Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Караманский протест и дагестанская история справедливости

Как депортация чеченцев в 1944 году до сих пор влияет на сложные взаимоотношения народов Дагестана. English

12 апреля кумыки собираются в местечке "Караман" ("Черные камни") в специально построенной местными кумыкскими общинами мечети. Фото предоставлено автором. Все права защищены.12 апреля представители кумыкского народа, самого крупного тюркского этноса Северного Кавказа и третьей по численности этнической группы Дагестана, провели траурные мероприятия, посвященные годовщине насильственного переселения жителей бывшего Таркинского района.

В 1944 году жителей пригородных поселков Махачкалы Тарки, Кяхулай и Альбурикент, входивших в этот район, насильственно переселили в освободившиеся дома чеченцев, которых, в свою очередь, в феврале 1944-го советские власти депортировали в Среднюю Азию и Казахстан. С тех пор таркинские кумыки, как и дагестанские чеченцы, активно добиваются воссоздания своих районов.

Столица кумыков

По разным данным от 300 до 400 кумыков 12 апреля собрались в местечке "Караман" ("Черные камни"), в специально построенной местными кумыкскими общинами мечети – храм в народе так и называют "Мечеть Тарки-Караман". Представители старшего поколения рассказали, как именно проводилось насильственное переселение. В ходе мероприятия был проведен мавлид, мусульманский религиозный обряд. Общественные лидеры напомнили, что главная цель общественной караманской активности – восстановить Таркинский район и вернуть местное самоуправление.

"Караманский протест" с самого начала был не просто протестом жителей пригородных поселков. Свою солидарность с "караманцами" выражали кумыкские сообщества не только в Дагестане, но и за его пределами. Дело в том, что кумыки как этнос формировались на так называемой Кумыкской равнине, которая охватывает низменные и предгорные части Дагестана, а также нынешней Чечни, Ингушетии и Северной Осетии. Современные кумыки часто ассоциируют свою государственность именно с Тарковским Шамхальством и с некогда его столицей, а ныне культурным центром кумыков, поселком Тарки. В Средние века у кумыков были свои феодальные государства, но самым влиятельным из них было Шамхальство Тарковское (Тарковское царство). Столица этого государства находилась как раз в Тарки, где жила и правящая династия Тарковских.

Насильственное переселение именно таркинских кумыков в 1944 и отношение к ним современного государства представители этого этноса считают целенаправленными попытками лишить народ исторической памяти.

Таркинские общины остаются единственной группой в Дагестане, кому государство не компенсировало потери, не вернуло имущество и собственность

Об этом, в частности, говорит сопредседатель Союза общин коренного кумыкского народа Хабий Алханаджиев. Он подчеркивает, что только таркинские общины были высланы по решению властей Дагестана, а не советского руководства. И, по его словам, таркинские общины остаются единственной группой в Дагестане, кому государство не компенсировало потери, не вернуло имущество и собственность.

Стоит отметить, что именно таркинские кумыки, высланные в чеченские села Османюрт, Бамматюрт и Байрамаул Хасавюртовского района, добровольно вернули дома прежним хозяевам, когда в конце 1950-х они стали возвращаться из ссылки на родину. Причем поступить по справедливости было решено на уровне джамаатов, а не власти.

– Может быть, дагестанские власти так относятся к таркинцам, потому что они без решения "сверху", добровольно вернули чеченцам их дома и собственность – в отличие от лакцев Новолакского района и аварцев Казбековского района, которые не освободили дома чеченцев-аккинцев, – говорит Хабий Алханаджиев. – А ведь вернулись таркинские кумыки туда, где их никто не ждал, в дома, которые по большей части были уже разрушены. Но главное, они потеряли свои земли, некогда богатые колхозы. Теперь их поселки лишили еще и местного самоуправления, превратили в бесправные придатки города.

Молитва в таркинской мечети. Фото предоставлено автором. Все права защищены.Таркинская проблема осложняется тем, что еще в 90-х годах власти Дагестана решили урегулировать земельный конфликт между лакцами и чеченцами, выделив лакцам участки под индивидуальное жилищное строительство на землях, входивших ранее в состав Таркинского района. В прошлом году дагестанские власти отрапортовали о строительстве более 3000 домов для лакцев на этой территории.

Лакская общественность с самого начала приветствовала такое решение и призывала таркинцев отказаться от претензий к Караману. Известный общественный деятель Джабраил Хачилаев, комментируя ситуацию с переселением лакцев, заявлял: "Переселять лакцев нужно. И чем скорее, тем лучше. Уже больше половины людей переселены в Кумторкалинский район. Надо просто перестать на этом наживаться. Подобрать таких людей, которые действительно переживают за весь процесс".

В свою очередь глава кумыкской общественной организации "Кяхулай" Залимхан Валиев отмечал, что таркинцы не давали согласия на переселение лакцев. "Общественность таркинских поселков не давала добро на переселение лакцев на свои исторические земли, а это важное условие по действующему законодательству, – объяснял Валиев. – В этой ситуации власти привлекли муниципальных служащих из наших поселков и, таким образом, легитимизовали переселение. Кроме того, в таких случаях на Кавказе принято получать добро духовенства, тогдашний таркинский имам на просьбу лакцев ответил отказом".

Активная фаза борьбы таркинских общин за воссоздание своего района началась в 2012 году

Активная фаза борьбы таркинских общин за воссоздание своего района началась в 2012 году, когда джамааты пригородных поселков Тарки, Кяхулай и Альбурикент заняли прилегающую к их землям территорию Карамана (напротив земель, выделенных под Новострой для лакцев), потребовали от махачкалинских и республиканских властей прекратить незаконную продажу земельных участков и в целях контроля создали там протестный лагерь, который действует по сей день. Символом протеста стала мечеть, которую таркинцы построили своими силами прямо в лагере.

Периодически формы протеста расширялись. В частности, в ноябре 2014 года, требуя решить земельные проблемы таркинских сообществ, активисты общин объявляли голодовку. Периодически протестный лагерь подвергался давлению со стороны властей. Однако ни аресты лидеров протеста, ни оцепление территории лагеря вооруженными полицейскими, ни попытки натравить на кумыков представителей других этнических групп, также претендующих на эти земли, не возымели никакого эффекта. "Караманский протест" поражал наблюдателей своим иммунитетом к провокациям.

Борьба за равнину

Обострение земельного конфликта произошло в годы правления Рамазана Абдулатипова. С самого начала стало ясно, что он не намерен решать таркинский вопрос. Одно из первых выступлений тогда еще нового главы Дагестана было откровенно направлено против протестующих кумыков. Вместо того, чтобы предложить рецепт мирного решения проблемы, глава республики небрежно бросил: "нет никаких этнических земель".

Этим он не ограничился. В речах Абдулатипова послышались обвинения. Кумыкских общественников "уличили" в том, что они часто посещают Турцию, устраивают съезды в Пятигорске, и, что самое главное, новый глава Дагестана призвал ФСБ обращать особое внимание на деятельность кумыкских лидеров. Другими словами, он намекнул на то, что активность кумыков носит не естественный характер, а является результатом манипуляций культурно близкого к кумыкам турецкого государства. Прием довольно избитый: тема "кумыкских пантюркистов" довольно часто используется для демонизации кумыкской активности в глазах Москвы.

Между тем земельные проблемы продолжали усугубляться. В постсоветский период миграция горцев на равнину приобрела стихийных характер. Региональный закон о землях сельскохозяйственного назначения давал право горским муниципальным образованиям иметь арендуемые пастбища на равнине. Однако на месте пастбищ каким-то образом появились целые аулы горцев: только на Кумыкской равнине выросло около 200 селений-призраков.

В незаконных поселениях каким-то образом строились социальные объекты, проводилась газификация

При этом в незаконных поселениях каким-то образом строились социальные объекты, проводилась газификация. Иногда нелегальное село на равнине выгодно отличается от местного легального, в котором школы, больницы и другие объекты могут быть в гораздо худшем состоянии. Кроме того, неправильная эксплуатация земли на севере Дагестана обернулась экологическим бедствием – началось опустынивание.

На фоне этих проблем растет численность кумыков. Естественный прирост между последними переписями населения России у кумыков один из самых высоких в России – он практически достигает 20%. При этом растет количество не только народа в целом – становится больше и жителей таркинских поселений. Сегодня в этих поселках много семей, в которых три и более поколения ютятся под одной крышей. И это с учетом того, что "малая семья", состоящая из двух, редко – трех поколений, уже давно стало нормой для кумыкского народа.

Дефицит земель обостряется. Любые планы дагестанских властей по отъему территорий у "кумыкских" муниципалитетов в пользу, например, городов встречают мгновенную негативную реакцию населения. При этом даже руководители "кумыкских" районов часто открещиваются от контактов со СМИ и общественниками.

Лагерь Тарки-Караман в день памяти 12 апреля 2018. Фото предоставлено автором. Все права защищены.Лидеры караманского протеста пользуются популярностью среди кумыков, поэтому логично, что вокруг них начал формироваться новый очаг кумыкского движения. В марте прошлого года кумыки созвали Чрезвычайный съезд народа, где были представлены почти все кумыкские сообщества, в том числе лидеры "Карамана". Мероприятие стало ответом на намерение властей республики легализовать "селения-призраки", что, по мнению кумыкских общественников, привело бы к еще большему уменьшению доли этноса на своих исконных территориях. После мероприятия национальные активисты пригрозили подготовкой к референдуму о выходе Кумыкии из состава Дагестана. В информационном письме, распространенном общественниками перед съездом, давалась также оценка планам властей.

"Это (легализация селений-призраков) означает не что иное, как замаскированное указание на присоединение прикутанных равнинных земель к горным районам, за которым последует узаконивание возникших там населенных пунктов и образование в них органов местного самоуправления", – говорилось в обращении.

Следом за кумыками на севере Дагестана активизировались ногайцы – близкородственный кумыкам тюркский народ, который имеет такие же земельные проблемы. На свой съезд ногайцы собрали около 6000 человек, среди которых были и делегаты от кумыков.

Заметная активизации двух тюркских народов, наряду с другими протестными акциями различных групп, постоянные жалобы на неэффективность региональной власти со стороны дагестанцев, вероятно, привели к тому, что в 2017 году Рамазан Абдулатипов был вынужден покинуть пост главы региона. Хотя публично объявлялось, что его уход был добровольным.

"Твердая рука" Васильева

Кумыки часто говорят об особо негативном отношении к себе со стороны дагестанских властей. Однако кумыкские кланы, наряду с аварскими и даргинскими, традиционно занимали руководящие посты в Дагестане. При этом, по словам таркинцев, именно кумыкские кланы использовались властями при попытках подавить караманский протест. Это привело к тому, что кумыкское общественное движение еще сильнее отстранилось от кланов. В то же время каждое новое назначение на пост главы республики дарит таркинцам надежду на перемены.

Так было, когда к власти пришел Абдулатипов, пока он сам не разрушил иллюзии. Так происходит и сейчас, когда на пост главы Дагестана Москва назначила силовика Владимира Васильева. Хабий Алханаджиев уверен, что новый глава республики всерьез объявил войну дагестанским кланам:

– Новая власть пока еще не устоялась, не все министры назначены. Главный тренд – борьба с коррупцией, аресты продолжаются. Приводятся в соответствие с федеральными требованиями системы управления республикой, наводится порядок в вопросах собственности, газо- и энергопотребления и т.д. Это пока будет главным в их работе. В свою очередь этнические кланы, которые много лет монопольно контролировали власть в республике, перестраиваются и настраиваются на долгую борьбу. Они стараются дискредитировать новую власть, поймать ее на ошибках, использовать непонимание дагестанских реалий, чтобы спровоцировать массовое недовольство новым руководством.

С такой же надеждой смотрят на нового главу Дагестана и ногайские общественники. В недавнем обращении к Владимиру Васильеву они рассказали ему об актуальных проблемах Ногайского района.

Однако заметных сдвигов в решении насущных проблем пока не происходит. При Васильеве продолжились взрывы домов предполагаемых террористов, нападения на общественников и многое другое, за что критиковали предыдущую власть. Совсем недавно, например, был избит глава местного "Мемориала" Сиражутдин Дациев. Дагестан все еще остается пространством, которое сложно назвать нормальным для обычной жизни.

"Твердая рука" Васильева в первую очередь взялась не за кумыкские кланы во власти, а за простых фермеров

Не меняется ничего и для кумыков. "Твердая рука" Васильева в первую очередь взялась не за кумыкские кланы во власти, а за простых фермеров. 1 апреля в одном из кумыкских селений Карабудахкентского района под названием Уллубийаул сотрудники управления по борьбе с экономическими преступлениями устроили целую "спецоперацию". По словам сельчан, наведались они для проверки документов потребителей газа для отопления теплиц, но вели себя по-бандитски.

"Уже не в первый раз они, не имея с собой понятых, не показывая постановление и даже не представляясь, врываются в теплицы. Иногда это происходит ночью. Если нет на месте хозяина, могут сломать замок или порвать пленку. Люди в этом селе целыми днями работают в теплицах, чтобы заработать себе на хлеб и никогда не препятствуют каким-либо проверкам. Но то, что случилось 1 апреля трудно назвать проверкой одной из госструктур. Непонятные люди на джипах с оружием врываются в теплицы подобно бандитам, на просьбы показать удостоверения отвечают: "Перед вами отчитываться не собираемся, кому надо покажем", – рассказывают в соцсетях жители Уллубийаула.

Как пишут в местных пабликах, "гости" сфальсифицировали доказательства хищения газа – закрыли владельца в теплице, приложили к сооружению трубу с улицы и зафиксировали эту "конструкцию" на камеру. Теперь против хозяина теплицы могут возбудить дело и наложить на него штраф в размере 250 000 рублей.

"Люди просили показать удостоверения, представиться, но никто этого не сделал. Более того сотрудники УБЭП устроили драку, вытащили оружие и начали стрелять, хотя их безопасность там охраняли сотрудники полиции. Предотвратить массовую потасовку удалось лишь благодаря своевременным и профессиональным действиям сотрудников полиции Карабудахкентского района", – сообщается в местных пабликах. 

Община села уже подготовила заявления в компетентные органы по этому инциденту. Противостояние с властью продолжается.

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.