Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Между молотом и наковальней

Казахская диаспора в Китае жалуется на притеснения. Однако правительство Казахстана опасается обсуждать этот вопрос с китайскими властями. English

Жениснур Аятханулы со своими детьми в доме в пригороде Алматы. Фото из личного архива Аятханулы.Власти Китая вслед за уйгурами стали в массовом порядке преследовать этнических казахов, компактно проживающих на северо-западе страны – в Синьцзян-Уйгурском Автономном Регионе (СУАР). Точных данных нет, но сообщает радио Free Asia, что за неделю могут арестовать до 500 казахов, обыски проходили в домах нескольких десятков тысяч семей. Однако Министерство иностранных дел Казахстана остается практически безучастным к судьбе соплеменников и заключенных граждан Казахстана.

Силовые структуры Китайской Народной Республики (КНР) усилили преследования этнических уйгуров, начиная с 1989 года. Тогда, после событий в Пекине на площади Тяньаньмынь, прошли демонстрации уйгуров в нескольких городах СУАР. Поскольку в соседнем Казахстане проживает почти 250 тысяч уйгуров, то государство невольно оказалось втянуто в китайско-уйгурские противоречия. Несмотря на протесты правозащитников и Управления офиса Верховного комиссара ООН по делам беженцев, с 1999 года Казахстан под давлением Китая выдал шестерых просителей убежища уйгурского происхождения неофициально и троих официально. Некоторые из заявителей просто исчезали, и потом их находили в китайских тюрьмах.

Казахстанские силовики до сих пор держат под особым наблюдением уйгурскую диаспору, подозревая, что она может оказывать помощь своим соплеменникам

В крупнейшем городе Казахстана Алматы в 2000 и в 2001 году уйгуры из Китая несколько раз вступали в перестрелки с полицией: в двух случаях из опасения, что их выдадут. Казахстанские силовики до сих пор держат под особым наблюдением уйгурскую диаспору, подозревая, что она может оказывать помощь своим соплеменникам и казахстанские уйгуры могут высказывать на месте сепаратистские идеи. Но начиная с 2017 года разного рода формам давления в СУАР стали подвергаться и другие этнические меньшинства, в том числе казахи. Теперь правительство Казахстана пребывает в затруднении, так как из-за бездействия находится под критикой казахстанцев и переселенцев, в тоже время страна сильно зависит от китайских инвестиций и кредитов.

Угрозы на фоне безразличия

6 апреля 2018 года по телефону правозащитной организации Казахстанское международное бюро по правам человека несколько раз позвонила жительница Алматы. Она этническая казашка, родившаяся в Китае, но имеющая гражданство Казахстана. Женщина (имена скрываются) пожаловалась на то, что ее вызвали в прокуратуру города, где стали требовать, чтобы она прекратила "будоражить внимание" ситуацией с этническими казахами в Китае. У нее в соседнем государстве остались родственники, связь с которыми внезапно прервалась. Мало того, на ее детей стали оказывать давление в школе: директор потребовал, чтобы ее мать прекратила жаловаться.

Живущий недалеко от Алматы в поселке Енбек выходец из Китая Жениснур Аятханулы получил казахстанское гражданство более десяти лет назад. Каждый день, уходя на работу, двоих маленьких детей, он вынужден запирать дома двоих маленьких детей. Уже почти два года ему приходится воспитывать детей одному.

Копия казахстанского удостоверения Гозалнуры Женискази. Фото из личного архива Жениснура Аятханулы.23-х летняя Гозалнур, супруга Жениснура, переехала в Казахстан, когда ей было 10 лет, вместе с родителями по программе переселения казахских соотечественников на историческую родину. По достижению совершеннолетия она получила казахстанский паспорт. В середине 2016 года уехала навестить родственников в Китай и не вернулась. Только недавно семья узнала от родственников в СУАР, что она находится в заключении в одном из лагерей региона, но где именно, неизвестно: у нее отобрали документы и поместили в "центр политического воспитания".

Жениснур написал заявление в Министерство иностранных дел Казахстана. Но пока никакого ответа не получил. Он просит власти страны помочь освободить жену и мать его детей.

Как и почему супруга попала в так называемый "лагерь перевоспитания", он не знает. Но уверен, что жена ничего плохого сделать в соседней стране не могла.

Жениснур Аятханулы с женой Гозалнурой Женискази. Фото из семейного альбома."В 2016 году она поехала в Китай и не вернулась. С тех пор прошел год и восемь месяцев и все это время мы не получали от нее никаких вестей. Только недавно узнали, что она находится в политическом лагере. Я прошу наши власти, Министерство иностранных дел, вернуть мать моих детей. Сейчас мы живем как в аду, особенно трудно детям. Я утром их запираю на ключ и ухожу на работу. Конечно, мне очень трудно их так оставлять, но не работать я не могу. И то – работа непостоянная. Можно сказать, втроем выживаем," - жалуется Жениснур OpenDemocracy.

"Дети все время спрашивают у меня: ‘Где мама?’ Мне трудно что-либо им ответить. Я надеюсь, что она вернется к нам живой и здоровой."

Случай с супругой Жениснура – далеко не единичный. Хотя по разным причинам многие боятся говорить, сейчас все больше людей стали открыто заявлять о пропавших в Китае родственниках.

У Жамили Макен, живущей в Алматинском регионе, похожая ситуация: ее муж – уроженец Китая, которому пообещали оформить гражданство Казахстана в скором времени – в 2016 году выехал на бывшую родину по настоятельному требованию китайских властей и не вернулся. От него требовали предоставить объяснения, почему он выехал в Казахстан и хочет поменять гражданство. Отказаться от поездки он не мог, так как опасался давления на оставшихся там родственников.

Жамили Макен. Фото из личного архива."У меня двое детей. Моего мужа Токтар Османгали пригласили в Китай, он и поехал. Мы узнали, что его задержали и он находится в неволе. Но по какой причине его задержали, никто не знает. А сейчас у нас нет вестей вообще, жив ли он, что с ним случилось дальше? Я написала заявление в Министерство иностранных дел Казахстана. Я прошу помощи вернуть мужа, отца моих детей. Дети каждый день спрашивают у меня, когда вернется их отец, а мне нечего им ответить," - делится женщина своей историей c OpenDemocracy, похожей на рассказ Жениснура.

Робкие попытки воздействовать на власти Казахстана и Китая

Из 18-миллионного населения Казахстана почти миллион составляют репатрианты, 14% прибывших – казахи из Китая. Ситуация с переселенцами из СУАР внезапно вышла на поверхность в октябре 2017 года, когда около 250 человек, имеющих проблемы с документами, предстали перед угрозой выдворения в Китай. После этого переселенцы прорвали завесу молчания и стали требовать от казахстанских властей что-либо предпринять, чтобы остановить преследования соплеменников в Китае. В конце октября группа переселенцев побывала в представительстве МИД РК в Алматы.

Репатрианты из Китая, обеспокоенные судьбой своих родственников в Китае, пришли в представительство МИД в Алматы. Фото: Нуртай Лахан. Все права защищены.В том же месяце, 26 октября, депутат сената парламента Нурлан Кылышбаев обратился с депутатским запросом к руководителю правительства с просьбой проверить сообщения о "притеснении этнических казахов в Китае". В обоих случаях речь шла, как минимум, о 47 родственниках казахстанских переселенцев (как граждан КНР, так и Казахстана), которые, возможно, находятся в заключении или исчезли.

Чжан Ханхуй, посол Китая в Казахстане. Источник: сайт посольства Китая в республике Казахстан.В связи с этим казахстанский МИД уведомил на своем сайте о проведении консультаций с послом Китая в Казахстане "по взаимодействию при решении вопросов, связанных с казахской диаспорой (гражданами КНР)". Со своей стороны Чжан Ханьхуэй (Zhang Hanhui), посол КНР в РК, прокомментировал сообщения о положении казахов в Китае в ноябре прошлого года в Астане.

"До и во время проведения XIX съезда Компартии Китая в СУАР принимали жесткие меры надзора и досмотра всех граждан – не только казахов, но и ханьцев (китайское этническое большинство), и других национальностей без исключения, что было вызвано появившейся информацией о планируемых беспорядках. Если дело касается граждан, у которых есть китайские паспорта, это чисто внутренние дела Китая," - заявил он.

Тем не менее казахстанское внешнеполитическое ведомство направило 18 февраля 2018 ноту в МИД КНР о притеснении этнических казахов, живущих в Китае. Однако на официальном ресурсе МИДа РК эта информация нигде не отразилась, и о ноте казахстанцы узнали из сообщения сайта турецкой телерадиокомпании TRT.

Организация переселенцев призывает не верить китайской пропаганде

На фотографиях, которые показывает Серикжан Билаш, активист организации "Атажурт ерикти жастары" ("Молодые волонтеры родной земли"), занимающейся оказанием помощи казахским переселенцам из СУАР, счастливые лица китайских казахов. Они занимаются домашними делами, готовят еду, вместе сидят за обеденным столом. Сразу трудно понять, что здесь не так. Но как объясняет господин Билаш, общее на фотографиях то, что запечатленные мужчины в казахских семьях – ханьцы. Правительство заселяет их в семьи этнических казахов, чтобы они обучали их китайским традициям, китайскому языку и "помогали" ассимиляции. В то же время сами мужчины-казахи находятся в "центрах политического воспитания" – исправительных заведениях, где условия содержания больше соответствуют условиям тюремных колоний. Таким образом власти Китая намерены сдержать рост влияния ислама в этом регионе и ограничить проявления национализма в общинах.

Казахская семья в Синьцзян-Уйгурском автономном округе (СУАР) Китая. Фото предоставлено Серикжаном Билаш.Билаш, сам являющийся переселенцем из Китая, заявляет, что, как минимум, 10 граждан Казахстана арестовано в Китае без всяких оснований.

"Это точные данные. Восемь из них написали нам официальные заявления. Это только по гражданам Казахстана. А этнических казахов – граждан Китая в лагерях можно считать уже сотнями. И мы достоверно знаем, что у каждого репатрианта в Казахстане один из родственников в Китае точно находится в заключении. Но государственные органы нашей страны игнорируют этот факт. А у многих семей кормильцы не могут вернуться в Казахстан. Сколько еще могут эти люди страдать?" - рассказывал он, не сдерживая слез, во время пресс-конференции 2 апреля в Алматы.

Казахская семья в Синьцзян-Уйгурском автономном округе (СУАР) Китая. Фото предоставлено Серикжаном Билаш.В интервью казахской службе RFE/RL Кайрат Самаркин, переехавший в Казахстан в 2009 году, рассказал, что оказался в "центре перевоспитания", когда выехал в Китай в 2017 году. Там он намеревался продать свой дом и землю, однако вместо этого оказался в лагере Бурылтогайского района СУАР. Этому предшествовало трое суток допросов, в ходе которых Кайрат так и не понял сути обвинения, однако ему вынесли приговор о лишении свободы сроком от трех до девяти месяцев. По словам Самаркина, в этом лагере содержится 5700 человек. Из них более трех тысяч человек – казахи, две тысячи – уйгуры, 200 – дунгане. Среди них были два человека, получившие гражданство Казахстана. Его освободили раньше срока после попытки суицида, дав разрешение на выезд в Казахстан. Сразу по приезду ему предоставили гражданство Республики Казахстан.

Президент Казахстана не слышал о происходящем и не доволен переселенцами

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев является негласным лидером Всемирного курултая казахов – съезда соотечественников, проживающих в разных странах, который проходит раз в пять лет. Последний такой курултай прошел в июне прошлого года в Астане. Проблему китайских казахов во время съезда поднял проживающий в Германии Омирхан Алтын.

"Наши сородичи просят о помощи, недавно осудили 10 казахов. Говорят, их судят за то, что они хвалили Казахстан, держали связь с сородичами из Казахстана. А еще за то, что они говорили о желании переехать на родину. Судят молодых ребят только за то, что они просто зашли в мечеть помолиться. Такого нельзя допускать. Если мост будет разрушен, то какая тогда будет дружба между народами? Среди наших сородичей террористов нет."

Назарбаев заявил, что впервые слышит о проблемах казахов в Китае

В ответ Назарбаев заявил, что впервые слышит о проблемах казахов в Китае: "Мы знаем о событиях в Синьцзяне. Есть терроризм, экстремизм, но о том, что там притесняют казахов, я не слышал".

Президент пообещал, что выяснит обстоятельства через МИД, и при необходимости "обратит соответствующее внимание". При этом, Казахстан, как и Китай входят в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), основанную в 2001 году лидерами Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана. Главными задачами организации провозглашены укрепление стабильности и безопасности на широком пространстве, объединяющем государства-участников, борьба с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом и наркотрафиком. Зачастую в сфере безопасности договоренности в рамках ШОС могут превалировать над другими международными договорами государств, а тема безопасности и борьбы с терроризмом и экстремизмом задвигает на второй план экономику и культуру, также названные приоритетами в документах ШОС. Даже из названия организации можно сделать вывод, что ведущую роль в нем играет КНР.

Вполне возможно, что ситуация с китайскими казахами вызвала резонанс внутри Казахстана из-за неоднозначного отношения коренных казахов к переселенцам. Последние зачастую стараются заселяться компактно, не так активно коммуницируют с местными жителями, в том числе и из-за языковых трудностей: в Казахстане большое распространение до сих пор имеет русский язык, которого приезжие не знают.

Из 18-миллионного населения Казахстана почти миллион составляют репатрианты

Назарбаев, инициировавший в 1991 году программу переселения, заявлял в 2010, что "оралманы (переселенцы) еще недостаточно поработали на благо страны" и "нет никакой их заслуги в развитии экономики страны." В 2011 году на Западе Казахстана – в городе Жанаозен полиция с применением оружия прервала почти годовую забастовку нефтяников, закончившуюся беспорядками. Нефтяники требовали пересмотра заработной платы с учетом дополнительных коэффициентов, которые должны были применять к работникам этой отрасли. Тогда зять президента Тимур Кулибаев, возглавлявший национальный фонд Самрук-Казына, высказался: "Сейчас в Жанаозен оралманы из Туркменистана и Узбекистана переезжают целыми селениями. В своих странах они были, будем говорить, на вторых ролях," имея в виду, что в прежних странах эти люди не находили себе применения и чаще всего занимались низкоквалифицированной работой.

Назарбаев поручил правительству пересмотреть программу переселения и "кардинально разобраться с оралманами, как мы их называем, вопрос, который мы решаем по программе Нурлы кош ("Светлая кочевка"): сконцентрировать их в одной точке и так далее, все это требует абсолютного пересмотра."

Возможный рост антикитайских настроений в Казахстане

Не дождавшись официальной реакции, в конце 2017 года в Астане родственники осужденных в Китае казахов провели пресс-конференцию и привели примеры нарушения прав этнического меньшинства.

"В Китае 160 этнических казахов осуждено по разным причинам. В специально созданную комиссию по данному вопросу сейчас поступило около четырех тысяч жалоб. В течение недели китайские спецслужбы провели обыски в домах 30 тысяч казахских семей. Были изъяты все материалы касательно Казахстана и исламской религии: флаги, книги, фото," - было заявлено на пресс-конференции родственниками осужденных в Китае казахов.

Обвинения при этом бывают разными: местных казахов подозревают в принадлежности к экстремистским религиозным группам; китайских казахов, переехавших в Казахстан, зачастую обвиняют в шпионаже.

Китайские полицейские патрулируют казахский поселок в СУАР. Фото предоставлено Серикжаном Билаш.Сразу после этого в сети появилось открытое письмо активистов и родственников осужденных послу Китая в Казахстане Чжан Ханьхуэю. Они просили посла вмешаться в ситуацию и донести до власти Китая всю серьезность ситуаций.

"Мы, казахи, которые родились в Китае, всегда гордились тем, что выросли в условиях, где нам не запрещали любовь к исторической земле, родному языку и религий. Но сейчас ситуация стала намного хуже. Идет попирание гражданских прав казахов по этническому и религиозному признаку. Тысячи людей сажают в тюрьму просто потому, что они навещают родственников в Казахстане, имеют торговые отношения с гражданами нашей страны (…) Все это создает нелицеприятный вид стране и формирует негативный имидж Китая и антикитайских настроений," - говорится в заявлении в адрес посольства КНР.

Но, очевидно, что антикитайские настроения в Казахстане сильны и без того. За последнее десятилетие несколько раз на нефтяных месторождениях, разрабатываемых китайскими компаниями, происходили кровавые столкновения между местными рабочими и китайским персоналом.

В 2010 году в Актюбинской области произошли столкновения между китайскими и казахскими рабочими на территории месторождения Северная Трува – шестеро пострадавших, причем двое получили огнестрельные ранения. В 2012 произошла драка между китайскими и казахскими рабочими на территории Атырауского нефтеперерабатывающего завода – пострадало четыре человека. В 2015 массовая драка в столовой горно-обогатительного комбината корпорации Казахмыс в Восточно-Казахстанской области – пострадал 31 человек.

В 2016 году по стране прокатился ряд протестов, связанных с намерением властей провести земельную реформу, благодаря которой иностранцы могли бы становиться собственниками земли. Но противники изменений в законодательстве посчитали, что наиболее заинтересованной стороной в этом выступает Китай, что стало триггером для выступлений, закончившихся наложением моратория на этот законопроект.

Май, 2016: Попытка протеста разогнана полицией в Алматы. Фото А.Гришина."Отношение внутри нашей страны к казахским соотечественникам в Китае осталось прежним," - высказывает свое мнение для OpenDemocracy казахстанский политолог Айдос Сарым. "В том плане, что многие в стране сопереживают их трудностям и проблемам. Другая сторона вопроса: насколько общество готово защищать их интересы более активно, используя разные формы и форматы давления на власть? А вот для власти Китай – это очень важное государство и экономический партнер. На Китае завязаны многие проекты."

Для официальной Астаны Китай входит в пятерку основных кредиторов. По оценкам Национального банка, Казахстан должен своему соседу от 12 до 13 миллиардов долларов США. Кроме того, сейчас РК и КНР создают фонд c капиталом в 300 миллионов долларов США для инвестиций в казахстанские проекты. По разным данным от 23% до 40% от всей добываемой в Казахстане нефти приходится на китайские компании.

В Китае казахи занимают 16 место по численности из 55 зарегистрированных национальных меньшинств – всего около 1,5 миллионов, причем 95% казахов проживает в СУАР. До недавнего времени казахи не жаловались на притеснения и, наоборот, выполняли пропагандистские функции как этнос, сохранивший свои традиции, но живущий в дружбе с этническим большинством – ханьцами. Но ситуация изменилась. Сейчас в лагерях перевоспитания, расположенных в СУАР, содержится до 120 тысяч человек – в основном уйгуров. Но также в них нашлось место казахам.

В самом Казахстане в первую очередь десятки тысяч переселенцев из Китая надеются, что их историческая родина найдет в себе смелость и предпримет все меры, чтобы вызволить из заключения казахстанских граждан – бывших жителей Китая и выдвинет КНР требования прекратить преследовать зарубежных соотечественников, даже в ущерб своим экономическим и политическим интересам.

 

About the author

Инга Иманбай и Андрей Гришин – журналисты в Казахстанском международном бюро по правам человека.


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.