, кто от кредиторов подальше прячется. Нас, когда Путин прилетел на комплекс, в вагончиках позакрывали. Такое отношение, такие задержки по оплате ведь всегда были. Например, у нашей бригады не было трудовых договоров с самого начала. Нам говорили: «Договора будут, подождите немного!». И такие разговоры соответственно каждый день. Меня позвал знакомый — дома-то нет работы, средняя зарплата у нас не больше 15 тысяч. Вот только я за полгода работы тут получил 40 тысяч рублей. Сначала мы с другом хоть на что-то надеялись, хоть проезд отбить бы.</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/odnoklassniki.jpg" alt="" title="" width="460" height="345" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Фотография: ОК группа "Космодром Восточный".</span></span></span><span>Когда к бухгалтеру пришел узнавать, что с зарплатой, то мне ответили: «Я этим не занимаюсь, я просто выдаю деньги, все вопросы к начальнику участка». Тот тоже молчок, в итоге добился двух тысяч на поезд. Кому-то повезло больше. Например, параллельной бригаде выплатили за два месяца 40 тысяч, хотя за один месяц обещали по 80. Никто не думал, что на государственном объекте может произойти. Я же, когда уезжал, то оставил начальнику реквизиты карты. Он пообещал в течение месяца перечислить. И полетели дни, затем недели».</span></p><p>9 мая в 70-летний День Победы над Германией вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил, что уже в декабре 2015 проект будет завершен. Тогда он положительно оценил качество нового российского танка «Армата», который, к слову сказать, аварийно остановился чуть ранее на репетиции парада победы. Член-корреспондент Российской академии космонавтики Юрий Караш считает, что власть покажет всеми силами, что новый космодром — это «символ укрепления России в мировой космонавтике, который будет запущен несмотря ни на что — несмотря ни на колоссальные злоупотребления, ни на беспредельную коррупцию». </p><p>Согласно <a href="http://www.gprfdfo.ru/news/16648">сообщению на официальном сайте Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе</a>, прокуроры региона помогли с начала года выплатить строителям космодрома «Восточный» долги по зарплате в размере 704 миллионов рублей: «Благодаря проведенным прокурорами мероприятиям удалось погасить задолженность по оплате труда более чем 10 тысяч работников 21 организации, принимающих участие в строительстве объектов космодрома Восточный на территории Амурской области, в размере 704 миллионов рублей», — отмечается на сайте прокуратуры.</p><p>Есть ли еще долги по зарплате перед строителями космодрома, прокуратура не уточняет. Также в сообщении отмечается, что с января по октябрь вмешательство прокуроров также помогло вернуть заработанные деньги сотрудникам других предприятий Хабаровского края, Амурской области, Республики Саха (Якутия) и Приморского края на общую сумму около 167,6 млн руб. </p><p>Я поговорил с рабочими из статьи - деньги не пришли. Изменилось только, что теперь Восточный запустить обещали весной.</p><fieldset class="fieldgroup group-sideboxs"><legend>Sideboxes</legend><div class="field field-related-stories"> <div class="field-label">Related stories:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BD-%D0%B6%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%BD/%C2%AB%D0%BC%D1%8B-%D0%B1%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%BC-%D1%83%D0%BD%D0%B8%D1%87%D1%82%D0%BE%D0%B6%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D0%B5%D0%B4%D1%83-%D0%BA%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D1%8B%D0%B9-%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%8C%C2%BB">«Мы будем уничтожать еду каждый день»</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B9-%D0%BE%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82/%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D1%83%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BD%D1%86%D1%8B-%D0%B6%D0%B8%D0%B2%D1%83%D1%82-%D0%B2-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8-%D0%B2-%D1%83%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%8F%D1%85-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D1%82%D0%B0">Как украинцы живут в России в условиях конфликта</a> </div> </div> </div> </fieldset> <div class="field field-rights"> <div class="field-label">Rights:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 4.0 </div> </div> </div> oD Russia oD Russia Дмитрий Окрест oDR Русский Mon, 02 Nov 2015 09:46:53 +0000 Дмитрий Окрест 97306 at https://www.opendemocracy.net Как украинцы живут в России в условиях конфликта https://www.opendemocracy.net/od-russia/%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B9-%D0%BE%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82/%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D1%83%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BD%D1%86%D1%8B-%D0%B6%D0%B8%D0%B2%D1%83%D1%82-%D0%B2-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8-%D0%B2-%D1%83%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%8F%D1%85-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D1%82%D0%B0 <div class="field field-summary"> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <p><img src="https://dy1m18dp41gup.cloudfront.net/cdn/farfuture/bwetlntjT8Rq7C9QIwkjrd66NSDC698SAZ70FkY0vHw/mtime:1438103263/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/554750/6249698555_aafce67820_z.jpg" alt="" hspace="5" width="160" align="right" />Как украинцам живется в стране, в которой постоянно ищут бандеровцев и сторонников Майдана?&nbsp;<a style="line-height: 1.5;" href="https://opendemocracy.net/dmitry-okrest/ukrainian-refugees-in-moscow-face-uncertain-fate" target="_blank">in English</a></p><p>&nbsp;</p> </div> </div> </div> <p><span>Пока на Западе считают, что Россия в состоянии войны с Украиной, а в Москве называют это гражданской войной, из зоны боевых действий продолжают уезжать мирные жители.</span></p><p>Многие из них еще прошлым летом перебрались через КПП в Ростовскую область, чтобы затем разъехаться по всей стране.</p><p>Россия вплоть до начала противостояния в Донецкой народной республике (ДНР) была долгое время страной, куда украинцы приезжали на заработки. Украинцы в России, согласно переписи 2010 года, занимают третье место по численности — почти два млн человек или 1,35 % населения. С учётом трудовых мигрантов с Украины, чья численность согласно данным миграционной службы составляет около 3,6 миллионов, украинцев в России почти 5 млн.</p><p>Для множества русскоязычных граждан Украины Москва стала естественным местом для отъезда в условиях конфликта. Но их судьба – далеко не однообразна.</p><h2>«Я не скучаю пока по такой Украине»</h2><p>В начале июля 25-летнему Сергею Ш., который уехал в Москву после начала столкновений на Юго-Востоке Украины, позвонили из прокуратуры и пригласили явиться для дачи показаний в рамках уголовного дела против преступлений украинских военных на Донбассе.</p><p>В ином случае, сказали строгим голосом, украинский гражданин будет вызван повесткой.</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/554750/6249698555_aafce67820_z_0.jpg" alt="" title="" width="460" height="299" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Украинским беженцам в Москве приходится несладко. Yuree Markevich / Flickr. Some rights reserved.</span></span></span></p><p>Допрос состоялся в окружной прокуратуре, перед Сергеем положили небольшой опросник из 15 вопросов.</p><p>«Вопросы были типа: слышали что-нибудь о применение оружия, несанкционированного ОБСЕ, не пострадал ли я, мое имущество или родня в случае войны,» - вспоминает украинец, Такие же приглашения были разосланы множеству украинцев, которые уехали от войны и сопутствующему ей кризису. «Под каждым вопросом писал, что ни о чем не осведомлен либо знаю из СМИ и подпись. Они сказали, что хотят по максимуму всех опросить и направить дело в суд. Следователь сразу сказал, что это все формально».</p><p>Сергей родом из Николаева на Черноморском берегу, русскоязычного региона. Он уверен, что его телефон узнали через миграционную службу, где он стоит на учете. С начала июля обзвонили десятки знакомых Сергея, уехавших в Москву. В миграционном центре не указано откуда ты — Донбасс, Николаев или Львов. Им не важно из какой ты области - для них ты просто гражданин Украины, которого согласно инструкции требуется опросить.</p><p>«Неформальных разговоров не заводили, только спросили, что планирую дальше, - вспоминает Сергей. - Сказал как есть: хочу остаться и работать. Никто не спрашивал почему приехал - очевидно никто на войне умирать не хочет. Кто в Европу, кто сюда, кто под Одессой хоронится. Приятель вон пошел добровольцем, в первом бою и не стало его». </p><h2>«Работы для нас никакой»</h2><p>Сергей уехал из родного Николаева., когда мобилизация в армию только началась. Вскоре, несмотря на учебу в техникуме и отсрочку от службы, на его адрес пришла повестка.</p><p>Сергей говорит, что множество знакомых сорвалось в Москву, чтобы не попасть в мясорубку войны. Он утверждает, что в Москве ему соболезнуют, когда он рассказывает откуда и почему уехал.<span>&nbsp;</span></p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/554750/16046667789_cbcbf12c07_z_0.jpg" alt="" title="" width="460" height="259" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Николаев. Torpedolov Ukraine / Flickr. Some rights reserved. </span></span></span></p><p>Однако в новом городе со своим гражданством украинцам приходится выбирать между работой грузчиком или курьером. Все работодатели хотят российских граждан, украинцы для них сейчас такие же трудовые мигранты, как граждане Узбекистана и Киргизии, традиционные поставщики низкоквалифицированный силы. Сергей в итоге нигде не устроился и теперь заработает игрой на гитаре на оживленных улицах российской столицы.</p><p>«Работы для нас никакой, - утверждает житель Николаева. - Мужику одному за 50 лет, он тоже уехал, чтобы не воевать. Он сам-то инженер, но для таких, как мы, тут единственная работа - это разнорабочий, подай да принеси. Но все лучше, чем на фронте: сначала сказали на месяц мобилизуют, потом полгода, в итоге кто попал из пацанов в том году, до сих в армии».<span>&nbsp;</span></p><p>Несмотря на конфликт на юго-востоке страны, который одни называют интервенцией соседней страны, а другие гражданской войной, Сергей себя предателем не чувствует, хотя и признается, что оставшиеся дома друзья его так обзывали.</p><p>«Да, ренегатом, конечно, меня называли, - говорит Сергей. - Вот с соседом состоялся нелицеприятный разговор, когда он увидел в профайле в соцсети мое фото с Красной площади. Другой вот пишет, что когда меня призовут в ополчение ДНР, то просит по ним не стрелять, но вообще-то я туда и не собирался». Сергей никогда не интересовался политикой, хотя и признает, что ему не нравятся националисты всех мастей. Он говорит, что не собирается возвращаться в ближайшее время в Николаев. Все родственники тоже оттуда уехали, однако мать Сергея недавно ездила домой.</p><p>«Вернулась, сказала, что поменялась риторика местного телевидения, - делится услышанным Сергей. - Раньше все против России говорили, а сейчас еще критикуют новую власть - в стране кризис, дефолт, пенсии не платят. А еще уволилась учительница-соседка, отказалась подписывать бумагу, что будет воспитывать настоящий национальный дух у школьников, так ее загнобили. В общем, я не скучаю пока по такой Украине».<span>&nbsp;</span></p><h2>«Ночью как раз нашу сторону города обстреливали»</h2><p>Кажется, что прокуратура ищет свидетелей только в Москве. Живущих в других городах беженцев никто не опрашивал. </p><p>Как, например, 34-летнюю Татьяну Сухинову из смешанной русско-украинской семьи. Она переехала в небольшой поселок Лукново в 300 километрах к востоку от Москвы. Сама родом из Амвросиевки, города на полпути между российской границей и Донецком, столицы непризнанной республики.<span>&nbsp;</span></p><p>С 15 июня 2014 года город подвергался неоднократному артобстрелу. «Я в этом момент была у матери на даче, а ночью как раз нашу сторону города обстреливали, - вспоминает беженка. </p><p>- По всему городу сидели укры с автоматам [украинские военнослужащие]. Идёшь и не знаешь — дойдёшь, попадешь домой или нет. Все люди в страхе и с молитвами о том, чтоб не попало в их дом и остаться живым».</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_left caption-small'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_small/wysiwyg_imageupload/554750/Suhinova3.jpg" alt="" title="" width="160" height="213" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-small imagecache imagecache-article_small" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Татьяна Сухинова с дочерью. </span></span></span></p><p>После того, как снаряд попал в дом Татьяны, она решилась на эвакуацию. «Я четко помню момент перехода через границу. Тогда очень много людей ее хотело успеть пересечь, кто на автобусе, кто на машине. Люди, в том числе и мы, ехали даже не зная куда, - рассказывает беженка. </p><p>- Когда пересекала границу, то на душе была боль - куда я еду и что будет дальше, что я смогу дать детям, как будем жить дальше. Ну а на глазах постоянно слёзы, хоть я старалась и не плакать. Радости вообще никакой!»<span>&nbsp;</span></p><p>Месяц спустя Татьяна приехала в Москву, где представители миграционной службы потребовали заполнить кучу циркуляров и самостоятельно договориться о школе для малолетней дочки Снежаны и сына Валентина.</p><p>«Спасибо добрым людям, которые впустили детей в бытовку, чтоб не спали на улице, и я смогла определиться», - вспоминает Сухинова.</p><h2>«Люди обвиняют нас в том, что именно из-за нас в России кризис»</h2><p>После гуманитарной катастрофы на Донбассе, когда тысячи людей двинулись в центральные области Украины либо в соседние регионы России, появилось множество волонтерских инициатив помощи беженцам. Немалая часть подобных проектов связана с поддержкой непризнанных республик.<span>&nbsp;</span></p><p>Несколько месяцев сбежавшие от войны жили в палаточных лагерях под палящим солнцем, пока добровольцы не смогли подыскать достойные варианты для жилья.</p><p>Сегодня в Ростове, ближайшем крупном городе к границе, Татьяну дожидается 14-летняя дочка София.</p><p>Когда беженцы пересекали границу, то старшую дочь пограничники не пропустили — у нее фамилия отца, от него не было доверенности. Скоро Татьяна Сухинова должна поехать в Ростов за дочкой, затем доехать до границы, чтобы продлить миграционную карту — иначе штраф.<span>&nbsp;</span></p><p>Еще Сухинова должна заехать в родной город, чтобы получить документы из школы о законченных классах — в противном случае старшая дочь останется второй раз в седьмом классе.</p><h2>«Вот и не знаю, если честно, как дальше жить»</h2><p>До сентября Татьяне необходимо получить Разрешение на временное пребывание - нужно пройти медицинское обследование и сдать экзамены по истории России, русскому языку и литературе.<span>&nbsp;</span></p><p>Стоимость обследования — 2700 рублей с каждого члена семьи. Экзамены обойдутся в 7500 рублей — этих денег у семей беженцев нет. «Вот и не знаю, если честно, как дальше жить, - переживает мать-одиночка. - Я не могу найти такие деньги для дальнейшего проживания в России».<span>&nbsp;</span></p><p>В месяц она получает на нынешней работе ткачихой на льняном комбинате 5000 рублей, еще подрабатывает в двух кафе<span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_right caption-small'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_small/wysiwyg_imageupload/554750/Suhinova2_1.jpg" alt="" title="" width="160" height="267" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-small imagecache imagecache-article_small" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Татьяна на работе. Фотография автора.</span></span></span>&nbsp;на федеральной трассе. За работу официанткой, посудомойкой и уборщицей в день она получает 350 рублей.</p><p>На работу устроиться получилось не сразу — с фабрики пластмассовых бутылок ее сократили — в России из-за санкций уже год продолжается кризис, и предприниматели в первую очередь оставляют местных. </p><p>«Мы живём в чужой стране и среди чужих людей, обозленных на нас, и кажется что это просто какой-то страшный сон. Таких как мы в каждом городе тысячи. Хочется просто проснуться и вернуться в прежнюю жизнь. Здесь, конечно, нам не легко, но обратного пути нам тоже нет», - отмечает беженка.</p><p>«Самое тяжёлое, что в моей жизни - так это потерять всё: дом, друзей, родных, - говорит беженка. - И оказаться в чужой стране никому не нужной, кроме своих детей. Здесь в России, где бы я не работала, есть люди, которые обвиняют нас в том, что именно из-за нас в России кризис. А ещё мы понаехали и помогай нам видите ли.<span>&nbsp;</span></p><p>- Даже у детей первое время были в школе конфликты до слёз с одноклассниками, которые слышат, о чём говорят их родители. Некоторые люди смотрят с ненавистью на то, что украинцы понаехали. Они обвиняют меня в том, что из-за нас здесь безработица, что Путин своим людям и своему государству не помогает, а украинцам фурами отправляет гуманитарную помощь, хотя его народ бедствует. Хотя справедливости ради нужно сказать: первое время нам помогли люди с дровами и с оформлением в школу».</p><h2>«Это все фашизм»</h2><p>Многие из беженцев или помогающих им волонтеров отказываются от комментариев — боятся провокаций. </p><p>Например, уехавшая в Россию из Донецка подвергается нападкам с другой стороны: «Как-то давала объявление в интернете. Позвонили под предлогом помочь и попросили адрес. Слово за слова и нас назвали предателями страны и обещали приехать в масках и с оружием, чтобы забрать детей».</p><p>«Это все фашизм, - утверждает Анастасия Быкова. - Фашизм - это и есть сегодняшняя ситуация на Украине». 27-летняя Быкова уехала вместе с детьми из Славянска после его сдачи сепаратистами, сегодня в городе размещается украинская администрация Донецкой области.<span>&nbsp;</span></p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/554750/Bikova (in glasses)_0.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/554750/Bikova (in glasses)_0.jpg" alt="" title="" width="460" height="345" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Анастасия Быкова (в центре). Фотография автора.</span></span></span></p><p>Сегодня она живет в Серпухове, небольшом городе между Москвой и Тулой, вместе с другими беженцами. Несмотря на симпатии к России, ей отказали в официальном статусе беженки, и как следствие она не может найти постоянную работу. Видимо из-за близости к столице сотрудники прокуратуры обратились к девушке.</p><p>«Диалог начался с просьбы рассказать о последних 10 годах моего жизни, вплоть до того во сколько я родила,от кого, почему разошлись, что потеряла и как доехал сюда. Спрашивали даже даты рождения моих бывших мужей — эти два я была как на исповеди два часа, - вспоминает девушка. </p><p>- Ну я и сказала, что ещё в мае поняла, что это настоящая война. Но уезжать мы все-равно были не готовы и не собраны».<span>&nbsp;</span></p><h2>«Скажем так, люди не хотят об этом рассказывать никому»</h2><p>Недавно российский парламент создал патриотический стоп лист. Помимо Фонда Сороса и Национального фонда демократии в него вошли Украинский Всемирный координационный совет (Киев) и Всемирный конгресс украинцев (Торонто). Партнерские организации у конгресса есть в 34 странах.<span>&nbsp;</span></p><p>Это две общемировые координирующие организации, объясняет сопредседатель организации «Украинцы Москвы» Виктор Гиржов. Он говорит, что у его организации с попавшими в стоп-лист лишь партнерские отношения, в рамках которых раз в год представители ездят на собрания.<span>&nbsp;</span></p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/554750/Girjov_0.JPG" alt="" title="" width="460" height="257" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Владимир Гиржов. Фотография автора.</span></span></span></p><p>В свое время были закрыты обе федеральные организации - «Объединение украинцев России» «Федеральная национал-культурная автономия». Общественник утверждает, что «ни цента» не получает из иностранного финансирования, а последний грант был на проведение этнокультурного фестиваля в 2009 году.</p><p>«Надо реально смотреть на вещи, никакие подрывные действия мы не ведем, - говорит со-председатель. - Но вот в библиотеке украинской литературы провели обыски, наложен арест на фонд. Вот Минюст дважды отказал в регистрации и не сомневаемся, что откажут вновь.</p><p>- На Дальнем Востоке уволили руководительницу хора после поездки на Майдан и потребовали ради сохранения ансамбля сказать, что она против событий в Киеве. Лично со мной кураторы никакие не встречались, но людям звонили, приглашали на встречи. Скажем так, люди не хотят об этом рассказывать никому».<span>&nbsp;</span></p><h2>«Чувствуется напряженность в обществе - как перед грозой»<span>&nbsp;</span></h2><p>Все залегли на дно, почти никаких акций не проводится, говорят общественники — многие активисты украинских организаций уехали из регионов, например из Татарстана и Екатеринбурга. </p><p>«Действительно затихли те, кто заявлял открыто свою позицию, - признает Гиржов. - При том, что мы и так не ведем политическую деятельность, которая могла подорвать независимость РФ. Мы ведь все граждане России, которые просто идентифицируют себя как украинцы, говорящие дома на родном языке и соблюдающие традиции».</p><p>Он утверждают, что пока власти не требуют от местных украинцев продемонстрировать лояльность - чиновники лишь озабочены тем, чтобы не было противостояния. Гиржов — нередкий гость на российских государственных телеканалах. Именно благодаря московскому украинцу на теледебатах становится возможна дискуссия — чаще всего гости выступают с одинаковой позицией.<span>&nbsp;</span></p><p>«Чувствуется, что на бытовом уровне обострилось отношение. Чувствуется напряженность в обществе, как перед грозой, - делится впечатлениями общественник. - Люди, которые раньше не высказывались против украинцев, сейчас резко негативны настроены.</p><p>- Они рады, что Крым взяли и надо чуть ли не всю Украину было забирать. Такие настроения встречаются даже среди моих дальних родственников. Только представьте, народы, которые столетиями жили и воевали совместно, теперь в конфронтации. Война в Донбассе, Крым разделили российское общество.</p><p>- Эта пропасть, которую не перепрыгнешь - теперь нужно мосты строить. Но при этом кажется, что накал по поиску врагов среди украинцев снизился. Если сравнивать с периодом аннексии Крыма, то все-таки сейчас люди как-то подустали от этого».</p><fieldset class="fieldgroup group-sideboxs"><legend>Sideboxes</legend><div class="field field-related-stories"> <div class="field-label">Related stories:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/valery-pavlukevich/samara-ripples-from-ukrainian-storm-refugees-national-liberation-movement">Samara: ripples from the Ukrainian storm </a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/vyacheslav-kozlov/how-russia-is-coping-with-its-ukrainian-refugees-rostov-UNHCR">How Russia is coping with its Ukrainian refugees</a> </div> </div> </div> </fieldset> <div class="field field-rights"> <div class="field-label">Rights:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 4.0 </div> </div> </div> oD Russia oD Russia Дмитрий Окрест oDR Русский Ukraine Russia Politics NGOs Human rights Conflict Wed, 29 Jul 2015 09:20:11 +0000 Дмитрий Окрест 94849 at https://www.opendemocracy.net Дмитрий Окрест https://www.opendemocracy.net/content/%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B9-%D0%BE%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82 <div class="field field-au-term"> <div class="field-label">Author:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> Дмитрий Окрест </div> </div> </div> <p>Дмитрий Окрест - корреспондент <a href="http://www.rbc.ru">РБК</a>, автор книг «Она развалилась. Повседневная история СССР и России в 1985—1999 гг» и «Жизнь без государства: революция в Курдистане».</p><div class="field field-rights"> <div class="field-label">Article license:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 3.0 </div> </div> </div> Дмитрий Окрест Tue, 03 Mar 2015 15:25:42 +0000 Дмитрий Окрест 90990 at https://www.opendemocracy.net Тревожное будущее крымских татар https://www.opendemocracy.net/od-russia/%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B9-%D0%BE%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82/%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D0%B6%D0%BD%D0%BE%D0%B5-%D0%B1%D1%83%D0%B4%D1%83%D1%89%D0%B5%D0%B5-%D0%BA%D1%80%D1%8B%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85-%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%B0%D1%80 <div class="field field-summary"> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <p><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/u550419/Taniec%20tatarski%20%28Tatar%27s%20Dance%29.%20Juliusz%20Kossak%20painting%20-%20Wikipedia.jpg" alt="Taniec tatarski (Tatar&#039;s Dance). Juliusz Kossak painting - Wikipedia.jpg" hspace="5" width="160" align="right" /></p><p>Сообщения о запугивании, похищениях и уголовных делах в отношении Крымских татар продолжают поступать с полуострова. Будущее этой этнической группы находится под большим вопросом. <a href="https://www.opendemocracy.net/od-russia/dmitry-okrest/uncertain-future-of-crimean-tatars" target="_blank">in English</a></p> </div> </div> </div> <p>«Сейчас в Крыму положение такое: есть хорошая нация, а есть черномазые – их нужно вылавливать!» – подытоживает год Крыма в составе России Заир Смедля, глава избирательной комиссии Курултая,&nbsp;<span>занимающийся защитой крымских татар, которых обвиняют в массовых беспорядках во время аннексии Крыма. У тюркских народов Курултай — это традиционный представительный орган, который созывается не реже, чем раз в 2,5 года. В промежутках решение парламента, в котором сейчас действует десяток партий, выполняет Меджлис. Этот орган избирает Курултай из числа своих делегатов. В отличие от Киева, Москва не признает Меджлис, зарегистрированный не по российским законам.</span></p><p>Присоединение Крыма Россией вообще воспринимается крымскими татарами как откат в прошлое. В 1989 году татары получили право вернуться на свои земли после того, как по приказу Сталина в 1944 году их депортировали в Среднюю Азию. Несмотря на относительную автономию и право на собственность, полученные после 1991 года, сегодня эти свободы выглядят довольно призрачными. Похищения людей, запугивание и уголовные дела против активистов стали обычным делом на полуострове.</p><h2>Балансируя на грани</h2><p>По словам Смедли, ситуация сейчас находится в подвешенном состоянии. «Недавно соседи сказали: «Зачем дом строишь? Все равно опять вывезут!». С подобным мы сталкивались, когда возвращались из Узбекистана. Но наши дети не знали такого отношения. Теперь людям говорят: «Нет хлеба, потому что татарин не пошел на референдум!»<span>.</span></p><p><span><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/555493/smerdlya.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/smerdlya.jpg" alt="" title="" width="460" height="306" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Заир Смедля на митинге против воссоеднения Крыма с Россией. (с) Дмитрий Орест.</span></span></span></span></p><p>На голове Смедля – феска, в руках он сжимает Конституцию РФ и туго набитый документами чемодан. Защита татар, обвиняемых в массовых беспорядках, требует особенно хорошего знания российской судебной системы и уголовного кодекса. В то время как крымские татары заняли проукраинские позиции, вспоминая либерализацию постсоветского периода своей истории, другие жители Крыма, поддерживающие Россию, придерживаются противоположной точки зрения.</p><p>8 февраля 2015 года арестован участник февральских событий на Майдане — его подозревают в нападении на сотрудников крымского «Беркута». В тот же день арестован уже третий участник митинга 26 февраля 2014 года в Симферополе. Это был разгар «Русской весны», когда проукраинские и пророссийские демонстранты стояли у здания парламента, пытаясь решить исход событий в свою пользу. Двое человек скончались в давке, и год спустя жители Симферополя из числа русских вспоминают этот день с содроганием: «Я просила знакомого татарина проводить до дома. Спрашиваю на полном серьезе: «Как далеко зайдет?», а он в ответ: «Не парься, тебя резать не будем, просто изнасилуем», — говорит попросившая не называть ее фамилии Светлана, которая после исповеди приятеля прекратила многолетнее общение.</p><p> Демонстрации крымских татар вызвали среди многих горожан из среды русских и армян чувства опасения: большая часть опрошенных с тревогой вспоминают те дни и называют Владимира Путина миротворцем.</p><h2>Страх России</h2><p>Тотальную мобилизацию крымские татары объясняют страхом перед приходом России, которая в 1944 году уже депортировала большую часть народа. Согласно официальной истории СССР после отхода советских войск в начале войны крымские татары массово дезертировали из армейских частей, а гражданские лица, наоборот, вышли с цветами на встречу немецкому командованию.</p><p>После изгнания немцев по обвинению в коллаборационизме 190 тыс крымских татар отправили в товарных вагонах в Центральную Азию. Такая же судьба ждала и 40 тыс живших на полуострове болгар, греков и армян. Аналогичная участь постигла попавших в немецкий плен русских солдат и ряд кавказских народов – ингушей, карачаевцев, чеченцев, балкарцев.</p><p>Смедля утверждает, что все документы по крымско-татарскому народу пишут дилетанты, в качестве примера приводя формулировку из закона: «Вот юристы пишут «народы Крыма» и начинают перечислять. Выходит, что права коренного народа пытаются смазать на уровне национальных меньшинств, но армяне проживают в Армении, болгары в Болгарии. И у русских есть собственное корневое ядро — это Россия. На полуострове же только три коренных народа — караимы, крымчаки и крымские татары. Нас называют меньшинством, но это произошло силами империи — двумя волнами переселения и последующей депортацией. Процесс начала Екатерина II, завершил Сталин». Недавно Заир растоптал портрет Сталина на одном из коммунистическим пикетов — вождя народа не смогла спасти от расправы даже полиция.</p><p>Караимы и крымчаки – это тюркоязычные народы, первые исповедуют неталмудический иудаизм, вторые — его традиционную форму. В двухмиллионном Крыму их, согласно переписи, чуть больше тысячи человек. Население Крымского ханства до его падения в 18 веке составляло семь миллионов, затем Санкт-Петербург стал активно колонизировать полуостров. Сейчас после почти полного возвращения крымских татар из Средней Азии их насчитывается около 300 тыс. «Мы на грани исчезновения, какой механизм защиты?! Исключительно собственная государственность! — повышая голос, говорит Заир. — Здесь не было межнациональных конфликтов — хан финансировал монастырь. Вариант же какой—либо федерации народов означает размазывание проблемы!»</p><p class="pullquote-right">«Какой механизм защиты? Исключительно собственная государственность!» – Заир Смедля.</p><p>После встречи его ждет очередное судебное заседание по делу об офисе Меджлиса, который подвергся выселению. Кроме того, недавно его вызвали в ФСБ – уже по «делу 3 мая». В тот день Мустафа Джемилев, 22 года возглавлявший Меджлис, пытался проникнуть в Крым, который ему запретили посещать российские власти.</p><p>В районе города Армянска, на границе между Украиной и Крымом, двум тысячам крымских татар, вышедших встречать лидера, перегородил дорогу ОМОН — началась потасовка. Позднее несколько человек, в том числе брат главы ЦИК, были задержаны. Отпустили их после встречи Путина и турецкого президента Эрдогана – говорят, что по просьбе последнего. Впрочем, на этот раз допрос в ФСБ не состоялся. Согласно новому закону крымско-татарский является одним из трех официальных языков, и Заир потребовал допрос на родном для него языке. В спецслужбах не нашлось переводчика – делопроизводство по-прежнему осуществляется только на русском.</p><h2>Похищение… и встреча на высшем уровне</h2><p>Одноэтажное село Сары-Су возродилось недавно, когда после репатриации сюда стали пребывать крымские татары. Поселок с единственной улицей, где не горят фонари, почти примыкает к городу Белогорску. В 1944 году крымско-татарское Карасубаза сменилось на нейтральное название — в честь белоснежной скалы по соседству. До изгнания преобладающим населением города были крымские татары. Сейчас они составляют треть горожан. 54-летний Абдурешит Джеппаров, одетый в поношенный свитер, встречает нас недалеко от мечети, с которой призыв муэдзина к намазу слышен издалека.</p><p><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none 0'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/555493/tatar street1.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/555493/tatar street1.jpg" alt="" title="" width="460" height="307" class="imagecache wysiwyg_imageupload 0 imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Татарское село. (c) Дмитрий Окрест.</span></span></span></p><p><span>«Когда пропал сын и племянник, то я так же сидел с гостем за столом, пили чай. Они пошли проведать родственника, а тут резко затормозила машина с фальшивыми номерами, затолкали их и увезли, — рассказывает Джеппаров. – Мы побежали мигом в полицию, для местных органов это тоже было впервые. Пропавшие были, но похищенных — нет». С момента присоединения Крыма уже исчезло 18 человек, которых трудно отнести к какой-то определенной категории. Все они были разного возраста, разного социального происхождения, одни практикующие, как говорят в этой среде, совершали намаз по пять раз на дню, другие — совсем нет.</span></p><p>Джеппаров до сих пор уверен, что Ислям – его младший сын — еще жив. Про Абдуллу, старшего, уже не уверен — он учился в Турции, затем пропал. Недоброжелатели без упоминания источников утверждают, что он отправился в Сирию воевать на стороне джихадистов и подорвался на мине – сам Абдурешит все отрицает.</p><p>После пропажи Исляма пошла информация по социальным сетям — полиция стала сразу интенсивнее работать. В небольшом селе завеяло напряжением, через несколько часов в переулках скопились тысячи людей со всего Крыма. Вокруг солдаты: на крышах засели снайперы, на джипах — пулеметчики. Джеппаров предложил встретиться руководству республики: «Если они не захотят, то мы все равно захотели бы, но уже с другими чувствами». Встреча с главой республики Сергеем Аксеновым прошла с глазу на глаз: «Я ему сразу: люди собрались не только из-за солидарности со мной — скопилось множество вопросов». Они договорились собрать контактную группу по правам человека из юристов и родственников пропавших. Теперь встречаются ежемесячно, дела решаются.</p><p>Благодаря контактной группе репрессированным начали выдавать документы – при прежней власти такое не удавалось. Недавно отозвали штраф с учительницы, у которой нашли экстремистскую литературу. После присоединения полиция стала активно изымать радикальную исламскую литературу, в которой украинская милиция ничего предосудительного не находила. Другой успех Джеппарова и команды — освобождение четверых задержанных по «делу 3 мая». «Мои доводы были просты: идет война между Россией и Украиной, идет на всех уровнях — военных и пропагандистских, и вот зачем Россия дает повод лишний раз проиграть», — говорит Джеппаров. — «Аксенов тогда задумался — он долгое время не соглашался, тогда я сказал: «Обезоружьте своих оппонентов на Днепре — освободите ребят».</p><p>Сидящий по-турецки за небольшим столиком в частном доме с печным отоплением Джеппаров уверен, что похищение родственников — месть за его активность. Когда в 1989 году крымские татары стали в массовом порядке переселяться на полуостров, и цены на недвижимость взлетели вверх, именно Абдурешит Джеппаров предложил идти на радикальные меры — начался одновременный процесс самозахвата колхозных полей по всему Крыму. С тех пор он активный участник крымско-татарского сообщества.</p><p>«Аресты, кражи людей нас провоцировали на действие, хотели вызвать резонанс, подогреть эмоции. Крымско-татарское сообщество это поняло и решило ни в коем случае резко не отвечать — это вопрос нашей общей физической безопасности, — говорит правозащитник. — Но каждый раз всё к этому идет — я по малейшему поводу езжу гасить искры недовольства, чтобы не допустить стихийности».</p><p>Может ли здесь сработать тот же сценарий, что федералы используют на Кавказе? Джеппаров говорит, что не видит параллелей: «Это можно, извините, и с Африкой сравнивать. Мы и Кавказ — совершено разные вообще, у нас другой менталитет». Он утверждает, что у крымских татар нет понятия кровной мести, когда человек, не дождавшись возвращения родственников, продает последнее, покупает автомат и уходит в горы.</p><p>«Но при желании прямо сейчас можно организовать повстанческое движение или мобилизацию, но совсем не нужно. Можно и волну поднять, как в старое время, но сейчас отстранился Меджлис», — замечает Джеппаров. Его слова подтверждает Ренат (имя изменено), студент местного вуза, работающей в сфере культуры: «Когда весной запахло жареным, пацаны с утроенной силой стали тренироваться на единоборствах, отрабатывали драки стенка на стенку, ножи сразу начали при себе носить». Сам Ренат давно живет в городе, и тема межнациональных отношений кажется ему устаревшей.</p><p>«Вот когда Меджлис вернется из состояния самоустранения? Меджлис уже давно стал нулем, просто это сейчас особенно отчетливо проявилось, — спокойным голосом критикует крымско-татарский истеблишмент Джеппаров. — Он, видимо, был рассчитан на мирное время и не успел перековаться. При желании Меджлис мог бы управлять отовсюду — интернет есть везде, но управлять некому и нечем. Сегодня лидер Мустафа Джемилев за пределами Крыма, но и раньше он нечасто здесь был — больше в Киеве по кабинетам, он оторвался от народа. А председателем Меджлиса Рефат Чубаров похоже договорился с российскими властями: «Я уеду, а вы и не пускайте!»».</p><p class="pullquote-right"> «Я уеду, а вы и не пускайте!»</p><h2>Другая стратегия</h2><p>«Хотя Меджлис не всесилен, но он заинтересован в мире, а вот насколько заинтересована Москва — большой вопрос, мы сигнал такой не получали», — говорит Смедля. Смедля уверен, что сегодня много специалистов используют волнения, а авторство провокаций стоит искать среди спецслужб.</p><p>«Ни Меджлис, ни муфтиат не призывали к разгрому христианских кладбищ, когда разбивали могилы наших предков. На стихийных сходах мы утверждали, что это сделали безбожники, и покойники с другого кладбище невиновны». Клюнет ли горячая молодежь, видя терпение Меджлиса на более смелые призывы?</p><p>«Достаточно одеть колпак на парня с Кавказа, — Заир берет в руки свой головной убор в руки, — и крикнуть «Аллах акбар! Режь русских!». Но пока, чтобы клюнули на радикальные призывы, нужно еще покипеть котлу».</p><p>Смедля полагает, что такие действия будут использованы для зачистки территории от крымских татар. Он не исключает и северокавказский сценарий, когда при терактах у смертников остаются на руках чистые паспорта. «Везде одинаковый почерк, что во Франции, что в России – режиссеры и исполнители одни и те же, — утверждает Смедля. – Когда в Париже убили журналистов, то умные люди не стали бы повторять карикатуру и плодить провокации для дальнейшей эскалации. За все нужно отвечать, везде общество накалено — мы видим в Донецке, как два народы ходили в одну церковь, а теперь друг друга режут — кто знает, что дальше будет».</p><p>Джеппаров более прагматичен. «Наивно было рассуждать, что Россия пойдет навстречу конкретно нам, чтобы нас порадовать — кому она идет навстречу? Кто мы такие, чтобы она так поступила? Но если Россия считает себя преемником СССР, то было бы неплохо рассчитаться за депортацию. Если компенсирует все утерянное, вернут то, что принадлежало роду, то обыватель согласится на многие вещи».</p><p>Он вспоминает Декларацию ООН о правах коренных народов, в соответствие с которой такие народы среди прочего имеют право на самоопределение, приводя в пример национальные республики в России, где главенствующие посты в управлении почти всегда занимают представители титульной нации, сколько бы их ни было в процентном отношении. «И при Советском Союзе так было: первое лицо республики — из титульной нации, а заместитель — русский. Вот в Украине сейчас нет ни одного этнического украинца. Все руководство ближневосточного прохождения – еще неизвестно кто больше угнетен, — говорит активист. — Вот и в Крыму сейчас официальными объявлены три языка, но зачем украинский? Как украинцы себя проявили? Мы тут боремся, а они где?»</p><p class="pullquote-right">«Если мы используем десятую часть от декларации, мы будем жить, как в Катаре».</p><p>По окончании разговора Джеппаров делает интересное замечание. «Если мы используем десятую часть от декларации, то этого будет достаточно — мы будем жить, как в Катаре. И пусть в Крыму нас немного. В 1967 году, когда на полуострове опять появились крымские татары — молодые двадцатилетние пацаны, то нас было несколько тысяч, но у многих в семьях по четверо-пятеро детей. В 1987 уже 11 тыс, через два года — 30 тыс. Казалось время небольшое, но нас пребывает. Идет исламизации, демография такова, что мы растем — вот у брата — пятая, у соседа четвертая на руках. Дай Аллах, не последняя. Уверен, что при нашей жизни увидим преобладание. С нами легко будет русским, сытно. Мы уедем — и русские за нами, так было, когда мы двинули с мест депортаций. Никакой дискриминации не будет — где мусульмане, там уютно».</p><p><em>Standfirst image: 'Tatar's Dance', Juliusz Kossak. Image by Adelchi via Wikipedia.</em></p><fieldset class="fieldgroup group-sideboxs"><legend>Sideboxes</legend><div class="field field-related-stories"> <div class="field-label">Related stories:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/%D0%B7%D0%B1%D0%B8%D0%B3%D0%BD%D0%B5%D0%B2-%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9/%D1%87%D0%B5%D0%B9-%D0%BA%D1%80%D1%8B%D0%BC">Чей Крым?</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B3-%D0%BA%D0%B0%D1%88%D0%B8%D0%BD/%D1%81%D0%B5%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%82%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D0%B7%D0%B0-%D0%BD%D0%B5%D1%81%D0%B5%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%82%D0%BD%D1%83%D1%8E-%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8E">Секретные медали за несекретную операцию</a> </div> </div> </div> </fieldset> <div class="field field-rights"> <div class="field-label">Rights:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 3.0 </div> </div> </div> oD Russia oD Russia Дмитрий Окрест Ukraine Russia Conflict Fri, 27 Feb 2015 11:14:28 +0000 Дмитрий Окрест 90989 at https://www.opendemocracy.net