Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Криминальное богохульство в России

Что общего между фильмом "Матильда", группой Pussy Riot, борцом Саидом Османовым, оперой "Тангейзер", магистром магии вуду, металлистами из Cannibal Corpse и блогерами из Брянска, Екатеринбурга, Калуги, Саратова? Все они задели чувства верующих. English

Здание киноконцертного театра "Космос" в Екатеринбурге, пострадавшее в результате пожара 4 сентября. (с) Павел Лисицын / РИА Новости.4 сентября 39-летний Денис Мурашов протаранил на УАЗике, груженном газовыми баллонами, екатеринбургский кинотеатр "Космос". Здание воспламенилось, но не успело выгореть полностью. Так уроженец небольшого города Ирбит в Свердловской области, православный верующий, выразил протест против выхода в прокат художественного фильма "Матильда" – картины Алексея Учителя о последнем русском царе, причисленном церковью к лику святых. В социальных сетях его окрестили киношахидом, проводя параллели с методами исламских террористов.

За несколько дней до нападения на кинотеатр неизвестные закидали "коктейлями Молотова" студию Учителя в Санкт-Петербурге. А еще спустя неделю в Москве рядом с офисом Константина Добрынина, адвоката режиссера, сожгли две машины, разбросав рядом листовки "Гореть за Матильду".

Так историческая мелодрама об отношениях молодого Николая II и балерины Матильды Кшесинской успела задеть религиозные чувства верующих, еще не выйдя на экраны.

На режиссера, якобы порочащего образ последнего российского императора, первой обратила внимание Наталья Поклонская, бывший крымский прокурор, а ныне депутат Госдумы от "Единой России". Она неоднократно обращалась в Генпрокуратуру с просьбой проверить финансирование и сценарий картины, заказывала экспертизу по трехминутному трейлеру и даже подала в суд на киностудию Учителя по доверенности от вдовы племянника Николая II.

Эксперты, привлеченные Поклонской, сделали вывод, что можно оскорбить верующих, проявив неуважение не только к материальным артефактам и святыням. Это можно сделать, оскорбив лиц, "в отношении которых верующие выражают религиозное почитание и авторитет которых неотделимо связан с авторитетом религиозной организации в целом (например, ныне живущие отдельные священнослужители или религиозно почитаемые ранее жившие лица)".

Депутат Госдумы от "Единой России" Наталья Поклонская. Фото: Wiki. Некоторые права защищены. (CC BY 4.0)Николай II был канонизирован РПЦ за то, что принял мученическую смерть. Мученичество, по представлению православных христиан, смывает грехи прошлого, поэтому изображение молодого царя и его личной жизни не должно бросать тень на образ страстотерпца Николая II.

Однако ни экспертиза, заказанная Поклонской, ни ее обращения в прокуратуру не помогли – прокатной лицензии фильм никто лишать не стал. Противники мелодрамы решили действовать более радикально.

Попытка сорвать показ фильма о Николае II – это не единичный случай, когда верующие активисты выступают против художественного произведения

В январе в российские кинотеатры стали поступать письма с требованием отказаться от показа. Отправители – официально незарегистрированная организация "Христианское государство – Святая Русь" – обещала, что, если "Матильда" выйдет, "кинотеатры будут гореть, может даже пострадают люди". А спустя полгода со стороны православных активистов начались первые акции прямого действия.

Когда фильм вышел на экраны, в десятках городов России прошла волна эвакуаций. На телефоны торговых центров, вокзалов, аэропортов поступали анонимные звонки с сообщениями о заложенных в зданиях взрывных устройствах. Александр Калинин, лидер "Христианского государства", ранее судимый за убийство, разбой и подделку документов, связал эти звонки с сопротивлением оскорбленных верующих. Но следственный комитет заявил, за этим стоит ИГИЛ. Спустя две недели Калинин все же был арестован - против него завели уголовное дело по ст. 179 УК РФ (принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения).

Но попытка сорвать показ фильма о Николае II – это не единичный случай, когда верующие активисты выступают против художественного произведения, в котором используются образы, связанные с церковью. Это тенденция последних лет.

В чужой монастырь со своим молебном

"Закон о защите чувств верующих" (статья 148 УК) явился в уголовный кодекс РФ по горячим следам скандального "панк-молебна" Pussy Riot в Храме Христа Спасителя. Три участницы группы были осуждены за хулиганство. Суд увидел в акции "грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу" к тому же "совершенное группой лиц по предварительному сговору" (статья 213 часть 2). Но многие сразу оценили панк-молебен как нечто более страшное: с подачи власти самые консервативные деятели РПЦ и представители истеблишмента, журналисты официозных СМИ в один голос заговорили о "кощунстве", "богохульстве" и "святотатстве". Юридического смысла в этих страшных старорежимных словах было не больше, чем в заклинаниях колдунов с далеких островов. Россия все еще de jure светское государство.

Панк-молитва Pussy Riot "Богородица, Путина прогони" прозвучала на фоне бурных событий 2011-2012 годов: движение за честные выборы, массовые акции протеста на Сахаровской и Болотной площади, "Оккупай-Абай".

Pussy Riot. Фото: Игорь Мухин/Wiki. Некоторые права защищены. (CC BY-SA 3.0)Путину было чем крыть, из колоды власти посыпались травля оппозиционеров в СМИ, Болотное дело, увеличение штрафов за нарушения порядка проведения публичных акций. Ставки повысились и в делах о защите идеологических союзников режима.

Прежде (согласно редакции 1996 года) по статье 148 Уголовного Кодекса можно было получить штраф, исправительные работы, арест до 3 месяцев. В новой, вышедшей в июне 2013 года редакции 148 статьи УК РФ, штрафы  увеличились многократно, появилась угроза получения реальных тюремных сроков (до 1 года). Теперь в законе говорилось не просто о воспрепятствовании религиозным обрядам, а об оскорблении чувств верующих. Зато вовсе не прибавилось конкретики — за что именно можно сесть в тюрьму, как именно и чем можно оскорбить религиозные чувства?  

Руководитель информационно-аналитического центра "СОВА" Александр Верховский комментирует ужесточение наказания по 148 статье: "Такие законы принимаются по двум причинам: идеологический сдвиг в сторону "традиционных ценностей" и инерция принятия репрессивных норм.

Власть вряд ли вообще интересуется чьими-то чувствами, эта тема - часть идеологии "традиционных ценностей". Эта идеология порождает репрессии, а репрессии поддерживают идеологизацию".

Такие законы принимаются по двум причинам: идеологический сдвиг в сторону "традиционных ценностей" и инерция принятия репрессивных норм.

С Верховским соглашается и адвокат правозащитного центра АГОРА Андрей Сабинин: "Честно говоря, я не вижу особого трепетного отношения властей к защите чувств верующих. Просто запущен правоохранительный механизм, который не может не реагировать на определенные вызовы, неважно, что они  по сути бывают абсурдны. Не говоря уже о том, что никак не тянут на уголовное преследование. А механизм запустил российский президент, который в 2013 году заявил о необходимости такой защиты. В ответ пул федеральных депутатов радостно отрапортовал соответствующим законопроектом. И, разумеется, важна активная "помощь" в этом вопросе РПЦ после дела Pussy Riot".

Статья в уголовном кодексе, по мнению Сабинина, избыточна, и было бы достаточно административно-правовой реакции в виде штрафа за неприличные формы поведения в отношении религиозных святынь и атрибутов, но никак не гипотетических чувств. Если квалифицировать определенные поступки в рамках уголовного закона, то статей УК о хулиганстве и вандализме было достаточно. "Если же это высказывания или реализация художественных замыслов, то они никак не могут влечь за собой уголовно-правовую реакцию", - считает адвокат.

"Во благо всех живых существ"

Для большинства россиян буддизм — едва ли не синоним созерцательного спокойствия, стойкости духа. Для республики Калмыкия буддизм — традиционная религия этнического большинства. В апреле 2016 года молодой  дагестанский спортсмен Саид Османов приехал вместе с  командой борцов на соревнования по вольной борьбе в столицу Калмыкии Элисту, зашел в буддийский храм, помочился и продемонстрировал на статуе Будды ударную технику ногами.

Видеозапись инцидента друзья борца умудрились выложить в Интернет. Толпа разгневанных калмыков грозила учинить самосуд в гостинице, где остановились спортсмены. Степная буддийская Калмыкия соседствует с горным исламским Дагестаном, назревал конфликт регионального масштаба. Руководители обеих республик срочно выпустили совместное заявление, осудив выходку арестованного борца. Уголовное дело завели по 148 статье об оскорблении чувств верующих и по 282 статье (возбуждение ненависти либо вражды). В результате Османов был осужден на 2 года условно с испытательным сроком 1 год. Приговор стал компромиссом между буддистами-калмыками и мусульманами-дагестанцами. Некоторые дагестанские СМИ сообщали о процессе над Османовым в духе "наших бьют".

Саид Османов не единственный, кто вызвал негодование власти надругательством над чужими святынями. Летом 2016 года в селе Старая Малиновка Кировской области двое местных жителей были наказаны принудительными работами за то, что привязали к расположенному в общественном месте поклонному кресту самодельное чучело. Суд учел полное раскаяние обвиняемых.

Антон Симаков. Фото:«ВКонтакте».Особый случай — дело Антона Симакова из Екатеринбурга, который в 2014 году пытался уничтожить президента Украины Петра Порошенко с помощью обрядов магии вуду. Петр Алексеевич на здоровье и обряды вуду не жаловался. Зато в прокуратуру пожаловался скандальный журналист Максим Румянцев, "православный патриот", озабоченный выявлением "врагов России" среди журналистов и оппозиционеров. Румянцев был оскорблен, когда увидел в Интернете, как магистр магии Симаков использовал вместе с жертвенным петухом в обряде вуду ритуальные предметы православной веры. Суд отправил Симакова на принудительное лечение в психиатрическую клинику. Маг уже успел благополучно излечиться, выйти на свободу и стал успешным художником.

Инициатива обычно исходит от особо чувствительных общественников — "казаков" и других "православных активистов"

Помимо надругательства над святынями можно выделить несколько совершенно иных практик применения 148 статьи. Во-первых, некоторых верующих возмущает "неправильное" изображение сакральных объектов, почитаемых фигур в произведениях искусства. К наказанию артистов и даже к возбуждению уголовных дел такое возмущение приводит редко. Но прокурорские проверки или судебная волокита создают авторам массу проблем. Инициатива обычно исходит от особо чувствительных общественников — "казаков" и других "православных активистов".

В 2014 году Тимофей Кулябин в Новосибирском Академическом театре оперы и балета поставил оперу Вагнера "Тангейзер". Спектакль заслужил восторженные отклики зрителей и критиков, а также возмущение местной епархии. В классический сюжет неподобающим образом был введен персонаж Иисус Христос, а всевозможные оскорбительные для зоркого ока епархии действия происходили на фоне лежащего на сцене креста. Следственный комитет закрыл дело за отсутствием состава преступления. Но скандал привел к увольнению директора театра Бориса Мездрича.

Участники митинга "За свободу творчества" на площади имени Ленина в Новосибирске. Фото: Александр Кряжев/Риа Новости. Все права защищены.Тур польских металлистов из группы Behemoth весной того же 2014 года закончился драками с "активистами РПЦ" (больше похожими на ультраправых футбольных фанатов) на входе в клуб в Новосибирске и отменой концертов в городах Дальнего Востока. Жалобы "православных активистов" носили ультимативный характер:  хабаровский губернатор, якобы "будет трусом", если "испугается выступить за Русь и ее устои".

Гастроли американской дед-металл группы Cannibal Corpse осенью 2014 года были сорваны полицией, госнаркоконтролем и массовыми насильственными задержаниями посетителей концертов в Нижнем Новгороде, Уфе и Москве. Спровоцировали рейды активисты "Православного союза", нажаловавшиеся в СК на металлистов -  якобы те пропагандируют "смерть, насилие, половые извращения и людоедство" .

