ОД "Русская версия"

Отправка на расправу

Как Европа депортирует чеченских беженцев в Россию вопреки решениям судов.

Жалавди Гериев
6 мая 2021, 9.37
Flickr. Некоторые права защищены

С началом второй российско-чеченской войны Европа стала убежищем для десятков тысяч уроженцев Чечни, бежавших от кровопролитной войны и преследований российских силовиков. До миграционного кризиса в Европе в 2015 году выходцы из России составляли одну из самых больших групп соискателей убежища. В 2013 году за убежищем в страны ЕС обратилось более 40 тысяч российских граждан, большинство – уроженцы Чеченской республики. В 2020 году просителями убежища из России стали 5,5 тысяч человек.

Как правило, чеченские беженцы из России попадают в Европу через Беларусь, а первой страной, в которой они просят убежище, становится Польша. При выезде из Беларуси в Польшу пограничники не смотрят на наличие разрешения на въезд в Европейский союз – и беженцы запрашивают убежище на польском пограничном посту. Для бегущих из России, не имеющих шенгенских виз, это самый легкий способ попасть в Европу. Но для большинства попросивших убежище Польша становится лишь транзитом в другие страны Западной Европы. Основная часть перебирается в Германию и Францию. Именно в этих двух странах образовалась самая многочисленная чеченская диаспора в Европе.

Однако, согласно дублинскому регламенту ЕС, ответственность за беженцев несет первая страна, в которую они прибывают. В соответствии с этим регламентом многих беженцев, перебравшихся из Польши в другие страны, отправляют обратно. Если же Польша не соглашается их принять, то беженцев ждет депортация в Россию.

Решение суда не закон

9 апреля 2021 французские власти депортировали уроженца Чечни Магомеда Гадаева из Парижа в Москву. В знак протеста Гадаев вспорол себе живот, а его адвокат Арно Тулуз подал жалобу в Национальный суд по вопросам убежища (CNDA), чтобы приостановить депортацию.

По словам самого Гадаева, он был осужден в 2006 году российским судом за участие во Второй российско-чеченской войне. После освобождения в 2009 году был похищен силовиками в Чечне и провел пять месяцев на базе грозненского ОМОН. Освободившись из-под незаконного заключения, Гадаев уехал в Польшу, где получил политическое убежище. В 2012 году он перебрался во Францию и также запросил статус беженца. В том же году он выступил свидетелем по уголовному делу о пытках на базе ОМОН в Грозном и дал показания против силовиков следователю СКР.

В январе 2019 года Франция отказала Гадаеву в убежище, поскольку у него уже был статус беженца в Польше. Однако Польша отозвала его статус и отказалась принимать обратно. Гадаев снова попросил убежище во Франции. На этот раз, в октябре 2020 года – спустя три дня после убийства учителя Самуэля Пати – французское агентство по делам беженцев (OFPRA) ответило ему очередным отказом, а сам Гадаев был помещен в депортационную тюрьму. По словам Арно Тулуза, адвоката Гадаева, 10 марта 2021 года суд постановил, что депортировать его в Россию нельзя, поскольку его нахождение там может быть небезопасным. 28 марта Гадаева выпустили из тюрьмы и обязали каждый день отмечаться в комиссариате. 8 апреля, когда он в очередной раз пришел отметиться, его задержали и снова посадили в тюрьму.

2021-04-16_12-36-28.png
Магомед Гадаев

Защитник Гадаева обжаловал решение об отказе в убежище в суде; заседание по жалобе было назначено на 28 апреля. Жена Гадаева и пять его детей остаются во Франции. Решение суда будет озвучено 19 мая.

В разговоре с oDR Арно Тулуз настаивает, что депортация Гадаева является "абсолютно незаконной": "Миграционные власти не имели права его выслать из страны до решения суда по срочной жалобе, которую он подал о законности его депортации. Кроме этого, в силе осталось решение о запрете депортации от 10 марта".

Тулуз связывает депортацию Гадаева с тем, что в ноябре 2020 года министр внутренних дел Франции Жеральд Дарманин договорился со своим российским коллегой Владимиром Колокольцевым о сотрудничестве по вопросам реадмиссии граждан России из Франции. По данным адвоката, министры договорились об отправке в Россию тех ее граждан, которым Франция отказала в убежище и которые состоят во французском списке "Fiche-S" (список граждан, которые отмечены государством как представляющие возможную опасность - прим. ред.). Сами министерства детали соглашений не раскрывали.

По словам Тулуза, Гадаев был судим во Франции дважды: за драку, из-за которой он был осужден на полгода, и за нарушение ограничений на передвижение, за что его посадили в тюрьму на несколько месяцев.

Сейчас Гадаев находится в Чечне – в республику его передали полицейские Нового Уренгоя, где он рассчитывал остаться после того, как ему разрешили покинуть аэропорт Шереметьево. 12 апреля силовики провели обыск в доме родителей Гадаева, в котором Магомед не был 11 лет. По версии следствия, там хранилось спрятанное им ружье. После отказа от независимого адвоката, предоставленного “Мемориалом”, Гадаев стал фигурантом уголовного дела о хранении оружия. Суд отправил его в СИЗО.

Силовые органы официально никак не комментировали его задержание. До депортации в Россию он не числился в российских базах розыска.

В ответ на запрос oDR, в пресс-службе посольства Франции в Москве прокомментировали, что разделяют позицию министерства внутренних дел Франции по поводу его депортации. На вопрос о том, следят ли в посольстве за ситуацией с Гадаевым в России, ничего не ответили.

"Макрон должен вернуть Гадаева обратно во Францию"

Депортация Гадаева вызвала бурное возмущение французских и международных правозащитников. Amnesty International и французская организация Le Comité Tchétchénie осудили власти Франции за нарушении закона и своих международных обязательств по защите прав человека. Они призвали президента Макрона "принять усилия по возвращению Гадаева во Францию".

Правозащитники указывают, что власти Франции усилили преследование представителей чеченской общины после убийства учителя Самуэля Пати. Чеченские активисты во Франции 14 апреля начали собирать информацию о депортированных беженцах и тех, кому грозит депортация. Они собираются передать эти списки правозащитникам для дальнейшей работы по этим делам.

15 апреля 12 крупных международных правозащитных организаций опубликовали совместное заявление о ситуации Гадаева. Правозащитники обвинили французские власти, в том, что они, по сути дела, отправили Гадаева на расправу, отметив что против него может быть сфабриковано уголовное дело, а сам он может стать жертвой пыток. Правозащитники потребовали у властей Франции "связаться с российской стороной для недопущения нарушения прав Гадаева, в том числе права на жизнь и права не подвергаться пыткам".

Сам Гадаев является членом чеченских общественных организаций "Барт Маршо" и "Ассамблея чеченцев Европы", базирующихся во Франции. Участники этих организаций выступают в том числе за "деоккупацию Чеченской республики Ичкерия".

Экстрадировать нельзя, депортировать

По данным чеченской правозащитной ассоциации Vayfond, занимающейся защитой прав кавказских беженцев в Европе, российские власти активно используют международные розыскные базы Интерпола для запроса экстрадиции чеченских беженцев, ищущих убежище в Европе. Как отмечают в Vayfond, часто российские органы объявляют беженцев в розыск по политическим мотивам и сфабрикованным уголовным делам. В организации заявляют, что с 2017 года добились снятия с розыска 15 уроженцев Северного Кавказа, внесенных в базы Интерпола Россией.

Однако отказ в экстрадиции объявленного в розыск человека не защищает его от депортации в ту же Россию

Правозащитная организация "Гражданское содействие" в своем последнем докладе "Почему жители России просят убежище в Европе" в качестве примера подмены европейскими властями экстрадиции депортацией приводит историю Шамиля Солтамурадова. В его экстрадиции в 2016 и 2017 годах России отказали власти Германии и Франции соответственно. Однако в 2018 году немецкие власти решили не давать Солтамурадову убежище и депортировали в Россию. Здесь его, как заявляют правозащитники, осудили на 17 лет по сфабрикованному уголовному делу об участии в незаконных вооруженных формированиях.

"Гражданское содействие" отмечает, что депортация чеченских беженцев из Франции и Германии в Россию начала набирать обороты с 2014 года. По мнению правозащитницы Светланы Ганнушкиной, эта ситуация с каждым годом ухудшается, а большинство депортированных беженцев, которым отказали в убежище в Европе, пропадают без вести или становятся фигурантами уголовных дел – их вынуждают признаться в несовершенных преступлениях под пытками.

Ганнушкина называет практику депортации беженцев по административному решению без права на обжалование чудовищной. "Это распад ценностей, которые принято называть европейскими", - говорит правозащитница. По ее мнению, в России не может быть речи о справедливом судебном разбирательстве над депортированными. В истории с Гадаевым, говорит правозащитница, власти Франции точно не могли не знать о грозящей ему опасности:

"Таким образом они [французские власти – прим.ред.] стали соучастниками незаконных действий в отношении Гадаева и несут прямую ответственность за его судьбу в России".

"Списки потенциально опасных"

В организации Vayfond заявляют, что европейские власти практикуют лишение статуса беженца, ссылаясь на отсутствие актуальности причин для беженства. Часто лишенные статуса бывают занесены в списки лиц, "представляющих опасность для национальной безопасности страны". Общественники заявляют, что в списки потенциально опасных спецслужбы могут занести иногда ошибочно или намеренно стигматизируя человека по религиозному и национальному признакам.

Вместе с тем в Vayfonde отмечают, что зачастую беженцы, сами не подозревая, дают повод спецслужбам для беспокойства своими высказываниями в интернете или контактами.

"Для человека это может быть незначительно, и на самом деле он даже не намеревается обидеть и муху, но для служб безопасности это серьезный звонок и ответственность", - говорят в Vayfond.

По данным научного сотрудника немецкого Института международных отношений и вопросов безопасности доктора Рафаэля Боссонга, критерии и последствия нахождения человека в списках потенциально представляющих угрозу, которые ведут все страны Европы, во многих из них четко не определены. Так, во французском списке Fiche-S состоит до 50 тысяч человек, и он, в основном, сфокусирован на предполагаемом "исламском терроризме". В аналогичном немецком списке Gefährder значится порядка 20 тысяч человек, и здесь основной фокус сделан на правых воинствующих экстремистах. При этом, отмечает эксперт, в некоторых странах есть проблема правового определения терроризма и преступления на почве ненависти.

23017130975_7bf8f962f2_c.jpeg
Часто лишенные статуса бывают занесены в списки лиц, представляющих потенциальную опасность для страны | Flickr. Некоторые права защищены

Хоть нахождение в списках и не является приговором, оно может быть сопряжено с разными ограничениями. Также человек может не знать, что он находится в списке, а в это время за ним может вестись наблюдение. Теоретически, по словам доктора Боссонга, возможно узнать, находится ли человек в таких списках, но запрос также может быть отклонен в целях "национальной безопасности".

Замучены и убиты

Известны случаи, когда депортированные из Европы в Россию соискатели убежища погибали при невыясненных обстоятельствах. Перед этим их задерживали российские силовые структуры.

Так, в декабре 2012 года в Чечне был найден мертвым Умар Белимханов. Годом ранее ему отказали в убежище в Норвегии и депортировали в Россию. Спустя полгода после депортации Белимханов написал письмо норвежским правозащитникам о том, что был похищен в Чечне и подвергался пыткам. В письме он жаловался, что ему предъявляли интервью норвежским СМИ, в которых он рассказывал о нарушении прав человека в Чечне.

В качестве официальной версии гибели Белимханова была названа автомобильная авария, однако адвокат Брюн Риснес, представлявший его интересы в Норвегии, утверждал, что якобы попавшая в аварию машина была без царапин, а на теле Белимханова были обнаружены следы пыток.

В июне 2013 года в Чечне было найдено тело другого депортированного из Норвегии соискателя убежища из Чечни – Апти Нажуева. По данным правозащитников, Нажуев был похищен 18 мая 2013 года, а через месяц его тело нашли в реке Аргун со следами пыток.

В феврале 2015 года в Чечне после задержания силовиками погиб 22-летний Кана Афанасев. Тремя месяцами ранее он был депортирован из Швеции после отказа в убежище.

В июле 2015 года в Москве пропал уроженец Чечни Заурбек Жамалдаев. Ему двумя годами ранее отказали в убежище в Польше и депортировали в Россию. Друзья Жамаладева сообщали правозащитникам о том, что незадолго до его исчезновения за ним следили неизвестные люди.

В августе 2018 года после депортации из Польши в Россию был похищен Азамат Байдуев. Позже МВД по Чечне объявило, что Байдуев признался в участии в НВФ. Российский суд приговорил его к шести годам лишения свободы. В 2019 году суд в Польше признал, что депортация Байдуева была незаконной.

30537024474_e9247b6c1b_c.jpeg
Flickr. Некоторые права защищены

25 марта 2021 года немецкая полиция увезла из квартиры в Берлине 32-летнего соискателя убежища из Чечни Нурмагомеда Мамуева. Семье Мамуева полицейские не объяснили, куда его забирают. Вечером того же дня Мамуев позвонил жене уже из Чечни. Он рассказал, что из Берлина его депортировали в Москву, а оттуда доставили в Чечню. После допроса в отделе полиции сотрудники привезли Мамуева в его родительский дом в селе Шалажи. Отсюда он уехал в 2009 году, после гибели старшего брата. Полицейские сказали семье Мамуева, что у них к нему нет претензий. Однако утром 26 марта за ним приехали другие сотрудники российских силовых структур. Семье сказали, что его "отпустят после допроса".

Правозащитный центре "Мемориал" собщил, что 19 апреля силовики отпустили Мамуева. На основании чего силовики удерживали его почти месяц, неизвестно.

Ильяс Садуев и Лези Арцуев, также депортированные из Франции 12 марта и 5 апреля 2021 года, пропали без вести, сообщает "Мемориал".

"Запрет на депортацию в таких случаях является абсолютным"

В офисе Верховного комиссара Совета Европы ответили oDR, что внимательно следят за ситуацией с правами соискателей убежища в странах-участницах Совета, однако не стали комментировать конкретные дела.

Спустя неделю после депортации Гадаева ЕСПЧ принял сторону другого чеченского беженца в его иске против Франции. Беженец K.I., осужденный во Франции за намерение уехать в Сирию для ведения боевых действий, жаловался на аннулирование своего статуса беженца и решение о депортации в Россию. ЕСПЧ установил, что при вынесении постановления о депортации французские власти не учли тот факт, что истец может быть до сих пор квалифицирован как беженец, несмотря на то, что его статус был аннулирован. Если бы Франция депортировала истца, постановил суд, она бы нарушила статью 3 (запрещение пыток) Европейской конвенции о правах человека.

Верховный комиссар СЕ по правам человека Дуня Миятович в беседе с oDR пояснила, что каждое государство Совета Европы при принятии решений о предоставлении убежища или возвращении соискателей убежища на родину должно оценивать в каждом отдельном случае риск серьезных нарушений прав человека.

"Недостатки в защите прав человека в Чечне хорошо задокументированы. Как я уже заявляла, тревожная информация о похищениях, незаконных задержаниях, пытках и других нарушениях прав человека в Чечне поступает регулярно. [...] Если существует реальная опасность того, что соответствующее лицо после возвращения в страну может быть подвергнуто пыткам или другому жестокому обращению, страны Совета Европы не должны высылать этого человека туда. Запрет на возвращение в таких случаях является абсолютным, и государства не могут его обойти каким-либо образом, независимо от происхождения вовлеченного лица".

oDR openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData