ОД "Русская версия"

(Не)видимые женщины в информационном пространстве Украины и России

В Украине и России гражданское общество и профессиональные сообщества помогают преодолевать невидимость женщин-эксперток в медиа.

Елена Стрельник
29 April 2019
Запуск проекта Sh.E - She is an Expert, Moсква, март 2019.
|
Фото: Анна Тодич. Публикуется с разрешения автора.

" Тридцатидвухлетняя блондинка стала и.о. головы Харьковской ОГА". "Теперь в подчинении стройной красавицы две сотни патрульных". Специалистки по вопросам информационной безопасности превращаются в "прекрасную незнакомку" и "красивую брюнетку", а женщины-военнослужащие непременно выступают как "милые и стройные". Акцент на возрасте и внешности – распространенный прием описания женщин-профессионалок в украинских медиа.

Подобным образом о женщинах в публичных профессиях пишут и российские СМИ: "Самые красивые (сексуальные) депутаты Госдумы", "Мэром российского города стала 28-летняя домохозяйка", "Неожиданные снимки женщин-политиков в купальниках".

Эти примеры говорят о том, что даже те нечастые случаи, когда украинские и российские медиа пишут о женщинах в публичных профессиях, они нередко обесценивают и ставят под сомнение профессиональные достижения героинь материалов, акцентируя внимание на их частной жизни, возрасте или внешности.

Украинская общественная организация "Институт массовой информации" с 2013 года проводит регулярные мониторинги гендерного баланса в средствах массовой информации Украины. Последнее такое исследование, проведенное в феврале 2019 года, показало, что женщины становятся героинями он-лайн новостей почти в три раза реже, чем мужчины (в среднем в 28% материалов). При этом, женщины-экспертки комментируют лишь каждый четвертый материал, так или иначе включающий в себя комментарий профессионалов. Мониторинг также показал отсутствие позитивной динамики гендерного баланса украинских медиа на протяжении последних лет.

Акцент на возрасте и внешности – распространенный прием описания женщин-профессионалок в украинских медиа.

Согласно данным аналогичного мониторинга общественной организации "Волынский пресс-клуб", женщины как эксперты чаще всего комментируют вопросы образования, медицины, культуры и волонтерства. В этих же сферах они чаще выступают как героини материалов.

Означает ли это, что женщины менее компетентны?

Низкая представленность женщин в медиа, особенно в качестве профессионалок и эксперток, является следствием сложных общественных процессов регуляции гендерных отношений. Формально женщины в Украине и России не имеют ограничений в профессиональном и карьерном росте, в самореализации в сферах политики, бизнеса или научных исследований. Исключение составляет запрет женщинам заниматься определенными видами деятельности, который все еще существует в России (в Украине список запрещенных для женщин профессий был отменен в 2017 году) и ограничения для занятия женщинами отдельных позиций в контрактной армии. Вместе с тем, и в Украине, и в России ощутимо явление "стеклянного потолка", когда на фоне отсутствия формальных ограничений для карьерного роста, на практике продвижение женщин-профессионалок по карьерной лестнице затруднено.

В этой связи широко распространенный неолиберальный тезис о "свободном выборе" женщин не делать карьеру, отдавать предпочтение семейным, а не профессиональным ролям выглядит весьма поверхностным, поскольку не учитывает общественные условия самореализации женщин. Иными словами, выбор всегда задан структурными условиями, в том числе, горизонтальной и вертикальной профессиональной сегрегацией. Горизонтальная сегрегация заключается в том, что женщины концентрируются в низкооплачиваемых отраслях, а вертикальная в том, что они реже занимают высокие позиции. Именно эти рамки определяют в конечном итоге гендерный разрыв оплаты труда и карьерное продвижение женщин. В Украине этот разрыв составляет 23%, в России – 27%. Гендерный анализ управленческих позиций юридических лиц и частных предпринимателей в Украине, проведенный в 2017 году, показал, что женщины составляют лишь треть от среди всех работодателей. Основными видами деятельности, где организации преимущественно возглавляются женщинами – это бухгалтерский учет и аудит, туризм, салоны красоты, учреждения социальной помощи.

Неолиберальный тезис о "свободном выборе" женщин не делать карьеру не учитывает общественные условия самореализации женщин.

Гендерное разделение труда, несмотря на свою несправедливость, стало так привычно, что зачастую мы не замечаем отсутствия женщин-эксперток как в отдельных профессиональных сферах, так и в информационном пространстве в целом. Однако как в России, так и в Украине начинают появляться организации и проекты, ставящие своей целью повысить видимость женщин в разных профессиональных средах и мотивировать их.

Например, украинский проект "Девочки STEM" (STEM – science, technology, engineering, mathematics) Центра развития корпоративной социальной ответственности направлен на преодоление гендерных стереотипов при выборе профессии, а также на повышение веры девушек в собственные способности и возможность построить STEM карьеру в Украине. В рамках проекта девочкам предлагается менторская поддержка, проводятся конкурсы творческих работ, встречи с успешными женщинами. Участница проекта школьница Александра Блажевич отмечает, что планирует связать свою будущую профессию с медициной и биологией. Благодаря участию в "Девочки STEM" она получила менторскую помощь от Ольги Масловой - успешной исследовательницы-биолога расширила свой кругозор, наладила профессиональные контакты, получила знания о реализации проектов, связанных с наукой.

– Для меня проект стал толчком для создания Inventa – научно-популярной страницы в социальных сетях, цель которой просто и доступно рассказывать читателю о процессах внутри человеческого организма, проводить интервью с украинскими учеными, учеными, врачами, психологами, – говорит Александра.

Синдром самозванки - одна из причин, по которым женщины не получают признания за свою работу. | Фото: Анна Тодич. Публикуется с разрешения автора.

Ассоциация женщин-юристок Украины "ЮрФем" является площадкой для обмена знаниями, опытом, развития и поддержки женщин в юридической профессии. Глава организации Кристина Кит говорит:

– Для своих участниц мы создаем возможности для проведения собственных мероприятий, приглашаем их в качестве спикерок, рекомендуем их как эксперток. Для нас важна видимость юристок в профессии и мы верим в то, что ЮрФем станет площадкой для их самореализации.

Елена Зайцева – участница ассоциации – отмечает, что благодаря участию в ней она поняла, что многие женщины сталкиваются с похожими профессиональными проблемами. Среди них – представления о том, что юридическая отрасль это неженское дело, что мужчины более решительны, красноречивы и в целом больше ориентированы на карьеру.

В России для поддержки женщин в профессиональных сферах работает Ассоциация женщин-предпринимателей, целью которой является содействие развитию профессиональных связей, в том числе cо средствами массовой информации, а также предоставляется ресурсная поддержка женщинам-предпринимателям.

"Спроси женщину" и "She is an expert": повышая видимость женщин-эксперток

Женские профессиональные сообщества рассчитаны, как правило, на поддержку женщин в определенных сферах. Однако сегодня особое значение приобретают онлайн-платформы, объединяющие эксперток в разных областях – от философии до архитектуры и банковского дела. Цель таких платформ – создать базы данных, в которых любой желающий сможет найти специалистку по любому вопросу, чтобы поделиться опытом, пригласить ее к публичному выступлению или взять у нее интервью.

Украинская база эксперток "Спроси женщину" ("Спитай жінку") начала свою работу в 2015 году на платформе ресурса "Повага. Кампанія проти сексизму у ЗМІ та політиці". Одним из толчком к ее созданию стали аналогичные американские проекты EMILY’s List и Shesource. База постоянно обновляется и верифицируется, по состоянию на март 2019 года в неё включено 310 женщин-эксперток и еще 160 анкет проходят верификацию (проверяется актуальность предоставленной информации). Большинство эксперток представляют гуманитарные области: культура, права женщин и гендерные вопросы, а также психология, государственное управление и медиа. Функционирование базы поддерживает Институт развития региональной прессы и Национальный демократический институт при поддержке правительства Швеции.

Схожий российский проект Sh.E (She is an expert) инициирован при поддержке Фонда им. Генриха Белля, его сайт начал работу в 2018 году. Координаторка и авторка проекта Нурия Фатыхова говорит, что стимулом к его реализации стал дефицит женщин в публичном пространстве на всех уровнях. Возникновение ряда аналогичных проектов в других странах - например, немецкая платформа Speakerinnen, а также американский sourcelist и британский Expert Women 2017 database (BBC) – убедило ее в необходимости развития российского аналога.

Запуск проекта Sh.E - She is an Expert, Moсква, март 2019. | Фото: Анна Тодич. Публикуется с разрешения автора.

Цель проектов Sh.E и "Спитай жінку" – повышение видимости женщин в информационном пространстве, а также укрепление женской солидарности и повышение уверенности женщин в своих силах. Нурия Фатыхова говорит об этом так:

– Sh.Е – это про то, что женщин-экспертов больше, чем вам кажется, про то, что надо верить в себя, поддерживать друг друга и уметь говорить о мире с разных точек зрения, помнить о разнообразии, ломать стереотипы и стигмы – и тогда у нас все получится: и бизнес будет успешнее, и конференция умнее, и исследование качественнее, и проект лучше, и мир добрее.

Одним из путей повышения видимости женщин-профессионалок является преодоление "комплекса самозванки". Действительно, ощутимое влияние на профессиональные возможности женщин оказывает их собственная неуверенность в своих силах как профессионалок. Например, согласно данным Аналитического исследования участия женщин на рынке труда Украины 2012 года, 19% работодателей и 27,5% женщин поддержали тезис о том, что мужчины являются более ценными работниками. Проект Sh.Е уверенно борется с этими комплексами:

– Эксперт – это не только человек с корочками. Мы взяли курс на антидисциплинарность, курс на работу с синдромом самозванки. Мы даже придумали значки с надписью "Ваша самозванка", потому что самоназываться, выступать, заявлять о себе, а не бояться – это то, в чем мы видим одно из решений проблем, – отмечает Нурия. – Мы исходим из латинского перевода слова expert – опыт. То есть для нас эксперт или экспертка - это те, кто готов делиться опытом с общественностью.

Ощутимое влияние на профессиональные возможности женщин оказывает их собственная неуверенность в своих силах.

Вместе с тем, несмотря на общественную значимость проекта, он вызвал неоднозначную реакцию. Перед стартом работы платформы Нурия разметила анонс в социальных сетях, чтобы оценить отклик женщин на эту инициативу. В ответ она получила множество негативных публичных комментариев и личных сообщений исключительно от мужчин. Основным аргументом критики было то, что подобные проекты, основанные на принципах сегрегации или квотирования, оскорбляют женщин, что они им не нужны и что они даже являются антифеминистскими. "Какой-то очень обидный проект для женщин. Типа они такие отсталые, давайте костыль им какой-нибудь дадим"; "Идея равноправия именно в том, чтобы не видеть (гендерных) различий...Если я бы делал какую-то конфу и все сильнейшие эксперты были бы женщинами, я бы не позвал мужика и наоборот" – писали комментаторы-мужчины.

В российской базе представлены 24 рубрики. Среди них, например, гендерные исследования, маркетинг и реклама, философия и психология, цифровые технологии, право, но есть и нетрадиционные, например, "ремесло". Включение этой рубрики основано на идее деконструкции понятия экспертности:

– Наше понимание экспертности – это человек, обладающий опытом, а не защитивший диссертацию… Например, женщина может делать мебель и это ее ремесло. И почему мы должны ее вычеркивать из сферы экспертизы? – говорит Нурия Фатыхова.

Запуск проекта Sh.E - She is an Expert, Moсква, март 2019. | Фото: Анна Тодич. Публикуется с разрешения автора.

Экспертки могут самостоятельно отправить заявку на включение как в украинскую, так и в российскую базу, их анкеты проходят техническую модерацию.

Принцип самостоятельного включения женщин в базу является основополагающим российской платформы Sh.E:

– Когда я разместила анонс о создании базы, я начала получать письма от женщин, в каждом втором были вопросы о том, как их буду оценивать или достаточно ли они экспертны, – говорит координаторка базы. – Меня поразило, что у потрясающе умных женщин и настоящих экспертов в разных областях была эта неуверенность и представление о том, что есть виртуальная комиссия, которая будет решать – они экспертки или нет.

– Мы не имеем права вмешиваться в определение экспертности. Человек, который хочет найти информацию в этой базе, сам может верифицировать – подходит ли ему человек или нет, – добавляет Нурия.

Включение женщин в украинскую базу "Спитай жінку" ведется чуть более целенаправленно:

– Принцип отбора несколько изменился. Первоначально он был полностью открытым, то есть, женщины сами добавлялись в базу, а потом в команду взяли менеджера, который не только контролировал базу, но и приглашал отдельных женщин-эксперток – представительниц нетипично женских профессий, потому что они меньше всего представлены в СМИ, – отмечает Вероника Новикова, одна из координаторок платформы.

Речь идет, например, о женщинах-пилотах, водолазах (в Украине в этой профессии сейчас работает всего одна женщина, поскольку до 2017 года она была включена в список запрещенных для женщин), полицейских, профессиональных спортсменках в силовых видах спорта. Не все их них охотно соглашаются на включение в базу.

"Женщина может делать мебель и это ее ремесло. И почему мы должны ее вычеркивать из сферы экспертизы?"

– Я столкнулась с тем, что если женщина не привыкла работать с масс-медиа, то она не до конца понимает зачем нужна эта база. Она не поддерживает идеи позитивной дискриминации и говорит, ну почему нужно добавлять меня, а не мужчин, которые сделали больше, чем я. Это, в частности, касалось, летчицы и спортсменки… Некоторые женщины, с которыми я общалась, скептически относятся к публичности и медийности, – говорит Катерина Мацюпа, вторая координаторка платформы "Спроси женщину".

Интересной особенностью российской базы является отсутствие в ней изображения женщин. Нурия Фатыхова отметила, что шейминг женщин в России в публичном пространстве начинается с их внешности. Поэтому было принято решение не выкладывать фотографии, чтобы пользователи опирались в оценивании эксперток исключительно на их профессиональные достижения.

Язык базы – русский, но проект, хотя и рассчитан на российскую аудиторию, готов выходить за пределы региона: Нурия Фатыхова приглашает русскоязычных женщин из других стран присоединиться к платформе.

Равенство с "гендером" - или без него?

Моральные паники о демографическом кризисе, разрушении института семьи и "угрозах гендера" являются распространенными как в Украине, так и в России. Вместе с тем, геополитические фактор и роль гражданского общества являются решающими в продвижении идей гендерного равенства.

Евроинтеграционные процессы и активная деятельность женских общественных организаций являются благоприятными факторами в Украине. Среди важных политических возможностей стоит отметить, что еще в 2006 году был принят "Закон об обеспечении равных прав и возможностей мужчин и женщин", в 2015 – норма о гендерных квотах в списках политических партий была внесена в "Закон о местных выборах", в 2016 году – существенно расширен список разрешенных для женщин профессий в военной сфере, а в 2017 году был отменен перечень запрещенных для женщин профессий. Вместе с тем, несмотря на позитивные политические изменения, сопротивление политике гендерного равенства и анти-гендерная риторика являются распространенным в сфере принятия решений. Например, ратификация Стамбульской конвенции о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашнем насилием была отклонена депутатами украинского парламента преимущественно из-за использования термина "гендер" в ее тексте.

Ратификация Стамбульской конвенции была отклонена депутатами украинского парламента из-за использования термина "гендер" в ее тексте.

По всей видимости, неотрадиционалистский социально-политический климат в России значительно препятствует продвижению идей гендерного равенства. Закон о декриминализации домашнего насилия, антиабортные инициативы, отсутствие закона о равных правах и возможностях мужчин и женщин, консервативнные и антигендерные высказывания политиков – эти законодательные инициативы и политическая риторика задает настороженное и часто негативное отношение общества к вопросам гендерного равенства.

На фоне противоречий, в той или иной степени существующих в государственной политике в сфере равных прав и возможностей женщин и мужчин Украины и России, деятельность женских организаций и проектов служит важным звеном, стимулирующим социальные изменения. Женские профессиональные сообщества и экспертные платформы создают безопасное и комфортное пространство для озвучивания женщинами своих проблем, для поддержки их профессионального роста и самооценки, для повышения их социальной и профессиональной видимости в обществе, где профессиональные качества женщин считаются вторичными и незначимыми.

Благодарим Фонд им. Генриха Белля в России за помощь в подготовке материала.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram