Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Москва оставила Татарстан без языка

Удар по татарскому языку — не единственный, что был нанесен республике Москвой за последний год. English, Татарча

Учебник татарского языка, Ноябрь 2017 г. Фото (c): Максим Богодвид / РИА Новости. Все права защищены.29 ноября 2017 года государственный совет Республики Татарстан одобрил вариант учебного плана, спущенный Москвой, в соответствии с которым татарский язык может изучаться в школах лишь с добровольного согласия родителей учеников — и не более двух часов в неделю. Как в республике на протяжении четверти века в обязательном порядке детей обучали татарскому языку, и почему в 2017 году одному из главных атрибутов суверенитета пришел конец?

Уникальный договор

Татарский язык является вторым по распространенности и по количеству говорящих национальным языком в Российской Федерации. Так, по состоянию на 2010 год около 4,3 миллиона человек в стране говорили на татарском языке (в СССР в соответствии с переписью 1989 года — 5,1 миллиона).

В конце 1980-х годов благодаря демократизации общества и курсу на децентрализацию языки народов России получили «второе дыхание». Заявление Бориса Ельцина «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить», прозвучавшее в Казани, было воспринято местной национальной элитой как «зеленый свет» для развития татарского языка.

В 1992 году - в соответствии с принятым республиканским парламентом законом - татарский язык, наряду с русским, стал государственным языком Татарстана. Этот статус был закреплен и в Конституции региона. Политические амбиции руководства республики резко возросли после заключения с РФ уникального договора «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий».

В образовательной сфере это сказалось на увеличении обязательных часов татарского языка в школах. Я прекрасно помню, как в 1990-е годы учеников нашего класса в зависимости от уровня знания языка делили на «татарскую» и «русскую» группы. Но даже для самих татар, коим являюсь и я, обучение татарскому языку давалось нелегко — приходилось выполнять домашние задания не столько с родителями, которые знали, в основном, разговорный татарский, сколько с бабушками и дедушками. Дело в том, что авторами учебников являлись специалисты, окончившие национальные школы и в совершенстве владевшие языком. О методике преподавания татарского языка представителям других национальностей никто во властных верхах, кажется, вовсе не задумывался.

Большое недовольство родителей учеников вызывало то, что за счет увеличения уроков татарского сокращалось количество часов, отведенных на изучение русского языка и литературы

Кроме того, большое недовольство мам и пап учеников вызывало то, что за счет увеличения уроков татарского сокращалось количество часов, отведенных на изучение русского языка и литературы. Из 35 уроков в неделю (больше не положено по стандартам) 6 приходилось именно на татарский. Немногочисленные (надо это признать) официальные жалобы родителей учеников республиканские власти оставляли без внимания, а федеральному центру, видимо, было не до того.

Таким образом, на протяжении четверти века особый статус татарского языка в школах оставался непоколебимым: сначала во многом благодаря авторитету первого президента Татарстана Минтимера Шаймиева, потом — действующему, пусть и номинально, договору между РФ и республикой. Но факт есть факт — за 25 лет республиканские власти так и не удосужились реформировать систему обучения татарскому языку в школах, хотя и декларировали такие намерения. Обучение татарскому языку являлось не правом, а обязанностью каждого школьника.

Казанско-московский разговорник

Результаты социологического исследования, проведенного среди татарстанской молодежи в 2015 году, показали, что большинство хочет владеть английским (83%). Второе место занимал русский (62%) и лишь на третьей строчке расположился татарский (38%). Молодые люди указывали на отсутствие стимула при изучении татарского языка, поскольку владение им не помогало найти хорошую работу и не сулило никаких преференций.

Москва отказалась продлевать договор с Татарстаном, превратив его, по сути, в обычный субъект Федерации

В 2017 году Татарстан лишился остатков былого суверенитета. Москва отказалась продлевать договор с Татарстаном, превратив его, по сути, в обычный субъект Федерации. А в июле на заседании Совета по межнациональным отношениям в республике Марий Эл президент страны Владимир Путин заявил о недопустимости сокращения часов преподавания русского языка в национальных республиках. «Заставлять человека учить язык, который для него родным не является, также недопустимо, как и снижать уровень и время преподавания русского. Обращаю на это внимание», — подчеркнул глава государства.

По итогам форума Путин поручил Генеральной прокуратуре РФ провести проверку «соблюдения в регионах положений законодательства, касающихся права граждан на добровольное изучение родного языка» и представить отчет до 30 ноября 2017 года.

Республиканские чиновники тут же отрапортовали, что проблем с татарским в регионе нет и быть не может. «У нас есть Конституция Татарстана, у нас два государственных языка — русский и татарский. Они в одинаковом количестве в школах, мы действуем в форме федерального стандарта, — констатировал министр образования и науки республики Энгель Фаттахов. — У нас никаких нарушений нет, все наши действия согласованы в министерстве образования РФ».

Куль-Шариф, главная мечеть в столице Республики Татарсктан, на територии казанского кремля. Фото CC BY-NC 2.0: Владимир Варфоломеев / Flickr. Некоторые права защищены.

С этим утверждением были не согласны родители учеников, которые стали в буквальном смысле самоорганизовываться — вступать в тематические сообщества в соцсетях, обмениваться документами, проводить круглые столы и публичные акции. Остановить поток жалоб в федеральные органы власти, счет которых пошел на тысячи, уже было нереально. В свою очередь, встрепенулись и татарские националисты, которые потребовали от руководства республики спасти татарский язык.

В сентябре министерство образования и науки Татарстана, обосновывая обязательность татарского языка в школах, уже ссылалось на святая святых — Конституцию РФ. По мнению чиновников, в соответствии с Основным законом республики, входящие в состав России, могут самостоятельно устанавливать национальные языки для своего региона. В ведомстве добавили, что с 1 января 2018 года объемы изучения русского языка будут доведены до объемов, рекомендуемых министерством образования и науки РФ.

Через месяц в Казань прибыла комиссия Генеральной прокуратуры РФ, которая, по данным осведомленных источников, раскритиковала медлительность татарстанских прокуроров и потребовала скорейших результатов. В незавидной роли оказался прокурор республики Илдус Нафиков, которого считают ставленником местных властей. Весной он же утверждал, что нарушений в законе об образовании, противоречащих федеральному законодательству, в Татарстане нет!

Как и его предшественник Кафиль Амиров, вынужденный в начале 2000-х годов под давлением Центра привести республиканские законы в соответствие с федеральным законодательством, Нафиков также засучил рукава, чтобы исполнить указания Москвы по языковому вопросу.

Плакат в защиту языков РФ. Источник: Мин татарча сөйләшәм - Татар телен саклыйк / Facebook. Некоторые права защищены.

Через несколько дней в ежегодном послании парламенту президент Татарстана Рустам Минниханов признал неэффективной систему преподавания татарского языка в образовательных учреждениях, однако ни словом не обмолвился о сокращении часов, отведенных на изучение татарского.

В этот период с санкции Казанского Кремля проводились заседания «ручного» Всемирного конгресса татар и Ассамблеи народов Татарстана. По указанию министерства образования и науки республики директора и педагоги школ экстренно проводили родительские собрания и в принудительном порядке собирали с пап и мам учеников подписи в поддержку татарского языка.

В ноябрьские праздники поздним вечером Минобрнауки республики направило руководителям школ «методические рекомендации с примерными вариантами учебных планов». Любой из них предусматривал обязательное изучение татарского в качестве государственного языка республики. Прокуратура признала «ночные» рекомендации Минобрнауки незаконными и инициировала проверку в отношении должностных лиц министерства.

У республиканских чиновников оставался лишь один вариант — договориться напрямую с министром образования и науки России Ольгой Васильевой. В течение нескольких недель глава Минобрнауки Татарстана регулярно вылетал в Москву в надежде достичь компромиссного варианта — два часа обязательного татарского в неделю. Депутаты Государственного совета Татарстана дважды переносили обсуждение языкового вопроса, потому что сообщить какую-либо позитивную новость татароязычному населению они не могли.

Пора прощаться

Точка над «i» была поставлена 29 ноября 2017 года. На заседании Госсовета прокурор Татарстана Илдус Нафиков впервые за эти напряженные месяцы публично выступил по резонансной проблеме. Он пояснил, что его подчиненные провели сплошную проверку всех 1412 образовательных организаций и выявили 3,5 тысячи нарушений закона. По словам Нафикова, министерство образования России разработало вариант учебного плана, согласно которому с согласия родителей татарский язык может изучаться в школах в пределах до двух часов в неделю. Парламент беспрекословно одобрил этот вариант, а министр образования Татарстана Энгель Фаттахов покинул свой пост.

В Татарстане подобный исход событий расценили как проигрыш республиканских властей. «Это не компромисс, а полное поражение татарского языка, если хотите, татарской нации, — сказала общественница из татарского национального движения Фаузия Байрамова. «Нам важно добиться, чтобы те, для кого татарский является родным, знали язык, а те, для кого не является, выходили из школы, умея объясниться на бытовом уровне, — прокомментировал ситуацию депутат Госдумы от Татарстана Ильдар Гильмутдинов.

Главная же цель «спецоперации» Центра — лакомые куски республиканской собственности

3 декабря полномочный представитель президента РФ в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич заявил, что «проблема родилась не вчера, она накапливалась многие годы». Тем не менее, заметим, четверть века Центр молча лицезрел нарушение прав граждан в регионе и не предпринимал ровным счетом ничего.

Удар по татарскому языку — не единственный, что был нанесен республике Москвой за последний год. Как нам представляется, одна из задач «федералов» — зайти в Татарстан на фоне недовольства населения руководством региона. Банковский кризис (история с крахом «Татфондбанка), повторение скандала с пытками в полиции (теперь на слуху не только казанский отдел полиции «Дальний» с бутылкой шампанского, но и Нижнекамск с суицидом 22-летнего парня) и т.д. - «косяки» местных чиновников и правоохранителей использовались с максимальной (в том числе медийной) эффективностью.

Главная же цель «спецоперации» Центра — лакомые куски республиканской собственности (например, «Татнефть»). С нашей точки зрения, попытки ослабить Татарстан, а конкретно - региональную элиту, будут продолжаться и дальше.

А пока - на носу президентские выборы. Глава Татарстана Рустам Минниханов уже призвал «забыть про все обиды и показать единение нашей нации, оказать поддержку будущему нашему президенту». Речь, разумеется, про Владимира Путина.


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.