ОД "Русская версия"

Лагеря перевоспитания в Синьцзяне: как казахи борются за судьбы своих сородичей – и почему проигрывают

Угроза "китайской экспансии" тревожит казахов куда больше, чем тяжелое положение казахской диаспоры в концлагерях Синьцзяна.

Берикбол Дукеев
11 июня 2021, 1.03
Протест против строительства китайских заводов в Казахстане
|
(c) REUTERS / Alamy Stock Photo

Вот уже более ста дней небольшие группы демонстрантов (многие из них – женщины) пикетируют китайское консульство в Алматы, пытаясь узнать что-то о своих родственниках, пропавших в Синьцзяне – регионе Китая, расположенном у границы с Казахстаном.

"Мы не остановимся, пока они не выпустят наших родных, – говорит одна из участниц в сотый день протеста. – Даже если нас расстреляют, даже если нас порубят на куски, даже если нас поубивают".

Протесты направлены против китайской программы насильственного "перевоспитания", которая касается в первую очередь уйгуров, живущих на северо-западе страны. Свидетельства казахов, прошедших через так называемые "лагеря политического перевоспитания" в Китае, а также истории их побега из Синьцзяна в Казахстан, получили широкую огласку.

Некоторые жители Казахстана проявляют солидарность с демонстрантами, жертвуя деньги на еду и транспорт, однако в целом протест не вызывает особого резонанса. Несмотря на то, что в стране сильны антикитайские настроения, участь казахов в Синьцзяне не находит отклик среди широких слоев казахстанского населения. Причин тому, по-видимому, две: ограничение гражданских свобод и неприязнь к представителям диаспоры, вернувшимся в Казахстан.

Недостаточная степень интеграции

Начиная с 1992 года, Казахстан активно способствовал возвращению казахского населения из соседних стран посредством законов и постановлений, известных в народе как "программа для оралманов" (казахский термин "оралман" означает "репатриант"). С тех пор, как этот проект был запущен, в Казахстан переехало более миллиона этнических казахов, что положительно сказалось на демографическом и экономическом росте страны. Однако эффективная программа интеграции так и не была разработана. Популистские заявления правительства насчет объятий, распахнутых навстречу братьям, не подкрепляются никакими скоординированными долгосрочными инициативами.

Нуриддин Султанмуратов, политический обозреватель журнала "Центр Азии", утверждает, что репатриация стала "большой дилеммой для Казахстана". Некоторые жители страны возмущаются, дескать, почему участники программы оралманов получают специальные привилегии, в то время как остальное население остро нуждается в материальной помощи.

Поначалу правительство принимало в каждый из регионов страны определенное количество репатриантов, но в такой системе распределения не были предусмотрены региональные потребности в рабочей силе. Осенью 2011 года в адрес репатриантов прозвучали такие обвинения: чужаки-переселенцы организовали забастовку нефтяников в Жанаозене (впоследствии, зимой того же года, эта забастовка закончилась расстрелом рабочих). В связи с жанаозенскими событиями правительство отозвало постановление об определении квот для оралманов на 2011-2014 годы; в 2014 году, учтя потребность в рабочей силе, оно возобновило программу расселения репатриантов по регионам, нуждающихся в трудовых ресурсах.

С середины 2000-х в разных точках страны начали открываться так называемые "центры интеграции" для репатриантов. В 2017 году автор статьи посетил эти центры в Актау, Караганде и Шымкенте в рамках полевого исследования. В ходе него выяснилось, что изначально эти учреждения должны были предоставлять приехавшим временное жилье, чтобы облегчить адаптацию на первых порах, но некоторые репатрианты остались и живут в этих центрах вот уже несколько лет. Интеграции препятствует бюрократическая волокита, застой на рынке труда и ограниченный доступ к юридическим услугам. В частности, казахи, приехавшие из Китая и живущие в Караганде, рассказали, что из-за отсутствия документов на казахском языке им пришлось платить за перевод с русского.

Отсутствие социальной адаптации и экономическое неравенство представляют реальную угрозу для репатриантов

Слово "оралман" стало все чаще использоваться с пренебрежительным оттенком, что усугубляет негативные стереотипы, связанные с низкоквалифицированной работой, на которую удалось устроиться этим людям. В 2020 году правительство официально заменило термин "оралман" на "кандас" ("соплеменник" - казахск.).

Боязнь китайского влияния

Вот уже несколько лет в Казахстане наблюдается сильное недовольство в связи с экономическим присутствием Китая.

В 2016 году в социальных сетях началось нагнетание паники касательно сельскохозяйственных земель: утверждалось, что они будут сданы в аренду – и в конечном итоге проданы – китайским компаниям. В результате начались протесты. Митинги против законодательных изменений, позволяющих иностранцам арендовать земли на 25 лет, проходили в крупнейших городах Казахстана; на них собиралось свыше 2000 человек – беспрецедентный случай в стране, где власти жестко контролируют и часто разгоняют массовые собрания.

Чтобы успокоить общественность, власти наложили мораторий на земельные реформы и устроили небольшое публичное обсуждение этой темы. В мае 2021 года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал закон, запрещающий продажу и передачу в аренду земли иностранцам.

В сентябре 2019 года, как раз перед тем, как Токаев отправился с официальным визитом в Пекин, в Казахстане прошел ряд пикетов против переноса китайских промышленных и сельскохозяйственных предприятий в Казахстан.

Начались эти протесты на западе страны, где экономическое присутствие Китая явственно ощущается в нефтегазовом секторе – одной из ключевых отраслей казахстанской экономики. В 2020 и 2021 году состоялось несколько небольших митингов против "экономической экспансии Китая". Самые недавние митинги прошли в марте и мае в Алматы: несколько сотен человек выразили свое возмущение в связи со строительством китайских предприятий в Казахстане. Ранее, в 2019 году власти опубликовали список, в который входят свыше 50 совместных проектов, запущенных в рамках официального промышленного и инновационного сотрудничества между Казахстаном и Китаем.

Тем не менее кампания помощи казахам Синьцзяна получила несравнимо меньше поддержки, чем кампания против экономического присутствия Китая.

Консенсус не достигнут

В Казахстане правозащитники – отдельные активисты и организации – находятся в числе тех, кому грозит преследование со стороны властей. Именно это и произошло с правозащитной группой "Атажурт", которая задокументировала показания родственников пропавших и очевидцев событий, происходящих в синьцзянских лагерях перевоспитания.

"Атажурт" собрал около 5000 свидетельств тех, кто потерял связь с родными в Синьцзяне (в том числе письменных заявлений и видео-обращений). Волонтеры "Атажурта" ездили по городам и деревням Казахстана, собирая материалы, и некоторые из опубликованных ими обращений помогли людям вернуться из Синьцзяна в Казахстан. Международные правозащитные организации, обращая внимание мирового сообщества на синьцзянскую ситуацию, писали о работе "Атажурта" и о самих материалах, собранных его участниками.

Однако власти все сильнее давили на "Атажурт". В 2019 году его руководителя Серикжана Билаша арестовали и обвинили в "разжигании межнациональной розни". Затем – после процессуального соглашения о признании вины – Билаша выпустили, однако суд запретил ему руководить общественными объединениями в течение семи лет. После освобождения он уехал в Турцию, а сейчас живет в США.

После этого "Атажурт" столкнулся с рядом проблем – как внутренних, так и внешних. Сначала он раскололся из-за внутренних противоречий, а потом и вовсе распался из-за недостатка финансирования. За этим последовали еще и нападки в прессе: группа общественных деятелей (некоторые из них известны своими националистическими убеждениями) написала открытое письмо, в котором осуждала "Атажурт" за некомпетентное освещение событий в Синьцзяне, утверждая, что неправительственные организации не вправе заниматься вопросами подобного масштаба, что это дело правительства.

То, что внутри "Атажурта" не было консенсуса касательно продвижения кампании и то, что организацию обвинили в некомпетентности, сыграло на руку и казахстанскому, и китайскому правительству, поскольку позволило отодвинуть проблему на периферию внешней политики и ослабило поддержку со стороны общественности.

Отсутствие социальной адаптации среди репатриантов, их маргинализация и экономическое неравенство в стране привели к тому, что широкая публика стала терять интерес к проблемам казахов Синьцзяна. Что до казахстанского правительства, то оно не желает заниматься ни индивидуальными случаями, ни проблемой в целом.

Казахским националистам важнее защитить земельные участки от китайских бизнесменов, чем помочь сородичам, заключенным в китайских лагерях перевоспитания

Один из участников пикета у консульства Китая в Алматы – Байболат Кунболатулы, казах, вернувшийся из Синьцзяна в 2002 году и получивший казахстанское гражданство в 2008. Его брат пропал в Синьцзяне в 2018. В интервью oDR Кунболатулы заявил: "Я думаю, что мой брат – политзаключенный. Он не совершал никакого преступления". Брата Байболата приговорили к десяти годам тюремного заключения за то, что он якобы написал в социальных сетях комментарии, разжигающие межнациональную рознь.

unnamed_rSOs4Ur.width-800.png
Байболат Кунболатулы

В 2020 году Байболат написал в министерство иностранных дел Казахстана с просьбой помочь ему получить информацию о брате. Министерство ответило, что Баймурат Наурызбек, брат Байболата, является гражданином Китая, поэтому оно не может ничего поделать, поскольку не вправе вмешиваться во внутренние дела другого государства.

Таким образом, Байболат и другие родственники жертв насилия, оставшихся в Синьцзяне, не имеют ни государственной, ни общественной поддержки. Парадоксальным образом, для казахских националистов важнее защитить земельные участки от китайских бизнесменов, чем помочь сородичам, заключенным в китайских лагерях перевоспитания.

oDR openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData