Анна Родионова https://www.opendemocracy.net/taxonomy/term/25697/all cached version 24/04/2018 03:17:24 en Дело Мисюриной: ошибка врачебная или судебная https://www.opendemocracy.net/od-russia/anna-rodionova/delo-misurinoi <div class="field field-summary"> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <p>Как и почему российское врачебное сообщество объединилось в борьбе против Следственного комитета.</p> </div> </div> </div> <p dir="ltr"><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none_left caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/564053/6-1.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/564053/6-1.jpg" alt="" title="" width="460" height="307" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Елена Мисюрина. Источник: misyrina-help.ru</span></span></span>Два года лишения свободы – приговор, вынесенный московскому гематологу Елене Мисюриной, небывалым образом всколыхнул медицинское сообщество. Российские врачи, несогласные с решением суда, проявили такую солидарность, что общественная кампания в ее поддержку дошла, в буквальном смысле, до самого верха: высказаться по этому делу вынуждены были и вице-премьер правительства, и пресс-секретарь президента. Но повлияет ли это резонансное дело на работу российского следствия — вопрос открытый.</p><h2 dir="ltr">Процедура "со злым умыслом"</h2><p dir="ltr">Обвинительный приговор гематологу Елена Мисюриной был вынесен 22 января 2018 года. А началась эта история в 2013 году: тогда Мисюрина работала в частной клинике "Генотехнология", куда июльским утром обратился Александр Бобков, которому требовалось выполнить трепанобиопсию (метод диагностики гемобластозов, заключающийся во взятии кусочков костного мозга и костной ткани для гистологического исследования).</p><p dir="ltr">У 55-летнего мужчины на тот момент имелись три серьезных заболевания: рак предстательной железы, несахарный диабет и миелофиброз с переходом в стадию острого лейкоза. Через час после процедуры пациент покинул клинику и отправился на работу. Вечером того же дня он поступил в клинику крупной медицинской сети<a href="https://medsi.ru"> "Медси"</a> с диагнозом "острый аппендицит". У мужчины были выявлены признаки внутреннего кровотечения, он был прооперирован, но через три дня скончался.</p><p class="mag-quote-center" dir="ltr">О смерти пациента Мисюрина узнала только спустя год, когда на ее имя пришел запрос из Следственного комитета</p><p dir="ltr">О смерти пациента Мисюрина узнала только спустя год, когда на ее имя пришел запрос из Следственного комитета. Еще через год – в январе 2015 года – против нее возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 109 УК РФ. Затем, когда срок давности истек, статью переквалифицировали на более "суровую" — ч. 2 ст. 238 УК РФ "выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности".</p><p dir="ltr">С 2015 года врач находилась под подпиской о невыезде. А 22 января 2018 года суд приговорил ее к двум годам лишения свободы в колонии общего режима, Мисюрину отправили в СИЗО прямо из здания суда. Судья счел, что пациент погиб, поскольку гематолог провела процедуру трепанобиопсии ненадлежащим образом, повредив кровеносные сосуды. Родственники погибшего также потребовали 17 млн рублей в качестве компенсации морального вреда. Предъявлен ли аналогичный иск к компании "Медси", которая проводила операции, неизвестно: в сети клиник не знакомы с материалами дела. Пресс-служба компании также<a href="https://vademec.ru/news/2018/01/25/v-medsi-ne-znakomy-s-vyvodami-sme-po-delu-eleny-misyurinoy/"> пояснила</a>, что у них "нет и не может быть позиции по существу уголовного дела”.</p><h2 dir="ltr">Большая битва</h2><p dir="ltr">Как только врачи узнали от коллег и мужа Мисюриной о вынесении приговора, в социальных сетях развернулась кампания в поддержку врача. Медики акцентировали внимание на двух основных пунктах: весьма спорных, по их мнению, основаниях для установления причинно-следственной связи между проведением трепанобиопсии и смертью пациента, а также неоправданно жестком приговоре — уголовный срок за возможную ятрогению (ухудшение физического состояния, не намеренно спровоцированное медицинским вмешательством).</p><p dir="ltr">Эта реакция вполне ожидаема: Мисюрина признанный профессиональным сообществом специалист. С 2014 года она возглавляет гематологическую службу в московской городской больнице №52, в которой создала отделение трансплантации костного мозга. Всего в структуре московского департамента здравоохранения с учетом городской больницы №52 два таких отделения. Первых пациентов для проведения этих высокотехнологичных операций в больнице планировалось принять в марте текущего года.</p><p dir="ltr">Врачи начали заменять свои фотографии в фейсбуке на портрет осужденного гематолога и ставили хэштег #яеленамисюрина, создали<a href="https://www.facebook.com/groups/145775779551971/?multi_permalinks=154963671966515&amp;notif_id=1518398410992659&amp;notif_t=group_highlights&amp;ref=notif"> группу</a> в ее поддержку, в которой числятся почти 4500 человек и запустили аналогичный<a href="http://misyrina-help.ru/"> сайт</a>. На сайте change.org объединение медиков "Лига защиты врачей" разместила<a href="https://www.change.org/p/%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%83-%D1%80%D1%84-%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B8%D1%82%D0%B5-%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B4%D1%83-%D0%B2%D1%80%D0%B0%D1%87%D1%83"> петицию</a> с требованием пересмотра уголовного дела, которую подписали почти 86 тысяч человек. Врачи и пациенты с гемобластозами или онкозаболеваниями также начали активный сбор подписей и передали их в Администрацию президента, Верховный суд, Генпрокуратуру.</p><p dir="ltr"><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none_left caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/564053/27459718_1609368149143799_7820828079010058884_n.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/564053/27459718_1609368149143799_7820828079010058884_n.jpg" alt="" title="" width="460" height="345" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Источник: В поддержку Елены Мисюриной / Facebook.</span></span></span>Защита Мисюриной подала апелляционную жалобу на решение суда первой инстанции и ходатайство об изменении меры пресечения — адвокаты просили выпустить гематолога из СИЗО до вынесения окончательного приговора. А спустя неделю за врача<a href="http://mosgorzdrav.ru/ru-RU/news/default/card/1701.html"> заступился</a> департамент здравоохранения. В этот же день, выступая на клинико-анатомической конференции перед врачами, вице-мэр Москвы по социальным вопросам Леонид Печатников<a href="https://vademec.ru/news/2018/01/29/meriya-moskvy-predostavila-elene-misyurinoy-advokatov-/"> заявил</a>, что "по-видимому, произошла чудовищная ошибка" и пообещал предоставить гематологу "самых лучших адвокатов". 29 января "крайнюю озабоченность" делом врача в<a href="https://twitter.com/MosSobyanin/status/957936078463426560"> Twitter</a> выразил и мэр Сергей Собянин, отметив, что "такие дела должны рассматриваться максимально корректно и объективно".</p><p dir="ltr">Гематолога публично<a href="https://vademec.ru/news/2018/01/29/vrachebnoe-soobshchestvo-podderzhalo-elenu-misyurinu-/"> поддержали</a> главврачи московских больниц, Национальное гематологическое общество<a href="https://npngo.ru/meropriyatiya/srochno"> отправило</a> обращение к Президенту Владимиру Путину, в Госдуму и Общественную палату, члены Президентского совета по правам человека (СПЧ)<a href="http://president-sovet.ru/presscenter/news/read/4400/"> выступили</a> за пересмотр приговора, к кампании<a href="https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5a6f20029a79478519220519?from=newsfeed"> подключились</a> депутаты Госдумы и сенаторы. На эту тему высказались министр здравоохранения Вероника Скворцова, вице-премьер Ольга Голодец и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков,<a href="https://ria.ru/society/20180131/1513681895.html"> попросивший</a> чиновников не нагнетать ситуацию.</p><p dir="ltr">В понедельник, 5 февраля, Мосгорсуд удовлетворил ходатайство защиты об изменении меры пресечения: спустя две недели Мисюрину выпустили из СИЗО под подписку о невыезде.</p><p dir="ltr">"Со следующей недели я планирую выйти на работу. Надеюсь, через 2-3 недели нам все же удастся открыть отделение трансплантации костного мозга – мы должны запустить вентиляцию и оформить окончательно лицензию", — рассказала oDR на следующий день после освобождения Мисюрина и поблагодарила всех за поддержку. Когда состоится апелляционное заседание суда по самому приговору, неизвестно: врач отметила, что "прогнозы дают разные — от двух недель до шести месяцев".</p><p dir="ltr">Тем временем <a href="https://www.kommersant.ru/doc/3546790">опубликованные</a> 12 февраля выдержки из мотивировочной части решения суда проливают свет на ранее неизвестные подробности. Так, процедура биопсии, по мнению Черемушкинского суда, была проведена Мисюриной "с нарушением методики, тактики и техники". Однако претензии есть и к "Медси": в заключении экспертизы есть ряд замечаний к процедуре вскрытия, а также указано, что "правильно установленный диагноз при поступлении пациента в стационар и своевременное оперативное вмешательство могли предотвратить летальный исход". </p><h2 dir="ltr">Повод возбудиться</h2><p dir="ltr">Вне зависимости от того, каким будет окончательный приговор, дело против Мисюриной не осталось незамеченным и заставило врачебное сообщество задуматься о правовой базе и практике уголовного преследования медиков в случае смерти пациентов. Юристы и врачи, с которыми беседовал корреспондент oDR, связывают этот процесс с так называемой "ятрогенной кампанией": осенью прошлого года глава следственного комитета (СК) Александр Бастрыкин<a href="http://sledcom.ru/press/events/item/1168957/"> предложил</a> ввести в Уголовный кодекс специальную норму, предусматривающую ответственность за врачебные ошибки и ненадлежащее оказание медицинской помощи. Кроме этого, Бастрыкин поручил ведомству принять меры, направленные на повышение качества расследования таких дел.</p><p dir="ltr">С этого момента количество уголовных дел, связанных с оказанием медпомощи, действительно выросло. По данным СК, в 2017 году было рассмотрено 6050 заявлений, по которым следователи возбудили 1791 уголовное дело. В сентябре 2016 года Бастрыкин<a href="http://sledcom.ru/press/events/item/1069831/"> упоминал</a>, что за первое полугодие того же года в следственные органы поступило 2516 сообщений о врачебных ошибках и ненадлежащем оказании медпомощи - тогда было возбуждено 419 уголовных дел.</p><p dir="ltr"><span class='wysiwyg_imageupload image imgupl_floating_none_left caption-xlarge'><a href="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/wysiwyg_imageupload_lightbox_preset/wysiwyg_imageupload/564053/BastrykinAlI.jpg" rel="lightbox[wysiwyg_imageupload_inline]" title=""><img src="//cdn.opendemocracy.net/files/imagecache/article_xlarge/wysiwyg_imageupload/564053/BastrykinAlI.jpg" alt="" title="" width="460" height="307" class="imagecache wysiwyg_imageupload caption-xlarge imagecache imagecache-article_xlarge" style="" /></a> <span class='image_meta'><span class='image_title'>Александр Бастрыкин. Фото CC BY 4.0: Wiki Commons.</span></span></span>"Дело Елены Мисюриной является составной частью общего тренда повышения интереса правоохранительных органов к медицинским работникам, который устойчиво наблюдается на протяжении последних трех-пяти лет, — поясняет oDR управляющий партнер адвокатской группы<a href="https://onegingroup.ru"> "Онегин"</a> Ольга Зиновьева. - Дело очень наглядно демонстрирует безграмотное применение к медицинским работникам статьи УК, которая была введена законодателем в текст кодекса совершенно не для такой категории преступлений".</p><p dir="ltr">В большинстве случаев дела против медицинских работников возбуждаются по ст. 109 - причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Но Мисюрину осудили по ст. 238, особенность которой — наличие у подозреваемого прямого умысла на допущенное нарушение. "Иными словами, следствие и гособвинение должно доказать суду, что врач умышленно допускал нарушение каких-либо специальных, вмененных ему нормативным образом правил, — объясняет Зиновьева. — Состав статьи 238 подразумевает то, что врач знает о неких правилах (в данном контексте - выполнения манипуляции), однако умышленно допускает их нарушение, пренебрегая возможным наступлением неблагоприятных последствий и рассчитывая на то, что они не наступят. Разумеется, случаи умышленного нарушения врачом правил есть, но крайне редки".</p><p dir="ltr"><span class="mag-quote-center">Дело Мисюриной вполне типично для современного правоприменения</span></p><p dir="ltr">Адвокат констатирует, что дело Мисюриной вполне типично для современного правоприменения, но в то же время указывает, что точка зрения следствия и обвинения в подобных случаях "разделяется судами не всегда". В качестве примера эксперт приводит кейс из Санкт-Петербурга, где суд не так давно оправдал анестезиолога-реаниматолога, обвиняемого по такому же составу: в 2016 году скорая помощь доставила в роддом №1 пациентку с преэклампсией, для естественных родов врачи были вынуждены сделать эпидуральную анестезию. При ее проведении, как<a href="http://doctorpiter.ru/articles/13442/"> пишет</a> "Доктор Питер", в поясничном пространстве женщины остался кусочек катетера, завязанный узлом. Пациентке пришлось сделать кесарево сечение, а после перевести ее в специализированное нейрохирургическое отделение НИИ скорой помощи им. Джанелидзе и извлекать катетер хирургическим путем. Состояние женщины стабилизировалось через месяц, младенец родился здоровым.</p><p dir="ltr">"В приговоре судья указал на недоказанность умысла врача на само нарушение процедуры и на необходимость наличия именно такого умысла для правильной квалификации деяния", - отмечает Зиновьева. При этом адвокат не разделяет возмущения врачей по поводу применения 238 статьи в целом и напоминает про уголовное дело, возбужденное из-за смерти балетмейстера Мариинского театра в стоматологическом кресле.</p><p dir="ltr">В 2016 году балетмейстер Сергей Вихарев обратился в клинику доктора Лившица в Петербурге по поводу имплантации зубов. Ему ввели анестетик для общего наркоза, после чего его самочувствие резко ухудшилось, а спустя 30 минут реанимационных мероприятий мужчина скончался. СК и Роспотребнадзор в результате проверки выявили, что клиника не имела лицензии на анестезиологию и реаниматологию. Поэтому заключила договор на оказание соответствующих услуг с ООО "Центр интегративной медицины – ИнАлМед" в собственных помещениях, но у последней не было лицензии на оказание этих услуг на выезде.</p><p dir="ltr">Клинику оштрафовали на 200 тысяч рублей, в ноябре 2017 года СК возбудил уголовное дело по ст. 238. "То есть медицинская организация, не имея лицензии на применение общего наркоза и не имея технической возможности оказания реанимации при осложнениях общей анестезии, тем не менее, умышленно оказывала медицинские услуги подобного рода, рассчитывая, что неблагоприятные последствия не наступят. И в данном случае квалификация деяния по ст. 238 УК РФ является абсолютно верной, - отмечает Зиновьева. - Поэтому не уголовный кодекс плох, а лица, его безграмотно толкующие и применяющие".</p><h2 dir="ltr">Игры в справедливость</h2><p dir="ltr">Доцент кафедры судебной медицины и медицинского права МГМСУ им. И. А. Евдокимова Иван Печерей отмечает, что столь широкий резонанс дело Мисюриной получило по совокупности причин. "Во-первых, реальный срок, в то время как большинство приговоров врачей условны. Вина доктора, исходя из доступных материалов, не доказана, - отмечал он на онлайн-конференции<a href="http://pravo-med.ru/"> портала</a> Право-мед. - Второе — страх врачей за свое будущее: они понимают, что никак не защищены при осуществлении своей профессиональной деятельности и будут нести уголовную ответственность за возможные медицинские ошибки – ситуацию, в общем говоря, типичную для оказания медпомощи. Все ошибаются. Еще один момент - это, как велось следствие: оно шло пять лет, изначальная статья была заменена на более тяжелую. И на мой взгляд, с единственной целью – чтобы доктор получила реальный срок". По мнению Печерея, дело Мисюриной может быть переквалифицировано на ст.109, а приговор смягчен – реальный срок заменен условным.</p><p dir="ltr">Управляющий <a href="https://www.medpravo.pro">"Центром медицинского права"</a> Алексей Панов настроен более пессимистично: "Есть интерес СК – борьба с ятрогенными преступлениями. Да, дело приобрело колоссальный резонанс, прокуратура заявила, что выводы судебно-медицинских экспертиз противоречат друг другу, а собранные доказательства не позволяют сделать однозначный вывод о доказанности вины врача. Но этот "плач Ярославны" может не помочь, если существует стратегическая поддержка со стороны высокопоставленных руководителей по, скажем так, мотивированию врачей на надлежащее оказание медпомощи, - пояснил oDR Панов. - Мне представляется, что обвинительный приговор будет, но с уменьшением срока. Политические игры бывают выше здравого смысла".</p><p dir="ltr">Эксперт обращает внимание еще на несколько деталей: "Не думаю, что подобный всплеск мог произойти в Омске или Ярославле, только в столице. Не исключено, что были затронуты какие-то интересы, из-за которых обратили внимание на медицинское сообщество – возможно, связанные с оказанием платных медицинских услуг, а возможно, связанные с деятельностью СК. Политики подхватили эту историю, потому что в марте выборы, а врачи бюджетных учреждений – это электорат".</p><p dir="ltr">&nbsp;</p><fieldset class="fieldgroup group-sideboxs"><legend>Sideboxes</legend><div class="field field-related-stories"> <div class="field-label">Related stories:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/tatyana-dvornikova/zaschischat-nevinovnyx-slozhnee-vsego">&quot;Защищать невиновных сложнее всего&quot;</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/anna-yarovaya/yury-dmitriev">Чтобы оказаться в тюрьме, большого мужества не надо</a> </div> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/anastasia-platonova/sindrom-otmeny">Синдром отмены: жестко, больно, страшно</a> </div> <div class="field-item even"> <a href="/od-russia/anna-rocheva/odnobokii-neoliberalizm-meditsina-ne-dla-vsex">Однобокий неолиберализм: медицина не для всех</a> </div> <div class="field-item odd"> <a href="/od-russia/kseniya-babich/lekarstvennyi-predel">Лекарственный предел</a> </div> </div> </div> </fieldset> <div class="field field-rights"> <div class="field-label">Rights:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> CC by NC 4.0 </div> </div> </div> oD Russia Анна Родионова oDR Русский Fri, 16 Feb 2018 11:37:21 +0000 Анна Родионова 116169 at https://www.opendemocracy.net Анна Родионова https://www.opendemocracy.net/node/116170 <div class="field field-au-term"> <div class="field-label">Author:&nbsp;</div> <div class="field-items"> <div class="field-item odd"> Анна Родионова </div> </div> </div> <p>Анна Родионова – редактор спецпроектов журнала Vademecum.</p> Анна Родионова Thu, 15 Feb 2018 21:57:07 +0000 Анна Родионова 116170 at https://www.opendemocracy.net