С большим энтузиазмом возбуждаются дела по 148 статье за неуважительное или просто критическое высказывания о вере в Интернете. Осенью 2014 года Виктор Краснов из Ставрополя в пылу интернет дискуссии в социальной сети заявил, что "Боха нет", а "Библия — собрание еврейских сказок". Двое оппонентов Краснова пожаловались в полицию: их оскорбили не только нецензурные выражения, сопровождавшие дискуссию, но и антирелигиозный смысл посланий. Дело дошло до суда, получило широкую огласку,  и стало  первым, встревожившим широкую общественность: "Судят за фразу "бога нет", запрещают атеизм!" Потерпевшие оскорбленные верующие так долго не являлись в суд, что успели превратиться из простых студентов юрфака в сотрудников полиции. А дело Виктора Краснова, так и не признавшего свою вину, был прекращено по истечению сроков давности.

Когда 22-летний видео-блоггер из Екатеринбурга Руслан Соколовский узнал об атаке фундаменталистов на редакцию Charlie Hebdo, он записал ряд сатирических роликов о религии на своем канале в Youtube. Последовали угрозы самому блоггеру, и молодой человек решил сочетать приятное с полезным — излить желчь на головы фундаменталистов и клерикалов, а также оседлать популярную тему религии, приносящую тысячи просмотров, следовательно, доходы от рекламы. Нервы сдали у верующих и следственных органов после публикации видео о ловле покемонов в церкви. Всего в деле фигурировало 9 видеороликов, которые, по мнению прокуратуры преследовали цель оскорбить чувства верующих (ст. 148 УК), разжечь ненависть и вражду к социальной группе "верующие" и унизить их человеческое достоинство (ст. 282 УК - "экстремизм"), а также "шпионская ручка" с веб-камерой, якобы незаконно приобретенная для изготовления роликов.

Сторонники Руслана Соколовского на пикете за его освобождение. Екатеринбург, 6 мая 2017 года. Фото: Иван Абатуров/Wiki. Некоторые права защищены.(CC BY-SA 4.0)Для атеиста, либертарианца и космополита Соколовского Интернет — территория свободы и легкого заработка. А это настораживает и раздражает власть. В своем последнем слове он говорил, что в его деле фактически нет пострадавших, жертв насилия, призыва к насилию, оскорблению и унижению верующих. В его деле, как и в других делах об оскорблении чувств верующих, особую роль играла экспертиза. Текст закона весьма неоднозначен, и в состязании обвинения и защиты вступают эксперты, объясняющие, что именно оскорбляет верующих.

11 мая 2017 года суд признал Соколовского виновным по всем пунктам и приговорил к 3,5 годам условного заключения с испытательным сроком 3 года. Прокуратура требовала те же 3,5 года реального заключения в колонии. Такие "мягкие" приговоры выносятся в России, когда  осудить человека мешает совокупность доказательств невиновности и/или общественное мнение.

В апреле 2017 года героем нового дела по 148 статье мог стать Николай Виткевич — брянский тяжелоатлет, спортивный журналист, блоггер, бизнесмен. Виткевич помимо сайта о силовых видах спорта и единоборствах ведет личный блог, в котором критикует местных бюрократов. В частности летом 2016 года блоггер раскритиковал перекрытие из-за крестного хода улиц города, обвинил мэра Брянска в "демонстративных нарушениях Конституции РФ, связанных с лишением граждан города права свободно перемещаться и нарушением их свободы совести путем насильственного навязывания веры, которой демонстративно придерживаются городские чиновники". Прокуратура проводила лингвистическую экспертизу публикаций Виткевича на наличие оскорбления чувств верующих. А поводом для проверок стали жалобы местного "патриота", бывшего чиновника и активиста НОДа Александра Турыкина. Со стороны власти это уже не первая безуспешная попытка засудить Виткевича.  На счету борца тяжбы с двумя брянскими губернаторами, штраф за драку с прокурором и другие скандалы. Виткевич проводит расследования и критикует власть, а местная администрация отвечает ему взаимностью.  

В России почти каждый, кто проходит по 148 статье, вовлекается в большую политическую игру.

На рассвете 8 апреля 2017 года в Иркутске целую компанию непрошеных гостей из ФСБ, ЦПЭ, СК и СОБРа были вынуждены принимать у себя местные анархисты. Задержания и допросы проводились с применением угроз и насилия, активисты пропадали в неизвестном направлении в дебрях изоляторов. Каково же было удивление иркутских анархов, когда выяснилось, что эта спецоперация была проведена из-за одной единственной фотографии в социальной сети "Вконтакте" — "фак" на фоне церкви. Фотография была сделана и опубликована анархистом Дмитрием Литвиным на своей странице еще 2 года назад. Теперь он не может давать комментарии прессе из-за подписки о неразглашении материалов дела. Валерия Елтаренко, Игорь Мартынюк и София Микитюк оказались свидетелями и все они как один уверены, что возбуждение дела по 148 статье стало лишь поводом провести обыски и изъять компьютеры и фотоаппараты, собрать информацию об активистах и помешать им участвовать в "Совете несогласных", который был запланирован на 9 апреля. 

Дмитрий Литвин. Фото: личная страница «ВКонтакте».Свидетели были допрошены о своей активистской деятельности, но в последнюю очередь об отношении Литвина к религии. Во время обыска в квартире у Елтаренко один из силовиков даже разоткровенничался: "Ну вы же понимаете, что это фото - ваш прокол по безопасности, в основном-то у вас все легально". На первых уже прошедших летом 2017 года заседаниях по делу анархисты настойчиво и безуспешно требовали признать обыски незаконными.

Россия в мировой практике богохульства

Преследования за преступления против чувств верующих — особый феномен права. И появление 148 статьи, и практику ее применения невозможно представить без актуального общественного контекста.

В России почти каждый, кто проходит по 148 статье, вовлекается в большую политическую игру. Даже борец Османов, осквернивший статую Будды, дал новый повод для вражды между двумя народами-соседями. В деле Османова суд признает вину, но выносит максимально мягкий приговор.

Традиционные религии здесь традиционны в полном смысле слова. В России же эти ценности и традиции прививают "сверху", а потерпевшие от оскорблений сутяги-верующие создают особый активизм по защите "традиционных ценностей"

Многоконфессиональный и полиэтничный состав России требует от властей чуткости к медленно тлеющим очагам конфликтов. Одновременно Кремль не может отказаться и от идейного союза с Московским Патриархатом. В деле Соколовского прокурор, произносивший более часа свою обвинительную речь, не забыла указать, как на дискредитирующие блоггера факты, его негативное отношение к России, Путину и конституции.

Неудивительно, что зачастую рука об руку со 148 статьей идет 282 статья - "экстремизм". Помимо желания "оскорбить чувства верующих", следствие ищет в публикациях в интернете желание "вызвать ненависть или вражду, а также унизить человеческое достоинство к группе лиц", объединенной по признаку к определенной конфессии. Александр Верховский считает, что "статья о чувствах верующих не сможет так же широко применяться, как статья об экстремизме: норма гораздо уже, и будет существенно шире применяться только в случае существенной эскалации идеологической компоненты в государственном управлении".

В своем исследовании центр СОВА посвящает европейской юридической практике "борьбы с богохульством" целую главу. Законы, подобные 148 статье УК РФ, есть в кодексах большинства государств. В одних случаях защищается право на свободу совести и религиозное самовыражение, в других наказание предусмотрено за осквернение святынь. И только в некоторых государствах существует перешедшая из глубин веков защита от оскорблений самой персоны бога. В историю же эта практика постепенно и отходит — приговоры по таким статьям встречаются все реже.

Традиционные религии здесь традиционны в полном смысле слова. В России же эти ценности и традиции прививают "сверху", а потерпевшие от оскорблений сутяги-верующие создают особый активизм по защите "традиционных ценностей".


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.