ОД "Русская версия"

Война миров

В Екатеринбурге горожане вышли на массовые протесты по поводу строительства новой церкви. Властям выгодно делать вид, что они за "православие" – но большинству горожан нужно не новое культовое сооружение, а зеленый сквер.

Федор Крашенинников
16 May 2019
Защита христианских ценностей в Екатеринбурге. Май 2019.
|
Фото: TASS/SIPA USA/PA Images. Все права защищены.

С 13 мая в Екатеринбурге продолжаются протесты по поводу строительства церкви Св. Екатерины на месте одного из главных городских скверов. Спонсоров строительства – "Русскую медную компанию " (РМК) и "Уральскую горно-металлургическую компанию" (УГМК) – поддерживают местные власти. Застройщики обнесли сквер забором, установка которого закончилась противостоянием вышедших на улицу горожан с органами правопорядка и “титушками”.

Чтобы понять весь накал и всю абсурдность происходящего сейчас в Екатеринбурга, надо увидеть мировоззренческий раскол внутри российского общества и специфическую роль власти в этом процессе.

Несмотря на то, что российское общество в своей основной массе нерелигиозно или, во всяком случае, малорелигиозно, правящий класс воцерковился почти целиком. Скорее всего, это связано с желанием во всем подражать президенту – однако вполне может быть, что богатым и влиятельным людям, действительно, хочется найти какую-то мистическую опору в жизни, иррациональное объяснение своему жизненному успеху и социальному триумфу. Православие позволяет им не только найти и обосновать свое место во вселенной, но и получить универсальную логику для отношений с окружающим миром: мы – добро, нас бог благословил, мы несем заблудшим свет и спасение, боремся с бесами и дьяволом, а те, кто против нас – они против бога и его церкви. И вишенка на этом торте: раз всякая власть от бога, то лояльность Путину – это и есть православие. Здесь круг замыкается; мир становится черно-белым и очень понятным.

Раз всякая власть от бога, то лояльность Путину – это и есть православие.

По сути, православие по умолчанию стало государственной религией и как бы к духовным вопросам ни относился каждый отдельный чиновник или крупный предприниматель, само собой разумеется, что лучше всего для карьеры и бизнеса быть православным – и демонстрировать это всеми возможными способами.

Живя в окружении себе подобных, своих подчиненных, сотрудников или клиентов, воцерковившаяся элита России убедила себя в том, что и вся страна живет и мыслит также как они – за исключением горстки маргиналов, характеризуемых в категориях "геи, атеисты, либералы и сатанисты ".

Естественно, РПЦ играет во всем этом колоссальную роль: она и утешает своих богатых, влиятельных и знаменитых прихожан, и помогает им решать вполне практические задачи. Бесконечные благотворительные фонды, участие в совместных паломничествах и прочих религиозных мероприятиях стали своеобразными клубами, где люди общаются в среде себе подобных и решают вопросы в благостной, высокодуховной атмосфере. Кроме того, активная работа с РПЦ открывает особо крупным спонсорам дополнительный канал общения с верховной властью – через патриарха. В благодарность РПЦ получает финансирование, защиту от конкурирующих конфессий, а также бесчисленные объекты недвижимости и земельные участки по всей России.

Граждане Екатеринбурга протестуют по поводу возведения в центре города новой церкви. | Фото: TASS/SIPA USA/PA Images. Все права защищены.

Итак, правящий класс современной России живет насыщенной религиозной жизнью и искренне полагает, что бесконечные молебны и строящиеся по всей России церкви вызывают у беднеющего и фактически лишенного политических прав населения те же самые эмоции.

На самом деле, настроение в обществе далеко от предписанного ему религиозного умиления. Во-первых, далеко не все представители старших возрастных групп, прожившие основную часть своей жизни в СССР, воцерковились на старости лет. Во-вторых, что вполне естественно, поколение среднего возраста в большинстве своем тоже довольно далеко от религии, потому что не получило религиозного воспитания от своих неверующих или условно верующих родителей. И, в-третьих, наконец, молодежь и вовсе далека от православия, за исключением очень маленькой группы, выросшей в религиозных семьях и получивших религиозное воспитание и образование. Российская молодежь воспитана интернетом, а не телевизором: достаточно посмотреть топ самых популярных персон и роликов ютуба, чтоб понять, насколько мир интернета далек от благостных картинок всеобщего воцерковления.

Настроение в обществе далеко от предписанного ему религиозного умиления.

Самую очевидную и ясную картину религиозности населения дают ничтожные цифры посещения храмов в важнейшие церковные праздники, исправно публикуемые МВД. Судя по ним, религиозная активность присуща лишь нескольким процентам населения, а все остальные миллионы россиян во всем этом не участвуют – потому что не верят в бога или верят в него как-то иначе, не по канонам православия.

К сожалению – и даже к изумлению – приходится констатировать, что ни РПЦ, ни воцерковившаяся верхушка общества вовсе не пытается работать с нерелигиозным большинством населения. Дискуссии, внутреннее миссионерство, создание привлекательного образа церкви для неверующих и особенно для молодежи – все это если и занимает РПЦ и ее влиятельных адептов, то скорее в теории, чем на практике.

В практическом смысле церковь и ее богатые и влиятельные прихожане предпочитают просто не замечать того, что вне пределов их интеллектуального влияния и внимания находится более 90 процентов населения страны – те, кто вообще никогда не посещает богослужения или делает это несколько раз в жизни, не особо вникая в смысл происходящего.

Ни РПЦ, ни воцерковившаяся верхушка общества не пытается работать с нерелигиозным большинством населения.

Почему возникла вся эта непонятная для многих ситуация в Екатеринбурге? Потому что богатейшие люди региона, церковь и вся власть мыслят в религиозной парадигме и пытаются общаться с полуторамиллионным светским городом так, будто на самом деле он – религиозная коммуна, где лишь несколько маргиналов выбиваются из общего хора молящихся.

Центр Екатеринбурга плотно застроен церквями – и старыми, и возведенными в последние годы. А вот зеленых пространств в городе очевидным образом не хватает. С точки зрения нерелигиозного человека, церквей вполне достаточно и очень хочется оставить хоть какие-то места для прогулок.

Но эта логика совершенно непонятна власти и церкви: во-первых, храмов много не бывает – говорят они. А во-вторых, городу обязательно нужен кафедральный собор в честь святой Екатерины, небесной покровительницы города. Эта фраза, звучащая совершенно абсурдно и даже непонятно для любого далекого от православия человека, по сути своей является единственным и самым главным обоснованием всей идеи строительства.

Происходящее в Екатеринбурге – это настоящая война миров, битва двух различных мировоззрений, причем носители каждого искренне недоумевают, почему оппоненты не принимают их логику, такую простую и понятную. Сторонники строительства церкви (в большинстве случаев – священники, православные активисты, представители власти и коммерческих структур, спонсирующих стройку) предлагают всем приходить в церкви и получать там ответы на все вопросы, а также обещают сделать новую церковь такой красивой и открытой для всех, что даже атеистам понравится.

Богатейшие люди региона, церковь и вся власть пытаются общаться с полуторамиллионным светским городом так, будто на самом деле он – религиозная коммуна.

Их оппоненты, большинство из которых или вовсе не ходит ни в церковь, ни в мечеть, ни в молельный дом, ни в синагогу, предлагают поставить ценность человеческого права на прогулку по скверу выше желания почтить святую Екатерину. Первые не могут понять, что в церковь ходят только верующие данной конфессии, а остальным это сооружение (тем более свежепостроенное) неинтересно, и нет ни одного повода туда заглянуть. Вторые же не понимают, что для религиозного человека его вера стоит даже выше его собственных интересов, а уж тем более выше желания каких-то там посторонних людей гулять вечерами по траве.

В Екатеринбурге прорвало тот нарыв, который очевиден любому вдумчивому наблюдателю: современная Россия – светское государство не только и не столько по конституции, сколько по образу жизни подавляющего числа ее граждан.

Клерикальный проект в России обречен, потому что не имеет под собой никакой базы, а любые рассуждения про "православный Иран" – досужие домыслы. В Иране сначала большинство населения исправно ходило в мечети по пятницам, а потом к власти пришли муллы, свергнув относительно светский и баснословно коррумпированный режим шаха. В России же все наоборот: коррумпированная и абсолютно воцерковленная власть пытается принудить население ходить в церкви или хотя бы подчиняться религиозным авторитетам, при том что механизмов для этого у нее нет и не появится. Битву за головы молодежи власть и церковь проиграли – поэтому рассчитывать они могут только на дубинки ОМОНа и кулаки спортсменов. Встречная реакция, впрочем, будет соответствующей.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram