ОД "Русская версия"

Понюхать рутений: как (не) работает экологический контроль в России

История с выбросом рутения, которую подхватили все мировые СМИ, обнаружила важную проблему: отсутствие в России полноценного и прозрачного мониторинга состояния окружающей среды.

Виолетта Рябко
20 December 2017
23755617_2003140366393440_4850371385289295458_n_0.jpeg

Источник: Открытая группа Росатома / Facebook.Информация о том, что в воздухе ряда европейских государств зафиксирован рутений-106, изначально появилась в западных СМИ в начале октября. Немецкое ведомство по радиационной защите сообщило, что с высокой вероятностью источник выброса находился на Южном Урале. Эту информацию подтвердили и французские специалисты.

Однако корпорация Росатом опровергла эти утверждения, заявив, что по данным Росгидромета, в пробах аэрозолей с 25 сентября по 7 октября на территории России рутений-106 не обнаружен нигде, кроме единственного пункта измерения в Петербурге.

Тем не менее, уже в конце ноября Гринпис России получил ответ от Росгидромета на свой запрос. Документы, к которым Росгидромет отсылал в своем ответе, содержали данные об обнаружении рутения-106 в конце сентября в Челябинской области, на станциях вблизи комбината "Маяк" - предприятия, где ведется переработка отработавшего ядерного топлива. Кроме того, рутений-106 был зафиксирован в пробах воздуха Татарстана, Башкирии, Волгограда, Цимлянска, Красноярского края, Петербурга. Данные о распространения рутения в Дубне, в Кирове, на Алтае и в Якутии были опубликованы украинскими исследователями. Росгидромет признал, что в конце сентября и начале октября возникли условия для активного переноса воздушных масс и загрязняющих веществ с территории Южного Урала в район Средиземноморья и затем на север Европы.

Вместо того чтобы обнародовать данные, Росатом пенял на то, что информация появилась в западных СМИ

Эта информация мгновенно превратилась в сенсацию. В СМИ выдвигались самые разные версии. Писали о том, что виной служит не "Маяк", а другое предприятие Росатома; что рутений может находиться в рухнувшем спутнике, хотя ни один спутник в это время не падал, а запустить незаметный спутник невозможно; что источник выброса находится в Румынии, Казахстане, Китае… Появились версии о том, что это просто попытка дискредитировать Россию в глазах мирового сообщества. Вместо того чтобы обнародовать данные, Росатом пенял на то, что информация появилась в западных СМИ.

Через несколько дней Росатом пригласил всех журналистов на пресс-тур, где представителям прессы было предложено понюхать рутений и убедиться в его безопасности. Из более чем 200 заявок сотрудники Росатома отобрали всего 17 журналистов, что вызвало волну возмущения, в первую очередь потому, что критерии отбора были неясны. Затем Росатом выпустил картинки, где "малыш" рутений говорил: что я вам сделал, я же хороший.

Вскоре на сайте Росатома появилась информация о том, что появится комиссия для установления источника выброса, но кем и когда она была сформирована, каков ее статус и полномочия, остается неясным. 8 декабря Комиссия дала пресс-конференцию, где вновь было заявлено, что "Маяк" источником рутения-106 быть не может. Розданные журналистам выводы комиссии указывали в качестве источника рутения неустановленный спутник. Гринпис России создал петицию в генпрокуратуру, на сегодняшний день её поддержали более 10 тысяч человек.

Радиация остается невидимой

Основная причина того, что тема рутения стала поводом для хайпа, состоит в том, что в России не существует прозрачной системы мониторинга экологического состояния окружающей среды.

За радиационный мониторинг отвечает Росгидромет. Эта служба подчиняется Министерству природных ресурсов и экологии. На сайте Росгидромета выкладываются ссылки на ежемесячные отчеты о радиационной обстановке, подготовленные НПО "Тайфун". Найти их не очень легко. Иногда публикуются отдельные справки. Оперативно можно увидеть только гамма-фон с нескольких датчиков автоматизированной системы, но о присутствии отдельных радионуклидов в атмосфере оперативно узнать нельзя.

В России работает автоматизированная система контроля радиационной обстановки: это значит, что вокруг любого ядерного объекта установлены автоматические датчики, которые измеряют различные показатели. По сути, за оповещение об авариях на ядерных объектах несет ответственность Росатом. Соответственно, если авария, действительно, случается, то сотрудники корпорации не могут не знать о выбросах.

В России не существует прозрачной системы мониторинга экологического состояния окружающей среды

Росгидромет, при этом, отвечает только за измерения. Но на их обработку уходит длительное время, и в случае большого выброса публикация информации с задержкой в месяц никого спасти не сможет. По сей день неизвестно, что происходило в конце сентября вблизи зоны выброса рутения. К тому же предоставленные отчеты содержат неполные и иногда противоречивые данные - хотя в далекой Франции список станций и результаты замеров около них появился очень быстро.

При этом источник выброса в России искать никто не собирается, мотивируя это тем, что концентрации рутения были слишком маленькие. Но как же извлечь уроки из того, что произошло? И что будет, когда концентрации будут большие? Источник будет искать уже поздно.

"В целях смягчения общественного мнения"

Похоже, что система мониторинга и оповещения в России недостаточно мощная для той атомной отрасли, которая существует в стране. Сразу после чернобыльской аварии был создан Госатомнадзор - на тот момент достаточно мощное ведомоство, которое даже приостанавливало работу "Маяка". Однако с 2004 года ведомство превратилось в подразделение Ростехнадзора, и его аппаратный вес снизился.

В то же время корпорация Росатом растет: сейчас Росатом становится ответственным за развитие Северного морского пути, ожидается получение госкорпорацией и других несвойственных ей ранее функций. Растут ли такими же темпами органы контроля и системы мониторинга? Скорее наоборот, и такая тенденция опасна.

Сам факт того, что до сих пор официально неизвестно, откуда взялся рутений-106, в лучшем случае показывает неработоспособность существующей системы контроля радиационной обстановки и оповещения населения, а в худшем - способность Росатома пролоббировать сокрытие и искажение информации. Увы, подобные прецеденты уже случались.

В 1993 на Сибирском химкомбинате случилась первая крупная авария после распада СССР. Как и в этот раз, рутений-106 был одним из основных дозообразующих радионуклидов. В архиве Гринпис хранится характерный для этой ситуации документ: Акт состояния радиационной обстановки, составленный Комиссией Государственного комитета по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации стихийных бедствий. В сопроводительном письме, приложенному к Акту, председатель комитета Сергей Шойгу отмечал, что "вновь как и при Чернобыльской катастрофе, информация об аварии как на месте, так и в центр Минатомом России была передана с большой задержкой, что могло привести к тяжелым последствиям". При этом, даже будучи зафиксированным, факт задержки информации не был включен в Акт Комиссии - "в целях смягчения общественного мнения", по словам Шойгу.

О том, как скрывалась информация во время аварии на Чернобыльской АЭС написаны книги, трагедию 1957 года на "Маяке", которая сейчас считается третьей по своему масштабу после Чернобыля и Фукусимы, рассекретили только в 1989 году. Годы идут, а о радиационной обстановке в своей стране мы так ничего и не знаем.

 

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData