ОД "Русская версия"

“Запретить нельзя разрешить”: польский сериал о запрете абортов

В понедельник 24 октября Польша готовится провести второй этап общенациональной забастовки и сказать "нет" насилию в отношении женщин и пренебрежению ними, вмешательству Церкви в политику и политики в образование.

Маша Макарова
18 October 2016

Гневная Ева. Многотысячный протест против запрета абортов в центре города Варшава, Польша. Фото: Максим Эдвардс.Российские новостные сайты 6 октября объявили, что "польское правительство передумало запрещать аборты в Польше" после массовых протестов, прошедших несколькими днями ранее. В этих сообщениях было столько же правды, сколько неправды.  Аборты в Польше запрещены - но не полностью -  с 1993 года.

Но именно массовые протесты польских женщин и мужчин остановили местный "бешеный принтер" и отложили на время принятие законопроекта о полном запрете абортов в стране.

История протекания беременности

Нынешний закон о планировании семьи, защите человеческого плода и условиях допустимости прерывания беременности был принят в Польше в 1993 году. Его часто называют компромиссом между светскими властями и Католической церковью.

В 1996 году президент Александр Квасьневский подписал поправки к этому закону, предусматривающие возможность прерывания беременности, если материальное положение женщины является неудовлетворительным. Однако уже через год этот пункт был отменен Конституционным судом и прежний компромисс был возвращен. Закон разрешает совершение абортов только в трех случаях - если беременность является результатом насилия, если она угрожает жизни и здоровью женщины или же если у плода выявлены сильные генетические изменения.

На деле в Польше действует так называемая "клаузула совести", позволяющая врачу-католику отказаться совершать аборт даже в ситуациях, разрешенных законом. Врачи, подписавшие этот документ, не только отказываются проводить операцию, но еще и не направляют женщин ко врачу, который мог бы сделать аборт. Нередки случаи, когда врач-католик специально затягивает выдачу документов на аборт женщине, которая хочет избавиться от плода с генетическим сбоями, до того момента, когда аборт становится невозможным.

Польки ежегодно делают от 80 до 190 тысяч абортов. Около 15% из них - за границей

Некоторое время назад в варшавской больнице им. Святой Семьи произошел скандал. Профессор Богдан Хазан максимально долго не выдавал пациентке справку о необходимости аборта, принудив, таким образом, молодую женщину родить плод без черепа и носа, с вылезшими наружу мозгом и глазными яблоками. Плод умирал в мучениях 10 дней - без обезболивающих. После публикаций в СМИ Хазан был уволен с должности директора клиники.

По официальной статистике, ежегодно в Польше совершается около 1000 абортов. Однако статистика не принимает во внимание ни подпольных операций, ни так называемого абортного туризма. По данным неправительственных организаций, польки ежегодно делают от 80 до 190 тысяч абортов. Около 15% из них - за границей.

Strike_Polsha.png

Всепольский женский протест против запрета на аборты. Листовка в Кракове. Фото: Максим Эдвардс.

Польских пациенток охотно принимают в Словакии, Германии, Австрии и Голландии. Многие клиники специально нанимают на работу польскоязычных консультантов и делают сайты на польском языке. Зарубежные медучреждения предлагают польским клиенткам услугу трансфера - забирают их из Польши на аборт, а затем привозят домой. Вся операция занимает 24 часа. За аборты за рубежом польские женщины платят от 400 до 600 евро.

Аборт можно сделать нелегально и в самой Польше. Телефоном врача, который может помочь в избавлении от плода, делятся сами гинекологи. Передача телефона проходит в атмосфере полной конспирации - за содействие в совершении аборта грозит 3 года лишения свободы.

Право на запрет, справедливость не для женщин

Тема ужесточения абортного законодательства вновь стала популярной с приходом ко власти в Польше консервативной правой партии “Право и справедливость”. Уже весной этого года проходили митинги против идеи запрета абортов, появившейся в польском парламенте. После массовых протестов тема утихла.

В августе в Сейм были поданы два законопроекта - один из них предлагал разрешить аборты, а другой, созданный организацией Ordo Iuris, предусматривал полный запрет абортов в Польше и уголовное наказание до 5 лет лишения свободы для женщин, сделавших подобную операцию. Отдельно в проекте предусматривалась ответственность за выкидыши, а также делегализировались противозачаточные средства, сейчас выдающиеся по рецепту (конечно, если гинеколог или фармацевт не подписали "клаузулу совести").

Интересно было наблюдать в эти дни за реакцией эмигрантов из стран бывшего СССР, живущих в Польше. У многих она заключалась в удивлении - "я приехала жить в свободную страну, а тут такое", а многие поймали удивительно редкий момент гордости за родину - мол, "а вот у нас свобода выбора и аборты разрешены". Особенно занимательной ситуацию делало то, что одновременно в России организации "pro life" стали собирать подписи за запрет абортов или хотя бы вывод их из системы обязательного медицинского страхования.

Ситуация с абортами в России выглядит для поляков не совсем понятно

Ситуация с абортами в России выглядит для поляков не совсем понятно - некоторые считают, что там, в стране, где ограничены права и свободы людей, с правом женщин на аборт наверняка покончено, и очень удивляются, узнав о финансировании абортов из государственного бюджета. А те, кто знает о российском свободном доступе к абортам и масштабах их выполнения, часто приводят Россию в качестве примера безбожной страны, потерявшей всякие моральные устои (о чем и свидетельствует столь массовое убийство нерожденных детей). Интерес в эти дни вызывали, безусловно, российские акции солидарности с польскими женщинами, прошедшие в Москве и Петербурге. Особенно потому, что их участники на плакатах по-польски писали "черный протест", но вот о похожих политических сюжетах в путинской России и Польше Качинского, перегнавшей на этом участке восточную соседку, поляки не задумывались.

Сейм быстро приступил к обсуждению проектов, и уже 22 сентября отклонил более либеральный из них. Проект, ужесточающий закон об абортах, был передан на доработку в комиссию. За него голосовали не только депутаты правящей партии и ее неформального партнера по коалиции - группы "Кукиз’15", но и представители оппозиционной "Гражданской платформы", Польской крестьянской партии и либеральной партии "Современная".

Попытка ужесточить и без того один из самых жестоких законов в Европе вызвала в польском обществе огромное возмущение.

Еще до парламентского голосования в фейсбуке распространился флешмоб, инициированный не прошедшей в Сейм левой партией “Вместе” (Razem). В знак протеста пользователи размещали в соцсетях свои фотографии в черной одежде с тегом #черныйпротест. Фотографии в знак солидарности с женщинами из Польши присылали люди из других стран, в том числе из России.

Солидарность все-таки оказалась для поляков не пустым звуком, и вскоре “черный протест” переместился из социальной сети на улицы польских городов

Польское протестное движение эффективно развивается в интернете. Именно в фейсбуке родился Комитет защиты демократии, с декабря прошлого года организующий акции протеста против инициатив и реформ “Права и справедливости” и выводящий на улицы десятки тысяч поляков. Весенняя волна протестов против запрета абортов породила в фейсбуке группу “Девчонки девчонкам” (Dziewuchy dziewuchom), объединившую противников этой инициативы. Там, а также на страницах партии “Вместе”, инициативы “Спасем женщин” и других протестных групп, распространялась информация про готовящиеся протесты и обсуждался их формат.

Утром 24 сентября польская актриса Кристина Янда опубликовала в своем фейсбуке ссылку на статью о забастовке исландских женщин в октябре 1975 года. «Это просто предложение. К сожалению, среди польских женщин ни на грош нет солидарности», — написала Янда.

Отъебитесь, фанатики. Черный протест, Варшава. Фото: Максим Эдвардс.

Солидарность все-таки оказалась для поляков не пустым звуком, и вскоре “черный протест” переместился из социальной сети на улицы польских городов.

25 сентября варшавяне в черной одежде у офиса одной из депутатов оппозиции, проголосовавшей за запрет абортов, читали “позорный список” с фамилиями всех депутатов, захотевших ограничить права польских женщин.

1 октября тысячи жителей столицы пришли к Сейму на демонстрацию “Шутки окончены”. Одновременно протесты прошли в нескольких других городах Польши.

3 октября стало кульминацией “черного протеста” - в этот день состоялась общепольская предупредительная забастовка женщин, выведшая на улицы, по разным оценкам, от 100 до 140 тысяч человек. Такого масштаба протестной активности не ожидали ни польские власти, ни сами протестующие. К привычным участникам демонстраций за права женщин - активисткам феминистских организаций, представителям левых политических партий - присоединились обычные поляки, женщины и мужчины, ощутившие необходимость протеста против ужесточения и без того жестокого антиабортного закона.

"Этот закон - выкидыш"

Организаторы забастовки призывали женщин взять отпуск или больничный и не идти на работу. Некоторые работодатели сами освобождали своих сотрудников от обязанностей или даже проводили этот день вместе с ними на протестах. Тем, кто не пошел на работу и уже столкнулся с проблемами со стороны начальства, юридическую поддержку предложил Комитет защиты демократии.

С самого утра по столичным улицам ходили женщины, девушки и девочки в черном. Мэр Варшавы, Ханна Гронкевич-Вальц, открывала новый детский садик, одетая в черный костюм.

В забастовку был вовлечен весь город. В столичных кафе, где собирались бастующие, в основном, работали мужчины. Пришедшие туда женщины получали черный кофе или чай бесплатно. Некоторые магазины были закрыты, а на дверях висел плакат, сообщающий о забастовке. Бастующие вообще проводили много времени вместе в городе — на мероприятиях, приуроченных к забастовке, в кафе, на митингах. Была организована даже специальная встреча для желающих помедитировать перед протестом.

3 октября был первым днем учебного года в польских университетах. На многих факультетах занятия были отменены или заменены лекциями, посвященными правам женщин. Секретари и сотрудники деканата — чаще всего, женщины — не пришли на работу.

До главного варшавского протеста на Замковой площади около 2000 человек собрались у офиса правящей польской партии "Право и справедливость" на улице Новогродской. Офис, откуда страной правит Ярослав Качинский, был тщательно огражден от протестующих, кричавших "Ведьмы, метлы возьмем в ладони, Ярослава гоним, гоним, гоним!"

На 15.30 был запланирован протест на Замковой площади в Варшаве. Несмотря на дождь, уже к 16 часам небольшая Замковая площадь, ведущее к ней Краковское предместье и прилегающие улочки были полностью заполнены людьми в черной одежде.

Под дождем мокли плакаты — "Этот закон — выкидыш", “Пора сделать аборт этого правительства”, “В этой стране страшно рожать. Эмиграция!”, “Они зовут себя пролайферами, а хотят лишить нас жизни”. Группа женщин била в барабаны, сковородки и кастрюли, а толпа пела “Мое тело — мое дело”, “Мы хотим любить, а не умирать”, “Демократия — это женщина”.

«Моё тело — моё дело». Участницы акции #CzarnyProtest в Варшаве. Фото: Максим Эдвардс.

То, что разительно отличало этот протест от протестов Комитета защиты демократии — это огромное количество молодых людей. Даже не 30-летних, а студентов и старшеклассников. У партии власти получилось вывести на улицы еще одну группу граждан, не проведшую ни минуты "около корыта", в чем власть пыталась обвинить протестующих сторонников демократии. "Хоть поглядим на гражданское общество", - написал кто-то из моих российских знакомых в фейсбуке, когда я опубликовала фотографии с промокшего насквозь Краковского предместья.

По самым скромным подсчетам полиции, в этот день на улицы вышли 100 тысяч человек. По более смелым подсчетам протестующих в нескольких десятках городов было более 140 тысяч. Демонстрации проходили также у польских консульств за рубежом.

Ни одна акция протеста с 1989 года в Польше не вызывала столько обсуждений и не казалась настолько успешной

Весь мир облетели фотографии забитого под завязку центра Варшавы, сделанные с башни на Замковой площади. Сверху видно черную толпу, а над ней цветные зонтики. Протест 3 октября, конечно, был окрещен "революцией зонтиков".

Как отреагировало польское правительство на многотысячный протест, участники которого на мотив речевки футбольных фанатов пели "Беата (премьер-министр Польши Беата Шидло), твое правительство свергнут женщины"?

"Эта демонстрация была маргинальной. (...) Вчерашний протест был насмешкой. Нужно разговаривать на эту тему серьезно, а не переодеваться, устраивать хеппенинги, кричать дурацкие лозунги", - заявил на следующий день в эфире польского телевидения министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский.

"Я совершенно не согласна с тем, что сказал министр Ващиковский", - прокомментировала высказывания главы МИД пресс-секретарь правящей партии, добавив, что это частное мнение Ващиковского, а не позиция "Права и справедливости".

Ни одна акция протеста с 1989 года в Польше не вызывала столько обсуждений и не казалась настолько успешной.  

Сейм отступает

Уже через два дня, вечером 5 октября, комиссия Сейма по вопросам юстиции и правам человека экстренно обсудила антиабортный законопроект и отклонила его. К обсуждению не были допущены представители общественных организаций. На следующее утро депутаты Сейма поддержали это решение - проект "pro life" организации Ordo Iuris был отклонен голосами 352 депутатов. 

Йоанна Банасюк, представительница автором законопроекта, возмущалась в парламенте: "Две недели назад вы подавляющим большинством голосов направили проект в комиссию на доработку. Я хотела бы узнать, что случилось за эти 14 дней, что сейчас в спешке (...) комиссия юстиции решила отклонить законопроект без дебатов и без права голоса для инициаторов", - заявила она с трибуны Сейма.

Что случилось? Ответ, очевидно, можно было найти на фотографиях с “черного протеста” в Варшаве и других польских городах. Море людей, вышедших на улицы, остановило на время “бешеный принтер” польской правящей партии.

“Польки победили “Право и справедливость”, - с таким заголовком на первой странице вышла “Газета Выборча” на следующий день.

Черный протест, Варшава. Фото: Максим Эдвардс.Польки, однако, не победили Католическую церковь, эффективно влияющую на решения нынешней польской власти. Для Церкви вполне удовлетворительным является компромисс 1993 года, церковные иерархи выступают против уголовного наказания для женщин, совершивших аборт, и, конечно, решительно осуждают легализацию абортов

3 октября епископы и священники соревновались в оценке происходящего. "Это карнавал дьявола", - написал в твиттере миссионер Мацей Слыж.

"Эти дети погибают в тишине. Они будут убиты там, где должны были находиться в безопасности, - под сердцем матери", - заявил с амвона в варшавском кафедральном соборе архиепископ Хенрик Хосер. Позже в эфире телевидения он, рассуждая о беременности в результате изнасилования, отметил, что таких случаев не бывает много, потому что "физиология, подвергнутая столь огромному стрессу, действует так, чтобы не допустить оплодотворения".  

Польские консерваторы традиционно приводили в пример Россию, в которой аборты разрешены и являются самым дешевым способом предохранения от нежелательной беременности, как безбожную и деморализованную страну.

Родить, крестить, похоронить

Отклонение законопроекта о полном запрете абортов была воспринята некоторыми поляками как окончательная победа, а другими как начало долгого пути к либерализации абортного законодательства. Обе группы одинаково ожидали, каковы будут дальнейшие действия правящей польской партии, заигрывающей и с Католической церковью, и с консервативными кругами и организациями "pro life".

На днях в Сейм поступила петиция, которая была мгновенно рассмотрена спикером парламента и передана дальше, - она также призывает к полному запрету абортов, но не предлагает введения уголовной ответственность для женщин, сделавших аборт. Вероятно, такие гражданские инициативы в ближайшие годы будут появляться как грибы после дождя - политический климат им благоприятствует.

Выступая во время заседания, на котором депутаты отклонили радикальный законопроект о запрете абортов, премьер-министр Шидло обещала, что партия власти разработает собственное предложение, поддерживающее женщин с "трудной беременностью". Многие предполагали, что это означает исключение из "абортного компромисса" пункта, позволяющего избавиться от плода с генетическими изменениями.

12 октября глава правящей партии Ярослав Качинский дал интервью, в котором подчеркнул, что партия будет "стремиться к тому, чтобы абортов в Польше было намного меньше, чем сейчас". "Мы будем стремиться к тому, чтобы даже в случае крайне тяжелой беременности, когда ребенок приговорен к смерти, сильно деформирован, беременность все равно заканчивалась родами, чтобы ребенка можно было крестить, похоронить, дать ему имя", - заявил неформальный лидер Польши.

Предложение "родить, чтобы крестить, дать имя и похоронить" вновь привело в ужас польское общество. В фейсбуке мгновенно самоорганизовался протест около дома Ярослава Качинского в Варшаве.

Поляки подписывают петицию, в которой каждый из них признается, что является зачинщиком протеста

Одновременно с вновь возросшей протестной активностью польский профсоюз "Солидарность" попросил прокуратуру найти организаторов варшавского “черного протеста”, незаконно использующих один из символов "Солидарности" и привлечь их к ответственности. Ответом на это абсурдное заявление со стороны организации, когда-то бывшей двигателем демократизации Польши, но уже давно потерявшей свое значение, стал еще один набирающий обороты флешмоб в социальных сетях "Организатор - это я". Поляки подписывают петицию, в которой каждый из них признается, что является зачинщиком протеста, постят фотографии с признанием в организации забастовки.

"Мы не закрываем зонтики", - написано на картинке, которую воодушевленные участники "революции зонтиков" ставят вместо профильных фотографий. Свое участие в протесте подтвердили более 16 тысяч человек. Польский сериал о запрете абортов и борьбе женщин за свои права продолжается.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Related articles

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData