Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Город не для жителей: ташкентцев лишают жилья, чтобы сделать столицу более привлекательной

Пока неизвестно, привлечет ли Tashkent City туристов и бизнесменов, но права горожан уже систематически нарушаются. English

Дизайн проекта “Tashkent City”. Источник: Tashkent City.Строительство многофункционального делового центра (МДЦ) Tashkent City – большой проект, направленный на благоустройство центрального района столицы Узбекистана и создание соответствующих условий для населения и гостей столицы. По крайней мере, так об этом заявляет официальный сайт проекта.

Проект Tashkent City захватил центральный участок столицы между улицами Алишера Навои, Алмазар, Ислама Каримова и Фурката. Ранее здесь располагался жилой массив (махалли Укча и Алмазар), который подвергся сносу, а его жителей расселили по разным районам города.

Строительство грандиозного комплекса на этом месте было запланировано еще в 2006 году. Хокимиаты (местные администрации) Ташкента и Шайхантаурского района столицы решили отдать землю совместному узбекско-корейскому предприятию Jisong Korea Industrial под строительство комплекса "Новый Город" с начальной стоимостью проекта $470 млн. Первый президент Узбекистана Ислам Каримов поддержал инициативу проекта и утвердил его в рамках двустороннего сотрудничества с Кореей.

Однако реализация проекта была приостановлена. В ноябре 2016 года инициатором возобновления строительства Tashkent City на месте жилого массива выступил тогда еще исполняющий обязанности президента Узбекистана Шавкат Мирзиеев с целью заявить о себе мировому сообществу. О важности проекта говорит и то, что бывший директор государственного унитарного предприятия Tashkent City Джахонгир Артыкходжаев стал хокимом (мэром) Ташкента.

При реализации грандиозного проекта представители власти нарушают законы и ущемляют права обычных граждан

Согласно открытым данным, стоимость МДЦ оценивается в 1,3 миллиарда долларов, у проекта есть инвесторы, установлены сроки строительства. К 2021 году на территории будут возведены бизнес-центры, гостиницы, торговые и развлекательные комплексы, конгресс-холл, многоэтажные жилые дома, а также парки, пешеходные зоны и даже искусственное озеро.

Однако при реализации грандиозного проекта представители власти нарушают законы и ущемляют права обычных граждан.

Выселенные из собственных домов

В декабре 2017 года в Ташкенте началось массовое выселение жильцов из махалли "Укча-Алмазар" в связи со строительными работами. Бывших жителей махалли буквально вытряхнули из собственных домов, пообещав взамен обеспечить новым жильем на окраине города или приобрести жилье на вторичном рынке. 

Жители района рассказали gazeta.uz, что представители местных органов власти не раз приходили и говорили о предстоящем сносе. В декабре 2017 информационное агентство "Фергана" сообщило о жалобах жителей махаллей Укчи и Алмазар. Администрация Шайхантаурского района во главе с хакимом Баходиром Гаибназаровым потребовала от жителей нескольких домов съехать в течение десяти дней срок ввиду предстоящего сноса.

Обескураженные жители задали вопрос о том, куда им следует переехать, на что получили ответ: "Идите, куда хотите". При невыполнении требования жителей пообещали насильно выселить с помощью местных органов власти. Сейчас территория двух махаллей полностью очищена от жилых домов и там ведутся строительные работы.

Обескураженные жители задали вопрос о том, куда им следует переехать, на что получили ответ: "Идите, куда хотите"

Один из бывших жителей снесенной махалли, 26-летний Назим Сидорчук (имя изменено), поделился своей историей переезда. Назим начал с небольшой предыстории: в последние лет 15 к ним часто приходили представители хокимиата и предупреждали: "Мы вас будем сносить в этом году. Мы нашли инвестора и площадку". Жителей обещали переселить в соседние новостройки по улице Навои.

 ''Продавать дома нам не разрешали, поскольку наша махалля находилась в "красной зоне" (дома, предназначенные под снос – прим. автора). Когда я родился, мой отец через взятку с трудом прописал меня и мать в этот дом. Это было 27 лет назад'' – рассказывает Назим.

Реклама Tashkent City.По словам собеседника, зимой 2017 года, в декабре, представители хокимиата уведомили жителей о том, что на месте двух махаллей будет строиться комплекс Tashkent City. Отец Назима не подписал соглашение о сносе дома, но позже его подпись, в документе появилась "сама по себе". Предоставляемые взамен старых домов квартиры в новостройках располагаются в Шумиловском городке и на УзБУМе (в 7-8 км от строящегося Tashkent City).

''Я ездил смотреть эти дома во время их строительства. Они строились на скорую руку – это доверия у меня не вызывало. Обычные скворечники, кирпич-панель. Нам говорили: 'Будет евроремонт, паркет, холодильник, кондиционер ''зима-лето''. Подобными сказками ублажали всех, не только нас. Но мы с отцом отказались и попросили вторичное жилье, желательно вблизи зоны сноса, так как это центр города – и далеко переезжать тоже не особо хотелось. Чиновники якобы искали вторичное жилье, но пока не приехали бульдозеры и не начали сносить дома, они даже не шевелились'' – сетует Назим.

Всех согласившихся обделили

Поскольку у Назима за последние пять лет умерли трое прописанных в доме родственников, они остались вдвоем с отцом, и им предложили только две однокомнатные квартиры (по одной квартире на человека) в обмен на три сотки земли и два дома.

''По площади нас сильно обделили. Дома под сносом, и продать их как полноценное жилье с землей нельзя. В марте-апреле оценочные компании предложили мне 60 миллионов сумов ($7350). За оба дома. В законодательстве написано, что можно продать право на земельный участок. В кадастре дома это право за нами зафиксировано, в реестр участка внесено как наша земельная собственность,'' – рассказывает Назим и показывает документ.

Землю продавать нельзя, но право на землю – можно 

Действительно, землю продавать нельзя, но право на землю – можно. В законе написано: при сносе дома нужно ''выплачивать рыночную стоимость сносимого жилого дома/квартиры, иных строений, сооружений и насаждений, а также право на земельный участок в полном объеме'', чего Назим с отцом и пытались добиться.

Сидорчуки интересовались стоимостью земельного участка и двух домов. Риелторы назвали им цену не менее 60 тысяч долларов. Когда в округе снесли почти все дома и начали поджимать сроки, семье Сидорчуков было предложено пожить на съемной квартире. По словам Назима, им предлагали 150 долларов на человека в месяц на время сноса дома и поиска подходящей квартиры на вторичном рынке. Не приняв условия Сидорчуков, власти их начали вытравливать насильно.

Снос здания Сидорчука. Источник: Назим Сидорчук.''В наш адрес даже начали лететь угрозы со стороны хокимиата, так как мы ''препятствуем развитию центра Tashkent City''. А мы просто не хотели въезжать в новостройки, от которых отказались в самом начале. Позже я общался с бывшими соседями, которые уже переехали в бюджетные новостройки. Они жаловались, что никакого евроремонта нет: легкая отделка и электрические котлы. У всех так. Всех обделили с жильем. 374 семьи – более двух тысяч человек'' – сетует Назим. 

Незаконные действия властей и переезд

По словам Назима, в середине апреля хоким Шайхантаурского района на собрании с жителями сказал, что ему дома не нужны, пусть люди разбирают их самостоятельно, и распродают, как хотят. То есть хоким, вопреки статье 27 Жилищного кодекса РУз, отказался возмещать рыночную стоимость сносимого дома. А если дом скоро снесут – его, естественно, никто не купит. Можно только на кирпичи распродать – в три-четыре раза дешевле.

В конечном итоге был собран комитет из пяти человек – районного судьи, городского судьи, районного хокима и двух юристов. Как только семья Сидорчуков заявила о желании вселиться во вторичное жилье – квартиры тут же нашлись. 

''Негласная выделяемая государством сумма на квартиры не превышала двадцать тысяч долларов – это нам агент, искавший квартиру, полушепотом сказал. А наш земельный участок стоил от 60 до 80 тысяч. Этот факт, кажется, не хотели учитывать. Сказали только: ''Вас двое? Вам предложат квартиры на вторичном рынке, выбирайте любую и заселяйтесь''. По поводу реального бюджета, выделенного государством, тактично умолчали. Это порождает определенные сомнения в законности их действий'', – говорит Назим. 

Что такое 20 тысяч долларов? Это однокомнатные квартиры с низкими условиями для жилья, либо с более-менее приличным ремонтом, но на задворках города (в 10-15 км от центральных районов столицы) с почти отсутствующей инфраструктурой.

Возвращаясь, мы увидели, что крышу нашего старого дома уже разбирают

''24 мая мы с отцом пошли подписывать гарантийное письмо о том, что мы съезжаем, и что нам предоставят квартиры. Возвращаясь, мы увидели, что крышу нашего старого дома уже разбирают. Нам дали сутки с момента подписания гарантийного письма. За полгода, начиная с декабря, нельзя было по-человечески найти жилье, варианты предложить… Нет, мы воевали, чтобы нам дали хотя бы сутки на перевозку вещей, потому что нам было сказано: ''вечером приедут бульдозеры и начнут сносить дом, вас здесь не должно быть''.

Назим Сидорчук подытожил, что представители власти до последнего пытались избежать решения вопроса о компенсации жилья, ссылаясь на отсутствие бюджета. А ломать – как известно – не строить, и не платить.

Кто оплачивает банкет?

Площадь строящегося делового центра Tashkent City разбита на 8 частей-лотов. Каждый лот представляет собой отдельный участок со своими сроками завершения работ, инвесторами и компаниями-застройщиками. Концепцию проекта, разработанную британской архитектурной компанией ARUP, выбрал Шавкат Мирзиеев. Инвесторами Tashkent City выступают компании из Германии, Южной Кореи и Великобритании, такие, как Hyper Partners GmbH, ООО Bomi Engineering & Construction и Corso Solutions LP, а также узбекистанские компании ООО Lotus Gaz Investment (бренд Real House), ООО Universal Packing Masters (Murad Buildings), Akfa Dream World и другие.

По данным открытых источников известно, что строительство небоскреба в лоте №4 оценено в не менее 150 миллионов долларов, а высокотехнологичное здание в лоте №6 предварительно оценено в более 50 миллионов долларов. По инвестированию остальных лотов открытой информации нет. Это умышленное сокрытие данных, или дирекция Tashkent City еще не успела опросить своих инвесторов?

Это умышленное сокрытие данных, или дирекция Tashkent City еще не успела опросить своих инвесторов?

Эксперт и научный сотрудник Школы Восточных и Африканских исследований Университета Лондона Алишер Ильхамов провел собственное расследование на тему строительства МДЦ Tashkent City и также упрекнул официальный сайт в непрозрачности. Ильхамов призывает дирекцию МДЦ раскрыть информацию и о генеральных подрядчиках, поскольку допускает задействование теневых схем. А молчание в данном случае – знак согласия.

Жители Ташкента разделились во мнении. Одни говорят, что Tashkent City – правильный и нужный для развивающегося Узбекистана проект, который способствует улучшению центральной части города. Это увеличит туристический поток и, в перспективе, привлечет еще больше инвесторов из-за рубежа. 

"Такие проекты, как Tashkent City, и в том числе проект обновленной Туйтепы (с августа 2017 года “Нурафшон” – город областного подчинения, расположенный в 25-30 км от Ташкента) нужны для создания рекламы стране и нового имиджа, что в последующем повлечет за собой повышение привлекательности нашего края, что будет способствовать привлечению инвестиций. Яркий пример — Дубай. Как только этот механизм заработает, будьте уверены, столичный регион будет в первом ряду по развитию", – сказал Gazeta.uz житель Ташкента Равшан.

Снос жилого здания для освобождения земли для строительства Tashkent City. Фото предоставлено автором. Все права защищены.Другие, напротив, считают полуторамиллиардный проект пустой тратой инвестиций, покуда в стране совершенно не развита инфраструктура – туристы и инвесторы не приезжают только ради красивых офисов и дорогих ресторанов.

"Глупо строить деловой центр Tashkent City на полтора миллиарда долларов, когда инфраструктура в стране в ужасном состоянии. В Узбекистане с переменой власти практически ничего не изменилось – такая же ярмарка тщеславия, к сожалению. Ни власть, ни народ не хотят перемен – поэтому и появляются подобные проекты, как Tashkent City," – говорит Фарход Юнусов (имя изменено), житель Ташкента.

Алишер Мифтаходжаев (имя изменено), архитектор из столицы, поделился мыслями по поводу строительства нового комплекса: "Tashkent City в архитектурном плане представляет собой, возможно, новое лицо города, с обновленным видом и стилем жизни. Этот проект предназначен больше для того, чтобы показать, что Ташкент развивается, обновляется, не отстает в техническом плане от стран первого мира, и направлен на привлечение инвестиций из-за рубежа. Но, как по мне, если вкладываешь солидные инвестиции, ожидаешь солидного дохода. А если завышать цену, покупатель не придет. Средняя зарплата в стране – 150 долларов, немногие смогут позволить себе купить квартиру в этом районе".

"Глупо строить деловой центр Tashkent City на полтора миллиарда долларов, когда инфраструктура в стране в ужасном состоянии"

Узбекистан издавна привлекает туристов древней архитектурой, прекрасными природными пейзажами и уникальной кухней, однако, сталкиваясь с некоторыми проблемами, туристы зачастую выражают недовольство. Один из жителей Франции посетовал, что в свой последний визит в Узбекистан с трудом нашел не дорогостоящую гостиницу в Ташкенте. Вторая проблема – временная прописка. Регистрация не нужна, только если срок пребывания в течение месяца в каждом конкретном населенном пункте Узбекистана не превышает трех суток, а средняя стоимость проживания в гостиницах – 30 долларов за сутки, что существенно бьет по карману.

Туристы активно пользуются интернет-приложениями для поиска недорогих общепитов и ночлегов. Единственная точка с бесплатным доступом к Wi-Fi расположена на улице Сайилгох – так называемый "Бродвей" – но скорость интернета оставляет желать лучшего.

Так нужно ли сосредотачивать весь потенциал в одном проекте, если в столице хромает инфраструктура, практически отсутствуют биотуалеты и пандусы? Или Tashkent City – пыль в глаза зарубежным инвесторам? 

Вид сверху. Источник: Tashkent City.Независимые журналисты, пытаясь показать ситуацию вокруг расселения жильцов с территории будущего Tashkent City, подвергались преследованиям со стороны правоохранительных органов. Назим рассказал, что в начале мая периметр застройки был оцеплен милиционерами, у каждого прохожего проверяли удостоверения личности и содержимое сумок. Как оказалось, эти меры были приняты для поимки журналиста, который проник на территорию двух ныне снесенных махаллей. Органы власти не хотели предавать информацию огласке.

В конце декабря 2017 года, попытавшись поговорить с жителями и сфотографировать процесс сноса зданий, узбекистанский независимый журналист Сид Янышев был задержан правоохранительными органами за "агитацию населения непонятно к чему". В действительности журналист, по его словам, всего лишь выполнял свой журналистский долг, а попытка осветить происходящее обернулась шестичасовым арестом. Единственным условием для освобождения стало удаление фотографий и записей разговоров с диктофон, поскольку журналист "не имел на это права", а понятие "независимый журналист", по мнению задержавших, и вовсе в Узбекистане отсутствует.

Препятствие работе независимых журналистов, которые не нуждаются в советах вышестоящих органов, какие события можно освещать, и как правильно это делать – это правонарушение. К сожалению, два года – недостаточный срок для ликвидации пережитков каримовского режима.

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.