ОД "Русская версия"

Расклад сил в Беларуси. Политическая борьба без социальных требований?

Фальсификация результатов выборов и масштабное насилие со стороны власти вызвали небывалый протест и консолидацию населения Беларуси. Но соответствует ли экономическая программа оппозиции интересам большинства избирателей, включая рабочих, принявших активное участие в протестных выступлениях?

Юрий Глушаков
21 August 2020
(c) STR/NurPhoto/PA Images. Все права защищены

Несмотря на явное отступление властей, ситуация в Беларуси полна неопределенности. Александр Лукашенко по-прежнему считает себя президентом и не собирается отказываться от власти ни при каких обстоятельствах. "Эту страну они не получат", “Президентами не становятся, президентами - рождаются”, - заявляет он при любой возможности. Он также не изъявляет никакого желания идти на переговоры с протестующими и искать компромисс.

Координационный совет оппозиции и участники протестных акций требуют признания прошедших выборов недействительными и немедленной отставки Лукашенко, а также освобождения всех арестованных и расследования случаев полицейского насилия. В качестве метода мирного трансфера власти оппозиция предлагает проводить круглые столы с участием общественности и представителей госорганов и призывает население продолжать протесты и забастовки. Насколько эти действия оправданы в текущих условиях, и хватит ли у оппозиции реальных сил для реализации своих требований?

Слабые места режима

Лукашенко пришел к власти в далеком 1994 году на волне социального недовольства, вызванного развалом Советского Союза и "рыночными реформами" в экономике. Однако очень быстро стал отступать от своей популистской программы – уже в 1995 году в Беларуси были отменены социальные льготы. Затем была введена принудительная контрактная система найма на работу, ограничено государственное регулирование цен, повышен пенсионный возраст.

Страна попала в финансовую зависимость от МВФ именно в правление Лукашенко и в обмен на кредиты вынуждена послушно выполнять все требования монетаристов по урезанию социальных программ. Единственное, на что не пошел Лукашенко – это на масштабную приватизацию крупных предприятий. Тем не менее деятельность независимых профсоюзов была существенно ограничена, а их лидеры подверглись преследованиям.

Все выборы после 1994 года происходили с многочисленными и грубыми нарушениями. Поэтому к нынешнему голосованию действующий президент подошел с весьма низким рейтингом. Независимые опросы мнений избирателей в Беларуси запрещены, но выборочные исследования показывали поддержку Лукашенко не выше 25%. Какие же факторы сыграли роль?

Во-первых, на настроения избирателей сильно отразилось тяжелое социальное положение большинства из них. Официально средняя зарплата в Беларуси в мае этого года составляла в эквиваленте $505. Однако реальная средняя зарплата в провинции была около $250-300. Во-вторых, рейтинг Лукашенко сильно обрушила его позиция по эпидемии коронавируса. В Беларуси не был введен карантин, школы и предприятия продолжили свою работу. У многих возникли подозрения, что официальные сводки министерства здравоохранения существенно занижали количество заболевших и умерших от Covid-19. В-третьих, отрицательный результат дали попытки властей запугать общество: Лукашенко заявлял, что в случае необходимости без сомнения отдаст приказ стрелять. Но это не сработало.

беларусь2.jpg
President.gov.by

Сегодня, уже после очевидного провала, власть продолжает использовать любимую риторику: вспоминает прошлые заслуги президента ("отвел страну от пропасти в 90-е") и обвиняет оппонентов и протестующих в том, что они якобы являются “агентами внешних сил", "наркоманами", "зомбированными соцсетями". Чтобы продемонстрировать хоть какую-то поддержку, организует митинги "За мир и стабильность", на которые под угрозой увольнения сгоняют работников бюджетной сферы. Но в деле удержания симпатий избирателей крайне бюрократизированная система власти оказывается чрезвычайно неэффективной.

Последняя неделя продемонстрировала, что серьезнейший кризис наметился в рядах самого правящего класса Беларуси. После выборов некоторые высокопоставленные чиновники подают в отставку, есть случаи отказа от службы со стороны силовиков. Все попытки Лукашенко наспех изобрести некую "государственную идеологию" оказываются неудачными. В этом отношении его вертикаль оказалась в более незавидном положении, чем партийная номенклатура времен Брежнева.

Сейчас противостояние власти и ее оппонентов находится в фазе неопределенного равновесия. И исход этой конфронтации далеко не предрешен: несмотря на подъем протестного движения, вопросы есть и к либеральной оппозиции.

Рабочие против репрессий

В прошлом основными оппонентами действующей власти выступали оппозиционные партии, как либерально-националистической, так и левой направленности. Но в условиях отсутствия свободных выборов эти партии превратились в большие политизированные НГО.

Сенсацией этого избирательного сезона стало появление на политической сцене новых лидеров. В качестве претендентов в кандидаты выступил блогер и предприниматель Сергей Тихановский, банкир Виктор Бабарико и бывший первый заместитель главы администрации президента РБ Валерий Цепкало. Тихановский - классический популист. Цепкало и Бабарико - тяжеловесы из фактически правящего истеблишмента, и первоначально многие даже восприняли их как спойлеров от власти. Но вскоре выяснилось - это реальная оппозиция Лукашенко.

В отличие от старой оппозиции, новые кандидаты опирались на неожиданно пришедшие в движение широкие слои населения

Вокруг Светланы Тихановской, жены блогера Тихановского, сплотились самые разные социальные группы – мелкие предприниматели и рабочие, молодежь и пенсионеры, интеллигенция и крупный бизнес. Дополнительную напряженность для режима создало большее количество гастарбайтеров – сезонных рабочих, которые из-за карантина не смогли уехать на работу в Россию или Польшу. С помощью телеграм-каналов начался интенсивный процесс самоорганизации.

В качестве экономической программы в штабе Тихановской решили использовать концепцию, разработанную ранее либеральными экономистами для "единого кандидата" от оппозиции. Она предусматривает масштабную приватизацию, введение "свободного найма" рабочей силы и другие антисоциальные меры. Но в эйфории борьбы с авторитарным режимом рядовые избиратели не думают об этом. В своих непосредственных выступлениях перед избирателями "объединенные штабы" не говорят о неолиберальных реформах. А Мария Колесникова, выступая на митинге в Гомеле, собравшем 14 тыс. человек, наоборот, пообещала "вернуть рабочим уважение" и привлечь их к участию в управлении предприятиями.

беларусь3.jpg
Вероника Цепкало, Светлана Тихановская и Мария Колесникова | (c) Celestino Arce/NurPhoto/PA Images. Все права защищены

Такие обещания ожидаемы: рабочие предприятий в сегодняшних протестах играют очень активную роль. Они поддержали остальных протестующих после того, как против мирных участников акций 9 августа были брошены специальные силы милиции. Действия отрядов особого назначения сопровождались невиданной ранее жестокостью: против мирных демонстрантов применялись светошумовые гранаты, резиновые пули и другие спецсредства. Задерживались не только участники протестов, но и множество совершенно случайных прохожих: было арестовано до 7 тысяч человек.

По многочисленным свидетельствам арестованных, они подвергались избиениям и истязаниям не только при задержании, но и в отделениях милиции и в местах содержания. Только по официальным данным министерства здравоохранения более 200 человек попали в больницы, некоторые – в тяжелом состоянии до сих пор находятся в реанимации. В Пинске мужчина получил огнестрельное ранение головы, и впоследствии - скончался. По меньшей мере, 3 человека – погибло. Еще 80 человек пропали без вести, их розыск сейчас продолжается.

Столь беспрецедентное насилие не остановило протестующих, а только вызвало взрыв гражданского возмущения. Первыми против террора выступили женщины и девушки. В течение последовавшей за выборами недели они в белых одеждах стали выходить на улицы и площади белорусских городов с требованиями остановить насилие. 13-14 августа протестное движение перекинулось на предприятия. Одними из первых забастовали заводы МАЗ в Минске, "ГродноАзот" в Гродно и Белорусский металлургический завод в Жлобине. Собрания и выступления рабочих с требованием остановить насилие, освободить всех арестованных и провести свободные выборы стали проходить на других предприятиях. Именно выступления рабочего класса вынудили власти остановить массовые аресты протестующих. После четырех дней жестоких репрессий власти вынуждены были прекратить жестокие преследования. Министр внутренних дел Юрий Караев принес извинения за действия своих подчиненных. Началось освобождение арестованных, в том числе – и досрочное.

В воскресенье 16 августа в Минске и всех крупных городах Беларуси состоялись невиданные по массовости акции. В столице "Марш за свободу" собрал, по разным данным, от 120 до 220 тысяч. Десятки тысяч людей вышли в Бресте, Гродно, Гомеле и многих других местах. Милиция не вмешивалась, акции проходили в атмосфере всеобщего праздника. Во ряде городов представители администрации и силовиков вынуждены были оправдываться перед людьми за преступления своих подчиненных.

В понедельник 17 августа забастовка продолжилась и стала расширяться. Шахтеры Солигорска объявили бессрочную стачку и вышли на митинг в центре города. Бастовали либо участвовали в акциях солидарности такие крупнейшие предприятия страны, как "Беларуськалий", "Нафтан", МЗКТ, МТЗ, МАЗ, БМЗ, БЕЛАЗ, Полоцк-Стекловолокно и другие. Только в забастовочный комитет Гродно поданы заявки от 22 предприятий, включая местную авиакомпанию. Феноменальным образом к забастовке присоединились журналисты государственного телевидения БТ, ранее активно участвующие в информационной войне с оппозицией. Несколько тысяч рабочих с МАЗа прошли шествием к зданию государственного телевидения.

Лукашенко на вертолете прилетел на Минский завод колесных тягачей (МЗКТ) и свое выступление, где уговоры перемежались с угрозами, вынужден был закончить под крики рабочих "Уходи!". После этого несколько человек было задержано. В тот же день по призыву Светланы Тихановской был сформирован первый состав Координационного Совета по трансферу власти. Аналогичные советы стали формироваться на местах.

Демократизация с прицелом на неолиберализм

Сейчас однако можно констатировать, что в большинстве случаев на предприятиях нет забастовки как таковой. Чаще речь идет о собраниях, резолюциях или шествиях. На многих предприятиях администрация по-прежнему удерживает ситуацию под контролем. Так, на крупнейшем заводе Гомеля "Гомсельмаше" рабочих просто запирают в цехах.

Рабочая мобилизация на протесты происходила зачастую стихийно, независимые профсоюзы долго занимали выжидательную позицию и включились в борьбу несколько позже

К тому же, их влияние на предприятиях крайне ограничено из-за административного противодействия. Прежде всего, инициаторами выступлений стали молодые рабочие крупных столичных предприятий. Рабочие старших возрастов и в провинции более консервативны и инертны в этом отношении.

Также рабочим со стороны либеральных идеологов навязывается чисто политическая повестка. Белорусский независимый профсоюз (БНП) уже заявил о создании Национального стачечного комитета. Но от его имени часто выступают люди, никакого отношения к рабочему движению не имеющие. Если стачкомы и выдвигают социальные требования, например, отмены контрактной системы или повышения пенсионного возраста, то оппозиционные СМИ не сообщают об этом. Также объявлена кампания по материальной поддержке бизнесом стачечников.

Кроме этого, в информационном пространстве действует телеграм-канал "ЗабастовкаВY". Он представлен классическими марксистами и предлагает для рабочих воззвания, выдержанные в духе классовых интересов. Кроме требований непризнания выборов и демократии там предлагается добиваться запрета приватизации, отмены контрактной системы, пенсионной реформы, налога на безработных по Декрету № 3, установления на предприятиях рабочего контроля. Но пока влияние этой группы среди коллективов предприятий ограничено.

За несколько недель до выборов в Минске состоялось совещание левых партий и профсоюзов, в котором приняли участие Белорусская партия левых "Справедливый мир", Белорусская партия "Зеленые", Белорусская социал-демократическая партия "Громада", марксистские кружки "Общее дело", Белорусский конгресс демократических профсоюзов, Свободный профсоюз металлистов и некоторые другие организации. Была достигнута договоренность о совместном обращении к альтернативным кандидатам с требованием внести в их программу социальную повестку. К сожалению, из-за разногласий между "Справедливым миром" и "зелеными" достигнуть единства по тексту соглашения – не удалось. Партия "зеленых" приняла отдельную социальную резолюцию, социал-демократы поддержали либеральную программы Тихановской.

В Координационном совете также почти нет делегатов предприятий, но в основном – представители либеральной интеллигенции, включая Нобелевского лауреата Светлану Алексиевич, творческих профессий, бизнеса и оппозиционных партий право-центристской ориентации. Безусловно, для них по-прежнему актуальной остается программа неолиберальных реформ, которую они до времени не желают излишне афишировать перед массой рядовых протестующих.

Власть также начала активную мобилизацию своих сторонников. Одним из центральных пунктов официальной пропаганды стал именно вопрос о приватизации. Люди боятся остаться без работы, и власти играют на их страхах. Координационный Совет уже публично открестился от приписанной ему “антироссийской” части своей программы. Но вот от неолиберальных реформ в КС никто отказываться не спешит. И это значительно ослабляет протестный потенциал.

Более того, в Национальном стачкоме звучат некоторые голоса о том, что рабочие поднялись “не за деньги”. Также либералами все чаще озвучивается тезис “мы не за колбасу вышли”. При внешнем “идеализме” его посыл заключается в пренебрежении социальной составляющей выступлений, что отвечает подлинным интересам либеральной буржуазии. Точно такие же установки звучали во время “Революции достоинства” на Майдане в Украине.

В своих прошлых предвыборных высказываниях тот же экс-банкир Виктор Бабарико и другие кандидаты пытались придать идее массовой приватизации популистское звучание. По их мнению, сокращенные работники должны будут за государственные деньги пройти программы переобучения и влиться в средний и малый бизнес. Несостоятельность этой программы для многих, поддержавших протесты, очевидна.

беларусь4.png
Виктор Бабарико во время интервью | Youtube

Проблема предпринимателей в Беларуси вовсе не том, что государство их "душит". Уже давно действует правительственное решение об ограничении проверок в сфере бизнеса. Малый бизнес, как и экономика в целом, страдает от высокой конкуренции, в том числе и со стороны транснациональных корпораций, от низкой покупательной способности населения и от глобальных экономических кризисных явлений. Обещание сделать экономику Беларуси "процветающей", превратив миллионы трудящихся в мелких предпринимателей, является реакционной утопией. Но на уровне политической рекламы она находит отклик у части индивидуальных предпринимателей и молодежи.

Разнородность социальных сил, участвующих в протестах, с одной стороны, обеспечивает им широкий фронт и массовость, с другой – делает эту коалицию внутренне непрочной. Можно сказать, что сегодня власти и ее оппоненты находятся в состоянии своеобразного политического клинча. С одной стороны - Александр Лукашенко, государственная бюрократия и связанный с ней крупный бизнес. На этой стороне также находятся наиболее косные и инертные слои населения. С другой - широкий спектр социальных групп, от либеральной части предпринимателей и даже некоторой части чиновников до рабочих и служащих. У них есть общая цель - демократизация страны. Но в то же время нельзя забывать, что коренные интересы самой “прогрессивной буржуазии” и наемных работников - противоположны.

На сегодня исход политического противостояния в РБ далеко не предрешен. Но в любом случае Беларусь уже никогда не будет прежней. Авторитарная модель власти вступила в полосу самого серьезнейшего кризиса за все время своего существования.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData