ОД "Русская версия"

От сотрудничества до угроз: крымские методы «духовного управления» мусульманами

8640667.jpg

Создание альтернативных муфтиятов, обвинения в экстремизме и встраивание несогласных в новые структуры управления – так новые власти в Крыму решают вопрос контроля над мусульманской общиной. English

Джемиль Инсафлы
21 October 2015

В феврале прошлого год – за несколько дней до начала событий так называемой «Крымской весны», когда полуостров отделился от Украины – в центре Симферополя проходил митинг с участием нескольких тысяч крымских татар под национальными, крымскотатарскими, и украинскими флагами. Один из выступавших на площади перед зданием Совета министров, муфтий мусульман Крыма Эмирали Аблаев, весьма нелестно отозвался о сторонниках присоединения полуострова к России.

«Владимир Константинов [ныне руководитель Госсовета Крыма. – oDR] нашу великую родину собирается отдать России? Для Константинова у меня есть одно предложение: если он уж так любит Россию и хочет жить в России, мы дадим ему один из тех вагонов, в которых выселяли наших дедов и Бог в помощь. Пусть дует в Россию, прихватив тех, кто сейчас живет в домах наших отцов».

Тогда слова духовного лидера мусульман автономии многие из присутствующих встретили с энтузиазмом. Позиция Аблаева соответствовала взглядам большинства крымских татар, вернувшихся на свою историческую родину после почти полувека, проведенного в Средней Азии. В России, как правопреемнице СССР, они видели главного виновника чудовищной трагедии, а потому категорически не желали возвращаться под ее контроль.

Муфтий резко передумал

Однако вскоре после установления на полуострове власти Москвы тональность заявлений Эмирали Аблаева заметно изменилась. В публичных выступлениях руководитель Духовного управления мусульман Крыма (ДУМК) стал избегать острых выражений, призывая единоверцев к единству и терпению.

Тогда же крымский муфтият стал предпринимать активные шаги в сторону сближения с Духовным управлением мусульман европейской части России, а председатель его президиума и глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин стал частым гостем в Крыму.

RIAN_02432115.LR_.ru_.jpg

Май 2015: Эмирали Аблаев проводит траурный молебен на всекрымском митинге, посвященном 70-й годовщине депортации крымских татар. (c) Андрей Иглов / VisualRIAN.«Я поехал [в Крым] не как политик, не как дипломат, я поехал как духовный пастырь, – рассказал после одного из своих визитов на полуостров Гайнутдин. – Я хотел приехать к своим братьям-мусульманам и пообщаться с ними, узнать, услышать какие у них есть опасения, чего они боятся и что их тревожит. Почему у крымских татар сложилось так, что они не хотят войти в состав России, жить в России вместе с 20-миллионной мусульманской уммой. В чем причина? После своего приезда я сразу сказал: «Я имею определенный статус, я могу донести вашу тревогу, ваши чаяния, те вопросы, которые вы поставите передо мной, до руководства страны. По мере моих сил и возможностей постараться быть полезным для вас»». 

Вскоре ДУМК занялся переоформлением документов, чтобы войти в состав Духовного управления мусульман европейской части России. Последовавшая летом прошлого года волна проверок и обысков в мусульманских культовых сооружениях, находящихся в ведении муфтията, скорее, выглядела как попытка властей Крыма принудить ДУМК к полному сотрудничеству и сделать его послушным. И, как показало время, инициаторам удалось достичь этой цели. 

Альтернативный муфтият?

Во многом этому способствовало появление на полуострове в августе прошлого года новой религиозной организации под названием «Таврический муфтият», исповедующей хабашизм. Его возглавил представитель Духовного центра мусульман Крыма (ДЦМК) Руслан Саитвалиев. К слову, ДЦМК еще в украинском Крыму возник по инициативе Духовного управления мусульман Украины (ДУМУ), конфликтовавшего с ДУМК.

Едва начав свою деятельность, сторонники «Таврического муфтията» заявили, что их поддерживает верховный муфтий России, председатель Центрального духовного управления мусульман России Талгат Таджуддин. По словам представителей «Таврического муфтията», он даже участвовал в создании новой структуры на базе крымского муфтията. Правда, сам Таджуддин в разговоре с журналистами опроверг эту информацию.

RIAN_02627489.LR_.ru_.jpg

Женщины у мечети Кебир-джами, в которой прошла коллективная молитва, посвященная памяти жертв депортации народов Крыма. (c) Артем Креминский / VisualRIAN. В самом ДУМК возникновение параллельного муфтията расценили как попытку раскола крымских мусульман. «Это для нас не новое. Нас – крымскотатарский народ, мусульман Крыма – это только сплотит, и мы переживем все», – заявил заместитель муфтия Крыма Айдер Исмаилов.

Власти республики, со своей стороны, опровергли мнение, прозвучавшее в Духовном управлении мусульман Крыма. «Поймите, раскола-то, наверное, никакого нет в крымском муфтияте. Кто-то создает аналогичную организацию. В данном случае российское законодательство не запрещает создавать любые организации религиозного толка, если только они не носят радикальный характер. Потому, создал кто-то еще, завтра еще кто-то может три организации создать – главное, чем они будут заниматься, и какое будет наполнение», – заявил Аксенов, комментируя появление «Таврического муфтията».

Спустя несколько дней ситуацию попытался исправить Равиль Гайнутдин, вновь прибывший на полуостров. «Глава республики полностью признает верховенство и единство ДУМК, крымского муфтията и уважаемого муфтия хаджи Эмирали Аблаева как муфтия всего Крыма», – заявил Гайнутдин.

В случае необходимости на смену традиционному муфтияту в любой момент может прийти альтернативный муфтият 

Тем не менее, появление и дальнейшая деятельность альтернативного муфтията вписывались в классическую схему, которую называют системой сдержек и противовесов.

В случае необходимости на смену традиционному муфтияту в любой момент может прийти альтернативный, и в управлении мусульман Крыма это прекрасно понимают. 

Используя различные методы, власти полуострова сумели добиться лояльности Духовного управления мусульман Крыма. Эмирали Аблаев, либо его заместители, стали присутствовать на всех значимых публичных мероприятиях, находясь рядом с первыми лицами республики, что нередко вызывало волну критики в социальных сетях. 

Вместе с тем, муфтият похоже получил негласную поддержку от руководства полуострова. В спорных ситуациях за культовое имущество суды начали становиться на сторону крымского муфтията. Это стало понятно, когда разгорелся конфликт вокруг главной мечети Евпатории Джума-Джами.

Летом прошлого года имам культовой мечети объявил о своем выходе из подчинения Духовному управлению мусульман Крыма и переходе в состав «Таврического муфтията». В числе новоизбранных членов местной мусульманской общины «Хан-Джами» в большинстве своем оказались представители хабашитов. Имамом были присвоены правоустанавливающие документы и печать общины, а представители «Таврического муфтията» завладели всеми денежными средствами, которые находились в мечети. После долгих разбирательств в феврале текущего года городской суд Евпатории удовлетворил исковое заявление ДУМК, обязав освободить мечеть от представителей «Таврического Муфтията».

Уже в марте этого года во время встречи с главой республики Эмирали Аблаев выразил полную поддержку политике, проводимой правительством Крыма. «Ваши друзья – это наши друзья. Ваши враги – это наши враги», – заявил муфтий. К слову, он по-прежнему является действующим членом Меджлиса крымскотатарского народа – организации, с которой у нынешних властей отношения, мягко говоря, не складываются.

Два месяца назад Аксенов наградил Аблаева медалью «За доблестный труд» в сохранении общественно-политической стабильности в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений в республике.

Друзья и враги

На встрече с Аксеновым, говоря о врагах, Аблаев не уточнил, о ком конкретно идет речь. Впрочем, его действия и поступки указывают на то, что муфтий желает всячески отмежеваться от меджлиса и, в частности, его председателя Рефата Чубарова, которому с июля 2014 года запрещен въезд на территорию полуострова. 

Муфтию Эмирали Аблаеву фактически дан «зеленый свет» во всех начинаниях

Инцидент, произошедший в конце августа в Турции, лишь подтвердил это мнение. Во время своего визита в Анкару Аблаев провел встречу с Чубаровым, которая затем обросла множеством домыслов. Федеральные каналы поспешили сообщить чуть ли о не нападении главы меджлиса и его соратников на крымскую делегацию во главе с Аблаевым. 

Сам муфтий, спустя несколько дней, сообщил, что встреча с Чубаровым носила спонтанный характер, длилась не более 10 минут и стороны не имели возможности обсудить ни одного вопроса. По словам Аблаева, уже через двадцать минут после встречи материал о ней, написанный с позиции ЧУбарова, появился в СМИ. Чубаров не замедлил с ответом, обвинив муфтия в нежелании идти на диалог с крымскими мусульманами, потворстве беззаконию и связях с ФСБ России.

CC A Savin 2014 - Grand Mosque of Khans Palace - Bakhchisaray Crimea.jpg

Великая ханская мечеть, Бахчисарай. CC A. Savin / WikiMediaCommons.Не исключено, что инцидент в Турции, ставший достоянием общественности, может дать толчок к реализации российскими властями планов по созданию нового крымскотатарского лидера.

В условиях, когда крымские татары воспринимают в штыки соотечественников во власти – Ремзи Ильясова (вице-спикера Госсовета), Руслана Бальбека (вице-премьера Совета министров), Заура Смирнова (главы Госкомитета по национальностям) – Эмирали Аблаев может стать альтернативным лидером. 

Инцидент в Турции может дать толчок к реализации российскими властями планов по созданию нового крымскотатарского лидера

Ходят слухи, что Россия в данном вопросе якобы заручилась поддержкой Турции.

Показательно, что именно в эти дни в Симферополе стартовало давно ожидаемое строительство Соборной мечети.

Торжественная церемония начала работ прошла с участием Аксенова, который сообщил, что проект поддержал российский президент. Культовое здание при содействии турецкой стороны планируют возвести за три года.

Более того, за день до старта строительных работ в Симферополе муфтий мусульман Крыма побывал на открытии Соборной мечети в Москве, где, в частности, присутствовали Владимир Путин и глава Турецкой республики Реджеп Тайип Эрдоган.

Пределы терпимости

Надо отметить, что российское законодательство, в течение нескольких месяцев заменившее в Крыму украинское, сделало невозможным деятельность нетрадиционных религиозных течений. Одно из них – партия «Хизб ут-Тахрир» – международная исламская политическая партия, имевшая в автономии несколько тысяч последователей. В Украине деятельность данной организации не запрещена, поэтому ее сторонники чувствовали себя в Крыму достаточно комфортно. Они открыто проводили свои собрания, конференции и многотысячные митинги, критиковали деятельность ДУМК, выступали с заявлениями и принимали гостей из-за рубежа. 

Все это продолжалось до марта 2014 года, пока Москва не установила контроль над полуостровом. В России «Хизб ут-Тахрир» признана террористической организацией. Именно это обстоятельство стало фактической причиной многочисленных обысков в домах крымских мусульман. Формальным поводом для них послужила информация о хранении дома оружия, наркотиков и так называемой экстремистской литературы. Как правило, это были некоторые издания Корана, которые в России включены в официальный список экстремистских материалов. 

В итоге, часть сторонников «Хизб ут-Тахрир» покинула полуостров, перебравшись с семьями в Украину. Другая часть, не желая уезжать из Крыма, перестала ассоциировать себя с запрещенной в России организацией и переориентировалась на ДУМК. Таким образом, вся активность «Хизб ут-Тахрир» в Крыму свелась к нулю. По словам замначальника главка МВД РФ по противодействию экстремизму Владимира Макарова, количество сторонников организации на полуострове за год снизилось вчетверо, с 10 до 2,5 тыс чел. 

Несмотря на это, сотрудники правоохранительных органов продолжают выявлять членов организации. К примеру, в феврале 2015 года стало известно о задержании троих крымских татар – Руслана Зейтуллаева, Нури Примова и Рустема Ваитова – по обвинению в терроризме и участии в организации «Хизб ут-Тахрир». В настоящее время все трое находятся в СИЗО. В меджлисе их считают политзаключенными и требуют освободить.

Власти республики делают все для того, чтобы популяризировать среди крымских татар Духовное управление мусульман Крыма 

Происходящие в религиозной сфере Крыма события говорят о том, что власти республики делают все для того, чтобы популяризировать среди крымских татар Духовное управление мусульман Крыма, исповедующее традиционный ислам.

Муфтию Эмирали Аблаеву фактически дан «зеленый свет» во всех начинаниях, он вхож в кабинет к первым лицам полуострова, участвует вместе с ними в публичных мероприятиях. В ответ, Аблаев выражает всяческую поддержку властям, несмотря на критику со стороны руководства меджлиса из Киева и риск быть исключенным из представительного органа крымскотатарского народа. 

В большинстве своем крымские татары, живущие на полуострове, к подобному положению относятся лояльно и, скорее, с пониманием, полагая, что Эмирали Аблаев вынужден балансировать в сложившихся условиях. В противном случае, власти тут же используют различные рычаги, которые могут привести к нежелательным для муфтията последствиям.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Related articles

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData