ОД "Русская версия"

После потопа

Созвучные «Крымск» и «Крым» связаны далеко не только похожим в русском языке произношением, но и двойными стандартами, которые власть применяет к их жителям. in English

 

Elena Vlasenko
29 April 2014

Крым при крайне неоднозначных обстоятельствах оказался частью Российской Федерации. Федеральная миграционная служба России продолжает рапортовать о возрастающем количестве новых российских граждан на полуострове. Им обещают повышение пенсий, зарплат и стипендий, а некоторым – и освобождение из тюрьмы. 

Российский город Крымск на Кубани благодаря Крыму в 19 веке получил свое название. Сразу после Крымской войны так назвали пехотный полк, в честь него – крепость, в честь нее – станицу, которая впоследствии и стала городом Крымск. 

Страшное наводнение 2012 года случилось не только из-за стихии, но и из-за бездействия властей.

В 2012 году там произошло страшное наводнение, которое, по официальным данным, унесло жизни почти двухсот человек. Оно случилось не только из-за стихии, но и из-за бездействия властей – как многолетнего, когда годами не создавались системы оповещения, не чистились реки и разрешалось создание незаконных искусственных водоемов; так и такого бездействия, которое длилось лишь несколько часов в одну ночь – ночь наводнения, – но привело к гибели людей. В эту ночь власть не успела ни предупредить, ни спасти их. «Мы что, в каждый дом должны были зайти?», спросит вскоре после трагедии несменяемый вот уже четырнадцать лет глава Краснодарского края Александр Ткачев.

Не исполненное обещание

Семья Пелипенко – одна из сотен пострадавших в наводнении семей – уникальна, потому что ей до сих пор, спустя почти два года, в полной мере не выплатили компенсации. Любопытно, что надежды на справедливость в семье Пелипенко были напрямую связаны с российской политикой на Украине. Были – потому что больше их нет. 

gena familysized_0.jpg

Семья Пелипенко - единственная семья, которая не получила компенсации в полной мере. Фото: Елена Власенко

Строитель Геннадий Пелипенко с женой Татьяной и дочкой Кристиной в наводнении потеряли все. Умерла, раздавленная собственным домиком, соседка бабушка Надя, всегда кормившая Кристину сладостями. Погибли кролики. Уплыли утки. Исчезло, испортилось все скудное имущество. Чудом уцелел дом, в котором жили Пелипенко. Но он им не принадлежал, семья его снимала. Поэтому им не полагалась, по мнению крымских властей, компенсация за утраченное имущество (не полагалась она и арендодателю, хозяину дома, потому что его во время наводнения не было в Крымске – так и пропало имущество, не оставив хозяевам ничего). 

Геннадий Пелипенко спас как минимум шестнадцать человек, но никакой компенсации за утраченное имущество не получал.

Что-то из вещей Геннадий Пелипенко, возможно, и сумел бы спасти, если бы не начал вместо этого спасать соседей. У него было водолазный костюм. Он вспомнил о нем, как только отвез жену и дочь на возвышенность города. Оставив их там и не реагируя на их уговоры, вернулся в затопленную часть города, надел костюм и спас как минимум шестнадцать человек. Геннадий говорит, что костюм ему очень помог – в черной грязной холодной воде в нем было немного легче передвигаться...

Единственные деньги, на которые мог рассчитывать Геннадий и его семья, – это так называемая «единовременная материальная помощь» в размере 160 тысяч рублей: сто тысяч – из федерального бюджета, шестьдесят – из регионального. Эти суммы обещал каждому, кто постоянно проживал в зоне наводнения, президент России Владимир Путин. Обещание содержалось в его обращении к жителям Крымска, опубликованном в газете «Комсомольская правда» 18 июля 2012 года. Президент обещал эти деньги каждому пострадавшему вне зависимости от гражданства, а также уточнял, что выплатят их до 23 июля 2012 года. 

Геннадий и его дочь Кристина получили деньги с большой задержкой. 

Супруга Геннадия и мама Кристины Татьяна не получила их вовсе. До сих пор. Потому что в момент наводнения она была гражданкой Украины. 

Украинское гражданство, гарантия непредсказуемости

Она не получила их, несмотря на то, что жила в Крымске десять лет и вместе с Геннадием вырастила здесь дочку, гражданку России. Не получила, несмотря на то, что имела вид на жительство, а в день наводнения ей выдали документ о том, что она сдала экзамен по русскому языку хорошо – владеет им настолько, насколько нужно владеть, чтобы получить, наконец, российское гражданство. Не получила, несмотря на обещание президента и даже решение суда. Не получила, несмотря на то, наконец, что чуть не погибла.

Одним словом, Татьяна Пелипенко – представитель русскоязычного населения с украинским гражданством, чьи права нарушаются. Такое, по мнению Кремля, нуждалось в спасении в Крыму, а теперь якобы нуждается и на востоке Украины. Только в самой России Татьяне отказали в спасении. 

Сначала в администрации Крымска Татьяне говорили о том, что, пусть президент и пообещал деньги всем пострадавшим, руководство Краснодарского края велело платить только гражданам России. Юристы удивлялись противоречию, ведь президент и губернатор последние четырнадцать лет редко расходились во мнениях и никогда не спорили. Чиновники крымской администрации почему-то рекомендовали Татьяне искать помощь на Украине. 

Потом ее фамилии не оказывалось в загадочных списках на получение компенсации.

Потом документы Татьяны странным образом теряли. Целые стопки документов, доказывающих, что Татьяна жила в Крымске десять лет, растила здесь дочку, чуть не утонула в наводнении и была близка к получению российского гражданства, исчезали в здании администрации, и никто не нес за это ответственность.

Документы Татьяны исчезли в здании администрации, и никто не нес за это ответственность.

Жить Пелипенко было негде – не всегда же ютиться у друзей. А без денег какое может быть жилье? 

Я рассказывала о Пелипенко в своих репортажах, Геннадий с Татьяной стали героями нашего документального кино про трагедию Крымска. Судьба подарила Пелипенко приятный сюрприз. На наши рассказы откликнулся один московский бизнесмен, который подарил Геннадию и еще нескольким пострадавшим в наводнении жителям Крымска по триста тысяч рублей. Пелипенко благодаря этим деньгам и частичной компенсации внесли половину суммы за новый дом. Точнее, дом этот очень старый, пустой, без ремонта и едва пригодный для жизни, но цены в Крымске выросли так, что миллион рублей за старый маленький дом на окраине без душа, туалета и прочих благ, это большая удача. 

Продавцы согласились получить вторую часть суммы за дом через год. Зарплату Геннадия – примерно двадцать тысяч рублей в месяц – семья планировала тратить только на еду, влезть немного в долги и расплатиться. Надежда на получение компенсации для Татьяны еще не угасла, хотя ее документы администрация так и не находила. 

Вдруг случилась неприятность: продавцы потребовали деньги раньше срока. Татьяна в слезах сказала мне, что теперь им придется продать дом, чтобы за него же и расплатиться, и снова оказаться на улице. Деньги для Геннадия собирали с миру по нитке. Получалось слишком медленно. На помощь снова пришел московский бизнесмен, который одолжил Геннадию необходимую сумму. С тех пор он почти не бывает дома – все время строит что-нибудь в Краснодаре, где платят немного больше, чем в Крымске, чтобы расплатиться... 

Тем временем настало время судов. Крымский районный суд встал на сторону Татьяны и обязал администрацию Крымска включить ее в списки граждан, которым полагается выплата в 160 тысяч рублей. 

Это произошло ровно год назад, в апреле 2013 года – спустя почти год после наводнения. 

И уже целый год это решение не исполняется. 

Что изменилось за этот время?

Татьяне, наконец, дали гражданство России. Еще, спустя три месяца после решения суда, ей выплатили 60 тысяч рублей из краевого бюджета. Эти деньги семья почти полностью переправила московскому бизнесмену. 

pelipenko photo (1) sized_0.jpg

Татьяна никаких денег не получала потому что в момент наводнения она была гражданкой Украины.

Сто тысяч таинственным образом, по словам чиновников администрации Крымска, «задерживались Москвой». Татьяне объясняли, что из-за нее одной деньги в Крымск посылать не будут, что это слишком сложная операция – пересылать деньги, поэтому будут ждать появления таких же, как она, людей, которым полагается столь крупный перевод из Москвы. 

Потом деньги снова «задерживались Москвой». Причины Татьяне уже не уточняли.

Чиновница крымской администрации при мне угрожала Геннадию, что если он будет привлекать к делу прессу, им вообще не будут заниматься. Мне же, попытавшейся было упомянуть закон о средствах массовой информации, категорично заявили, что закон этот в администрации читать не будут. 

Когда деньги, положенные Татьяне «задерживались Москвой», Пелипенко обратились к Владимиру Путину.

Когда стало окончательно ясно, что решение суда, драма семьи, несправедливость, противоречащая даже указу президента, не производит на кубанских чиновников никакого впечатления, Пелипенко обратились к Владимиру Путину с просьбой о помощи – так же, как обратился к нему недавно самопровозглашенный главнокомандующий Крыма. Пелипенко кратко изложили всю эту историю со ссылками на документы и просьбой о помощи и стали ждать ответа. 

И он последовал. Не Пелипенко, а всему миру. 

Русскоязычное население: правильное и неправильное

Этим ответом стало военное вмешательство в Украину под предлогом защиты русскоязычного населения, о котором раньше забывали, как минимум, в Крымске. Судьба как минимум одного его представителя была проигнорирована государством. 

Когда только начался Майдан, и российские телеканалы говорили о том, что власть в Киеве захватили фашисты, Татьяна не надеялась на справедливость – ей и раньше говорили, что украинка в Крымске «ничего не получит», а теперь и подавно не на что было рассчитывать. 

Но когда власть заговорила о русскоязычных в Крыму, надежда появилась. 

Знала ли Татьяна, что это лишь разговоры? Знали ли об этом жители Крыма? 

– Я уже ничего не хочу, ничего не жду, – говорит Татьяна сегодня. 

Она совсем уже ничего не ждет, потому что Геннадий накануне прорвался на прием к главе Крымского района. Ему ответили, что ничего Татьяна не получит – украинке нечего здесь ловить, и никакие возражения не принимаются. 

Пелипенко не предполагали, что переживут наводнение, бюрократическую волокиту, и, как от стихии, пострадают от отечественной геополитики. 

Жители Крыма, которые имели дерзость отказаться от российского гражданства, теперь вынуждены будут получать вид на жительство. Им стоит помнить, что на территории России он не дает особых прав. Как и гражданство. И российское, и украинское

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData